Полагаю – никто не будет спорить с тем, что методы работы адвоката должны быть созвучны времени; т.е., не отказываясь от старых, но апробированных приемов защиты нужно осваивать и новые,пусть и не всеми воспринимаемые, как возможные и допустимые; что же делать – консерватизм, хотя и бывает полезен, но, когда он превращается в косность, требуется серьезная борьба для его преодоления.

Коснусь лишь двух приемов защиты, с переменным успехом применяемых мной на протяжении последних нескольких лет.

Итак – психофизиологическое исследование с использованием полиграфа.

К сожалению, еще у многих наших коллег существует предвзятое, настороженное  отношение к результатам психофизиологических исследований и экспертиз, проведенных при помощи полиграфа.
Такое отношение, как мне кажется, основано на слабом представлении процессуальной стороны вопроса, т.е., каким образом заключение специалиста-полиграфолога или эксперта в области психофизиологических исследований с использованием полиграфа приобретает доказательную силу.

Это связано с целым рядом стереотипов, и мы постараемся разобраться с каждым из них в отдельности. Приведенные ниже стереотипы не являются плодом моей фантазии, а были высказаны некоторыми коллегами в ходе многочисленных дискуссий, в которых я старался убедить своих оппонентов не отказываться от такого мощного оружия адвоката, как заключение специалиста-полиграфолога, полученное при помощи полиграфа, а также, многочисленных вопросов, которые приходят в адрес Центра судебных экспертиз при ГРА.

Кроме того, ниже, я хотел бы остановиться на некоторых ошибка, которые допускают наши коллеги при постановке вопросов перед специалистом-полиграфологом и оформлением документов при предоставлении их следователю и в суд.

Стереотип 1. Заключение специалиста-полиграфолога не является доказательством.

Сторонники этого стереотипа, в обоснование своей позиции, в частности, приводят точку зрения, согласно которой «результатом исследовательских действий специалиста могут быть только наглядно воспринимаемые факты, имеющие общедоступный характер и понятные всем участникам следственного действия, в том числе понятым, которые должны засвидетельствовать эти факты» .

Но данная точка зрения не соответствует понятию доказательства, приведенное в ст.74 УПК РФ, кроме того, согласно п.3.1. ч.2 указанной статьи, заключение специалиста и его показания отнесены к числу доказательств.
Кроме того, участие понятых при исследовании специалистом какого-либо объекта, представленного ему участниками уголовного судопроизводства, вообще не предусмотрено законом.

Если следовать логике сторонников точки зрения, исключающих заключение специалиста-полиграфолога по тому основанию, что результаты проведенного им исследования не могут быть представлены в виде «наглядно воспринимаемых фактов», тогда следует отказаться от проведения, например, одорологических экспертиз, где, для исследования запаховых следов, если не считать служебных собак,  используются газовый хроматограф  и масс-спектрометр.

Понятно, что какая-либо «общедоступность» при этом исключается, хотя бы в силу того, что для понимания сути таких исследований базовых знаний физики и химии явно недостаточно.
Еще больше проблем, в этом случае, должны вызывать, в частности, результаты компьтерно-технических исследований, например, при восстановлении уничтоженных данных.

Стереотип 2. Не существует утвержденных методик проведения исследований при помощи полиграфа, следовательно, каждый из специалистов-полиграфологов может вольно толковать результаты проведенных им исследований.

Во-первых, научно-методический подход, единый для экспертов, проводящих какой-либо вид судебной экспертизы, утверждается экспертным учреждением, в конкретном государственном судебно-экспертном учреждении (ст. 11 ФЗ от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).
Исследования с использованием, проводились изначально в структурах КГБ-ФСБ и МВД на основе действовавших ведомственных инструкций, напр., Приказа от 12 сентября 1995 г. № 353 МВД РФ «Об обеспечении внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел».

Поскольку большинство действующих специалистов-полиграфологов вышли именно из этих структур, при проведении исследований при помощи полиграфа они используют уже апробированные методики.
Во-вторых, данные психофизиологических исследований, полученных при помощи полиграфа, остаются на материальных носителях – жестком диске или в виде полиграмм, распечатанных после исследований, результат расшифровки которых и позволяет дать специалисту заключение по результатам проведенного исследования.

Следовательно, приобщенные к материалам дела, в качестве вещественных доказательств полиграммы, в случае возникновения сомнений в их соответствии данному специалистом заключению, могут быть представлены для анализа другому специалисту.

Стереотип 3. У нас нет учебных заведений, готовящих специалистов-полиграфологов.
В настоящее время действует Приказ  от 8 апреля 2004 г. № 1547 Минобразования РФ «О введении в действие государственных требований к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа», и, соответственно, сами Государственные требования к минимуму содержания и уровню требований к специалистам для получения дополнительной квалификации «судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа».

Согласно данным Государственным требованиям, Дополнительная квалификация «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа» присваивается (при условии успешного освоения программы, включая прохождение итоговой государственной аттестации) лицам, имеющим высшее профессиональное образование по следующим укрупненным группам специальностей и направлений подготовки: 010000 Физико-математические науки, 020000 Естественные науки, 030000 Гуманитарные науки, 040000 Социальные науки, 050000 Образование и педагогика, 060000 Здравоохранение, 080000 Экономика и управление, 090000 Информационная безопасность, 170000 Оружие и системы вооружения, 200000 Приборостроение и оптотехника, 210000 Электронная техника, радиотехника и связь, 220000 Автоматика и управление, 230000 Информатика и вычислительная техника, 240000 Химическая и биотехнологии, 280000 Безопасность жизнедеятельности, природообустройство и защита окружающей среды. Нормативный объем программы для получения дополнительной квалификации «Судебный эксперт по проведению психофизиологического исследования с использованием полиграфа» при обучении с частичным отрывом от работы составляет не менее 1078 часов трудоемкости.

Готовят специалистов для проведения психофизиологических исследований с использованием полиграфа на базе целого ряда ВУЗов и ведомственных Институтов повышения квалификации, например, ВИПК МВД РФ.

Стереотип 4. Заключения специалиста-полиграфолога могут иметь только ориентирующее значение для следствия и суда, поскольку не дают абсолютно достоверного результата.
Это один из самых устойчивых стереотипов и основан он на слабом понимании сути заключения специалиста или эксперта, как вида доказательств.

Во-первых, заключение специалиста может быть проверено иными доказательствами по делу полученных оперативным или процессуальным путем;

Во-вторых, законодатель, включив заключение специалиста в перечень доказательств по делу, тем самым  исключает возможность рассматривать его, как нечто второстепенное, вспомогательное, поскольку это противоречило бы основному правилу оценки доказательств, согласно которому никакие доказательства не имеют заранее установленной силы;

В третьих, сторонники отрицания достоверности результатов психофизиологических исследований, полученных  при помощи полиграфа, не приводят каких-либо доводов научного характера. Тем не менее такие результаты связаны с объективными процессами, основанными на физических и психофизиологических процессах, происходящих в организме человека.

Т.е., отрицать достоверность сведений, полученных при помощи полиграфа, все равно, что отрицать наличие артериального давления  обследуемого в момент проведения опроса при помощи полиграфа.
Пожалуй, самые экзотические возражения, относительно правомерности использования адвокатом заключений специалистов-полиграфологов, я слышал от своих коллег-адвокатов, при чем, достаточно известных…

Во-первых, их, почему-то, очень веселил ответ полиграфолога на вопрос адвоката об адекватности психофизиологических реакций лица, в отношении которого проводилось психофизиологическое исследование, данным им ответам на поставленные перед ними тестовые вопросы.
В чем была причина веселья, я так и не понял, поскольку веселящиеся так и не смогли мне дать вразумительного ответа, позволяющего нам повеселиться вместе.

Во-вторых, в качестве аргумента приводился и такой: при проведении таких исследовании (или экспертиз) мы отдаем судьбу человека на откуп специалисту (или эксперту). Но, позвольте – тогда давайте откажемся и от проведения судебно-медицинских, автотехнических, оценочных и других исследований и экспертиз, где присутствует, т.н., «человеческий фактор».

Теперь, когда мы разобрались с наиболее часто встречающимися стереотипами в отношении психофизиологических исследований, полученных при помощи полиграфа, предлагаем рассмотреть наиболее типичные ошибки адвокатов при обращении к специалисту и при предоставлении заключении специалистов следователю и в суд.

Эти ошибки можно разделить на две категории:
1. Общие ошибки, характерные при обращении к любому специалисту.
2. Ошибки, связанные со спецификой психофизиологических исследований при помощи полиграфа.

К наиболее типичным ошибками общего характера являются:
1. Предупреждение адвокатом специалиста об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.
Специалист, в силу ст. 58 УПК РФ не может быть предупрежден об ответственности за дачу заведомо ложного заключения – он предупреждается лишь за разглашение данных предварительного расследования по ст. 310 УК РФ в порядке, предусмотренном ст. 161 УПК РФ, из содержания которой следует, что право предупреждать участников уголовного судопроизводства о возможности применения в отношении них санкций предоставлено следователю или дознавателю, а в случае участия специалиста в судебном разбирательстве – суду (ст. 270 УПК РФ).

Адвокат же, во-первых, предупреждая специалиста об ответственности за деяние, за которое специалист ответственности не несет; во-вторых, вообще не имея властных полномочий в отношении участников уголовного судопроизводства, тем самым, даже самое квалифицированное заключение может сделать недопустимым, т.к. оно получено с нарушением закона (ст. 75 УПК РФ).

Так, Верховный Суд РФ, своим Постановлением  31 октября 1995 г. № 8 О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», разъяснил, «…что доказательства должны признаваться полученными с нарушением закона, если при их собирании и закреплении были нарушены гарантированные Конституцией Российской Федерации права человека и гражданина или установленный уголовно-процессуальным законодательством порядок их собирания и закрепления, а также если собирание и закрепление доказательств осуществлено ненадлежащим лицом или органом либо в результате действий, не предусмотренных процессуальными нормами.

2. К заключению специалиста не прилагаются копии документов, подтверждающих его квалификацию.
Согласно ч.1 ст. 58 УПК РФ, «Специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию».

Для того, чтобы подтвердить наличие специальных познаний и своей профессиональной компетенции к заключению специалиста рекомендуется прикладывать копии документов, подтверждающих наличие у него специальных познаний (копию диплома, свидетельства об окончании курсов повышения квалификации и т.д.).

Известно, что в подавляющем большинстве случаев следствие, а, зачастую и суд, стараются отказывать адвокатам в удовлетворении заявляемых ими ходатайств, в которых содержатся требования о приобщении к материалам уголовного дела сведений, опровергающих предъявленное обвинение.
Отсутствие копий документов, подтверждающих наличие специальных познаний у лица, как специалиста, давшего заключение по делу, дает лишний повод для отказа в удовлетворении ходатайства о приобщении такого заключения к материалам дела.

3. Адвокат не предпринял необходимых действий для придания заключению специалиста силы доказательства.
Некоторые из адвокатов ошибочно считают, что получение ими заключения специалиста, уже само по себе является доказательством по уголовному делу. При этом они ссылаются на ч.3 ст. 86 УПК РФ, согласно которой защитник вправе собирать доказательства путем:

1) получения предметов, документов и иных сведений;
2) опроса лиц с их согласия;
3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Полагаю, что некорректность формулировки в ч. 3 ст. 86 УПК РФ, и породила ошибочность оценки адвокатами собранных ими сведений, как доказательств по уголовному делу – ведь порядок собирания и оценки доказательств остался прежним и находится в компетенции должностных лиц, наделенных специальными полномочиями – дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Это, в частности, находит свое подтверждение и в правовой позиции Конституционного Суда РФ; В Определении от 4 апреля 2006 г. № 100-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бугрова Александра Анатольевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части третьей статьи 86 Уголовно-процессуального Кодекса Российской Федерации», в частности, сказано: «…При этом полученные защитником в результате опроса сведения могут рассматриваться как основание для допроса указанных лиц в качестве свидетелей или для производства других следственных действий, поскольку они должны быть проверены и оценены, как и любые другие доказательства, с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — с точки зрения достаточности для разрешения уголовного дела.

Таким образом, оспариваемое заявителем законоположение закрепляет лишь право защитника на собирание доказательств, оно должно применяться во взаимосвязи с иными нормами Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации о видах доказательств, о круге лиц, осуществляющих практическую деятельность по доказыванию (статьи 74 и 86), и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя».

Поэтому, в заявляемом защитником ходатайстве о приобщении заключения специалиста к материалам дела, также необходимо ходатайствовать о допросе специалиста по данному им заключению, таким образом способствуя процессуальному закреплению полученных сведений и придания им доказательной силы.

Что касается ошибок,  связанных со спецификой психофизиологических исследований при помощи полиграфа, то они касаются, прежде всего, формулирования вопросов перед специалистом.
Так, следует избегать вопросов о юридической оценке действий опрашиваемого, поскольку такая оценка должна быть осуществлена следователем, прокурором или судом.
Поэтому, совершенно некорректным выглядит, в частности, вопрос в такой формулировке: «Получено ли в процессе опроса на полиграфе подтверждения о правдивости С. О его непричастности к совершенному преступлению?».

По мнению видных ученых «Используемые при производстве ПФЭ методы исследования позволяют получить результаты о наличии или отсутствии психофизиологических реакций у испытуемого при ответе на специально подготовленные вопросы. В теории криминалистики и судебной экспертизы такие реакции рассматриваются как свидетельство наличия следов (идеальных) в памяти человека о событии, исследуемом в рамках дела (уголовного, гражданского, арбитражного или дела об административном правонарушении)» .

Поэтому, если мы говорим о психофизиологических реакциях, то и вопрос к специалисту-полиграфологу должен быть поставлен таким образом, чтобы можно было понять, какие именно психофизиологические реакции у опрашиваемого были выявлены при ответе на поставленные вопросы, например: «Соответствуют ли психофизиологические реакции Р. его утверждениям о том, что он находился такого-то числа, в такое-то время, в таком-то месте?».

Еще одной грубейшей ошибкой при опросе при помощи полиграфа является отсутствие личного заявления опрашиваемого о его добровольном согласии на опрос с использованием полиграфа.
Хотя требование о добровольном согласии, закрепленное в ст.28 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», относится к судебной экспертизе, думается, что данное требование, в силу ст. 21 Конституции РФ, относится и к случаям проведения специалистом исследования при помощи полиграфа.

Теперь я хочу коснуться такого, практически не встречающегося в практике адвоката исследования (либо экспертизы), как ольфакторное исследование (либо экспертиза).
Отношение к данному виду исследования, думается, нагляднее всего можно показать на примере одного из писем, приходящих в адрес нашего Центра. Данные автора письма не указываются.
«Обращается к Вам доцент одного из вузов г.Иркутска, в последнее время в специальной литературе идет пропаганда ольфакторной экспертизы /экспертизы запаха/, где инструментарием высту¬пает специально обученная собака /ЭКЦ МВД РФ/.

Прошу Вас сообщить — имело ли место в практике адвокатов Вашей Гильдии, чтобы адвокаты оспорили доказательственное значение такой экспертизы запахов? Если такой факт известен — просила бы за плату копии документов такого развенчания адвокатом данной «экспертизы запахов». Я готова немедленно, выслать нужную сумму для получения копий таких документов.
Фактически — экспертом здесь является собака, чье поведение при «выборке» запахов оформляет кинолог в виде экспертного заключения. Полагаю, в Москве адвокаты умеют развенчивать такие «доказательства».

Буду очень признательна Вам за помощь».
Мной был подготовлен ответ следующего содержания:
«Уважаемая __________________________!

Ваше письмо передано в Центр судебных экспертиз при Гильдии российских адвокатов, где оно было внимательно изучено.

Ольфакторная  экспертиза относится к классу судебно-биологических экспертиз и в настоящее время получает все более широкое распространение, поскольку используемые при проведении данной экспертизы методики дают более точные результаты, чем методики использовавшиеся в одорологических экспертизах, что связано, в первую очередь, особенностью биодетекции лабораторных собак, которые, по сути, выступают лишь в качестве инструмента при проведении таких экспертиз.

Если в конце ХХ века обсуждалась сама возможность использования в процессуальной деятельности результатов исследований следов пахучих веществ человека («следы запаха», «запах») ольфакторным методом, то сегодня в России успешно работают десять экспертных подразделений, специализирующихся на данном виде исследований. Это отделения исследования запаховых следов человека в Москве (ЭКЦ МВД России и ЭКЦ ГУВД по г. Москве), Республике Татарстан, Республике Хакасия, Алтайском крае, Ставропольском крае, Кировской области, Волгоградской области, Самарской и Ярославской областях. В них ежегодно выполняется около 1200 экспертиз и исследований.

Организационно-методическое обеспечение этого вида судебных экспертиз полностью соответствует требованиям Феде¬рального закона от 31 мая 2001 г. № 73-Ф3 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».
В Перечне родов (видов) судебных экспертиз, производимых в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел РФ (утв. при¬казом МВД России № 511 от 29 июня 2005 г.), исследование запаховых следов человека отнесено к биологической экспертизе тканей и выделений человека, животных.

Субъектом исследования, как и при проведении иных экспертиз, является специалист, который в лабораторных условиях, путем анализа реакции лабораторных собак на представленные образцы запахоносителей в сравнении их с представленными запаховыми образцами, полученными от проверяемых по расследуемому делу лиц.

Основные ошибки, допускаемые следственными и судебными органами при оценке доказательств, полученных ольфакторными методами, основаны на смешении кинологической выборки, как оперативно-розыскного действия и ольфакторной экспертизы, как следственного действия. При этом допускаются и ошибки, связанные с методикой проведения – так, при ольфакторной экспертизе для сравнительного исследования предлагаются не предметы-носители определенного запаха, а образцы, в установленном законом порядке изъятые с места происшествия, либо, полученные процессуальным путем из иных источников.

Эти ошибки и позволяют требовать исключения таких доказательств, как недопустимых, поскольку они получены с нарушением закона (ст. 75 УПК РФ).
Поэтому, именно ошибки, допускаемые при проведении экспертизы, а не сама экспертиза, позволяют адвокатам заявлять ходатайства об исключении из числа доказательств заключения эксперта.

Заключение эксперта является доказательством, подлежащим оценке в совокупности с другими доказательствами по общему правилу: «Никакое доказательство не имеет заранее установленной силы».

К сожалению, мы не сможем Вам выслать копии документов, о которых Вы просите, во-первых, потому, что, как уже сказано выше, ольфакторная экспертиза не противоречит  ФЗ от 31 мая 2001 г. № 73-Ф3 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»; во-вторых, не смотря на то, при том, что мы имеем положительный опыт обжалования незаконных действий органов предварительного следствия и суда, любые сведения, касающиеся оказании нами юридической помощи, относятся к адвокатской тайне и разглашению не подлежат: согласно п. 1 ст. 8 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.

Вместе с тем мы всегда готовы оказать Вам квалифицированную юридическую помощь, в том числе, и с привлечением высококвалифицированных экспертов в различных отраслях знаний».

При том, что результаты ольфакторных исследований, в их «чистом виде», достаточно трудно представить себе, как часто встречающийся метод защиты, тем не менее, адвокату нужно иметь представление и  о таком методе, хотя бы для того, чтобы обосновать свои доводы в жалобе на действия следствия,  принимающих в качестве доказательств результаты ПСР (поисково-следовой работы) или выборки, как результаты ольфакторных исследований, или, того хуже – оформляющих такие «доказательства», как экспертизы.

Да и работа наша такая – требует знаний и постоянного повышения квалификации, и не только из области права…

Автор публикации

Адвокат Николаев Андрей Юрьевич
Королев, Россия
Адвокат, руководитель Центра судебных экспертиз при ГРА.
Специализация: уголовные дела в сфере экономики, корпоративное право, защита прав потребителей.

Да 7 4

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: L-Sabinin, Николаев Андрей, Климушкин Владислав, Sohan, Морохин Иван, cygankov, Бозов Алексей, Dermometr, tonik, +еще 4
  • 01 Февраля 2012, 18:32 #

    Видел в кино, что и полиграф можно обмануть… Спорно…
    Но статья хорошая. Основательная (Y)

    +2
  • 01 Февраля 2012, 19:58 #

    Андрей Юрьевич, позвольте с Вами согласится не в полной мере. Очень правильно, что Вы поднимаете на обсуждение этот вопрос. Научные методы применяемые в криминалистике и криминалогии должны развиваться. Но экспертные методы основанные на психофизических и вербальных реакциях человека не совершенны. Во-первых, психо-физические и вербальные реакции очень и очень индивидуальны и их нельзя унифицировать и систематизировать со 100% вероятностью. Погрешность таких методов велика. Во-вторых, действительно, существуют реальные способы обмана (можно добиться необходимых реакций). В-третьих, в уголовном процессе решаются судьбы людские, поэтому, ошибки и предположения не допустимы. Видимо, исходя из подобных предпосылок заключения таких исследовний не закрепляются в качестве доказательств законодательно и это совершенно правильно, по крайней мере на современном этапе развития научных знаний.

    +2
    • 01 Февраля 2012, 20:34 #

      Уважаемый Леонид Николаевич, к сожалению, Вы допускаете типичную ошибку при оценке данных исследований — перед исследованиями проводится опрос, именно для определения особенностей психофизиологических реакций. По результатам этого опроса специалист составляет тесты именно для данного человека. Впрочем, более развернутую информацию Вы можете получить из статей проф.Варламова, считающегося «дедушкой русского полиграфа». От себя могу сказать, что эти методики я использую уже лет 10 — не всегда принимаемыми «правоохранителями» и судьями, но уж когда принимаемыми...:)

      -1
      • 01 Февраля 2012, 20:58 #

        Уважаемый, Андрей Юрьевич, я прекрасно знаю, как проводятся исследования и принимал в них непосредственное участие. Допускаю ли я ошибку, вопрос весьма спорный. Я высказал своё мнение. Однако и Ваши суждения не являются истинной в последней инстанции. Могу добавить, что в уголовном прцессе подобные исследования применяются, как способ давления. А их результаты весьма спорны. Поэтому, я не рекомендую своим клиентам проводить подобные эксперименты. Риски не всегда оправданы. Если в этом смысле у Вас в течение 10-ти лет всё благополучно, то бог Вам в помощь!:)

        +2
        • 01 Февраля 2012, 21:26 #

          Уважаемый Леонид Николаевич, ни одно суждение не является абсолютно истинным, как мое, впрочем, так и Ваше.
          Что до давления, так существует общее правило — исследование и экспертиза на полиграфе — исключительно добровольное дело. Более того, лицо, в отношении которого такое исследование проводится в любой момент вправе прервать его, о чем данное лицо предупреждает каждый добросовестный полиграфолог.

          +1
          • 01 Февраля 2012, 21:46 #

            Андрей Юрьевич, в том-то и дело, что добровольно. А давление! К примеру, обвиняемый отказывается от полиграфа. Ему говорят: «Значит — врёшь». Ставят его показания под сомнение и ловко этим манипулируют. Я наблюдал такие ситуации. Кроме того, был случай, когда заключение полиграфолога было противоположно истинным фактическим обстоятельствам. Поэтому я и говорю, что это не панацея и относиться к таким исследованиям надо осторожно. Легко их получить, трудно опровергнуть. Может быть и ошибка, а может быть и фальсификация, пойди проверь! Всегда можно сослаться на технические сложности или программные ошибки. Добросовестность, как и справедливость понятия субъективные, как, впрочем и сами исследования. А чтобы принимать во внимание аномальные состояния и заболевания человека, необходимо его сложнейшее обследование, которое не проводится. Сам человек может не знать о своём состоянии или умалчивать о нём.

            +2
            • 01 Февраля 2012, 22:15 #

              Леонид Николаевич, ежели следовать логике наших «правоохранителей», то и отказ от дачи показаний со ссылкой на ст.51 Конституции — тоже косвенное признание своей вины.
              Панацеи в процессе доказывания не может существовать в принципе. Разница в том, что следствие использует полиграф, как дубину, а мы, адвокаты, как скальпель.
              Теперь, об аномальных состояниях, которые, собственно, таковыми и не являются. Если у человека сердечно-сосудистые проблемы, то он запросто может сослаться на них, как на непреодолимое препятствие — боюсь я за себя и пошли вы все...
              К тому же полиграф следует использовать по делам, носящим явно заказной характер.
              Кстати, что показательно — чаще всего отказываются от прохождения психофизиологического исследования именно менты...:)

              +1
              • 01 Февраля 2012, 22:24 #

                Вы правы, Андрей Юрьевич, отказ от дачи показаний, так и расценивается (раз молчишь, значит есть, что скрывать) — это красная тряпка для суда. Это реалии. А от использования полиграфа и отказываются, потому, что доверия этой технологии нет. А, что нет, по Вашему мнению, в моих комментариях, хотя бы доли правды?

                +2
                • 01 Февраля 2012, 23:06 #

                  Почему, безусловно есть. Но это я к тому, что мы, адвокаты, должны быстрее реагировать, а не ждать, когда необузданная фантазия следаков приведет их к выводам, путь к которым неведом, ни формальной, ни математической логике:)

                  0
            • 02 Февраля 2012, 10:35 #

              и относиться к таким исследованиям надо осторожно. Легко их получить, трудно опровергнуть. Может быть и ошибка, а может быть и фальсификация, пойди проверь!
              Вот он — «гвоздь в крышку гроба»!
              Надо бы всё-таки вернуться в реалии. А они таковы, что сегодня фальсифицированные экспертные заключения — и без полиграфа норма жизни! Во всяком случае, — по делам, ведомым Наркокартелем. Там экспертиза вообще не делается. Берётся готовый разработанный в его же недрах бланк, и… И далее сатрапы г-на Иванова (инженера-электротехника по образованию, кстати)  посредством вот таких «доказательств» сажают людей с помощью подлецов и тупарей в мантиях многими тысячами.
              Мы до «полиграфоф» просто не созрели. Нам бы…
              Нам бы УПК хотя бы частично соблюсти!
               Куда действенней может быть лоботомия для бестолковых судей

              +1
  • 01 Февраля 2012, 21:18 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, просветите, пожалуйста, показано ли применение этого метода при наличии в анамнезе испытуемого заболеваний (к примеру, сердечно-сосудистых или невротических либо психотических расстройств) и учитывается ли состояние здоровья человека на практике?

    +1
    • 01 Февраля 2012, 21:22 #

      Уважаемая Ирина, состояние здоровья человека в обязательном порядке учитывается, а уж тем более в случаях сердечно-сосудистых заболеваний, астме, невралгии и т.д. Более того, исследования вообще не проводятся в отношении наркоманов и хронических алкоголиков и целом ряде психических заболеваний.

      -1
  • 01 Февраля 2012, 22:27 #

    Слышал про такой случай, когда человека подключали к полиграфу и говорили: «Представьте себе лимончик, жёлтенький такой, спелый. Вы его ножичком разрезаете на тоненькие дольки, а из него сок капает, потом сахарком посыпаете и кушаете, чувствуя его аромат, ощущая, как выделяется его кислый сок на Ваш язык...» Потом, того же человека подключали к полиграфу и уже просто резали при нём лимон и т.п. Опыт повторяли несколько раз. Ни один полиграфолог не смог потом отличить по записям где был настоящий лимон, а где только рассказ о нём.

    +3
    • 01 Февраля 2012, 22:39 #

      Владимир Александрович, очень хороший пример. Если человека убедить о существовании чего-то и он в это будет истинно верить, никакой полиграф не поможет!

      +2
    • 01 Февраля 2012, 23:09 #

      Таких примеров можно привести и из других видов и родов экспертиз; например, у меня был случай, когда судмедэксперт сделала вывод, что у человека, перенесшего инсульт ЧМТ не диагностируется… И что теперь? Отвергать СМЭ вообще, как потенциально недостоверную вследствие субъективного фактора?

      +1
      • 01 Февраля 2012, 23:17 #

        Любую экспертизу можно оценить, изучив описание проведённых иследований и сопоставить с соответствующей методикой и полученными выводами. С полиграфом сложней, исследования проводит машина, а признаки по которым она работает не имеют 100% вероятности.

        +2
        • 02 Февраля 2012, 17:54 #

          А вот и нет — в основу исследований положены тесты, а именно от уровня их составления и мы получим фиксируемые психофизиологические реакции в виде полиграмм, которые потом расшифровывает тот же специалист.

          -1
  • 02 Февраля 2012, 06:43 #

    Думаю с развитием и совершенствованием технологий, полиграфу можно будет доверять, когда сам полиграф будет говорить «правда» или «ложь». Пока показания будут зависеть от порядочности или знаний человека, как то все сомнительно.

    +3
  • 02 Февраля 2012, 08:16 #

    Лично я с большим недоверием отношусь к ПФИ т.к. они слишком сильно зависят от квалификации и заинтересованности самого специалиста (оператора).

    Поддерживаю мнения Леонида Николаевича и Владислава Александровича, а следователям, которые предлагают моим клиентам пройти тест на полиграфе, я всегда предлагаю вначале самому пройти в нашем присутствии такой же тест, и ответить на наши вопросы, а т.к. пока ещё никто из них не согласился, то и мы отказываемся с мотивировкой: «раз уж сами следователи — »эталоны честности и непредвзятости" — не доверяют такому исследованию, то куда уж нам..."

    +1
    • 02 Февраля 2012, 12:11 #

      Прямо неужали такие следователи бывают? Спра-ши-ва-ют а не угодно ли?

      +1
      • 02 Февраля 2012, 14:32 #

        У меня был такой. Более того, у меня даже в ходе судебного разбирательства прокурор предлагал моему подзащитном пройти тест на полиграфе. В ответ я предложил пройти аналогичный тест ему самому, вместе с представителем «потерпевшего» (администрации района). Оба отказались, ну и мы тоже. Мой подзащитный реабилитирован.

        +2
  • 02 Февраля 2012, 09:31 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, безусловно соглашусь с названием публикации.
    Иногда адвокату очень нужны именно специальные знания. Также у меня нет оснований не доверять вашему опыту адвокатской деятельности. Однако, психофизиологические и ольфакторные методы исследования в рамках уголовного судопроизводства остаются остро дискуссионными. Почему? Мне видится проблема в отсутствии конкретной судебной практики, когда данные методики стали ключевыми моментами в защите интересов клиента.
    Более того, полагаю, что сомнения Ивана Николаевича имеют основания быть, поскольку ольфакторные и ПФИ экспертизы стоят именно на стороне обвинения, о чем можно почитать здесь и здесь. И это только один случай из судебной практики и какие разные мнения!?
    Мне лично, как не имеющему подобной практики, кажутся весьма сомнительными предложения от следователей на постановку подобных «экспериментов» с подзащитными.
    Полагаю, что имеет смысл, в подтверждение изложенных вами теоретических знаний, публикация конкретных примеров из судебной практики, когда адвокат, с помощью именно доказательств в виде психофизиологического или ольфакторного исследования, отстоял права подзащитного.
    Заранее благодарен.

    +1
  • 02 Февраля 2012, 09:56 #

    Полагаю, что в ряде случаев исследования на полиграфе могут сыграть позитивную роль для подзащитного, даже если они не приняты судом в качестве допустимого доказательства, но их результаты оглашены в СМИ. Судьи и присяжные тоже люди, и подвержены психологическому воздействию. Например, вполне допускаю, что оправдательный вердикт присяжных, вынесенный адвокату Ермаковой в некоторой степени связан с тем, что Юлия Ермакова прошла проверку на полиграфе, которая показала, что она не оскорбляла судью Ланко, а последняя от полиграфа отказалась.
    Или вспомните недавний случай: "… русская баба Наташа Васильева, нас от бесчестья спасла" (Д. Быков), а затем она, по рекомендации АГОРы, прошла проверку на полиграфе. Судья Данилкин на это не решился. Ну и кто ему поверит?

    +2
    • 02 Февраля 2012, 10:13 #

      Ирина, имеется одна особенность из представленных Вами случаев. Все они имеют явный оттенок публичности и гласности. По сути разрешение спора комплексное: материалы дела + полиграф + публичность. Объективно следует вывод, что полиграф без гласности, публичности и СМИ не работает? А как же быть простым гражданам под «гнетом» необоснованного обвинения? Неужели писать президенту, прикладывая свое ПФИ??? И второй вывод: прежде чем обращаться в суд, надо в СМИ статью написать?

      +1
      • 02 Февраля 2012, 10:52 #

        Конечно, я согласна с Вами, Владимир Михайлович, поэтому и выражаюсь-то так осторожно: «в ряде случаев». Большинству граждан в СМИ не пробиться в силу их (СМИ — не граждан) ангажированности, и  в силу того, что несправедливость и произвол зашкаливает, и люди утрачивают способность к эмпатии (сопереживанию), черствеют. Если бы КАЖДЫЙ случай незаконного уголовного преследования воспринимался не как норма, а как ЧП, и СМИ бы выполняли свою работу, а не сопели в тряпочку, то защиту смог бы получить каждый… Но это не про нашу страну.

        +3
    • 02 Февраля 2012, 16:02 #

      Немного выше, Иван Николаевич изложил рецепт «противоядия» — если уж кого-то проверять на полиграфе, так сразу обе стороны — и обвинение у защиты, а ещё лучше и свидетелей, прокуроров, да и судей — вот тогда можно будет говорить о равенстве, и состязательности.

      А если проверка на полиграфе — проводится по инициативе следствия, то это «игра в одни ворота», я бы на такое не согласился точно.

      +1
  • 02 Февраля 2012, 10:03 #

    Я вооще за любой кипишь в правозащите. Если он на пользу. Но он может быть и во вред. Когда про полиграфы у нас еще и слыхом не слыхивали, у нас при прохождении ВЛЭК — врачебной летной экспертной комиссии была такая фиговинка — РЭГ реэнцефалограмма. Так вот не то что в разные дни, в разное время дня результаты могли быть от самых плачевных, до самых выдающихся. Невыспался, РЭГ ужасный, перенервничал, такая же песня. Тебя чуть не списывали. Так что мне кажется что аккуратней с полиграфами надо. Куда действенней может быть лоботомия для бестолковых судей

    +1
  • 02 Февраля 2012, 12:05 #

    Поскольку законодательно закреплено, что защита может осуществляться всеми не запрещенными способами, то логично сделать вывод, что любые «экспертизы» сгодятся. Однако, все больше сторона обвинения пытается использовать полиграф (толкователь снов) в качестве доказательства.

    Полагаю, что необходимо законодательно запретить стороне обвинения использовать ПФИ и другие псевдонаучные и магические ритуалы в качестве доказательств. А стороне защиты наоборот разрешить.

    +1
    • 02 Февраля 2012, 12:08 #

      А как же «равенство сторон в суде»? Следствию запретить, это да. А прокурорам можно, среди них сапиенсы — редкость. Они и не узнают, чего им разрешили

      +1
    • 02 Февраля 2012, 12:25 #

      Всеми руками голосую — за!
      Считаю, что у подзащитного должно быть такое право за защиту, особенно, когда у него нет алиби и защита строится на опровержении доказательств обвинения. Считаю, что в таких случаях и толкователь снов сгодится.

      +1
    • 02 Февраля 2012, 18:58 #

      Такая постановка вопроса мне нравиться. Давайте Алексей Анатольевичь, хоть помечтаем…

      +2
  • 02 Февраля 2012, 18:04 #

    Коллеги, мне нравится наша дискуссия, в том числе, и когда выражается квалифицированное несогласия с моей позицией. Но, я заметил, основной упор, почему-то, делается на СПФИ по инициативе следствия, не означает ли это, что мы занимаем пассивную позицию по отношению к следствию, отдавая ему инициативу? Разумеется, если бы я получал только отрицательный результат, то не стал бы так активно пропагандировать СПФИ, но опыт…

    Например, мне удавалось добиваться прекращения уголовных дел, явно носящих заказной характер в отношении председателей правления банков. Коллеги совершенно правомерно вспомнили ч.2 ст.45 Конституции РФ, нашедшей свое отражение и в ст.ст. 11 и 16 УПК РФ; действительно, при осуществлении защиты допустимы все способы, не запрещенные законом. Другое дело, что пользоваться ими нужно очень осторожно.

    0
  • 02 Февраля 2012, 19:35 #

    Само понятие «психофизиологическое» основано на предположении, что психические процессы можно однозначно диагностировать по физиологическим реакциям. Но это же только теория, которая просто часто находит подтверждение и не более того. Экстрасенсы тоже часто попадают в цель, но это не значит, что их надо признать экспертами.

    Если бы Ломброзо сумел внедрить свои эмпирические исследования в экспертную практику, то многие бы из нас уже давно были бы признаны потенциальными преступниками.

    Помню как 2 «эксперта» по ПФИ пиарились на ТВ в проекте «Дом-2». Так ведь облажались по полной. Паренек за ночь почитал в сети инфу о противодействии ПФИ и обманул этих напыщенных спецов с их чудо машиной. Они утверждали, что ПФИ показало, что он не вор, а он тут же признался в краже ноутбука и в доказательство принес и показал похищенное.

    +2
    • 02 Февраля 2012, 19:58 #

      Алексей Анатольевич, опять-таки в Вашем примере присутствует субъективный фактор; никогда уважающий себя специалист не будет устраивать шоу из СПФИ.
      К тому же большинство исследований и экспертиз не дают абсолютно однозначного результата; в качестве орудия убийства мог быть использован данный нож, следы протектора, обнаруженные на месте происшествия могли принадлежать данному транспортному средству… нужно продолжать?

      0
      • 02 Февраля 2012, 20:25 #

        Уууууу! Вероятностные суждения эксперта, их построение во взаимосвязи с данными исследования объекта и ещё их оценка — это отдельная тема! Если мы в неё влезем, то напрочь забудем о данной статье и о том зачем вообще начинался этот разговор. По экспертным заключениям на данном сайте минимум 5 статей видел, и к ним этот вопрос ближе, обсуждать надо было там, либо писать отдельную статью. Здесь же мы можем говорить только о ДОПУСТИМОСТИ.
        Да и Ваш грешный слуга ранее публиковал информацию о другой экспертизе в тех же целях и… например участник, который на данной ветке высказался за возможное использование полиграфа, тогда высказался «бред» и «чёрный ящик». Уже тогда прозвучало предложение «проверить всех судей», «МО РФ, ВМФ РФ. МВД РФ, Министерстве образования РФ». Кстати, было высказывание «Никогда не поверю в достоверность выводов о человеке, сделанных машиной», забавно, что в этой ветке высказываются о том, что неверят уже человеку, который управляет и машиной и всем процессом.
        Мда. Интересно иногда сравнивать...

        Что адвокаты-змеи знал всегда:
        Готовы жалить, хитро извиваются.
        Однако хуже всё, замечу, Господа!
        Ведь змеи хоть на что-то опираются.
         :):D(rofl)

        +2
  • 03 Февраля 2012, 09:39 #

    Нашел в недрах интернета вопрос «Марка Фаворского»: Прокуратура рекомендует внедрять новые технологии в частности Полиграф с начальных стадий производства по уголовным делам. Я осужден в 2007 году. После моего задержания (18.07.2006), я заявил ходотайство о назначении мне экспертизы на Полиграфе — следователь отказал. В ходе судебных слушаний, дважды подавал ходотайство о назначении и проведении со мной психофизиологического исследовании на Полиграфе(за мою оплату экспертизы) — Суд отказал. Свидетели защиты,(к показаниям свидетелей защиты суд первой инстанции отнесся критически, хотя их показания опровергнуты не были), подали ходотайство в кассационную инстанцию, в Верховный Суд РФ.о назначении в отношении их психофизиологической экспертизы на полиграфе — Верховный Суд отказал. — Нужен ли России Закон, обязывающий Прокуратуру, органы следствия и дознания проводить экспертизу на Полиграфе на начальной стадии производства по уголовному делу?!Источник.

    +1
    • 03 Февраля 2012, 12:51 #

      Одна из причин, по которым СПФИ с трудом пробивает себе дорогу — могут исчезнуть, т.н., «заказные» дела, являющиеся одним из эффективных инструментов захвата бизнеса.

      +1
  • 03 Февраля 2012, 22:01 #

    Статья интересная.как это все далеко от реалий провинции: проводить свои адвокатские экспертизы можно при наличии необходимых средств у клиента.
    Таковых, увы, практически нет.Обеспеченные люди решают свои дела без адвокатов.Спасибо Андрей Юрьевич за очень ценные и интересные сведения.
    Удачи Вам.Жду новых Ваших статей.

    +1
    • 04 Февраля 2012, 09:48 #

      Вы, Владимир Васильевич, задели одну из самых серьезных тем — юридическая защита, то, что называется, за пределами МКАД.
      Действительно, в небольших городах, селах, деревнях, там, не то что полиграф, другие виды исследований и экспертиз провести весьма затруднительно, а те, что проводятся...
      Например, заключение после обрушения бассейна «Дельфин» строительно-техническая экспертиза была такого уровня, что и сейчас привидится в качестве примера, какой НЕ должна быть экспертиза.

      -1

Да 7 4

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Адвокат и специалист - это сила» 1 звезд из 5 на основе 4 оценок.
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Краснодар, Россия
+7 (926) 004-7837
Персональная консультация
Консультирование по финансово-экономическим вопросам, налоговой безопасности. Проверка контрагентов, анализ сделок, инвестиций. Юридическая помощь и консалтинг высокого уровня в любом регионе РФ
https://fishchuk.pravorub.ru/
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/

Продвигаемые публикации