Буквально дня два назад присутствовал на судебном заседании у мирового судьи по уголовному делу по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК РФ (дело рассматривалось в особом порядке). Подсудимый загладил причиненный вред потерпевшей в виде денежной компенсации, потерпевшая не возражала, было заявлено ходатайство на примирение с потерпевшей согласно ст. 25 УПК РФ.

Мировой судья, изучив доводы защиты, заявил примерно следующее: «Примирение по п. «а» ч. 2 ст. 116 УК невозможно, поскольку деяние по данной статье посягает на два объекта: на здоровье потерпевшего и общественные отношения, поскольку деяние совершено из хулиганских побуждений. Примирения с государством не было, поэтому примирение невозможно и ходатайство не подлежит удовлетворению".

Полагаю, что имело место нарушение норм материального права и обвинительный приговор не является законным, так как согласно ст. 76 УК РФ Лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

Из данной статьи не следует, что преступления небольшой или средней тяжести должны посягать только на личность, поэтому подобные деяния (с двумя объектами) также подпадают под действие данной нормы.

Остается подавать апелляционную жалобу на приговор.

Да 6 6

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Гаспарян Нвер, Байкалов Алексей, Ротов Владимир, Бозов Алексей, Суховеев Андрей, Фёдоров Эдуард, Гришин Александр, Верхошанский Владимир, Ильин Игорь, Абелов Анатолий, +еще 1
  • 01 Апреля 2014, 17:52 #

    Ваш мировой судья видимо нанюхался вредными выбросами с Курганского машиностроительного завода. Доводы  о невозможности прекращения дел по  преступлениям с двухобъектными составами  — есть судейско прокурорские иновации, не имеющие ничего общего с Законом.

    +8
    • 01 Апреля 2014, 18:15 #

      Полностью согласен с Вами, но реальность — сурова и несправедлива, будем писать апелляционную жалобу, а если нужно, то кассационную и даже надзорную жалобу. Теперь это принципиальная позиция в защиту чести не мундира, а костюма (поскольку адвокаты мундиров не носят). 

      +2
  • 01 Апреля 2014, 18:23 #

    Про примирение по ст. 264 УК РФ судья никогда не слышал?

    +2
  • 01 Апреля 2014, 19:11 #

    Этот судебный бред уже наоднократно возникал на практики, но даже военные судьи еще лет 8-10 назад просекли что надо прекращать за примирением воинские преступление несмотря на мнимую двухобъектность.

    +4
    • 01 Апреля 2014, 19:18 #

      Не знаю...
      В МВО как раз 10 лет назад дела по ст. 335 УК прекращать перестали, именно из-за двухобъектности.
      (Названия военных округов сейчас другие, я указал, какими они были 10 лет назад).

      +2
  • 01 Апреля 2014, 19:22 #

    Впервые сталкиваюсь с подобной позицией суда.
    К судье один вопрос:
    http://www.youtube.com/watch?v=zFYAR42_DFc

    +5
  • 02 Апреля 2014, 09:45 #

    У мировых судей, по моему мнению, весеннее обострение началось. Так на днях мировой судья отказалась отменить судебный приказ… Потом пришла правда в себя, но было поздно частная жалоба уже подана. 

    +4
  • 02 Апреля 2014, 11:51 #

    Продвинутый судья — решил установить объективную истину! А чего Вы еще ждёте? С введением этого института можно будет забыть не только об оправдательных приговорах, но и о примирении. Прискорбно, как говорил Александр Бородач, — судью надо понять и простить!

    +2
  • 03 Апреля 2014, 09:32 #

    Ни уголовный, ни уголовно-процессуальный законы не содержат прямых запретов на прекращение в связи с примирением сторон уголовных дел о так называемых двухобъектных преступлениях, а также дел, по которым отсутствует потерпевший.
    ↓ Читать полностью ↓
    Кассационное определение № 22-5570 от 20 сентября 2012 г.
    Кемеровский областной суд (Кемеровская область) — Уголовное
    Кемеровский областной суд

    Кемеровский областной суд — СУДЕБНЫЕ АКТЫ

    Судья Фролова М.В. Дело № 22-5570


    КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ


    г. Кемерово 20 сентября 2012г.

    Судебная коллегия по уголовным делам Кемеровского областного суда в составе:

    председательствующего Цепелевой Н.И.

    судей Быковой Н.В. и Шабановой А.Н.

    при секретаре Анчуговой И.А.

    рассмотрела в судебном заседании от 20 сентября 2012 года кассационное представление государственного обвинителя Полозова П.А. на постановление Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 11 июля 2012 г., которым в отношении

    Н.Н., родившейся 23.04.1965 года в г. Новокузнецке Кемеровской области, гражданки РФ, с высшим образованием, не замужней, работающей ОАО «МРСК Сибири Кузбассэнерго — РЭС» производственное объединение «Южные электрические сети», Заводское МУ КЗФ-1, электромонтером по обслуживанию подстанций, ранее не судимой,

    прекращено уголовное дело (уголовное преследование) по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 216 ч. 2 УК РФ, в связи с примирением с потерпевшими, по основаниям, предусмотренным ст. 25 УПК РФ, ст. 76 УК РФ.

    Заслушав доклад судьи Цепелевой Н.И., прокурора Лебедеву Т.А., поддержавшую кассационное представление и просившую постановление суда отменить, возражения Н.Н., просившей постановление суда оставить без изменения, судебная коллегия

    установила:

    Согласно постановлению суда Н.Н. обвиняется в нарушение правил безопасности при ведении иных работ, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека и смерть человека.

    Преступление совершено 20.10.2011 года в г.Новокузнецке Кемеровской области при обстоятельствах, изложенных в описательной части постановления.

    В кассационном представлении государственный обвинитель Полозов П.А. считает постановление суда о прекращении уголовного дела в отношении Н.Н. незаконным ввиду неправильного применения уголовного закона и нарушений уголовно-процессуального закона.

    Полагает, что оснований для освобождения Н.Н. от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшими не имеется, так как преступление, предусмотренное ч.2ст.216 УК РФ, является двухобъектным. При этом основным непосредственным объектом преступления выступают общественные отношения, обеспечивающие общественную безопасность при ведении иных — ремонтных работ. В связи с этим невозможно достичь примирения с субъектами публичных отношений, являющимися основным объектом, в данном случае с государством.

    Дополнительным объектом являются жизнь и здоровье человека. 
    Н.Н. вину в совершенном преступлении не признала, не раскаялась. 
    Кроме того, прекращая уголовное дело в отношении Н.Н. по основаниям, предусмотренным ст.25 УПК РФ, суд не мотивировал свое решение о возможности прекращения уголовного дела применительно к конкретным обстоятельствам дела, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного и личности подсудимой, а фактически лишь констатировал наличие указанных в законе оснований для прекращения уголовного дела.
    Полагает, что в нарушение ч.2 ст.43 УК РФ прекращение уголовного дела в отношении Н.Н. не достигнет целей уголовного наказания, а именно восстановления социальной справедливости, исправления виновной и предупреждения совершения новых преступлений, учитывая систематическое нарушения правил техники безопасности и охраны труда в данной организации. 
    Не согласен и с выводом суда о том, что преступление, помимо интересов физических лиц, формально распространилось на общественные интересы, которые находятся в частной сфере (ОАО «КФ»), так как общественные отношения являются непосредственным объектом преступления и не являются формальными.
    Также считает, что в соответствии с буквальным толкованием ст.76 УК РФ, в примирении с виновным может участвовать только лицо, которому непосредственно преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, а также вред деловой репутации, а опосредованное причинение вреда не должно являться основанием для разрешения конфликта в рамках ст.76 УК РФ и ст.25 УПК РФ. Учитывая, что потерпевшей Т.С. причинен лишь моральный вред, а непосредственному потерпевшему Д.Л. был причинен физический вред и как следствие смерть, то это исключает возможность примирения Н.Н. с Д.Л. и заглаживания причиненного ему вреда.
    В возражение на кассационное представление прокурора Н.Н. считает доводы государственного обвинителя не основанными на законе, мотивированно обосновывая возражения и просит постановление суда оставить без изменения.
    Проверив материалы дела, обсудив доводы, приведённые в кассационном представлении, возражения на них, судебная коллегия считает постановление суда законным и обоснованным.
    В соответствии со ст.25 УПК РФ суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора, вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

    Вместе с тем указание в ст.25 УПК РФ на то, что суд вправе, а не обязан прекратить уголовное дело, не предполагает возможность произвольного решения судом этого вопроса исключительно на основе своего усмотрения.
    По смыслу действующего уголовно — процессуального законодательства, решение вопроса о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон зависит от конкретных обстоятельств уголовного дела, исследование и оценка которых является прерогативой судов общей юрисдикции. 
    По мнению судебной коллегии, суд обоснованно, с учётом этих требований закона пришел к выводу о возможности прекращения уголовного дела в отношении Н.Н., обвиняемой по ч.2 ст.216 УК РФ, за примирением сторон, данный вывод суда основан на полном и всестороннем исследовании материалов дела, подробно и правильно изложенных в постановлении суда. 
    Обстоятельства, при которых было совершено преступление, подробно изложены в постановлении суда, приведены допущенные Н.Н. нарушения требований безопасности при подготовке и осуществлении работ как электромонтёра по обслуживанию подстанций. Решение о прекращении уголовного дела было принято судом после исследования всех доказательств по делу. Как видно из протокола судебного заседания, из исследованных доказательств усматривается и вина иных лиц в совершении преступления. 
    Таким образом, судом исследован вопрос о характере и степени общественной опасности содеянного Н.Н., конкретные обстоятельства дела.
    Характер и степень общественной опасности совершенного Н.Н., преступления отражены и в самом законе – ч.2 ст.216 УК РФ, в которой указано, что нарушение правил безопасности при ведении горных, строительных или иных работ, повлекшее по неосторожности смерть человека — наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.
    Данная статья предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы и в свете требований ч.3ст.15 УК РФ отнесена законом к преступлениям средней тяжести.
    Вместе с тем, как следует из материалов дела, Н.Н. впервые привлекается к уголовной ответственности, обвиняется в совершении преступления средней тяжести, причиненный в результате преступления вред загладила в полном объеме, извинившись перед потерпевшими, никаких претензий к Н.Н. потерпевшие Ч.Ч. и представитель потерпевшего Т.С. не имеют.

    Суд выяснял вопрос о заглаживании материального вреда потерпевшим, однако потерпевший Ч.Ч. пояснил, что считает себя виноватым в произошедшем, представитель потерпевшего Т.С. пояснила, что никаких претензий материального характера к Н.Н. не имеет, с исками не обращалась и обращаться не намерена.
    Довод представления о том, что прекращение производства по делу за примирением сторон не соответствует защите интересов погибшего Д.Л., не основан на законе.
    Согласно ст.42 УПК РФ потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинён физический, имущественный, моральный вред, а ч.8 ст.42УПК РФ предусмотрено, что по уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего переходят к одному из его близких родственников.
    Из материалов дела следует, что в установленном законом порядк представителем потерпевшего Д.Л. признана его жена — Т.С. 
    ч.3 ст.45 УПК РФ предусмотрено, что представитель потерпевшего имеет те же процессуальные права, что и представляемые им лица.
    Представителем потерпевшего Д.Л. Т.С. в соответствии с требованиями закона было заявлено ходатайство о прекращении уголовного дела в отношении Н.Н., обвиняемой по ч.2 ст.216 УК РФ в связи с примирением и заглаживанием Н.Н. причиненного потерпевшей вреда.
    Свое ходатайство о прекращении дела в связи с примирением сторон она и потерпевший Ч.Ч. обосновали. 
    Ограничений на прекращение дела за примирением сторон в случае смерти потерпевшего законом не предусмотрено. 
    Неубедительными считает судебная коллегия и доводы представления о невозможности прекращения уголовного дела в связи с двухобъектностью преступления.

    Уголовный и уголовно — процессуальный законы не содержат прямых указаний, запрещающих прекращать в связи с примирением с потерпевшими уголовные дела о так называемых «двухобъектных» преступлениях.
    Если по делам о двухобъектных преступлениях посягательство на основной, приоритетный объект в силу малозначительности может быть признано формальным, а с потерпевшими достигнуто примирение, то и такие уголовные дела также могут быть прекращены за примирением с потерпевшими. 
    Данный довод прокурора получил мотивированную оценку в постановлении суда, не согласиться с которой у судебной коллегии нет оснований. 
    Условия прекращения уголовного дела, предусмотренные ст.76 УК РФ, судом в соответствии с законом мотивированы, выводы суда о том, что имеются основания для освобождения лица, совершившего преступление, от уголовной ответственности в связи с примирением сторон законны и обоснованны. 
    Положения ст.76 УК РФ и ст.25 УПК РФ соблюдены, нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену постановления суда, судебная коллегия не усматривает.
    Судебная коллегия считает, что поскольку инициаторами прекращения уголовного дела в отношении Н.Н. выступили потерпевшие, потерпевший Ч.Ч. в первый день судебного заседания 30.05.2012 года(лд.212), представитель потерпевшего Т.С. после исследования всех доказательств по делу — 27.06.2012 года (лд278), она имела возможность оценить и позицию Н.Н. по предъявленному обвинению в части признания вины частично, и фактические обстоятельства совершения преступления, то признание Н.Н. вины частично также не ставит под сомнение законность принятого решения, которое соответствует целям и задачам защиты прав и законных интересов как потерпевших, так и отвечает требованиям справедливости и целям правосудия в отношении Н.Н.
    При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о прекращении уголовного дела в отношении Н.Н. за примирением сторон, является правильным.

    Доводы, изложенные в кассационном представлении, были предметом тщательного исследования суда первой инстанции, получили надлежащую оценку, и сводятся к переоценке обстоятельств и соответствующих закону выводов суда.

    На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

    ОПРЕДЕЛИЛА:

    Постановление Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка от 11 июля 2012 года в отношении Н.Н. оставить без изменения, кассационное представление без удовлетворения.

    Председательствующий: Цепелева Н.И.
    Судьи: Быкова Н.В.
    Шабанова А.Н.
    Судья Кемеровского областного суда Цепелева Н.И.

    См. еще: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 01.06.2005 «Обзор судебной практики прекращения военными судами уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим и деятельным раскаянием»

    +1
    • 03 Апреля 2014, 09:43 #

      Сергей Владимирович, полностью с Вами согласен. Спасибо за судебную практику.

      +1
    • 03 Апреля 2014, 20:04 #

      Чуть не в тему, Сергей Владимирович. Все таки ч.2 116 УК и ч.2 116 весьма различны по составу. Объекты различны. Поэтому суд правильно отказал в удовлетворении ходатайства.
      К тому же ч.2 ст.116  относится к делам публичного обвинения. Соответственно, защиту обвиняемого должен осуществлять адвокат. Алексей Александрович адвокатом пока не является, что явствует из его личной информации. 
      Если защиту осуществлял Алексей Александрович — нарушены процессуальные нормы, что является безусловным основанием для отмены приговора. 
      Вот только этот момент, пожалуй, следует пока не афишировать. а подождать до надзора.
      И уж если быть до конца принципиальным — ходатайство о примирении с потерпевшим не соответствует требованиям УПК.

      -2
      • 07 Апреля 2014, 13:03 #

        Уважаемый Владимир Александрович, законодатель относит преступление, предусмотренное ч.2 ст.116 УК РФ, к категории небольшой тяжести.

        В соответствии со ст.76 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

        С материальной точки зрения необходимо соблюдение двух условий для прекращения уголовного дела: впервые совершить преступление соответствующей категории и примириться с потерпевшим.

        Потерпевшим по данному составу является лицо, которому причинены побои, государство не является потерпевшим по данному составу.

        Причинение факультативному объекту вреда усиливает ответственность, превращая простые побои в квалифицированные.

        И это не имеет никакого отношения к применению положений ст.76 УК РФ в подобных случаях. Совершенно очевидно, что судья незаконно отказала в удовлетворении заявленного ходатайства т.к. материальные и процедурные основания для этого были.

        И рассуждения суда о «невозможности» удовлетворения ходатайства ввиду двухобъектности преступления не основано на законе. Это субъективное понимание закона конкретным лицом-судьей. Хотя сама по себе мысль, на мой взгляд, интересная.


        +2
        • 07 Апреля 2014, 15:55 #

          Может и небольшой, но публичного обвинения. Вот только кто квалифицировал по такому составу, и чем мотивировал — было бы интересно узнать.
          И почему Вы твердо уверены, что именно ходатайство надо заявлять, а не делать заявление?.. Поэтому если заявляется ходатайство, а оно не основано на законе, то в удовлетворении такого ходатайства можно смело отказывать и это будет основано на законе.

          -1
          • 07 Апреля 2014, 17:22 #

            Какая разница между заявлением ходатайства и «деланием заявлния»? Здесь стилистические различия. Только вот согласно процессуальному закону правильно все же «заявлять ходатайство» (иначе «заявлять прошение», просить) 

            +2
            • 07 Апреля 2014, 21:55 #

              «Статья 25 УПК РФ. Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон
              Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред».
              В текстах надо видеть заголовки. Тогда увидите разницу между «заявлением ходатайства и «деланием заявлния».
              Кстати, моя цитата из процессуального закона, УПК РФ. Из какого "процессуального закона" Ваше "правильно все же «заявлять ходатайство» (иначе «заявлять прошение», просить)"?

              0
      • 07 Апреля 2014, 17:19 #

        Я являюсь стажером адвоката и присутствовал на судебном заседании с адвокатом в качестве слушателя. Так что Ваши догадки относительно процессуальных нарушений необоснованны. А что касается правильного, на Ваш взгляд, соблюдения норм УК РФ судьей — то тут Вы ошибаетесь, и суды апелляционных и кассационных инстанций неоднократно подтверждали позицию, что примирение сторон по двухобъектным составам вполне законно. 

        +2
  • 07 Апреля 2014, 16:25 #

    Поэтому если заявляется ходатайство, а оно не основано на законе, то в удовлетворении такого ходатайства можно смело отказывать и это будет основано на законе.

    Вот с этим никто спорить не будет 100%!:)

    +2
  • 08 Апреля 2014, 17:43 #

    Почему то никто не написал, что в данном случае прекращение дела это право суда, а не обязанность.

    +2
    • 08 Апреля 2014, 17:54 #

      Согласен с Вами, однако речь идет о том, что суд посчитал невозможным прекратить дело в связи с двухобъектностью состава в принципе, поэтому вопрос о примирении или непримирении не стоял, поскольку это право суда, а не обязанность. Такой вопрос суд поднял бы, если бы посчитал возможным прекратить дело, однако он посчитал, что нет такой возможности. 

      +1
    • 08 Апреля 2014, 21:40 #

      Уважаемый Анатолий Оганесович, я не написал об этом поскольку это глупость и с подобным толкованием нам постоянно приходится бороться, и это несмотря на то, что КС РФ уже не раз говорил, что право правоприменителя, в том числе и суда, это фактические его обязанность.

      +3

Да 6 6

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Мировой судья: "Примирение по п."а" ч. 2 ст. 116 УК РФ невозможно, поскольку деяние по данной статье посягает на два объекта"» 1 звезд из 5 на основе 6 оценок.

Похожие публикации