Сохранение личных активов от обращения на них взыскания по долгам – вечная тема. Она беспокоила умы граждан, имеющих, что потерять, во все времена. Никто не хочет расставаться со своими накоплениями, со своим имуществом и многие пытаются найти пути минимизации потерь.

Вспоминаю историю из стародобрых 2000-х, когда мне удалось защитить имущество гражданина от взыскания в размере примерно 1 500 000 долларов, когда доллар стоил 25 рублей. В те времена мы легко вывели имущество путем предъявления иска о разделе общего имущества супругов и заключения мирового соглашения, согласно условиям которого практически все имущество переходило в собственность супруга должника.

Но эти счастливые для должников времена ушли безвозвратно, и сейчас эта схема была бы просто и легко разрушена, хотя из судебной практики видно, что многие так и остались жить в этих временах, не понимая, что все изменилось.

В публикации я покажу, что в преддверии банкротства предпринимать некие хаотические и примитивные шаги по сохранению активов практически поздно. Защита активов должна начинаться заблаговременно, задолго до возможного краха и с помощью нормальных консультантов, что, естественно, требует определенных затрат.

На грани банкротства одного из супругов они часто пытаются что-то сделать, чтобы как можно меньше имущества попало в конкурсную массу. И часто они делают именно что-то, то есть действия, которые не приводят к тому результату, к которому они стремились.

Почему так происходит?

Ответ прост. Все делается хаотично без какой-либо оглядки на закон и на судебную практику. А в процедуре банкротства весь схематоз виден невооруженным взглядом.

Что только не пытаются сделать супруги, чтобы сохранить свое имущество. Заключают соглашения об уплате алиментов, заключают брачные договоры, заключают соглашения о разделе имущества, предъявляют иски о разделе имущества в суд и далее заключают мировые соглашения, пытаясь таким путем обмануть кредиторов, оставив супруга-банкрота ни с чем.

В этой публикации я хочу обсудить тему раздела общего имущества супругов на грани банкротства одного из них.

Итак, рассмотрим типовую ситуацию.

Супруги Иван и Анна Крупкины имеют в собственности три квартиры, два автомобиля и загородный дом. Допустим стоимость их общего имущества равна 30 000 000 рублей.

В то же время Иван Крупкин должен разным кредиторам 20 000 000 рублей.

Что делают Иван и Анна.

Первый вариант.

Они заключают соглашение о разделе общего имущества, согласно условиям которого все имущество переходи к Анне, а она обязуется в не позже трех месяцев с момента заключения такого соглашения выплатить Ивану 15 000 000 рублей.  И через три месяца Иван выдает Анне расписку, что он получил наличными данную сумму.

Второй вариант.

Все то же самое, но Анна обращается в суд с иском о разделе общего имущества с таким же, как и выше вариантом раздела и Иван его признает.

Третий вариант.

Анна обращается в суд с иском о разделе общего имущества с любым способом раздела и они заключают мировое соглашение на тех же условиях, что и вышеприведенное соглашение о разделе имущества.

Как Вы думаете, если начнется процедура банкротства, то все указанные действия помогут Анне и Ивану?

Соглашение о разделе имущества, брачный договор и банкротство

Начнем с соглашения о разделе имущества супругов.

Что здесь важно знать и помнить. А знать следует разъяснения Постановление Пленума ВС РФ от 25.12.2018 N 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан», в которых говорится следующее:

Финансовый управляющий, кредиторы должника, чьи требования признаны арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, обоснованными и по размеру отвечают критерию, указанному в пункте 1 статьи 213.32 Закона о банкротстве, вправе оспорить в рамках дела о банкротстве внесудебное соглашение супругов о разделе их общего имущества (пункт 2 статьи 38 СК РФ) по основаниям, связанным с нарушением этим соглашением прав и законных интересов кредиторов (статьи 61.2, 61.3 Закона о банкротстве, статьи 10 и 168, 170, пункт 1 статьи 174.1 ГК РФ). Заявления о признании недействительными соглашений супругов о разделе их общего имущества по иным основаниям подлежат рассмотрению в исковом порядке судами общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности; соответствующий иск может быть подан, в частности, финансовым управляющим.

Если во внесудебном порядке осуществлены раздел имущества, определение долей супругов в общем имуществе, кредиторы, обязательства перед которыми возникли до такого раздела имущества, определения долей и переоформления прав на имущество в публичном реестре (пункт 6 статьи 8.1 ГК РФ), изменением режима имущества супругов юридически не связаны (статья 5, пункт 1 статьи 46 СК РФ). В силу пункта 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве это означает, что как имущество должника, так и перешедшее вследствие раздела супругу общее имущество включаются в конкурсную массу должника. Включенное таким образом в конкурсную массу общее имущество подлежит реализации финансовым управляющим в общем порядке с дальнейшей выплатой супругу должника части выручки, полученной от реализации общего имущества. Требования кредиторов, которым могут быть противопоставлены раздел имущества, определение долей супругов (бывших супругов), удовлетворяются с учетом условий соглашения о разделе имущества, определения долей.
 Итак, из данных разъяснений следует, что соглашение о разделе общего имущества супругов может быть легко оспорено, как подозрительная либо мнимая сделка, если такое соглашение направлено на причинение вреда кредитора.

Кроме того, кредиторы, долги перед которыми возникли до раздела имущества соглашением вообще не связаны, т.е. его как будто бы и не было для кредиторов. Соответственно, все имущество супругов может быть включено в конкурсную массу и после его продажи второму супругу выплачивается его доля (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 23.05.2019 N 305-ЭС18-25248 по делу N А40-169307/2016)

Если обратиться к судебной практике, то можно увидеть, что все такие хитрости, которые могли бы пройти до введения главы Закона о банкротстве о несостоятельности граждан, в настоящее время рушатся в два счета. И даже удивляешься тому, что кто-то пытается решить свои проблемы с помощью очевидного схематоза, который виден сразу же.

Также не помогут и схемы с судебным разделом имущества и с мировыми соглашениями.

Если некогда данные схемы вполне работали, то после введения возможности банкротства граждан они практически бесполезны.

В том же ППВС № 48 разъясняется:

Если в судебном порядке осуществлены раздел имущества, определение долей супругов в общем имуществе, финансовый управляющий, кредиторы должника вправе обжаловать в общем установленном процессуальным законодательством порядке соответствующий судебный акт в части раздела имущества, определения долей при условии, что этим судебным актом нарушены их права и законные интересы. В случае пропуска ими процессуального срока обжалования судебного постановления суд может его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов (статья 112 ГПК РФ).

 Естественно, что указанные разъяснения нисколько не умаляют право супругов на судебный раздел имущества и если судом будет вынесено решение о равном разделе имущества, то оснований для удовлетворения апелляционных жалоб кредиторов не будет.

Итак, при наличии каких условий может быть успешно оспорено соглашение о разделе имущества супругов или брачный договор?

Как правило, схематозное соглашение о разделе имущества супругов или брачный договор, заключенные ради причинения вреда кредиторам, перераспределяют львиную долю общего имущества супругов в пользу супруга, который не является банкротом.

Правовым основанием для оспаривания подобных схем является п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Соответственно период подозрительности для подобных сделок составляет три года до принятия заявления о признании должника банкротом. Поэтому чем раньше кредитор начнет инициировать процедуру банкротства, тем больше шансов, что  сделки по выводу имущества попадут в период подозрительности.

В пунктах 5, 6 и 7 ППВАС N 63 («О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)») разъяснено, что для признания сделки недействительной по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

Согласно правовой позиции, изложенной в определении СКЭС ВС РФ от 12.02.2018 N 305-ЭС17-11710(3) по делу N А40-177466/2013, по смыслу абзаца тридцать шестого статьи 2 Закона о банкротстве и абзаца третьего пункта 6 ППВАС N 63 обстоятельства наличия у должника задолженности перед кредитором, требования которого в последующем включены в реестр требований кредиторов, с более ранним сроком исполнения, в том числе наступившим к моменту заключения оспариваемой сделки, подтверждают факт неплатежеспособности должника для целей оспаривания сделок в деле о банкротстве.

Иначе говоря, если на момент заключения соглашения о разделе общего имущества супругов или брачного договора у супруга уже имелось обязательство, срок исполнения которого наступил, и требование затем было включено в РТК, то это говорит о его неплатежеспособности, а в силу того, что другой супруг является заинтересованным лицом (ст. 19 Закона о банкротстве), то действует презумпция знания им о факте неплатежеспособности супруга.

Например, 10.10.2017 наступил срок исполнения возврата долга по займу одним из супругов, а 10.12.2017 они заключают соглашение о разделе общего имущества супругов. В таком случае, если его условия таковы, что ущемляют интересы кредиторов, то оно легко признается недействительной сделкой, если попадает в трехлетний период подозрительности.

Если же на момент заключения указанных сделок по разделу общего имущества супругов отсутствовал признак неплатежеспособности будущего супруга-банкрота, то ситуация совершенно иная.

Соглашение о разделе имущества, брачный договор и банкротство

Начнем с соглашения о разделе имущества супругов.

Что здесь важно знать и помнить. А знать следует разъяснения Постановление Пленума ВС РФ от 25.12.2018 N 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан», в которых говорится следующее:

Финансовый управляющий, кредиторы должника, чьи требования признаны арбитражным судом, рассматривающим дело о банкротстве, обоснованными и по размеру отвечают критерию, указанному в пункте 1 статьи 213.32 Закона о банкротстве, вправе оспорить в рамках дела о банкротстве внесудебное соглашение супругов о разделе их общего имущества (пункт 2 статьи 38СК РФ) по основаниям, связанным с нарушением этим соглашением прав и законных интересов кредиторов (статьи 61.2, 61.3Закона о банкротстве, статьи 10и 168, 170, пункт 1 статьи 174.1ГК РФ). Заявления о признании недействительными соглашений супругов о разделе их общего имущества по иным основаниям подлежат рассмотрению в исковом порядке судами общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности; соответствующий иск может быть подан, в частности, финансовым управляющим.

 Если во внесудебном порядке осуществлены раздел имущества, определение долей супругов в общем имуществе, кредиторы, обязательства перед которыми возникли до такого раздела имущества, определения долей и переоформления прав на имущество в публичном реестре (пункт 6 статьи 8.1ГК РФ), изменением режима имущества супругов юридически не связаны (статья 5, пункт 1 статьи 46СК РФ). В силу пункта 7 статьи 213.26Закона о банкротстве это означает, что как имущество должника, так и перешедшее вследствие раздела супругу общее имущество включаются в конкурсную массу должника. Включенное таким образом в конкурсную массу общее имущество подлежит реализации финансовым управляющим в общем порядке с дальнейшей выплатой супругу должника части выручки, полученной от реализации общего имущества. Требования кредиторов, которым могут быть противопоставлены раздел имущества, определение долей супругов (бывших супругов), удовлетворяются с учетом условий соглашения о разделе имущества, определения долей.

Итак, из данных разъяснений следует, что соглашение о разделе общего имущества супругов может быть легко оспорено, как подозрительная либо мнимая сделка, если такое соглашение направлено на причинение вреда кредитора.

Кроме того, кредиторы, долги перед которыми возникли до раздела имущества соглашением вообще не связаны, т.е. его как будто бы и не было для кредиторов. Соответственно, все имущество супругов может быть включено в конкурсную массу и после его продажи второму супругу выплачивается его доля (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 23.05.2019 N 305-ЭС18-25248 по делу N А40-169307/2016).

Если обратиться к судебной практике, то можно увидеть, что все такие хитрости, которые могли бы пройти до введения главы Закона о банкротстве о несостоятельности граждан, в настоящее время рушатся в два счета. И даже удивляешься тому, что кто-то пытается решить свои проблемы с помощью очевидного схематоза, который виден сразу же.

Также не помогут и схемы с судебным разделом имущества и с мировыми соглашениями.

Если некогда данные схемы вполне работали, то после введения возможности банкротства граждан они практически бесполезны.

В том же ППВС № 48 разъясняется:

Если в судебном порядке осуществлены раздел имущества, определение долей супругов в общем имуществе, финансовый управляющий, кредиторы должника вправе обжаловать в общем установленном процессуальным законодательством порядке соответствующий судебный акт в части раздела имущества, определения долей при условии, что этим судебным актом нарушены их права и законные интересы. В случае пропуска ими процессуального срока обжалования судебного постановления суд может его восстановить с учетом того, когда подавшее жалобу лицо узнало или должно было узнать о нарушении его прав и законных интересов (статья 112ГПК РФ).

Естественно, что указанные разъяснения нисколько не умаляют право супругов на судебный раздел имущества и если судом будет вынесено решение о равном разделе имущества, то оснований для удовлетворения апелляционных жалоб кредиторов не будет.

Итак, при наличии каких условий может быть успешно оспорено соглашение о разделе имущества супругов или брачный договор?

Как правило, схематозное соглашение о разделе имущества супругов или брачный договор, заключенные ради причинения вреда кредиторам, перераспределяют львиную долю общего имущества супругов в пользу супруга, который не является банкротом. 

Правовым основанием для оспаривания подобных схем является п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. Соответственно период подозрительности для подобных сделок составляет три года до принятия заявления о признании должника банкротом. Поэтому чем раньше кредитор начнет инициировать процедуру банкротства, тем больше шансов, что сделки по выводу имущества попадут в период подозрительности.

В пунктах 5, 6 и 7 ППВАС N 63 («О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)») разъяснено, что для признания сделки недействительной по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности следующих обстоятельств: сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

Согласно правовой позиции, изложенной в определении СКЭС ВС РФ от 12.02.2018 N 305-ЭС17-11710(3) по делу N А40-177466/2013, по смыслу абзаца тридцать шестого статьи 2 Закона о банкротстве и абзаца третьего пункта 6 ППВАС N 63 обстоятельства наличия у должника задолженности перед кредитором, требования которого в последующем включены в реестр требований кредиторов, с более ранним сроком исполнения, в том числе наступившим к моменту заключения оспариваемой сделки, подтверждают факт неплатежеспособности должника для целей оспаривания сделок в деле о банкротстве.

Иначе говоря, если на момент заключения соглашения о разделе общего имущества супругов или брачного договора у супруга уже имелось обязательство, срок исполнения которого наступил, и требование затем было включено в РТК, то это говорит о его неплатежеспособности, а в силу того, что другой супруг является заинтересованным лицом (ст. 19 Закона о банкротстве), то действует презумпция знания им о факте неплатежеспособности супруга.

Например, 10.10.2017 наступил срок исполнения возврата долга по займу одним из супругов, а 10.12.2017 они заключают соглашение о разделе общего имущества супругов. В таком случае, если его условия таковы, что ущемляют интересы кредиторов, то оно легко признается недействительной сделкой, если попадает в трехлетний период подозрительности.

Если же на момент заключения указанных сделок по разделу общего имущества супругов отсутствовал признак неплатежеспособности будущего супруга-банкрота, то ситуация совершенно иная.

Приведу пример.

 

Супруг является поручителем по кредитному договору, на основании которого юридическому лицу выдан кредит. В договоре поручительства говорится, что поручитель обязан на позднее следующего рабочего дня, после получения письменного уведомления от банка о просрочке заемщиком платежей по кредитному договору уплатить банку просроченную заемщиком сумму с учетом неустоек на дату фактической оплаты задолженности по кредитному договору.

В период действия поручительства супруги заключают брачный договор. Если он был заключен, когда у заемщика не было просрочек возврата кредита, то можно ли его признать недействительным?

Подобная ситуация исследовалась в деле А56-65452/2017.

АС СЗО в этом деле пришел к выводу о правильности отказа в удовлетворении требований финансового управляющего о признании брачного договора недействительным, указав на следующее:

Как установлено судом и подтверждается материалами дела, 16.03.2015 супруги Угаркин А.С. и Угаркина С.П. заключили брачный договор, по условиям которого все движимое и недвижимое имущество, приобретенное ими во время брака, признается собственностью того супруга, на чье имя оно зарегистрировано.

В силу ст. 361 ГК РФ обязательство поручителя отвечать перед кредитором другого лица за исполнение последним его обязательства возникает с момента заключения договора поручительства.

Однако само по себе данное обстоятельство в условиях недоказанности наличия у основных заемщиков просроченных обязательств, за надлежащее исполнение которых поручился Угаркин А.С., не может служить основанием для вывода о том, что брачный договор заключен в целях уклонения должника от исполнения обязательств в рамках соответствующих договоров поручительства.

В деле было установлено, что брачный договор был заключен, когда заемщики исполняли обязательства надлежащим образом и, соответственно, никакого обязательства поручителя отвечать за заемщика еще не возникло. Поэтому АС СЗО признал правильными выводы об отсутствии признака неплатежеспособности на момент раздела имущества супругов.

Кроме того, АС СЗО еще указал, что финансовым управляющим не доказано, что Угаркин А.С. при выдаче вышеперечисленных поручительств принял на себя обязательства не совершать сделки, направленные на отчуждение принадлежащего ему имущества. Равно как и не доказано, что условием выдачи АО «Альфа-банк» и Сбербанком соответствующего кредита была обязанность поручителя поддерживать определенный уровень своего имущественного положения.

Это пример своевременного заключения брачного договора.

В то же время существует и иное видение, когда поручитель и его супруг заключают брачный договор во вред кредиторам. Так, в постановлении АС МО от 21.07.2021 по делу А41-75682/2018  находим следующее:

Выводы судов о недобросовестной цели заключения спорных сделок в пользу заинтересованных лиц при наличии договоров поручительства соответствует положениям п. 1 ст. 361 ГК РФ и пункта 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2020 N 45 „О некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве“, согласно которым по общему правилу, обязанности поручителя перед кредитором возникают с момента заключения договора поручительства, в том числе, договора поручительства по будущим требованиям.

Как видим, данное толкование закона противоречит вышеназванной позиции АС СЗО, хотя в деле А41-75682/2018 было установлено, что супруг-банкрот выводил имущество из подконтрольного общества, был привлечен к субсидиарной ответственности, а в брачном договоре было предусмотрено, что все общее имущество переходит супругу, который не являлся банкротом. Поэтому суд готов всегда избрать толкование закона под принимаемое решение. Когда в брачном договоре появляется переход всего имущества на платежеспособного супруга – это красный флажок, говорящий о том, что здесь что-то не так и пахнет схематозом. Поэтому включение  подобных условий сразу ставит подобный договор под удар в случае банкротства супруга, который остается ни с чем.

Раздел имущества супругов в судебном порядке и банкротство

Но может в таком случае поможет судебный раздел имущества супругов?

Вспомним, что кредиторы наделены правом обжалования и судебных актов, которыми совершен раздел общего имущества супругов, будь это определение суда, когда дело заканчивается мировым или решение. Конечно же речь идет о разделе имущества в период неплатежеспособности супруга.

Если с помощью судебного решения супруги создадут препятствия для реализации права кредиторов, то такое решение, естественно, будет отменено.

Например, жена предъявляет иск мужу и просит отступить от равенства долей. В исковом заявлении она просит разделить имущество, исходя из того, что ее доля ¾, а у мужа – ¼. Муж приходит в судебное заседание и признает такой иск.

Ясно, что по апелляционной жалобе кредиторов или финансового управляющего такое решение, скорее всего, будет отменено и раздел будет произведен, исходя из равенства долей супругов.

Та же ситуация будет и с мировым соглашением, которым большая часть активов будет перераспределена на платежеспособного супруга.

А что же делать, шеф?  Как защитить активы, нажитые непосильным трудом?

 

Никакого универсального рецепта, что и как делать не существует. Тем не менее, если начинать работать над сохранением активов не тогда, когда кредиторы выстроились в боевые порядки, а до момента возникновения неплатежеспособности, то риски потерять все имущество будут значительно меньше.

В любом случае план защиты активов должен тщательно прорабатываться, если есть понимание, что в будущем вероятно наступление неплатежеспособности одного из супругов и у него могут быть значительные долги. А дешевая детская суета перед банкротством в наше время уже точно не поможет.

Короткое резюме:

  • Поздно пить боржоми перед процедурой банкротства
  • Хотите, чтобы почки были целы, начинайте защиту активов до наступления неплатежеспособности
  • Не создавайте явный схематоз, очевидный для любого стороннего наблюдателя
  • Приглашайте адекватных консультантов, который хотя бы знают, что такое период подозрительности, признаки неплатежеспособности и т.п.
  • Не думайте, что все вокруг идиоты, которых легко обмануть
  • Следите за тенденциями судебной практики

 Соблюдая эти рекомендации можно сберечь и сохранить семейные активы

Автор публикации

Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович
Санкт-Петербург, Россия
Арбитраж: договорное право, корпоративное право, защита права собственности. Банкротство: споры по включению требований в реестр, защита от субсидиарной ответственности, оспаривание сделок и другое.

Да 37 37

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Изосимов Станислав, Шилова Ольга, Шулепов Герман
  • 02 Сентября 2021, 00:13 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, замечательная статья, всё предельно чётко разложено по полочкам. Заключительную часть статьи, поименованную Вами «Короткое резюме», надо вручать гражданам под расписку при получении в ИФНС документов на открытие ИП и ООО.

    +7
  • 02 Сентября 2021, 04:33 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за очередной профессиональный разбор возможных спорных ситуаций и рекомендации как не допустить грубейших ошибок (handshake) 
    К сожалению, многие граждане считают себя «великими комбинаторами», а найденные ими по безумной рекламе юрологи готовы «реализовать» (в смысле продать самим заказчикам документы по их же безумному плану) их «гениальные» идеи спасения имущества от кредиторов, но на деле это приводит только к дополнительным потерям.

    +6
    • 02 Сентября 2021, 07:54 #

      Уважаемый Иван Николаевич, вижу это каждый день. Глупость просто поражает. Дальше сегодняшнего момента никто даже думать не хочет. Поэтому не удивительно, почему так живем. Если бизнесмены, которые, кажется, должны обладать долей разума, ведут себя так, то что говорить о других.

      +3
  • 03 Сентября 2021, 10:44 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за интересный материал и подробное изложение темы! Полностью согласна с вашим коротким резюме, всё нужно продумывать заблаговременно. И да, в подавляющем большинстве случаев обращаются не до, а после того, когда уже всё случилось.

    +2

Да 37 37

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Раздел имущества между супругами и банкротство» 5 звезд из 5 на основе 37 оценок.
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Краснодар, Россия
+7 (926) 004-7837
Персональная консультация
Консультирование по финансово-экономическим вопросам, налоговой безопасности. Проверка контрагентов, анализ сделок, инвестиций. Юридическая помощь и консалтинг высокого уровня в любом регионе РФ
https://fishchuk.pravorub.ru/
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/

Похожие публикации

Продвигаемые публикации