В начале апреля этого года у моего подзащитного Н. произошла семейная ссора, в результате которой его супруга М. без всякого уведомления на утро покинула дом. Попытки выйти на связь с женой не увенчались успехом, и спустя несколько дней он решил проверить ее предполагаемое местонахождение в доме у ее матери Р., которая в свою очередь проживала на съемной квартире, принадлежащей Г.

Прибыв в указанный дом примерно в 8 часов вечера, он обнаружил, что двери во двор были закрыты, но при этом в одном из помещений домовладения включен свет.

Н. перелез через забор и нашел в доме лишь юную дочь хозяйки домовладения А., пояснившей ему, что в доме никого кроме нее нет, она не знает где его жена и теща, а ее мать ушла к соседке и скоро придет.

Покинув пределы домовладения через открытую этой девочкой дверь, спустя примерно 7 минут, он вновь оказался в этом доме.

Отталкиваясь от этой точки, по делу сформировались три версии происходящего в дальнейшем:

Версия обвинения:

Н. после совершения незаконного проникновения в жилище Г., убедившись, что в жилище кроме несовершеннолетней А. никого нет, в ходе возникшего преступного умысла на совершение её изнасилования, стал оказывать на А. психологическое давление, выразившееся в агрессивном поведении и угрожающих высказываниях, что он много повторять не будет и потребовал у последней, чтобы она сняла с себя одежду.

Поняв, что Н. собирается её изнасиловать и остановить его она не в силах, несовершеннолетняя А. стала кричать и звать на помощь, а когда она попыталась убежать из комнаты, Н. схватил ее, применив в отношении неё физическую силу, схватив за руку, повалил на пол и удерживал её рот ладонью, не давая возможности звать на помощь, чем согласно заключения судебно-медицинской экспертизы, причинил А. кровоподтек правого плеча и гематома теменно-затылочной области (побои).

Несмотря на применяемое физическое и психологическое насилие, несовершеннолетняя А. воспользовавшись моментом, когда Н. отвлекся, вырвалась от него, забежала в ванную комнату, закрыла дверь на замок изнутри и продолжила кричать и звать на помощь, чем помешала последнему довести свой преступный умысел до конца.

Н. несколько раз дернул дверь, в ванной комнате пытаясь его открыть, после чего  испугавшись, что крики А. могут быть услышаны и его застанут на месте преступления, скрылся, и не смог довести свой умысел, направленный на совершение изнасилования несовершеннолетней до конца, по независящим от него обстоятельствам.

Версия обвиняемого Н.:

После того как он покинул домовладение Г. в первый раз, у него возникли сомнения в том, что девочка говорит правду о том, что она не знает где находится его супруга. Зайдя в дом, он попросил ее передать ему свой телефон, чтобы он мог сам проверить есть ли у нее контакт с его женой. Однако А. ему в резкой форме отказала в этом, что вывело Н. из себя и он, схватив ее ладонью в области рта, оттолкнул ее, от чего она упала на пол. Вскочив на ноги, она тут же выбежала из комнаты, минуя его, который не стал ей препятствовать, и закрылась в ванной комнате.

Каких-либо неприличных предложений ей не высказывал, не помышлял и не пытался вступить с ней в половое сношение, на полу ее не удерживал, ручку двери в ванную не дергал. Прибыл в домовладение Г. лишь с одной целью — разыскать свою беременную жену и поговорить с ней об их взаимоотношениях. Сам является отцом малолетней девочки и несовершеннолетнюю А. воспринимал как ребенка, к которой каких-либо побуждений сексуального характера у него не возникало.

Версия несовершеннолетней А.:

Входя в дом во второй раз, Н. разговаривал с кем-то по телефону, после чего сразу сказал ей, чтобы она раздевалась. Ее колебания в принятии нескромного предложения он встретил угрозой «я много повторять не буду». После этого он подошел к ней, а она попыталась выйти из комнаты. Н. ухватил ее за руку и бросил на пол, где удерживал ее ладонью руки в области рта непродолжительное время, а она при этом отбивалась от него ногами. После этого Н. сам отпустил ее и сказал, чтобы та не боялась, он ничего ей не сделает. Затем Н. сказал ей, что сейчас спустит с себя штаны и вновь стал подходить к ней. Далее произошло как и в первый раз: он повалил ее на пол и удерживал на полу, после чего сам же ее отпустил. Встав, он подошел к окну, вперив свой взор куда-то во двор. В этот момент А. выбежала из комнаты и закрылась в ванной комнате.

При этом, Н. не высказывал ей угроз соединенных с предложением вступить с ним в половую связь; — не предлагал ей добровольно вступить с ним в половую связь; — не высказывал ей угроз причинения вреда ее жизни или здоровью, не демонстрировал какого-либо оружия; — не пытался снять с неё одежду; — не трогал её за какие-либо интимные части тела; — не снимал с себя одежду, не оголялся; — не нанес ей ни одного удара; — он не пытался против ее воли завладеть ее мобильным телефоном; — не попытался взломать дверь в ванную, куда забежала А.; — он не был в состоянии алкогольного опьянения; — удержание на полу, по ее словам, выразилось лишь в том, что Н. лишь прихватил ее ладонью в области рта, после чего сам же отпустил и дал возможность встать; — по словам несовершеннолетней, когда ей не удавалась оттолкнуть Н., она встала только лишь тогда, когда он сам отпустил ее и позволил ей встать; — вышла из комнаты А. по ее словам в момент, когда как ей стало очевидным, Н. собирался уйти. При этом, он просто стоял у окна и не помешал ей удалиться из комнаты.

 Позиция защиты по обвинению в покушении на изнасилование строилась на том, что обстоятельства произошедшего, даже исходя из картины предложенной несовершеннолетней потерпевшей А., не свидетельствуют о том, что Н. 1) действовал с целью совершения полового акта и 2) примененное им насилие являлось средством к достижению этой цели.

По обвинению же лица в совершении покушения на изнасилование необходимо устанавливать: 1) была ли у лица изначально цель вступления в половой акт и 2) что именно он сделал, чтобы достичь этой цели.

Только при наличии этих двух обстоятельств действия виновного могут рассматриваться как покушение на изнасилование (разъяснения Пленумов Верховного Суда РФ и СССР из постановлений от 02.12.1960 №8 (п.4), от 25.03.1964 №2 (п.11), от 22.04.1992г. №4 (п.15), от 15.06.2004г. №11 (п.5))..

Исходя из положений ч.3 ст.30 и ст. 131 УК РФ обвинению предстояло доказать, что действия Н. были непосредственно направлены на изнасилование и были прерваны по независящим от него обстоятельствам.

Из описанных показаний несовершеннолетней А. следует, что органом следствия была допущена ошибка в квалификации деяния Н., который не покушался на изнасилование, а примененное им насилие не включало в себя умысла на изнасилование и было вызвано иными побуждениями (ответ на резкость). Высказыванием неприличного предложения без его существенного подкрепления лицо еще не покушается на половую неприкосновенность или половую свободу.

По заключению психологов-психиатров Н. не страдал и не страдает расстройством сексуального предпочтения. Он обнаруживает органическое эмоционально лабильное (астеническое) расстройство в связи с травмами головного мозга (для этого состояния характерна выраженная эмоциональная несдержанность).

 Вскользь также было обращено внимание суда на то, что даже если смотреть на обстоятельства дела с позиции стороны обвинения, действия Н. непременно должны упереться в положения ст. 31 УК РФ (добровольный отказ от преступления), так как находясь наедине в очень маленькой и узкой комнате (2,4 х 4,2) с несовершеннолетней А., при наличии у него умысла на совершение изнасилования, он не стал бы просто стоять у окна, давая ей возможность покинуть комнату, а сделал бы нечто большее, что ясно говорило бы о направленности его умысла. Добровольное же отстранение от А. явно свидетельствует о том, что даже если у Н. и возникал умысел на изнасилование, то он намерено по своему желанию прекратил выполнение начала объективной стороны изнасилования, которая, на мой взгляд, вовсе отсутствует.

Суд внял моим доводам (более подробно см. речь в прениях) и не нашел в действиях Н. покушения на изнасилование, но переквалифицировал его действия с ч.3 ст.30 – ч.3 ст. 131 УК РФ на ч.3 ст.30 – ч.1 ст. 135 УК РФ.

По совокупности трех преступлений (ему также вменялись ч.1 ст. 119 УК РФ и ч.1 ст. 139 УК РФ) Н. назначено лишение свободы сроком на 1 год 6 месяцев с учетом рецидива.

Итоговое решение, которое нас в целом могло бы устроить, еще предстоит отстаивать в вышестоящей инстанции.

К публикации прикрепляю некоторые документы и прошу коллег поделиться своим мнением по вопросу о наличии или отсутствии здесь в действиях лица покушения на изнасилование.

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.постановление о прив​лечении в качестве о​бвиняемого2 MB
2.Ходатайство о прекра​щении уголовного пре​следования39 KB
3.речь в прениях37.8 KB
4.приговор1 MB
5.апелляционное предст​авление прокурора4.2 MB

Да 24 24

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Пятицкий Евгений, Матвеев Олег, Курбанов Курбан, Ларин Олег
  • 03 Декабря 2019, 19:24 #

    Уважаемый Курбан Зубаирович, очень правильно основываться на показаниях потерпевшей как наиболее правдоподобных вызывающих доверие. И после ее слов, что обвиняемый вперил свой взор куда-то во двор, а не на нее, я тоже подумал о добровольном отказе. Нормальное решение. Золотая середина.

    +10
  • 03 Декабря 2019, 20:36 #

    Уважаемый Курбан Зубаирович,  с учетом всех обстоятельств уголовного дела приговор суда — однозначно победа защиты. К сожалению, у нас сейчас вместо оправдательных приговоров суды зачастую принимают всякие компромиссные решения.  Удачи в апелляции.

    +8
  • 04 Декабря 2019, 06:31 #

    Уважаемый Курбан Зубаирович, поздравляю с неплохим успехом в суде первой инстанции.
    ↓ Читать полностью ↓
    Учитывая, что в будущем введут монополию адвокатов, выскажу свои мысли по этому делу.
    Если где неправ, то коллеги-адвокаты и Вы в том числе, меня поправят.
    Из представленных Вами документов по делу единственное, что можно однозначно усмотреть — нарушение неприкосновенности жилища.
    Здесь нет никакой угрозы убийством, никакого покушения на изнасилование, никакого покушения на осуществление развратных действий.
    Начнём с угрозы убийством:
    «Переложил нож с одного края стола на другой». Возникают вопросы: Где лежал нож? Куда переложил? Опасался возможной неадекватной реакции так называемой потерпевшей? Или боялся не сдержаться в силу вспыльчивости своего характера? Приставлял ли нож к горлу? Или поворачивал нож остриём к так называемой потерпевшей? Здесь у меня одни вопросы. Таким образом в данном случае имеется недоказанность угрозы убийством, что приравнивается к доказанной невиновности. Но так как нет совокупности условий (а) однозначно установлено событие преступления, б) конкретному лицу предъявлено обвинение, в) в ходе расследования получены данные, вызывающие сомнение в виновности обвиняемого, а имеющаяся совокупность собранных доказательств не позволяет их опровергнуть и сделать однозначный вывод о доказанности участия обвиняемого в совершении преступления, г) исчерпаны все возможности для устранения сомнений) для прекращения уголовного дела по ст. 119 УК РФ за недоказанностью, то в этой части уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления. Соответственно, в части обвинения по ст. 119 УК РФ следует оправдать подсудимого.
    Что касается переквалификации с покушения на изнасилование на покушение на осуществление развратных действий, полагаю, следующее:
    Во-первых, сама несовершеннолетняя последовательно опровергала всё, в чём обвиняли подсудимого иные лица. Соответственно, показания иных лиц, заявивших о совершении сексуального преступления, подлежат сомнению. Особенно в том случае, если судом не исследовались обстоятельства отношений подсудимого и его супруги Мадины в период их семейных отношений.
    Во-вторых, преступление, предусмотренное ч.1 ст. 135 УК РФ, относится к преступлениям небольшой тяжести.  Но так как по ч.3 ст. 30 УК РФ ответственность за покушение на преступление не конкретизирует категорию преступлений (в отличие от ч.2 ст. 30 УК РФ, где ответственность наступает только за приготовление к тяжкому или особо тяжкому преступлению), разумнее также смотреть на те вопросы, которые возникают. А таких вопросов возникает, собственно, всего три: 1. Нет ли здесь ложных показаний потерпевших, что ими давались на предварительном следствии и в суде? 2. Нет ли здесь оговора потерпевшими подсудимого? 3. А знает ли подсудимый индивидуально-определенные признаки интимных частей тела (родинки, иные пигментные пятна, шрамы, стрижка лобка или отсутствие подобной стрижки или знает ли несовершеннолетняя эти индивидуально определенные признаки интимных частей тела подсудимого) несовершеннолетней? И снова приходим к выводу о недоказанности, как в случае с обвинением по ст. 119 УК РФ. Далее следуя той же логике приходим к выводу об оправдании подсудимого в части ст. 135 УК РФ за отсутствием события преступления.
    Руководствуясь изложенным, максимум, на что «тянут» совершенные подсудимым действия в смысле размера возможного наказания с учетом доказанности только ст. 139 УК РФ «Нарушение неприкосновенности жилища», добровольным признанием подсудимым вины по ст. 139 УК РФ, иных смягчающих обстоятельств, перечень которых не является исчерпывающим (ч. 2 ст. 61 УК РФ), — это на судебный штраф по ст. 76.2. УК РФ. Кстати, к смягчающим обстоятельствам, также отнёс бы религиозные нормы и традиции мусульманской веры, которые, как известно, устанавливают определенные нормы уважения к женщинам и в то же время обязывают женщину ответить на вопрос мужчины. В Уголовном кодексе РФ мусульманская вера не представлена в качестве отягчающего обстоятельства (в отличие от смягчающих, перечень отягчающих обстоятельств является исчерпывающим), а, следовательно, относится к смягчающим обстоятельствам). Но, в принципе, можно и не касаться такой тонкой сферы как религиозное исповедание.
    По крайней мере, у меня такой вывод сложился после изучения представленных материалов.

    +5
    • 04 Декабря 2019, 09:50 #

      Уважаемый Олег Юрьевич, благодарю Вас за проявленный интерес к публикации и подробный анализ дела.

      +2
      • 04 Декабря 2019, 15:54 #

        Уважаемый Курбан Зубаирович, надеюсь, что хоть что-то из этого высказанного мнения Вам поможет.
        Как говорится, не судите строго — это мои практически первые шаги в уголовном праве.

        +2

Да 24 24

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Отсутствие покушения на изнасилование несовершеннолетней» 4 звезд из 5 на основе 24 оценок.

Похожие публикации