Создание апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции преподносилось широкой общественности как революционное изменение всей судебной системы — новая надежда для многих наших сограждан, столкнувшихся с реалиями российского правосудия, на практике оказалось не более чем увеличением количества судей, их помощников, секретарей, и прочего персонала, да строительством новых помпезных зданий, мало влияющих на качество судебных актов.

 

Честно говоря, при существующей системе формирования судейского корпуса и его «идеологической сплочённости», для меня было совершенно очевидным, что начало функционирования новых судов не приведёт к кардинальным изменениям в судебной статистике, и не станет началом новой эры в российском судопроизводстве, и в начале декабря 2019 года мне довелось в этом убедиться.

 

В этом деле я участвовал только на стадии ознакомления с делом в восьмом кассационном суде общей юрисдикции (8КСОЮ) и непосредственном участии в судебном заседании, поэтому о рассмотрении дела в суде первой и апелляционной инстанции (в которых я не участвовал) ничего писать не буду, желающие могут ознакомиться с судебными актами в приложении к этой публикации.

Краткая фабула дела:

В декабре 2005 года, двое предпринимателей решили инвестировать свои денежные средства в строительство торгового центра, став впоследствии собственниками части построенных нежилых помещений.

 

В 2007 году, по совету своих юристов и по версии «потерпевшего», перекочевавшей в приговор, застройщик зачем-то заменил старые (2005 г.) квитанции к приходным кассовым ордерам (ПКО), на новые, на те же суммы, но уже в качестве взносов участников долевого строительства того же объекта, но старые (2005 г.) квитанции к ПКО остались на руках у «инвесторов/дольщиков».

 

В дальнейшем, в 2007 — 2009 годах, по версии потерпевшего, поддержанной следствием и судами, предприниматели вступили в преступный сговор с целью совершения хищения денежных средств застройщика путём обращения с иском о взыскании с него неосновательного обогащения в арбитражный суд, который удовлетворил исковые требования и взыскал с застройщика в пользу обоих предпринимателей все денежные средства, на которые у них имелись квитанции к ПКО, но на которые им не были переданы построенные помещения.

 

Судебные решения арбитражного суда прошли все стадии обжалования, но были оставлены без изменения. В возбуждении уголовного дела по заявлению застройщика о фальсификации доказательств (квитанций к ПКО) было отказано. Все решения вступили в законную силу не позднее 2011 года.

 

Проиграв в арбитражном суде и не доказав фальсификации со стороны предпринимателей, застройщик обратился с заявлением о возбуждении уголовного дела по признакам совершения предпринимателями покушения на мошенничество в особо крупном размере, путём «совершения действий по введению в заблуждение судебного органа». Эта фраза впоследствии неоднократно повторена и в приговоре и в решении по гражданскому иску.

 

Поскольку кассационные жалобы готовились не мной, хотя я и принимал небольшое дистанционное участие в предварительном консультировании доверителя, к судебному заседанию в восьмом кассационном суде общей юрисдикции мной были подготовлены основные тезисы — короткая «выжимка» оснований для отмены всех вынесенных ранее судебных актов, суть которых была в следующем:

 

(1) Судом апелляционной инстанции не были устранены нарушенные норм процессуального права об однократности судебных постановлений, выразившиеся в фактическом пересмотре судебных актов, уже разрешивших спор между теми же сторонами и об одних и тех же обстоятельствах. 

 

На момент рассмотрения данного иска не отменены вступившие в законную силу Решения Арбитражного суда по делу № А78-9371/2009от 14.04.2011 года и по делу № А78-6184/2011от 28.11.2011 и в то же время принято решение судом общей юрисдикции по одним и тем же обстоятельствам, по спору между одними и теми же лицами, то есть нарушены требования ч.2 ст. 13 ГПК РФ, ч.1 ст. 16 АПК РФ, п. 2 ч.1 ст. 134 ГПК РФ, п. 2 ч.1 ст. 127.1 АПК РФ

 

Самостоятельная оценка судом апелляционной инстанции Забайкальского края о недействительности решений Арбитражного суда является недопустимой.

 

Апелляционный суд сделал необоснованный вывод, что вышеназванные споры не тождественны (стр. 14 апелляционного определения), однако принял в качестве доказательств причинения вреда преступлением, те самые платежные поручения в пользу М. и Ш., которые являлись доказательствами по делам, рассмотренным Арбитражным судом в пользу ответчиков по настоящему делу.

 

В основу обжалуемого решения положены доказательства которым арбитражный суд уже дал оценку во вступивших в законную силу судебных актах, но суд общей юрисдикции сделал прямо противоположные выводы в оспариваемом решении.

 

Суд никак не мотивировал почему он принял в качестве доказательств причинения убытков истцу, те же платежные поручения от плательщика ООО «Тантал» получателям М. и Ш. с назначением платежа «Взыскание по исполнительному листу по решению Арбитражного суда по делу № А78-9371/2009от 14.04.2011 года и по делу № А78-6184/2011от 28.11.2011 г.

 

(2) Сроки исковой давности обращения ООО «Тантал», на момент предъявления иска в суд, были неоднократно пропущены, о чем было заявлено ответчиками в судебном заседании и исковые требования не подлежали удовлетворению.

 

ООО «Тантал» полагая, что его права нарушены, отстаивая свои права в рамках уголовного процесса, в рамках гражданского процесса даже в 2011 году (поступление искового заявления в материалы уголовного дела (том 5 л.д. 41 уголовного дела) в суд с иском намеренно не обратилось и пропустило сроки исковой давности. 

 

В соответствии со ст. 195 ГК РФ, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. В соответствии с ч.1 ст. 196 ГК РФ, общий срок исковой давности составляет три года. В соответствии с ч.2 ст. 199 ГК РФ, исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. 

 

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В соответствии с ч.1 ст. 200 ГК РФ, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. 

 

При этом при исчислении сроков давности, так же необходимо учитывать следующее:

 

Согласно ст. 48 ГК РФ, юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде.

 

В соответствии с законом РФ «О бухгалтерском учёте» (во всех его редакциях) каждый экономический субъект обязан вести бухгалтерский учёт своего имущества и обязательств, и представлять в уполномоченные органы бухгалтерскую (финансовую) отчётность. 

 

Отчетным периодом для годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности (отчетным годом), во всех организациях, является календарный год — с 1 января по 31 декабря включительно. 

 

Обязательный экземпляр составленной годовой бухгалтерской (финансовой) отчетности представляется не позднее трех месяцев после окончания отчетного периода. Из этого следует, что любое юридическое лицо должно узнавать о наличии у него хищений (убытков, ущерба) в отчётном периоде, не позднее 1 апреля года, следующего за отчётным. 

 

При этом, возбуждение уголовного дела и его расследование, не приостанавливает течение сроков исковой давности (ст. 202 ГК РФ), и пропущенный юридическим лицом срок не подлежит восстановлению ни по каким основаниям (ст. 205 ГК РФ). 

 

Правовое значение имеет только и исключительно, предъявление исковых требований в суд (а вовсе не следователю), а не в какой-либо иной орган, с соблюдением процедуры установленной главой 12 ГПК РФ. 

 

Вопреки мнению суда о том, что «по смыслу закона право на предъявление гражданского иска по уголовным делам о возмещении ущерба, причинённого преступлением, возникает одновременно с судебным решением, которым установлена вина подсудимых, в предъявленном им обвинении»,  Конституционный суд РФ прямо указал, в своём Определении от 5.03.2014 г. № 589-О, буквально следующее:

 

«само по себе возбуждение уголовного дела по заявлению потерпевшего, выступающего в рамках этого уголовного дела в качестве гражданского истца, не препятствует возможности защиты потерпевшим своих имущественных прав в порядке гражданского судопроизводства путем подачи иска в арбитражный суд или суд общей юрисдикции.

Потерпевший, предъявляя гражданский иск в уголовном процессе на стадии предварительного следствия, должен предвидеть юридические последствия своих действий, в том числе возможность, а в отдельных случаях — и необходимость защиты своих прав в порядке гражданского судопроизводства». 

При этом, в соответствии со ст. 79 закона РФ № 1-ФКЗ, все решения (в том числе и Определения (ст. 71 закона РФ № 1-ФКЗ)) Конституционного Суда Российской Федерации окончательны и не подлежат обжалованию. 

 

Решения (в том числе и Определения (ст. 71 закона РФ № 1-ФКЗ)) Конституционного Суда Российской Федерации действуют непосредственно и не требуют подтверждения другими органами и должностными лицами.

Суд безусловно обязан был применить последствия пропуска срока исковой давности о котором было заявлено стороной в судебном заседании.

* * * * * 

 

О том, как 8-й КСОЮ «обошел» эти доводы, профессионалы могут прочесть в прилагаемом кассационном определении.

 

Неужели… https://youtu.be/KqgzOQvyX9c

 

P.S. Казалось бы, чему нас учит семья и школа этот пример? Я для себя сделал простые выводы:

  1. Суды общей юрисдикции теперь могут не исполнять и не принимать в расчёт вступившие в законную силу решения арбитражных судов, и даже считать их способом совершения мошенничества.
  2. Суды общей юрисдикции могут не принимать в расчёт судебные акты Конституционного суда и произвольно извращать интерпретировать любые нормы права в угоду поддержания выводов следствия и суда по уголовным делам.

Документы

1.Решение1.1 MB
2.Апелляционная_жалоба128.8 KB
3.Апелляционное опреде​ление4.7 MB
4.Кассационная_жалоба_​196 KB
5.Кассационная_жалоба_​2112 KB
6.Тезисы_8КСОЮ66.2 KB
7.Кассационное определ​ение4.4 MB
8.Кассационная жалоба ​в ВС РФ (проект)168.6 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.

Да 72 72

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Более 20 участников...
  • 27 Февраля, 10:25 #

    Уважаемый Иван Николаевич, ваша правовая позиция весьма последовательна и логична. Кассация очевидный беспредел вынесла. Жаль, что доверитель не обратились к вам с самого начала, может быть результат был иным.

    +14
    • 27 Февраля, 10:45 #

      Уважаемый Андрей Владимирович, доверитель из другого региона и до попадания в кассацию рассматривалось в Забайкалье... 
      Всегда бывает жаль видеть такие дела, понимая, что время представления определённых доказательств упущено, и сам бы я построил защиту несколько иначе, но… приходится работать с тем, что есть (smoke)

      +12
  • 27 Февраля, 10:26 #

    Вопреки мнению суда о том, что «по смыслу закона право на предъявление гражданского иска по уголовным делам о возмещении ущерба, причинённого преступлением, возникает одновременно с судебным решением, которым установлена вина подсудимых, в предъявленном им обвинении»,В одном из решений по гражданскому делу (спор двух граждан по ущербу от ДТП) суд, отказывая в иске, написал следующее: срок исковой давности начинает течь не с момента вынесения приговора по уголовному делу, а с момента ДТП. :D(Y)

    Добавлю к упомянутой цитате: получается на стадии следствия нет права заявить иск?! Приговора же еще нет. (rofl)

    +12
    • 27 Февраля, 10:50 #

      Уважаемый Андрей Валерьевич, в судебном заседании я буквально на пальцах разъяснял, что срок давности начинает течь с момента нарушения права, или с момента, когда истец узнал, или должен был узнать, о таком нарушении, и момент такого «узнавания» никак не совпадает с днём вступления в силу приговора... 
      Судьи сокрушенно кивали, кривились, смотрели по сторонам… и «заботились» об устойчивости статистических показателей... (headbang)

      +16
      • 27 Февраля, 19:04 #

        Уважаемый Иван Николаевич, это, к сожалению, догма у них такая..
        Сам с подобным толкованием сталкивался

        Причем такой подход применяют даже к исчислению срока для признания сделки недействительной, при том, что он исчисляется с момента ее совершения, но никак иначе.

        +7
  • 27 Февраля, 10:32 #

    Уважаемый Иван Николаевич, а еще суды при взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами в ситуации, когда вина установлена приговором суда и ущерб от преступления возмещен добровольно, отказывают. А знаете почему? Потому что!:D
    Или суды еще могут в рамках одного дела изменить решение, вступившее в законную силу по другому делу.

    +5
  • 27 Февраля, 11:00 #

    Уважаемый Иван Николаевич,
    … да строительством новых помпезных зданий, мало влияющих на качество судебных актовне в бровь, но в глаз!
    В 2007 году, по совету своих юристов и по версии «потерпевшего», перекочевавшей в приговор, застройщик зачем-то заменил старые (2005 г.) квитанции к приходным кассовым ордерам (ПКО), на новые, на те же суммы, но уже в качестве взносов участников долевого строительства того же объекта, но старые (2005 г.) квитанции к ПКО остались на руках у «инвесторов/дольщиков».О как? ОМГ, это достойно самого Г.Гудини!

    +8
  • 27 Февраля, 11:12 #

    Уважаемый Иван Николаевич, пока ни от кого не услышала теплых слов о 8КСОЮ. 
    Восхищаюсь нашими судами, так выворачивать факты и законодательство — это уметь надо! По-моему, чтоб отписывать такие решения нужно быть очень сильно замотивированным.

    +14
  • 27 Февраля, 16:32 #

    Уважаемый Иван Николаевич, совершенно верные и принципиальные рассуждения, если уж вы приняли решение, и считаете его установившим факты, то другое решение, не может простым утверждением, без признания решения ошибочным пересматривать установленные обстоятельства.
    У меня вот сейчас по известному на праворубе делу подготовлен окончательный отвод судье по уголовному делу, как раз на основании того, что обстоятельства, являющиеся предметом по делу она уже разрешала не в пользу подсудимых в рамках гражданского дела. И с самого начала об этом знали все. Более того, такое очевидное (объективный критерий) отсутствие беспристрастности суда будет «замазано» «рассуждениями из УПК» и проигнорировано, а отвод не будет удовлетворен.

    +6
    • 27 Февраля, 17:30 #

      Уважаемый Евгений Александрович, а у меня мировушка только что по таким основаниям сама отвелась!

      Суды само собой превратились в часть системы и как таковой власти у них давно нет. Но к этому, как мне кажется, следует еще добавить то, что собственно законодательство в России, созданное под руководством сами знаете кого, как туманный альбион. А в мутной воде, как мы понимаем, какую угодно рыбу ловить можно.

      В моем понимании закон — это правило жизни. Любой должен прочесть это правило и понять, как по нему жить. Наш закон на столько многослойный и многоуровневый, да еще смазанный таким суррогатным явлением как «судебная практика», что скоро юристы перестанут понимать о чем он. А уж о о гражданах и говорить не приходится!

      За то, с точки зрения государственного устройства, все правильно — когда люди не понимают как им жить, ими легче управлять.

      Есть только ньюанс один! У людей должна быть хотя бы одна дверь, за которой они могут просить для себя защиты. Сейчас все двери заперлись! И когда люди поймут, что их никто не защищает, они начинают защищаться сами.

      Чем это чревато в нашей стране, мы все понимаем!

      +12
      • 27 Февраля, 17:58 #

        Уважаемый Владимир Борисович, все верно… но как то мягко)
        И еще не могу согласиться, что закон — правило жизни. Жизнь значительно богаче любого правила, а уж законоустановленного тем более. В самом законе в силу свойств его формальности уже заложено противоречие. Это противоречие получило юридическое название — теория квалификации, когда жизнь пытаются втиснуть в рамки грубого приближения поведенческого паттерна каждого ее субъекта. Но это в принципе невозможно, поэтому изобретено чиновничье усмотрение.
        Судебная система и есть в идеале битва сторон за это усмотрение.
        Такая расстановка говорит о более справедливом подходе в прецедентно-правовых системах, поскольку там лучше учитываются как раз разнообразные проявления жизни.
        В жестких кодифицированных правовых системах судебно-чиновничье усмотрение превращается в произвол, который мы и наблюдаем.

        +7
        • 27 Февраля, 18:20 #

          Уважаемый Евгений Александрович, все так, но 
          Судебная система и есть в идеале битва сторон за это усмотрение.нас как раз и лишили этого права на битву (состязательности), ограничив рамками (судебной практикой). Вот решили мы (судебные чиновники) так рассматривать эту категорию дел (судебно-чиновничье усмотрение), в этой банке (судебной практике) и кувыркайтесь (произвол). Так, «на пальцах» сейчас выглядит объективная реальность!Пусть закон противоречив по своей природе. Восприятие закона тоже противоречиво. Закону не свойственны такие качественные показатели как «хороший» или «плохой», он просто закон и должен соблюдаться для всех одинаково. И применять суды должны закон, а не так как сейчас, удобно, применим закон, не удобно, размажем понятие закона судебной практикой.

          +6
  • 27 Февраля, 16:35 #

    Уважаемый Иван Николаевич, до Вашей публикации у меня  наивно складывалось впечатление об изменении судебной системы в лучшую сторону. Очень жаль. Думаю, что это не последний случай.

    +7
    • 28 Февраля, 04:44 #

      Уважаемый Николай Николаевич, поскольку я уже достаточно давно живу на этом свете и достаточно много успел повидать, я как-то не слишком верю в успешность судебных реформ, выражающихся в строительстве новых судов и создании новых судебных инстанций, при неизменном подходе к кадровым вопросам. 
      Вот старый анекдот в тему: 
      Офис.
      С утра офисные сотрудники в спешке передвигают мебель с места на место, выравнивают все по сантиметру, компасу и т.д.
      Посредине всего этого хаотичного движения стоит старенькая уборщица в обнимку со шваброй, испуганно смотрит на все это действо.
      Бормочет про себя: «Только помыла, сейчас все опять затопчут, ироды и т. д.»
      Стояла долго смотрела на все это, потом спрашивает:
      — Милые, а что вы тут делаете? Переезжаете?
      — Да нет, бабуля, мы сейчас мебель по фен-шую передвинем и у нас сразу продажи взлетят до небес.
      — Сынки, я тут давно уже работаю, еще до революции полы в этом здании мыла. Так вот, до революции тут публичный дом был. Так там, когда выручка падала, кровати не двигали. Там сразу блядей меняли.

      +14
      • 28 Февраля, 15:07 #

        Уважаемый Иван Николаевич, я думаю, что не мы одни так считаем. Но тем не менее, те, кто уполномочен принимать решения относительно реформы судебной системы, почему-то настойчиво идут по этому пути.

        Заметьте, такие очевидные вещи, как закрытость судейского сообщества, обеспечивающая ему, по сути, преемственность поколений, отсутствие у судей практического опыта правоприменения, низкое качество образования, отсутствие культуры отправления правосудия даже не обсуждаются. Почему? Нет этих проблем? Или кем-то запрещено поднимать эти вопросы до уровня проблемы?

        Так что Вы совершенно правы, девочек надо менять! Причем, заметьте, менять их надо везде!

        +3
  • 27 Февраля, 17:04 #

    Уважаемый Иван Николаевич, речь идет о взыскании ущерба, причиненного преступлением, насколько я понял из решения. К сожалению, судья, как это обычно бывает поленилась дать подробную мотивировку принятым решениям.С доводом о том, что дело подлежало рассмотрению в АС не согласен.

    В данном случае рассматривались требования о взыскании вреда, причинного преступлением. Соответственно физлицом не в рамках экономической деятельности.с доводом о том, что избран не верный способ защиты, необходимо было обращаться в АС и отменять судебные акты — не вполне согласен. Приговором установлено, что преступным явилось введение в заблуждение суд. И как следствие, вынесение судом решения, основанного на недостоверных доказательствах.

    Т.е. объективная сторона охватывает весь комплекс действий от предъявления иска вплоть до получения денег. Соответственно обязательной отмены судебных актов АС для взыскания вреда не требуется.По сроку исковой давности.

    Где то я встречал мнение высших сил о начале течения срока исковой давности по искам о возмещении ущерба от преступления, которая сводилась к тому, что фактически потерпевший получает возможность защиты своего права с момента вступления приговора в законную силу. Это обусловлено тем, что до момента вступления приговора в законную силу никакие действия не считаются преступными, следовательно и возможность предоставить доказательства наличия причинно следственной связи между неправомерными действиями и вредом не имеется возможности. Соответственно потерпевший от преступления лишен возможности разумно и добросовестно осуществлять свои права.

    В данном случае, поскольку речь идет о возмещении вреда, причиненного преступлением, постольку правомерным было определить момент начала срока исковой давности моментом вступления приговора в законную силу. Потому что сам по себе ущерб является следствием преступных действий, а сами действия квалифицировать как преступные стало возможным только после вступления приговора в законную силу. 

    Полностью с вами согласен об абсурдности вывода о том, что подача заявления о признании гражданским истцом само по себе повлекла прерывание срока исковой давности. В данном случае речь может идти о совершении действия, направленного на защиту права и являющимся свидетельством о том, что лицо действовало разумно и добросовестно и не более того.

    +12
    • 27 Февраля, 17:43 #

      Уважаемый Алексей Вячеславович, разделяю Вашу позицию.

      +5
    • 28 Февраля, 04:35 #

      Уважаемый Алексей Вячеславович, я безусловно уважаю ваше мнение, да и мнения «высших сил» мне тоже известны, но в совокупности всех обстоятельств, логика принятия решений нарушена: 
      1.  Лица 1 и 2 (ИП) обратились в АС с иском о взыскании неосновательного обогащения с лица 3 (ООО) и АСы всех уровней удовлетворили их требования, признав, что лицо 3 должно лицам 1 и 2. Попутно была проверена достоверность всех доказательств и признаков фальсификаций не выявлено.

      2.  Лицо 3 (ООО) обращается с заявлением о совершении мошенничества лицами 1.и 2 в полицию, и следствие квалифицирует получение судебного решения как инструмент хищения, а впоследствии СОЮ выносит приговор, которым устанавливает, что вступившее в законную силу решение АС — способ совершения хищения, т.е. с ним можно не считаться, и даже отменять его не нужно, т.е. имеются два прямо противоположных решения, вступивших в законную силу. 
      Кто-то считает это нормальным? 

      3.  По срокам давности — мне даже как-то неловко предположить, что в момент обращения в полицию, лицо 3 не знало ни о предполагаемом факте хищения, ни о лицах, его якобы совершивших, т.е. все условия начала течения СИД налицо, и КС прямо указал именно на это. 

      4.  Лицо 3, понимая, что в гражданском процессе по иску к лицам 1 и 2 ему ничего «не светит», поскольку есть решение АС, получает в СОЮ приговор, игнорирующий решение АС, и вуаля — обращается с иском по уже «новому основанию» и начинает новый отсчёт СИД исходя из приговора. 
      Вам не кажется, что в этом случае сами суды действовали в обход закона (ст. 10 ГК РФ) и просто подгоняли свои решения под обывательскую установку — «ну они же всё-равно (на самом деле нет) украли, надо потерпевшему подсобить»?

      +8
      • 28 Февраля, 19:10 #

        Уважаемый Иван Николаевич, краеугольным моментом для СИД вы считаете 
        ↓ Читать полностью ↓
        По срокам давности — мне даже как-то неловко предположить, что в момент обращения в полицию, лицо 3 не знало ни о предполагаемом факте хищенияОднако в этом вопросе стоит обратить внимание на определение момента возникновения права и обязанности возмещения вреда, причиненного преступлением. До того как приговор вступил в силу никакое из действий, совершенных ответчиками, не являлось хищением. И называть, считать их таковыми никто не был вправе. Т.е. до момента вступления приговора в силу все действия считались совершенными правомерно, соответственно преюдиция АСов была и не могла быть подвергнута сомнению. каких либо иных прав и обязанностей у сторон не было. 
        Как только приговор вступил в силу, то совокупность действий с момента направления иска и до реального получения денег стали именоваться хищением. Т.е. появился новый правовой статус у этих действий, что повлекло соответствующие правовые последствия. А именно правовые последствия, вызванные совершением преступления.
        Иск был заявлен о возмещении вреда, причиненного преступлением. Правовые последствия, в т.ч. и обязанность преступника погасить вред, возникают с момента когда деяние стало преступлением, а преступником согласно Конституции РФ лицо становится только после вступления приговора в силу. Соответственно и правовые последствия в виде обязанности возместить вред наступают только после этого момента. Поэтому и основания для взыскания вреда причиненного преступлением появляются только одновременно с приговором. Соответственно с этого момента возникает право и обязанность, что влечет начало фразы: когда узнал или должен был узнать.

        Лицо 3, понимая, что в гражданском процессе по иску к лицам 1 и 2 ему ничего «не светит», поскольку есть решение АС, получает в СОЮ приговор, игнорирующий решение АС, ст. 90 УПК РФ. Преюдицией для приговора является только обстоятельства, а не вывод АСов. А именно факты наличия платежных документов, факт обращения с иском, факт удовлетворения иска. А вывод о правомерности или неправомерности  обращения с иском из решения АСов в качестве преюдиции не может служить. Тем более приговор мы здесь и не обсуждаем.
        Для СОИ, разрешающего это дело, преюдицией по смыслу п.4 ст. 61 ГПК РФ являются обстоятельства, установленные приговором, обязательны.

        По остальным доводам о взаимосвязи приговора и решений АСов и т.п. обсуждать нет смыла. Ни с приговором, ни с у.д. я не знаком. Там само по себе может вылезти камней немерено. Поэтому такой разговор может стать общением слепого с немым.

        Мы обсуждаем исключительно узкий вопрос. По которому, основываясь исключительно на обстоятельствах, указанных в приложениях, считаю, что резолютивная часть решения суда правильная. А вот мотивировочная косячная. Здесь вы правы. Особенно перл о том, что заявление о признании гр. истцом было подано вовремя на стадии следствия. Повелся судья как дите. Или расписывать лень или туповатая. Ну а косяк в мотивировке, как всем известно, при правильно вынесенной резолютивке косяком не является. (Это еще одно убожество процесса, которое в итоге порождает убожество при отправлении правосудия).

        +3
        • 29 Февраля, 08:35 #

          резолютивная часть решения суда правильная. А вот мотивировочная косячнаяУважаемый Алексей Вячеславович, никакой вывод (резолютивку) нельзя признавать правильным, при наличии явных дефектов в мотивировке (логике), приведшей к этому выводу — это ведь всё-равно, что школьник, не смог решить уравнение, но что-то несуразное написал, а ответ подсмотрел в конце учебника… ни один нормальный учитель такое решение не зачтёт, но это ведь математика, в ней такое «не канает», а в нашей юриспруденции запросто (smoke) 

          Кроме того, я не считаю, что приговор (любой) может устанавливать иное время совершения деяния (любого), по сравнению с тем, что происходило в реальности, и если в данном случае, ответчикам вменяется причинение ущерба в результате совершения преступления, то это не какое-то новое, абстрактное, преступление, а всё-то же хищение, которое (по мнению суда) произошло в 2009 году, но никак не в день вступления приговора в силу.

          +4
          • 29 Февраля, 09:30 #

            Уважаемый Иван Николаевич, в этом и есть косяк законодательства, который позволяет оставить судебный акт в силе не смотря на нарушение процесса и материального права, если это не привело к принятию неверного решения. Такое законоположение расхолаживает и ведёт к написанию порой бредовых актов. А разбирательство происходит не по праву, а по понятиям.
            Что касается сид, то опять обращаю внимание, что понятие хищение и соответствующие правовые последствия возникают вместе с приговором. И суд в силу ч.4 ст. 61 ГПК РФ, жёстко связан приговором при рассмотрении иска о возмещении вреда. В силу закона он не может иначе. Это такая же конструкция как и при квартирой краже.

            +3
  • 27 Февраля, 17:42 #

    Уважаемый Иван Николаевич, я, пожалуй, соглашусь с коллегой Мамонтовым А.В. Добавлю лишь, что при описанных исходных данных, если бы предприятие обратилось отдельно с гражданским иском во время расследования уголовного дела, скорее всего, в его удовлетворении было бы отказано в связи с теми положениями закона, которые не позволяют суду рассматривать повторно споры между теми же лицами, по тем же основаниям.

    В данном случае, вступивший в законную силу приговор, наряду с решениями арбитражного суда, является преюдициальным относительно тех обстоятельств, которые им установлены. И, поскольку это более поздний судебный акт из равнозначных, полагаю, что по смыслу закона, он обнуляет преюдициальность ранее состоявшихся и их отмена в связи с пересмотром по новым обстоятельствам не требуется.

    +7
  • 27 Февраля, 18:23 #

    Уважаемый Иван Николаевич, Вами проделана большая работа! На данном этапе все не заканчивается, как говорится «хорошо смеется тот, кто смеется в последней инстанции». Удачи Вам(handshake)

    +9
  • 27 Февраля, 20:04 #

    Уважаемый Иван Николаевич, полностью разделяю Ваши взгляды! Новые суды лишь новые декорации абсолютно пошлого и надоевшего спектакля! Как я написал своей доверительнице недавно, что суды новые, а отписки старые… И эта система стоит налогоплательщикам огромных денег!

    +9
  • 28 Февраля, 04:00 #

    Уважаемый Иван Николаевич, вспомнилась подобная ситуация, но она была еще до «ликвидации» ВАС РФ. 
    Суд общей юрисдикции выносит решение «случай -  страховой», апелляция подтверждает, но спор был между застрахованным  и иным лицом (выгодоприобретателем), стороны и суд страховую организацию почему-то третьим лицом в процесс не привлекли;
    Арбитражный суд уже по иску выгодоприобретателя  к страховой организации о взыскании страхового возмещения отказывает во взыскании, считая, что «случай- не страховой», игнорируя выводы суда общей юрисдикции.
    Ясно, что это не преюдиция (страховую организацию третьим лицом в первом процессе не привлекали),  но выносить решение, прямо противоречащее другому решению «тоже суда» как-то странно, факт наступления  страхового случая  суд общей юрисдикции по отношению к застрахованному ранее установил и обосновал.
    Оба процесса доведены до стадии  жалоб председателям  ВС и ВАС.
    Везде отказано. 
    В первом процессе «по новым обстоятельствам» со ссылкой на решение арбитража, что случай не страховой — тоже отказано. 
    Суды общей юрисдикции игнорировали арбитраж и наоборот.
    Почему сейчас так происходит, после появления «единого» ВС РФ, не пойму.

    +5
    • 28 Февраля, 04:04 #

      Уважаемый Дмитрий Владимирович, всем известное «противостоние» АС и СОЮ порой действительно превращается в театр абсурда, но наши «великие реформаторы» попросту не желают замечать этого, ну а народ… да что народ, пусть народ сам как-нибудь свои проблемы решает... (smoke)

      +6
  • 28 Февраля, 15:34 #

    Уважаемый Иван Николаевич, позволю себе не согласиться с Вами по некоторым моментам. 
    1) Взыскание задолженности с ООО «Тантал» неосновательного обогащения и взыскание с предпринимателей «М» и «Ш » ущерба, причиненного преступлением — не одно и тоже.
    2)  Срок исковой давности по требованию о возмещении ущерба, причиненного преступлением не истек,  так как начало течения срока исковой давности в данном случае связано с моментом вынесения приговора суда, либо вступления его в законную силу (Определение КС РФ от 16 апреля 2009 г. N 500-О-О).  Но, в любом случае, мне понятны Ваши возражения, толки о начале течения срока исковой давности до сих пор не унимают умы специалистов. 
    Удачи в Верховном суде.

    +2
    • 28 Февраля, 16:30 #

      Уважаемый Максим Юрьевич, начало течения срока давности всегда было оценочным понятием. Даже если такой момент определен достаточно точно законом, постановлением или обзором практики Верховного Суда РФ, он все равно связан с наступлением каких-то обстоятельств, определяющих этот момент. 

      А наступили эти обстоятельства или нет, как Вы понимаете, это второй уровень толкования. Поэтому дискуссии относительно начала течения срока давности — мертвая петля. Никогда не завершатся!

      +2
    • 29 Февраля, 08:46 #

      Уважаемый Максим Юрьевич, вынужден процитировать самого себя
      … я не считаю, что приговор (любой) может устанавливать иное время совершения деяния (любого), по сравнению с тем, что происходило в реальности, и если в данном случае, ответчикам вменяется причинение ущерба в результате совершения преступления, то это не какое-то новое, абстрактное, преступление, а всё-то же хищение, которое (по мнению суда) произошло в 2009 году, но никак не в день вступления приговора в силу. 

      +3
  • 28 Февраля, 16:24 #

    Уважаемый Иван Николаевич, смотрите, прямо сейчас развивается такая ситуация. Предприниматель К. и предприниматель Р. владеют по 1/2 доле складом, который сдают в аренду. Крупный арендатор не пожелал заключать договор аренды с множественностью лиц на стороне арендодателя и было принято решение заключить его с предпринимателем К.
    ↓ Читать полностью ↓

    Между К. и Р., в свою очередь было заключено соглашение о том, что К., получив арендную плату, после вычета всех расходов и налогов, половину дохода перечисляет на расчетный счет Р.

    Пару лет все было здорово, пока Р. не влезла в долги и в отношении нее не было возбуждено несколько исполнительных производств. После этого Р. попросила К. перечислять причитающиеся ей деньги на карту мужа. Соглашением было предусмотрено переводить деньги на расчетный счет Р. или, дословно, иным не запрещенным законом способом. К. согласилась и целый год перечисляла арендную плату на карту мужа Р. 

    Через год отношения испортились и Р. предъявила иск в арбитражный суд о ненадлежащем исполнении соглашения и взыскании суммы долга. Мужа привлекли в качестве третьего лица, он нагло заявил, что К. была должна ему лично деньги и таким образом расчиталась. К аренде эти перечисления никакого отношения не имеют. Взыскали более 700 тысяч. рублей. Решение исполнено.

    Сейчас я помогаю решить вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении Р. и ее мужа. Предположим, его возбудят, расследуют, привлекут их к уголовной ответственности и осудят. Ущерб будет установлен приговором. Естественно, взыскивать его мы станем в общей юрисдикции. 

    Нужно ли мне отменять при этом состоявшееся и исполненное решение арбитражного суда по новым обстоятельствам?

    Я думаю, что нет. В этом нет никакого смысла и никакой правовой необходимости. Если бы оно было хотя бы не исполнено, возможно, в отмене был бы смысл.Отменить его, чтобы прекратить исполнение, а исполненную часть взыскать, опять же как ущерб по уголовному делу.

    Мне кажется, в Вашем случае аналогичные исходные данные. При этом я не анализирую ситуацию с позиции «крали/не крали». Имею ввиду лишь вступившие в силу исполненные решения арбитражного суда, вступивший в силу приговор и гражданский иск, связанный с возмещением вреда, причиненного преступлением.

    В таких ситуациях, на мой взгляд, нужно учитывать следующее. Хоть и идет речь арбитражных судах, в уголовном деле, а затем и в общей юрисдикции, казалось бы, об одних и тех же деньгах, их правовое положение разное. В первом случае это неосновательное обогащение, в другом — ущерб, причиненный преступлением. И в первом, и во втором случаях для принятия решения могли быть приняты во внимание одни и те же фактические обстоятельства, но их правовое значение не одинаковое. 

    В связи с этим установленное арбитражными судами не будет иметь значения для установленного приговором. Поэтому кассационный суд и исключает преюдицию судебных актов арбитражного суда.

    Это мое мнение и я не претендую на то, что оно безусловно правильное.

    +2
    • 29 Февраля, 08:42 #

      Уважаемый Владимир Борисович, спасибо за Ваше мнение, но давайте для простоты и наглядности представим, что первое решение выносилось не в арбитражном, а в том же СОЮ, да ещё и тем же судьёй — как быть тогда?
      Так же будете считать, что в споре между одними и теми же лицами, об одних и тех же обстоятельствах, могут одновременно существовать два, прямо противоположных решения, или всё-таки одно из них нужно пересматривать и отменять? (smoke)

      +3
      • 29 Февраля, 09:39 #

        Уважаемый Иван Николаевич, вопрос об одном и том же судье давайте опустим сразу. Думаю, такого не может произойти.
        ↓ Читать полностью ↓

        А вот в остальной части, мне кажется, принципиальной разницы нет. 

        Как бы выразиться… Ни в Вашем случае, ни в описанном мной не будет спора об одних и тех же обстоятельствах.

        Смотрите, в Вашем случае в арбитражном суде в споре о неосновательном обогащения доказыванию подлежало такое обстоятельство, как факт передачи денег ответчику. И квитанции служили доказательством этого факта.

        Арбитражный суд, получив доказательство передачи денег, и не получив доказательств исполнения встречного обязательства, пришёл к выводу о неосновательном обогащении.

        В уголовном деле доказыванию подлежала вина в причинении имущественного вреда, то есть приговором установлено (образно), что подсудимые, при отсутствии всетречного обязательства, предъявили суду квитанции и получили право требования исполнения денежного обязательства. Исполнив решение, причинили имущественный вред, подлежащий взысканию как причинённый преступлением.

        Другой суд не рассматривает спор повторно по тем же обстоятельствам. Он рассматривает новый спор, по другим основаниям. Он взыскивает ущерб, причинённый преступлением и обстоятельства, установленные приговором, для него будут преюдициальными.

        Поэтому, я полагаю, что ничего бы не изменилось, если бы неосновательное ранее рассмотрел бы суд общей юрисдикции.

        Нормы, о которых Вы говорите, немного не так работают. У меня случай был в начале 2000-х. В районном суде сожительница взыскала деньги, которые занимала сожителю по договору займа как ИП.

        Потом сожитель прекратил свое ИП и уехал в Нягань работать фахтовым методом, зарегистрировался там по месту пребывания. 

        Барышня нашла в Нягани адвоката, выслала ему нотариальную копию договора займа и он там повторно взыскал эти же деньги. Проценты по 395-й только отличались.

        Вот это второе решение мы отменяли, поскольку другой суд рассмотрел спор между теми же лицами, по тем же обстоятельствам. А потом дело уголовное в отношении неё возбудили.

        +1
  • 28 Февраля, 21:22 #

    Уважаемый Иван Николаевич, к сожалению, без отмены судебных актов АС, право оказалось «изнасилованным». У нас же не право справедливости, а право закона. 

    К сожалению, суды обошли закон, руководствуясь правилом «золотой руки», как мне представляется.

    Моё мнение — идти до Конституционного Суда! Если Доверителями будет принято такое решение!

    +2
    • 29 Февраля, 08:20 #

      Уважаемый Евгений Алексеевич, в том-то и дело, что суды (может быть) исходили из «благих» намерений, но решили «сократить» некоторые этапы, и просто «подыграть» потерпевшему, но в таком случае это уже не судьи, а «сообщники», которые сами считают такое своё поведение вполне допустимым и оправданным. 

      Однако, экстраполируя такой подход на спортивные состязания, можно представить, что во время боксёрского поединка, рефери решит, что нужно помочь одному из соперников, и подставить подножку его оппоненту, или стукнуть его дубинкой по затылку :x… а в юриспруденции кто-то считает это нормальным (smoke)

      +3
      • 01 Марта, 11:05 #

        Уважаемый Иван Николаевич, не мы создавали правила игры. Но государство меняет правила игры в удобном для себя варианте.

        По одному из делу, когда рейдеры пропустили срок на обжалования судебного акта, они его пересмотрели через продажный суд путём подачи нового иска. Это в голове не укладывается. То решение суд не стал исполнять — оно вступившее в законную силу и действует и сейчас, но цена его юридической силы, гарантированной силой РФ — ноль, оно не более, чем презерватив после его использования.

        +1
  • 29 Февраля, 05:58 #

    Уважаемый Иван Николаевич, после процессуальных изменений до кассационных инстанций ещё не доходил, пока только до апелляционных (на дистанционном).
    На мой взгляд, ничего не изменилось.
    По факту все эти по сути переименования судов всё равно, что если через ныне вносимые поправки в Конституцию Российской Федерации, например, Президент РФ переименует себя в Генерального Секретаря.

    +1
  • 29 Февраля, 13:57 #

    Уважаемый Иван Николаевич, в защиту Вашей позиции сошлюсь на выдержку из определениея СКГД ВС РФ:
    Исчисляя срок исковой давности со дня вступления в законную силу приговора суда (24 июня 2014 г.), установившего факт незаконного выбытия спорной квартиры из собственности города Москвы, судебные инстанции применительно к требованиям о защите права собственности исходили из даты вступления в законную силу приговора суда от 15 апреля 2014 г. и не учитывали то обстоятельство, что о нарушении своего права в отношении квартиры публично-правовое образование город Москва в лице своих компетентных органов достоверно узнало не позднее 22 марта 2012 г. (л.д. 51), поскольку постановлением старшего следователя 3 отдела СЧ ГЧЦ ГУ МВД России по г. Москве от 22 марта 2012 г. Иначе говоря, например ВС РФ не считает, что когда было известно о нарушении права, то срок начинает течь с момента вступления в силу приговора. Да, если, например, совершена кража и потерпевший не знает, кто её совершил, то СИД не начинает течь, пока не установлен похититель. В Вашем же случае истцу было все известно. Поэтому следует всегда отличать те ситуации, когда истец не знает, кто нарушитель права, от тех, когда он известен.

    +7
    • 29 Февраля, 20:15 #

      Уважаемый Иван Николаевич,  лишний раз убедился в одном, что у нас в стране:  «закон — что дышло: куда повернёшь — туда и вышло». Хочешь, считай СИД с момента приговора, хочешь с момента вступления приговора в законную силу, если очень нужно то с момента фактического нарушения прав. Видимо все зависит  от конъюнктуры.  Вспомнил адвокатскую байку: «Петя принес судье 100 тысяч, а Вася принес судье 150 тысяч. Суд вернул Васе 50 тысяч и пообещал судить по закону».

      +5
    • 01 Марта, 21:59 #

      Уважаемый Иван Николаевич, я Вас поддержу!

      Во-первых, после приговора потерпевшему — ответчику  была прямая дорога в арбитражный суд с заявлением о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам. Уж коли он считает, что доказательства были сфальсифицированы, арбитражный суд должен был по заявлению ответчиков рассмотреть вопрос о рассмотрении дела в связи с этими новыми обстоятельствами. 
      Во-вторых, исчерпывающая позиция КС по вопросу о пропуске сроков исковой давности. В этом деле он пропущен. Да и нормы ГК никак не связывают течение сроков исковой давности с постановлением приговора — узнал о нарушении, срок давности пошел.

      +7
      • 02 Марта, 04:04 #

        Уважаемый Максим Сергеевич, да, именно так, поскольку все прочие варианты «упрощенчества», когда предыдущее решение можно не пересматривать в установленном порядке, а просто игнорировать, приводят к полной деградации всего процесса.

        +7
    • 02 Марта, 13:55 #

      Уважаемый Иван Николаевич, скорее соглашусь с коллегами Мамонтовым и Ильичевым.
      … я не считаю, что приговор (любой) может устанавливать иное время совершения деяния (любого), по сравнению с тем, что происходило в реальности, и если в данном случае, ответчикам вменяется причинение ущерба в результате совершения преступления, то это не какое-то новое, абстрактное, преступление, а всё-то же хищение, которое (по мнению суда) произошло в 2009 году, но никак не в день вступления приговора в силу.но ведь именно в день вступления приговора в силу потерпевший, хотя и знал о нарушении своего права еще в 2009 году, узнал, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права (ч.1 ст. 200 ГК РФ)
      Хотя элемент огромной черной дыры в законе, конечно, присутствует.

      +1
    • 03 Марта, 06:55 #

      К публикации добавлен проект кассационной жалобы в ВС РФ.

      +2

    Да 72 72

    Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

    Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

    Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

    Рейтинг публикации: «Как суды общей юрисдикции «не признают» решения арбитражного суда и меняют нормы материального и процессуального права. Восьмой кассационный суд общей юрисдикции, личный опыт» 5 звезд из 5 на основе 72 оценок.

    Похожие публикации

    Продвигаемые публикации