Согласно ст. 90 УПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 уголовного кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

По смыслу этой статьи, обстоятельства установленные приговором признаются без проверки судами по другим уголовным делам, с иными подсудимыми, только без предрешения их в виновности. Как правило, при соучастии в совершении преступления в группе лиц, когда на скамье подсудимых оказываются не все соучастники, суды расписывают обстоятельства при которых совершено преступление и роли всех соучастников, называя при этом соучастников не представшими перед судом — неустановленными лицами.

Получается, что после того, как «неустановленное лицо» предстанет перед судом, он не вправе оспаривать обстоятельства при которых совершено преступление, но вправе говорить о непричастности к этому преступлению и может только доказывать, что неустановленное лицо – это не он.

Считаю, что такая преюдиция явно несправедлива. Если подсудимый говорит о совершенно иных обстоятельствах дела, которые должны бы как минимум изменить квалификацию преступления, суд, руководствуясь ст. 90 УПК РФ не вправе их воспринимать. А это явно не справедливо и не конституционно. На мой взгляд, преюдицию в уголовных процессах в отношении лиц не принимавших участие в судах по которым выносились судебные акты, необходимо исключить. Каждый должен иметь право на объективное рассмотрение дела судом, без всякой предрешенности. 

С такой несправедливостью я недавно столкнулся.

Согласно материалам дела мой подзащитный, занимал должность руководителя одного из батальонов ДПС по г. Москве. К нему обратилась знакомая Ш., которая просила договориться с руководителем следственного отдела другого подразделения, в чьем производстве находилось уголовное дело в отношении третьих лиц по факту мошенничества, с целью снятия ареста с имущества, которое находилось в залоге у гражданки Ш.

Мой подзащитный познакомил Ш. с руководителем следствия М., который первоначально отказался помочь в вопросе снятия ареста с имущества.

На следующий день после знакомства, со слов потерпевшей, мой подзащитный сообщил ей, что ее так же будут привлекать к уголовной ответственности вместе с другими фигурантами, но в этом вопросе, руководитель следствия может помочь. Через некоторое время Ш. передала денежные средства для руководителя следствия, через моего подзащитного в сумме полтора миллиона рублей, которые были поровну разделены между моим подзащитным и руководителем следствия.

Из материалов дела также следовало, что никто не планировал привлекать  гражданку Ш. к уголовной ответственности, и она обратилась к сотрудникам УСБ-ФСБ,  представив при этом аудиозаписи разговоров с моим подзащитным и руководителем следствия.

Руководитель следствия сразу же признал вину в совершении преступления по ч.4 ст. 159 УК РФ, но при этом, оговаривая моего подзащитного, говорил о том, что не говорил моему подзащитному о том, что его знакомую Ш не собираются привлекать к уголовной ответственности. То есть помогая формировать для следствия доказательства его виновности в коррупционном преступлении. Адвокаты моего подзащитного во время следствия, активно убеждали клиента не признавать вину полностью.

С этой позицией, с не признанием вины, он был помещен в СИЗО, в то время как руководитель следствия находился под домашним арестом. Далее, в отношении руководителя следствия уголовное дело было выделено в отдельное производство и направлено в суд, где он был признан виновным в совершении преступления предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ и ему назначено  наказание в виде 1 года 6 месяцев общего режима.

В его приговоре, при описании обстоятельств дела, было указано что денежные средства руководитель следствия получил, через посредника во взяточничестве – неустановленного лица. В данном случае под неустановленным лицом подразумевался мой подзащитный. Дело рассматривалось не по правилам особого производства.

После вступления вышеуказанного приговора в законную силу, уголовное дело в отношении моего подзащитного было направлено в суд с обвинением по ч.4 ст. 291.1 УК РФ.

Хочу сразу заметить, что я принял защиту после того как дело поступило в суд. В кулуарных разговорах со следствием, я узнал, что ранее моему подзащитному предлагали признать вину по ч.4 ст. 159 УК РФ, однако он не согласился и соответственно дело направлено по особо тяжкой статье.

Причастность моего клиента к преступлению была более чем очевидной.

В судебном заседании мой клиент вину признал полностью, однако излагая свое признание, он говорил о том, что знал о планах следствия не привлекать к уголовной ответственности гражданку Ш., не только от руководителя следствия, но и от следователя из того подразделения, где расследовалось дело, и что именно он, мой подзащитный, без предварительного согласования с осужденным руководителем следствия, стал обманывать потерпевшую и только после этого сообщил руководителю следствия об этом, предложив поучаствовать в обмане.

И вот здесь перед судьей возникла дилемма, с одной стороны мой подзащитный говорит о совершении им мошенничества и все доказывает это, с другой стороны имеется вступивший в законную силу приговор, согласно которому он обозначен, как посредник во взяточничестве, а руководитель следствия осужден по мошенничеству, без отягчающего признака – «группа лиц по предварительному сговору».

В прениях, прокурор просил назначить подзащитному наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет строгого режима, с лишением звания и с многомиллионным штрафом. Лишения звания моего подзащитного, означало бы лишения его пенсии, которую он уже  выработал, будучи подполковником и проработав в органах более 20 лет.

Суд не стал переквалифицировать статью, но назначил наказание в виде 5 лет л.с. строгого режима, без штрафа и без лишения звания. Хочу сразу уточнить, что это дело имело сильное оперативное сопровождение и давление, в том числе и в суде. Через два дня после приговора, прокурор подал апелляционный протест, с требованием исключить ссылку суда на ст. 64 УК РФ, и назначить наказание в виде 9 лет.

Я также подал апелляционную жалобу и представлял интересы клиента в апелляционном суде.

По материалам дела, все доказательства свидетельствовали о совершении мошеннических действий со стороны моего подзащитного и ничего это не опровергало. Но была преюдиция.

Суд апелляционной инстанции, после длительного совещания, вынес, как я полагаю, «соломоново решение». Отвергая доводы апелляционного представления прокурора, суд еще более смягчил наказание моему подзащитному сославшись на ч.6 ст. 15 УК РФ и изменил категорию совершенного преступления, предусмотренного ч.4 ст. 291.1 УК РФ,  с особо тяжкого преступления на тяжкое преступление, назначив для отбывания наказания исправительную колонию общего режима.

Суд так же пересчитал срок нахождения под стражей как день за полтора. На тот момент, мой подзащитный фактически с пересчетом, отбыл половину срока и у него возникло право,  подавать ходатайство об условно-досрочном освобождении.

Этот пример показывает, как может быть не справедлив принцип преюдициального значения. И законодателю с этим, что-то надо делать.

Уникальный идентификатор дела в суде 77RS0031-01-2019-008322-34

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Апелляционная_жалоба78.8 KB
2.Апелляционное_опреде​ление95.5 KB

Да 29 29

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Мамонтов Алексей, Ильичев Владимир, Мелков Алексей
  • 05 Апреля, 13:56 #

    Спасибо за уточнение в опечатке. Со мной это бывает

    +1
    • 05 Апреля, 14:04 #

      Уважаемый Алексей Валерьевич, извините, но я не нашел в приложенном судебном акте ни одного слова о применении преюдиции. Может конечно это содержится в приговоре. Но его не приложено. Приговор, насколько я понял из постановления апелляции, вынесен исключительно на оценке самостоятельных доказательств. Поэтому воинствующую преюдицию и не видно.
      Напротив. У меня было несколько дел где до их рассмотрения подельникам выносился приговор. А при рассмотрении дела моего подзащитного суд применял переквалификацию на менее тяжкое преступление исходя из оценки доказательств исследованных в судебном заседании.

      +7
      • 05 Апреля, 14:31 #

        Уважаемый Алексей Вячеславович, по Вашему делу необходимо также смотреть какие обстоятельства были установлены, при одних и тех же обстоятельствах, квалификация преступления может быть разной

        +3
        • 05 Апреля, 14:37 #

          Уважаемый Алексей Валерьевич, абсолютно идентичные действия. Смотрящий послал своего нукера сообщить мошеннику о необходимости вернуть деньги обманутым им людям и пригрозить. Потом смотрящий «на кино» сам встретился с мошенником и взвесил ему люлей. 
          Первоначально обвиняли обоих в групповом вымогательстве. Смотрящий ушел в бега. Нукера за вымогалово осудили. Правда плохо организована защита была. Потом поймали смотрящего. Мне удалось переквалифицировать на самоуправство. В итоге нукеру 4, смотрящему 1,5 и освобождение по амнистии.

          +6
      • 05 Апреля, 14:33 #

        Уважаемый Алексей Валерьевич, Вы правы. Суды не ссылаются на слово преюдиция, но при этом ссылаются как на доказательство, ранее вынесенный приговор. И для всех — это преюдиция.

        +2
    • 05 Апреля, 14:29 #

      Уважаемый Алексей Валерьевич, Вы правы. Суды не ссылаются на слово преюдиция, но при этом ссылаются как на доказательство, ранее вынесенный приговор. И для всех — это преюдиция.

      +1
    • 06 Апреля, 10:29 #

      Уважаемый Алексей Валерьевич, к сожалению по этому делу приговор не сохранился. 5 лет назад было. сохранились только процессуальные документы которые готовил.

      +1
    • 07 Апреля, 10:51 #

      Уважаемый Алексей Валерьевич, в описанном Вами случае нет на самом деле никакой преюдиции. С учетом ранее состоявшегося приговора, доказанным можно считать только факт передачи Вашим подзащитным денежных средств руководителю следствия, не более. На сколько я понимаю, Вашим подзащитным это обстоятельство и не оспаривается.

      Оценка происхождения денежных средств, мотивов противоправных поступков Вашего подзащитного, обстоятельств их совершения и т.д. в рамках другого дела должна быть дана судом на основании совокупности добытых доказательств в общем порядке. Соответственно, должна быть сделана независимая и обоснованная квалификация его действий.

      Поведение судов в Вашем случае на самом деле вытекает из этого: 
      В кулуарных разговорах со следствием, я узнал, что ранее моему подзащитному предлагали признать вину по ч.4 ст. 159 УК РФ, однако он не согласился и соответственно дело направлено по особо тяжкой статье.и из вот этого:
      Хочу сразу уточнить, что это дело имело сильное оперативное сопровождение и давление, в том числе и в суде. Это в настоящее время очень распространенная практика оперативных служб, оказывать давление, в том числе и на суды, поддерживая таким образом свою значимость. А суды, как Вы понимаете, в настоящее время реальной властью не обладают и идут на поводу. Как следствие: 
      Суд апелляционной инстанции, после длительного совещания, вынес, как я полагаю, «соломоново решение».Так что, как Вы понимаете, законодательство здесь ни при чем, изменять ничего не нужно, нужно только....

      Не знаю, что нужно! Наверно, пережить какой-то исторический период. Ведь бесконечно так продолжаться не может.

      +1

    Да 29 29

    Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

    Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

    Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

    Рейтинг публикации: «Когда приговор является несправедливой преюдицией для не участвующих лиц в уголовном процессе» 5 звезд из 5 на основе 29 оценок.

    Похожие публикации