Процесс, в котором нам пришлось участвовать на стороне защиты, позволил выявить важную пробле­му, связанную с пониманием и правопри­менением норм, регулирующих представи­тельство прав потерпевших — организаций.

Речь идет о ситуации, когда в ходе процес­са по «экономическому делу», по которому потерпевшим был признано юридическое лицо, оно было ликвидировано в соответ­ствии с законом. Возник вопрос, может ли бывший учредитель организации участво­вать в процессе как потерпевший?

Пример из практики

Уголовное дело возбуждено по заявлению ООО «Хозяйский двор» (название изме­нено —Примеч.ред.) по ч.4 ст. 160 УК РФ РФ. Подсудимые по делу, бывшие директор и главный бухгалтер предприятия, обвиня­ются в хищении денежных средств юриди­ческого лица путем присвоения.

В ходе рассмотрения уголовного дела в Новосибирском районном суде выясни­лось, что ООО «Хозяйский двор», признан­ное потерпевшим по делу, было ликвидиро­вано по решению учредителей 17.02.2011.

Однако в судебное заседание, состоявшееся 10.03.2011, явилась представительница лик­видированного потерпевшего — адвокат С., действующая от его имени и в его интересах.

В начале судебного заседания нами было заявлено ходатайство об осво­бождении адвоката С. от исполнения обя­занностей представителя потерпевшего в связи с тем, что сам потерпевший — ООО «Хозяйский двор» — ликвидирован по реше­нию учредителей.

Позиция защиты

Наша позиция состояла в том, что в соот­ветствии со ст. 45 УПК РФ РФ представителями потерпевшего, гражданского истца и частно­го обвинителя могут быть адвокаты, а пред­ставителями гражданского истца, являю­щегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять его интересы.

По постановле­нию мирового судьи в качестве представи­теля потерпевшего или гражданского истца могут быть также допущены один из близких родственников потерпевшего или граждан­ского истца либо иное лицо, о допуске кото­рого ходатайствует потерпевший или граж­данский истец.

Законные представители и представи­тели потерпевшего, гражданского истца и частного обвинителя имеют те же про­цессуальные права, что и представляемые ими лица. Таким образом, все правомочия, как самого потерпевшего, так и его пред­ставителей в уголовном процессе, опреде­ляются и являются производными от их статуса и правомочий, установленных нор­мами гражданского права.

Соответственно, при разрешении вопроса о допуске к уча­стию в уголовном процессе представителя потерпевшего и гражданского истца (юриди­ческого лица) суд обязан руководствоваться нормами ГК РФ.

Во-первых, в соответствии со ст. 48 ГК РФ РФ «Понятие юридического лица» юридиче­ским лицом признается организация, кото­рая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обо­собленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осущест­влять имущественные и личные неимуще­ственные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. В связи с уча­стием в образовании имущества юридиче­ского лица его учредители (участники) могут иметь обязательственные права в отноше­нии этого юридического лица либо вещные права на его имущество.

Во-вторых, ст. 61 ГК РФ РФ «Ликвидация юридического лица» предусмотрено, что такая ликвидация влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

Из изложенного следует, что с момента ликвидации юридического лица прекраща­ются все полномочия как самой организа­ции, так и ее исполнительных органов, пред­ставителей, и участников (учредителей).

Что же касается доверенности, согласно которой адвокат С. выступала представите­лем ООО в процессе, то нужно напомнить, что ст. 185 ГК РФ РФ установлено, что доверен­ностью признается письменное уполномо­чие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лица­ми. Доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководите­ля или иного лица, уполномоченного на это его учредительными документами, с прило­жением печати этой организации. Согласно ст. 188 ГК РФ РФ действие доверенности прекра­щается вследствие прекращения юридиче­ского лица, от имени которого выдана дове­ренность.

Таким образом, одновременно с ликвида­цией юридического лица (потерпевшего — ООО «Хозяйский двор») прекратились все полномочия всех представителей этой орга­низации, аннулированы все права ее участников (учредителей), а также утратили силу все выданные этой организацией доверенности.

Нормами главы 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве» предусматривается воз­можность уступки прав требования (цессии) только по уже существующему (т. е. установ­ленному) обязательству, т. к. в соответствии со ст. 384 ГК РФ РФ «право первоначального кре­дитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существо­вали к моменту перехода права».

В рамках же настоящего дела ника­ких обязательств подсудимых перед по­терпевшим — ООО «Хозяйский двор» — еще не установлено, так как такое решение может быть принято только и исключи­тельно в форме вступившего в законную силу приговора суда. При этом в связи с ликвидацией потерпевшего никакие решения в отношении него — несуще­ствующего юридического лица — уже не могут быть приняты в принципе. УПК РФ не предусматривает никаких ана­логий и процессуального правопреемства.

А по сделке (цессии) возможно передать только материально-правовое требование, но никак не процессуальное право. Отсюда участие в уголовном процессе представи­теля несуществующего потерпевшего про­тиворечит принципу состязательности сто­рон (ст. 16 УПК РФ РФ), так как предоставляет стороне обвинения преимущества, не пред­усмотренные нормами закона, и необосно­ванно ухудшает положение подсудимых.

Позиция суда

Государственный обвинитель и адвокат С. возражали против этого ходатайства. Суд без вынесения определения отказал в удовлетво­рении заявления защитников. Суд мотивиро­вал свой отказ тем, что в уголовном процессе неважно, существует ли на момент рассмот­рения сам потерпевший — юридическое лицо, т.к. у него есть учредители, которым и был причинен вред.

В настоящее время рассмотрение дела продолжается и адвокат С. по-прежнему участвует в процессе в статусе представите­ля потерпевшего. И это при том, что само­го потерпевшего уже нет, а Ч. и В., бывшие учредители ликвидированного юридическо­го лица, имеют статус только свидетелей.

Как будут отражены и оценены в приго­воре действия потерпевшего в лице его пред­ставителя, защита может только предпола­гать, но говорить об этом пока еще рано.

Когда учредитель ликвидированного юридического лица, признанного потерпевшим, может остаться в процессе

Зеленин Сергей Рэмович,
судья Верховного Суда РФ





Затронутая проблема весьма актуальна для пра­вильного понимания вопросов статуса потер­певшего применительно к юридическим лицам, пострадавшим от преступных посягательств.

Положение представителя потерпевшего (юридического лица) в уголовном деле следует рассматривать, разумеется, в контексте уголовно- процессуальных норм. Их толкование дает доста­точно полные ответы на вопросы, поставленные стороной защиты в ходатайстве, которое обсуж­дается в статье.

Нельзя не согласиться с тем, что полномочия представителя являются производными от пол­номочий представляемого участника процесса, в данном случае — потерпевшего (ст. 45 УПК РФ РФ). Именно поэтому прекращение существования, а именно ликвидация юридического лица, ранее признанного потерпевшим, приводит к анну­лированию полномочий этого юридического лица в уголовном процессе и, следовательно, к прекращению полномочий его представителя. Иное означало бы, что представитель действует не в интересах представляемого лица (которого нет), а в собственных интересах или в интересах иных лиц, что противоречит его процессуально­му предназначению.

Действующий уголовно-процессуальный закон не предусматривает перехода прав потер­певшего — юридического лица, в отличие, напри­мер, от предусмотренного ч.8 ст. 42 УПК РФ РФ про­цессуального правопреемства физических лиц, смерть которых наступила в результате престу­пления. Поэтому участие ликвидированного юри­дического лица в качестве потерпевшего в уголов­ном судопроизводстве должно быть прекращено.

Думается, что решение этого вопроса было бы более очевидным, если бы в уголовном деле представителем юридического лица был, напри­мер, его директор, который, кстати, пользуется правами потерпевшего без дополнительных дове­ренностей и поручений (ч.9 ст. 42 УПК РФ РФ).

В то же время нельзя не отметить, что вопрос о бывших учредителях ликвидированного юри­дического лица встал перед судом совершен­но обоснованно и мог потребовать разрешения с точки зрения предполагаемого причинения им вреда преступлением.

Такая возможность прямо предусмотрена п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 № 17: в тех случаях, когда по посту­пившему в суд делу будет установлено, что лицо, которому преступлением причинен вред, не при­знано потерпевшим по делу, суд признает такое лицо потерпевшим и принимает меры к восста­новлению его прав.

Представляется, что в данной ситуации суду следовало бы, во-первых, принять решение об отстранении от участия в деле юридическо­го лица, признанного ранее потерпевшим, и его представителя — адвоката. Во-вторых, — в зави­симости от заявленных ходатайств и выясненных обстоятельств, — рассмотреть вопрос о призна­нии или непризнании потерпевшими лиц, учреж­давших ликвидированное юридическое лицо.

При разрешении этой ситуации также нель­зя не отметить ч.1 ст. 42 УПК РФ РФ того, что юридическое лицо является потер­певшим в случае причинения преступлени­ем вреда его имуществу и деловой репутации. При причинении вреда имуществу юридиче­ского лица необходимо иметь в виду, что в соот­ветствии с ч.7 ст. 63 ГК РФ РФ при ликвидации юридического лица его имущество, оставшее­ся после удовлетворения требований кредито­ров, передается его учредителям. Именно это обстоятельство может послужить основанием для утверждения, что от преступления постра­дали и учредители ликвидированного юриди­ческого лица.

В случае вынесения судом решения о при­знании указанных лиц потерпевшими, они также будут вправе иметь представителя. И если этим представителем в соответствии с законом ока­жется адвокат С., она вновь станет участником процесса.

Если же единственным основанием призна­ния юридического лица потерпевшим явилось причинение преступлением вреда его деловой репутации, вряд ли суд будет располагать убеди­тельными мотивами для признания потерпевши­ми учредителей.

Статья опубликована в журнале "Уголовный процесс" № 7 за 2011 год.

Соавторы: Суховеев Андрей Борисович, Рамазанов Ислам Рамазанович

Автор публикации

Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.

Да 33 33

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Цыганков Владимир, Гольцман Вероника, Митяев Федор, Местная Лика, Климушкин Владислав, Pravdorub, Алексей Александрович, Горюнов Павел, Соловьев Александр, Беленко Сергей, +еще 3
  • Энтузиаст Нестерова Ирина 13 Сентября 2011, 10:05 #

    Позиция защиты прекрасно обоснованна. Жаль, что суд доводы защиты не слышит.:(
    А что если повторно данное ходатайство заявить и приобщить к делу статью судьи ВС РФ Зеленина?

    +5
    • Адвокат, модератор Морохин Иван Николаевич 13 Сентября 2011, 10:34 #

      На прошлой неделе мы подарили экземпляр журнала с этой статьей председательствующему по делу, описанному в статье.
      Следующее судебное заседание назначено на конец октября… подождём.

      Тут ведь есть интересный нюанс — судебное разбирательство длится уже достаточно долго, и множество процессуальных действий, совершенных с участием представителя ликвидированного потерпевшего, в том числе и приобщенные ей документы, могут оказаться недопустимыми и не имеющими доказательственного значения… что вполне укладывается в наш план защиты — мы ведь сейчас, в двух параллельных процессах, собираем отдельные фрагменты мозаики, и когда наступит время открыть её полностью, картина может оказаться для многих (в т.ч. и судей) весьма неожиданной… подождём…

      +12
  • Адвокат Цыганков Владимир Михайлович 13 Сентября 2011, 10:40 #

    С интересом изучил мнение судьи Сергея Рэмовича со ссылкой на постановление Пленума ВС РФ.
    Возник ряд вопросов:
    1. Если исходить из позиции, что вред причинен учредителям ликвидированного лица, то как быть, если юр.лицо не ликвидировано, а является действующей организацией? Следует ли тогда признавать потерпевшими не только юр.лицо, но и всех учредителей одновременно?

    2. Каким образом, по факту ликвидации юр.лица, суд будет устанавливать потерпевших — учредителей? Имеется ввиду не процессуальное оформление, а именно доказательственное. Суд будет содействовать стороне обвинения?

    3. Также мне непонятна ситуация с размером ущерба потерпевшему-учредителю/ям: данный ущерб, полагаю, должен быть доказан определенными доказательствами: ликвидационный баланс ликвидированной организации с указанием статьи списания убытков на сумму ущерба? Есть ли в этих документах данные сведения?

    4. И мне также не совсем понятны разъяснения ВС РФ (п. 3 по правовой совокупности с п. 4) в постановлении № 17, где указывается об отсутствии потерпевшего, в то время как в данной конкретной ситуации потерпевший имел место быть и являлся надлежащим потерпевшим. Полагаю, что мнение Сергея Рэмовича предполагает правопреемство при ликвидации юр.лица, что противоречит процессуальным нормам?

    +8
    • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 13 Сентября 2011, 13:53 #

      Вообще, комментарий дан применительно к обезличенной ситуации, а вопросы Владмира Михайловича требуют уже понимания конкретики по конкретному делу. Тут комментарии, пожалуй, невозможны.
      ↓ Читать полностью ↓
      Хотелось бы изложить своё видение ответов на эти вопросы:
      1. Если юрлицо не ликвидировано, то следует исходить из того, что участники такового (учредители) имеют с ним обязательственные отношения. Потерпевшими они должны признаваться только в том случае, если есть объективные данные о том, что участникам тоже причинён имущественный вред, вызванный неисполнением обязательств юрлица перед участниками, если такое неисполнение было вызвано преступлением (например, не смогли выплатить начисленные дивиденды по причине хищения).
      2. Полагаю, что вопрос о замене потерпевшего действительно требует изменения обвинения, потому дело должно быть возвращено прокурору.
      3. Размер вреда потерпевшему участнику юрлица может как совпадать, так и не совпадать с объёмом похищенного. Участники юрлица действительно имеют право получить имущество юрлица после его ликвидации. Но вполне вероятна такая ситуация, когда имущества нехватило даже для расчётов с кредиторами, и даже если вернуть похищенное, такового всё равно не хватит для расчётов с ними. В этом случае участник юрлица не получит имущество в любом случае, что с хищением, что без него. Соответственно, потерпевшим он не будет. Потерпевшими тут станут кредиторы, которым нехватило имущества при расчёте с ними. Соответственно, возможна ситуация, когда после расчётов с кредиторами останется для участников маленькая толика имущества и ущерб для них будет незначительный. В этих случаях юрлицо, видимо, находится фактически в состоянии банкротства, хотя само дело о банкротстве не возбуждено. То есть, оно находится в преддверии банкротства. Это указывает на возможную квалификацию хищения как неправомерного действия в преддверии банкротства. Но это требует уже переквалификации обвинения и возвращения дела прокурору.
      Тут обнаруживается порочность логики о том, что потерпевшим после ликвидации следует считать только участников (учредителей), забывают о кредиторах, а зачастую именно их в первую очередь следует считать потерпевшими в этом случае, и только после кредиторов идут участники.
      4. В четвёртом вопросе содержатся два вопроса:
      — В конкретной ситуации потерпевший был на момент расследования, но «исчез» при рассмотрении дела в суде, как быть в этом случае?
      — Возможно ли говорить о правопреемстве участником по отношению к юрлицу, после ликвидации юрлица?
      Первый вопрос об «исчезновении» потерпевшего требует конкретики. Полагаю, тут возможны разные сценарии, и возврат дела прокурору, и прекращение дела в виду того, что преступность деяния (ущерб) отпала, и даже возбуждение дела против следователя, который не применил обеспечительные меры, направленные на сохранение имущественного статуса сторон, а может и против тех лиц, которые произвели ликвидацию.
      Второй вопрос проще, дело в том, что на мой взгляд тут имеется сингулярное правопреемство, в части имущества бывшего юрлица, таковое переходит у участнику.

      +4
      • Адвокат Цыганков Владимир Михайлович 13 Сентября 2011, 14:44 #

        Не согласен с обезличенностью ситуации и отсутствием конкретики. Более того, ломаю голову еще над одним немаловажным обстоятельством данного дела: ликвидация (в данном случае) проведена по инициативе участника общества. Фактически, участник общества своим волевым решением прекратил статус потерпевшего. Так может ли он быть потерпевшим? Может быть правильнее и в соответствии с законом предположить, что у участника ликвидированного общества есть право заявления гражданского иска? Тогда, полагаю, статус участника общества будет гражданский истец, а размер ущерба должен быть им доказан?

        +2
  • Юрист Гольцман Вероника Васильевна 13 Сентября 2011, 11:00 #

    Пробел в праве есть и его надо устранять. Надеюсь, что судьи рассматривающие уголовное дело, после получения журнала со статьей и разъяснениями судьи ВС РФ, задумаются о статусе ликвидированного юридического лица.

    +2
  • Юрист Митяев Федор Юрьевич 13 Сентября 2011, 11:37 #

    Рассматривающий дело судья, конечно, дал маху, оставив в качестве потерпевшего ликвидированное юр.лицо. Позиция Зеленина С.Р. более взвешенная. Но применяться, думается, она должна с учетом того, что верно подметил в п.3. своего комментария Владимир Михайлович.

    +5
    • Адвокат, модератор Морохин Иван Николаевич 13 Сентября 2011, 11:52 #

      Кто, кому и что именно дал — можно только догадываться… во всяком случае, проверки УСБ МВД закончились, к нашему большому сожалению, всего лишь увольнением нескольких полиционеров, возбуждавших и «расследовавших» это дело.
      А вот то, что по экономическому делу по ч. 4 ст. 160 УК РФ (вменяется присвоение денег того самого, ликвидированного юридического лица), не была проведена ни инвентаризация, ни судебно-бухгалтерская экспертиза — достоверный факт.

      И если мы не найдем понимания по этим вопросам в суде первой инстанции, у нас остается надежда на то, что это непонимание будет разъяснено вышестоящим судом.

      P.S. В ликвидационном балансе нет ни убытков, ни недостач…

      +12
  • Юрист Митяев Федор Юрьевич 13 Сентября 2011, 12:12 #

    Иван Николаевич, не зная подробностей дела я не могу обсуждать ни Вашу позицию по делу, ни еще какие-то принципиальные моменты, потому как это будет гаданием на гуще от кофия. Могу высказаться только в отношении темы статьи. На мой взгляд судья по делу вообще не прав, судья ВС «правее». У учредителей нет имущественных отношений с учрежденным ими юридическим лицом, но есть обязательственные.

    +5
    • Адвокат, модератор Морохин Иван Николаевич 13 Сентября 2011, 12:29 #

      Совершенно верно, учредители ООО, в отношении учрежденного ими юрлица, имеют не вещщные, а только обязательственные права, о чем мы и пытались поведать участникам процесса.

      Однако, для людей далёких от цивилистики, юридические фикции и нормы гражданского права, оказались слишком «непонятными»…

      Некоторые из судей даже заявляли: «Ничего не понимаю! Зачем вы нам тут рассказываете про гражданское право, если мы тут рассматриваем уголовное дело?» Даже не знаю, что можно на это сказать...

      С некоторыми документами по этому эпизоду, можно ознакомиться здесь.

      +12
      • Юрист Митяев Федор Юрьевич 13 Сентября 2011, 12:38 #

        Да уж, не дай Бог в суде общей юрисдикции упомянуть про юридические фикции… так ведь можно и когнитивный диссонанс у председательствующего вызвать...(giggle)

        +5
        • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 13 Сентября 2011, 13:58 #

          А вот с такими словами как «когнитивный диссонанс» в уголовном процессе поосторожнее! Одна коллега раз сказанула, что «прокурору следует удалить с лица улыбку Гуэмплена», так прокурорша заорала, что её «дурой обозвали», а суд тут же оштрафовал коллегу за это!

          +2
      • Юрист Митяев Федор Юрьевич 13 Сентября 2011, 13:22 #

        Иван Николаевич, ну договор цессии-то вообще ни в какие ворота!!! Читаю и думаю: то ли лыжи не поехали, то ли со мной чего не так… Интересно, а до суда, на этапе предварительного следствия тоже можно уступить кому-то право «побыть жертвой преступления»? (headbang)

        +7
        • Адвокат, модератор Морохин Иван Николаевич 13 Сентября 2011, 13:49 #

          Вот и мы смотрим на этих «переуступщиков» как на :x
          и пытаемся объяснить, на доступном для них языке, что уступить можно только уже объективно существующее материальное право, но никак не процессуальное право ликвидированного участника процесса.

          Я пытаюсь «на пальцах» объяснить, что замена стороны её правопреемником возможна (но не в этом случае), а уступка процессуальных прав равносильна доверенности на вступление в брак…
          Однако, мне кажется, что не все участники процесса одинаково понимают смысл возникших правоотношений, и правовое значение этого казуса… и не отдают себе отчета в том, что при ликвидации, в силу самого легального определения, в принципе невозможно никакое правопреемство, и никакой переход никаких прав.

          Время покажет. Вдруг я что-то упустил? Вдруг у меня устаревший кодекс и стареющий мозг?

          +12
          • Юрист Митяев Федор Юрьевич 13 Сентября 2011, 13:57 #

            Вдруг я что-то упустил? Вдруг у меня устаревший кодекс и стареющий мозг?не надейтесь)) Сдается мне, у Вас последняя обновленная версия и того, и другого )

            +12
      • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 13 Сентября 2011, 13:57 #

        Некоторые из судей даже заявляли: «Ничего не понимаю! Зачем вы нам тут рассказываете про гражданское право, если мы тут рассматриваем уголовное дело?» Даже не знаю, что можно на это сказать...Тут говорить ничего не надо. Тут надо просить квалификационную комиссию проверить квалификацию судьи, который не понимает элементарных вещей и приходится даже «совать под нос журнал с разъяснениями судьи ВС РФ». Как говорится, «сам спалился».

        +9
        • dragon 13 Сентября 2011, 15:25 #

          Таких судей желательно и на IQ проверить, а то вдруг он уже отрицательный (wasntme)

          +6
  • Студент Местная Лика 13 Сентября 2011, 12:18 #

    Очень сложно устоять против четких и логичных аргументов. Я думаю, когда до суда все вышеперечисленные доводы «дойдут», то он наверняка примет нужную сторону.

    +1
  • Алена 13 Сентября 2011, 12:26 #

    Судя по тому, что я об этом деле на сайте слышу не в первый раз, наверняка речь идет о немалых суммах, и противная Ивану Николаевичу сторона просто так вряд ли сдастся.

    +1
  • Студент Pravdorub 13 Сентября 2011, 15:49 #

    Суд без вынесения определения отказал в удовлетво­рении заявления защитников. Суд мотивиро­вал свой отказ тем, что в уголовном процессе неважно, существует ли на момент рассмот­рения сам потерпевший — юридическое лицо, т.к. у него есть учредители, которым и был причинен вред.Но ведь это бред! 
    Если юрлицо ликвидировано, то его создатели, перестают быть учредителями, это ведь не родители.
    В настоящее время рассмотрение дела продолжается и адвокат С. по-прежнему участвует в процессе в статусе представите­ля потерпевшего. И это при том, что само­го потерпевшего уже нет, а Ч. и В., бывшие учредители ликвидированного юридическо­го лица, имеют статус только свидетелей.И что будет дальше? 
    Судья напишет в приговоре, что ущерб нужно возместить ликвидированному юрлицу? или ещё глупее — его учредителям?
    У них вообще юридическое образование есть? Или оно полагается только судьям верховного суда?  

    +7
  • Юрист Митяев Федор Юрьевич 13 Сентября 2011, 20:50 #

    Правильнее говорить об участниках юридического лица, которые формально могут и не быть его учредителями. И не нужно путать статус потерпевшего и гражданского истца в уголовном деле.

    +4
  • Госслужащий Алексей Александрович 04 Ноября 2011, 13:07 #

    Великолепный анализ правовой ситуации. Браво!
    Однако, я думаю, что коллегия оставит эти доводы без внимания, да и кассация постарается их не заметить — слишком уж это необычно.
    С другой стороны, дело наверняка дойдёт до ВС и вполне может попасть в очередное ППВС, а вот каким оно будет, пока никто не знает…

    +3
  • Адвокат Горюнов Павел Сергеевич 03 Октября 2014, 17:45 #

    так чем закончилось?

    +1
  • Адвокат Соловьев Александр Владиславович 11 Августа 2015, 00:37 #

    Да! Чем всё закончилрсь?!

    +1
    • Адвокат, модератор Морохин Иван Николаевич 11 Августа 2015, 03:37 #

      К сожалению, на сегодняшний день вынесен обвинительный, хотя и минимальный, и условный приговор, оставленный в силе апелляционной инстанцией. Региональная кассация отказала в передаче дела в президиум, а в ВС кассационная жалоба пока не рассмотрена.

      +2
  • Адвокат Соловьев Александр Владиславович 11 Августа 2015, 21:31 #

    Уважаемый Иван Николаевич, простите мою назойливость, но… Как минуя региональную кассацию Вы изволили выйти на кассацию ВС РФ?! Этого быть никак не может!

    -1
  • Адвокат Беленко Сергей Евгеньевич 26 Августа 2015, 19:38 #

    … Как минуя региональную кассацию Вы изволили выйти на кассацию ВС РФ?! Этого быть никак не может!
    Пункт 2 части второй статьи 401.3 УПК РФ:
    — судебные решения, указанные в пункте 1 настоящей части, если они обжаловались в кассационном порядке в президиум верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа; приговор или иное итоговое судебное решение верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, если указанные судебные решения не были предметом рассмотрения Верховного Суда Российской Федерации в апелляционном порядке; постановления президиума верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа — в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации;"

    Положения пункта 2 части второй статьи 401.3 признаны не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой, устанавливая правило о возвращении кассационных жалоб без рассмотрения, если судьей верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда вынесено постановление об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, эти положения — в действовавшей ранее системе обжалования судебных решений по уголовным делам — лишали лиц, кассационные жалобы которых были возвращены судьей соответствующего суда без рассмотрения, возможности дальнейшего обжалования судебных решений в кассационном порядке (Постановление Конституционного Суда РФ от 25.03.2014 N 8-П).

    +1

Да 33 33

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Участие в уголовном процессе представителя потерпевшего — юридического лица после его ликвидации» 5 звезд из 5 на основе 33 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации