Часто ли встречаются дела, связанные с необходимой обороной, превышением её пределов? Какова вероятность доказать, что подозреваемый/обвиняемый/подсудимый действовал в состоянии необходимой обороны? Такие дела не редкость, только вот доказать факт необходимой обороны очень сложно. Почему? Во многих делах «необходимую оборону» сложно доказать, потому что её там нет, но даже если действительно вред был причинен в состоянии необходимой обороны, доказать это очень сложно, и как часто это бывает именно из-за дефицита доказательств защиты.

Правоприменительная практика исходит из того, что зачастую показаний потерпевшего и очной ставки с ним, достаточно для обвинения лица. Именно о таком деле пойдет речь в настоящей статье, возбужденном по части 2 ст. 111 УК РФ, в котором при изначальном дефиците доказательственной базы защиты в конечном итоге удалось доказать невиновность доверителя.

Фабула дела:

Мною была принята защита по уголовному делу, возбужденному по части 2 ст. 111 УК РФ, в отношении пожилого мужчины, который подозревался в том, что умышленно нанес не менее одного удара бутылкой и не менее четырех ударов молотком по голове другого пожилого мужчины, а также нанес ему удар ногой в живот.

Защиту я принял буквально через несколько часов, после того как указанные события произошли и мой подзащитный был доставлен в отдел полиции.

Перед допросом подзащитный рассказал, следующую картину произошедшего.

Подзащитный работал охранником. У него был давний знакомый, с которым они накануне договорились встретиться и обсудить возможность трудоустройства последнего в фирму, где работал подзащитный.

В день произошедших событий, знакомый пришел на работу к подзащитному, они поговорили, выпили алкоголя. Знакомый собрался уходить, подзащитный, увидев его состояние, предложил ему остаться и немного поспать, чтобы протрезветь. Знакомый поспал несколько часов, проснулся, после чего мой подзащитный предложил ему покушать, а сам лег на кровать.

Через 3-4 минуты, открыв глаза, подзащитный увидел перед своим лицом руки знакомого, которые направлялись в сторону шеи. Мой подзащитный машинально успел подставить свои руки, прикрыв ими шею, после чего руки его знакомого прикоснулись к шее.

Знакомый обеими руками стал давить на шею и душить подзащитного, склоняясь над ним. Подзащитному удалось вытащить правую руку, при этом левой рукой он продолжал прикрывать горло. Освободившейся рукой подзащитный нащупал на рядом стоящей тумбочке бутылку, которую схватил и нанес по голове своего знакомого один удар, бутылка разбилась, в руках у него осталось «горлышко», которое он тут же выбросил. Хватка нападавшего от указанного удара не ослабла, после чего подзащитный продолжил искать на тумбочке какой-либо предмет, ничего не нашел, опустил руку ниже и нащупал молоток, который ранее туда помещал.

Подзащитный взял молоток правой рукой, и нанес по голове нападавшего 3-4 удара. В этот момент ему удалось «подтянуть» к телу левую ногу, которой он толкнул нападавшего в область живота с целью убрать его от себя. После этого нападавший упал на пол, мой подзащитный проверил у него пульс, вызвал скорую помощь и полицию.

Версия, изложенная потерпевшим отличалась и была следующей:

Потерпевший утверждал, что он сидел на диване, а мой подзащитный нанес ему два удара бутылкой по голове, после второго удара бутылка разбилась, далее он стал прикрывать голову руками, а мой подзащитный нанес несколько ударов молотком по голове, затем потерпевший упал на пол, а мой подзащитный пинал его в область груди.

Для стороны обвинения таких доказательств может быть вполне достаточно, можно провести очную ставку с подозреваемым, подкрепиться судебно-медицинской экспертизой, а показания подозреваемого/обвиняемого расценить, как способ защиты с целью намерения уйти от ответственности. Свидетелей произошедшего нет, записей с видеокамер нет. Какие основания не верить потерпевшему? Вот эти основания и предстояло доказать защите при имеющемся изначально дефиците доказательственной базы.

Линия защиты:

Как я уже говорил, защиту я принял через несколько часов после произошедшего. Выслушав вышеуказанный рассказ, я первым делом спросил, был ли какой-то конфликт, ссора между подзащитным и потерпевшим. Чтобы полностью понять картину произошедшего, нужно понимать возможные мотивы. Но подзащитный мне сказал, что никаких конфликтов не было, тихо сидели, общались, он сам был удивлен произошедшему. Забегая вперед скажу, что и потерпевший утверждал, что никакого конфликта не было. К слову это осложняло тактику защиты. Я понимал, что следователь спросит, раз мой подзащитный утверждает, что на него напал потерпевший, какова была причина? Но причины не было, как-то странно получается ведь без причины люди редко идут на подобное.

Имея определенный опыт работы, замечаешь, когда люди пытаются солгать. В данной ситуации я не усматривал лжи со стороны потерпевшего. Почему? На то есть объективные причины. Во-первых, я ознакомился с объяснением, которое уже к тому времени принял оперуполномоченный, оно полностью совпадало с тем, что мне рассказал подзащитный. Во-вторых, если люди говорят неправду в подобных ситуациях, они как правило приуменьшают свои действия, а подзащитный говорил, что ударил не менее 3-4 раз молотком по голове, мог ведь уменьшить количество ударов. При этом мог придумать мнимый конфликт, причину и т.п. Но ничего этого не было. В-третьих, подзащитный в деталях рассказывал о произошедшем, не задумываясь отвечал на все мои вопросы. А это очень важно, так как если человек говорит неправду, а в добавок у него не было времени на подготовку «выдуманного», он будет сбиваться на мелочах. Но этого не было, каким бы каверзным не был мой вопрос, подзащитный на него отвечал не задумываясь, а главное таким образом, что это исключало в действиях его состав преступления.

Первый допрос:

Перед первым допросом у меня было достаточно времени, чтобы выяснить важные моменты для дальнейшей защиты.

На тот момент, я выделил следующие «зацепки». У подзащитного был охрипший голос. Я спросил причину, болеет ли он? Подзащитный сказал, что скорее всего голос охрип из-за удушения. Я взял это на заметку, в целях заявления следователю ходатайства о немедленном медицинском освидетельствовании подзащитного.

Далее, на одежде подзащитного я увидел пятно бурого цвета в районе груди и пятно на брюках. Однако у подзащитного не было каких-либо кровоточащих ран. Это была вторая важная заметка. О ней пойдет речь ниже.

После допроса подозреваемого были заявлены ходатайства о проведении немедленного медицинского освидетельствования подзащитного, изъятии у него одежды и проведении с его участием повторного осмотра места происшествия. Первоначальный осмотр, с которым я был ознакомлен, мне представлялся поверхностным, не отражающим картину произошедшего события.

Ходатайства следователем были удовлетворены.

Результаты первых ходатайств:

В ходе осмотра места происшествия, подзащитный в деталях описал и показал, как все происходило. Важно было то, что показал он все по истечению небольшого периода времени после того, как произошли описываемые события. Что имеет большое значение для оценки его показаний, данных в ходе первоначального допроса.

Освидетельствование показало, что у подзащитного имеется ушиб мягких тканей шей.

На изъятой у подозреваемого одежде по результатам биологической экспертизы были обнаружены следы крови с генетическим профилем потерпевшего.

Последующие этапы защиты:

Очная ставка:

Разумеется, по подобного рода делам проводятся очные ставки. В прочем с просьбой о её проведении мы обратились сами. На очной ставке, как и ожидалось подзащитный изложил свою версию произошедшего, а потерпевший настаивал на своих показаниях. Только вот путался на счет их с подозреваемым взаиморасположении, что и нужно было защите, чтобы ходатайствовать о проведении следственного эксперимента.

Следственный эксперимент:

На данном следственном действий, защита получила очень важную зацепку. Подзащитный показал, что во время описываемых событий потерпевший находился сверху него, а потерпевший, напротив, пояснил, что сначала они с подозреваемым сидели рядом, то есть на одно уровне, а в дальнейшем подзащитный встал и начал наносить удары. То есть их показания имели существенное различие во взаимном расположении, что и стало основанием для ходатайства о проведении судебной трассологической экспертизы определения механизма образования следов крови.

Трассологическая экспертиза:

Суть данной экспертизы сводилась к тому, что законы физики не обмануть. Если по версии потерпевшего мой подзащитный в момент нанесения ударов располагался выше, то как же тогда на его одежде образовалась кровь потерпевшего? Эксперт пришел к выводу, что следы крови на одежде подозреваемого образованы от истечения большой массы крови в результате падения под действием силы тяжести. Потерпевший после получения повреждений в течение некоторого срока находился над курткой подозреваемого. Что и следовало доказать – подзащитный был снизу, а потерпевший над ним.

Судебно-медицинские экспертизы:

Экспертиза в отношении подзащитного показала, что имеющиеся у него ушибы шеи, могли образоваться при указанных им обстоятельствах.

Экспертиза в отношении потерпевшего показала, что кровоподтек на животе мог образоваться, в результате того, что подозреваемый, лежа на спине, оттолкнул потерпевшего ногой, упершись ему в живот.

Кроме того, в отношении подозреваемого не подтвердился тяжкий вред здоровью. Тяжесть вреда здоровью была определена как средняя.

Итог по делу:

На основании полученных доказательств, было установлено, что показания подзащитного являются правдивыми, он действительно оборонялся. Вести речь об уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны нельзя, так как такая ответственность может наступить только при причинении тяжкого вреда здоровью.

Уголовное дело и уголовное преследование в отношении подзащитного было прекращено, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, то есть по пункту 2 части 1 ст. 24 УПК РФ с признанием права на реабилитацию.

Для тех, кто желает ознакомиться подробно с описываемым делом, это можно сделать на моём сайте по следующей ссылке.

Для того, чтобы не пропустить новые статьи о моей практике, можно подписаться на группу в социальной сети «ВКонтакте».

Группа ВК посвященная вопросам необходимой обороны и неумышленных преступлений (подписаться).

Иллюстрация к публикации https://pixabay.com

Документы

1.Постановление о прек​ращении уголовного д​ела (обезличенное)4.5 MB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Спиридонов Михаил Владимирович
Новосибирск, Россия
Специализация:
Уголовные дела (необходимая оборона, преступления против личности, преступления в сфере экономики, ДТП, компьютерные преступления)
Гражданские дела (ДТП, возмещение вреда)

Да 52 52

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Цыганков Владимир, Верхошанский Владимир, Глухов Андрей, Бандуков Дмитрий, Щербинин Евгений, Лукьянов Дмитрий, Ильин Александр, Бесунова Алёна, Спиридонов Михаил, Исмагилов Ленар, Большаков Владимир, Шмелев Евгений, Филиппов Сергей

Да 52 52

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Необходимая оборона. Тактика защиты по части 2 статьи 111 УК РФ при дефиците доказательственной базы» 5 звезд из 5 на основе 52 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации