Расскажу о весьма интересном, по моему мнению,  уголовном деле из моей практики, создающем определенный оптимизм относительно защиты по преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Специализируясь на данной категории дел, все больше  начинаешь терять веру в правосудие, которое старается апеллировать к доводам стороны защиты набором сформированных клише, стараясь не вникать в дела по данной категории преступлений. 

Итак, в порядке ст. 50 УПК РФ мной была принята защита молодого человека 18 лет от роду. На момент беседы с ним он уже написал явку с повинной о том, что вступил в половую связь с девочкой 12 лет родной сестрой его «девушки». События эти произошли около 2х месяцев до нашего с ним знакомства. 

Естественно я разъяснил ему, что при таких обстоятельствах, можно вину не признавать и с технической точки зрения, доказать события будет сложно. Тем более что со слов моего подзащитного и от следователя мне стало известно что потерпевшая находится сейчас в психиатрической клинике и страдает рядом заболеваний. 

Однако мой подзащитный, под угрозой помещения по ходатайству следователя в СИЗО  выбрал позицию, признания факта полового акта с потерпевшей. Тогда с учетом определенных особенностей моего подопечного, я предложил тактику доказывания, что в момент указанных событий он не мог осознавать в силу особенностей общественной опасности произошедшего, так как имеет отставание в развитии. 

На допросе сквозь слезы и эмоции мой подзащитный, дал показания, в которых признал факт, но настаивал что инициатором вступления в половой акт, была сама потерпевшая, половой жизнью до этого в отличие от нее он не жил, и испытал от произошедшего глубокий шок.Затем в тот же день  последовала очная ставка, с потерпевшей, для проведения которой мы вместе с следователем, законным представителем и психологом проследовали в областную психиатрическую больницу. Надо сказать, что стали открываться новые подробности.

Оказывается  потерпевшая находясь в центре социальной реабилитации проходила мед. осмотр, в ходе которого были выявлены повреждения девственной плевы, не вызвавшие ее окончательного разрушения. В результате чего, под напором администрации, потерпевшая указала на моего подзащитного (по моему мнению, понимая последствия, указала на него как самого безобидного из своих половых партнеров). 

В отделении больницы, перед очной ставкой потерпевшая вела себя весело, говорила «своему обидчику» что его не посадят и все будет хорошо. Напротив состояние моего подзащитного, было плачевным он не переставая рыдал, в связи с чем я ходатайствовал о производстве перерыва в очной ставке и приглашении врача психиатра для оказания помощи моему доверителю. В результате в перерыве мы с врачом и подзащитным удалились в другое помещение, где ему была оказана помощь, также через врача, я попытался понять предварительно о его общем психическом состоянии. Обычный тест вычитания в обратном порядке он выполнить не смог, получил успокоительные лекарства.

После оказания мед. помощи, очная ставка была фактически окончена, по ходатайству защитника. При этом мной, было заявлено ходатайство, о допросе в качестве свидетеля врача психиатра, оказывавшего помощь моему доверителю и производившего лечение потерпевшей, которая надо сказать, также состояла на учете у нарколога, в инспекции по делам несовершеннолетних, и регулярно находилась в местном розыске как без вести пропавшая. 

В дальнейшем, я ходатайствовал на приобщении данного протокола допроса, к материалам уголовного дела,  представленным на судебно-психиатрическую экспертизу. При этом к стандартным вопросам, поставил дополнительно вопрос, о соответствии уровня развития моего подзащитного его фактическому возрасту. Приобщив сведения о том, что он обучался в школе, по программе для учащихся с  «задержкой психического развития» и дублировал классы обучения. 

Параллельно я собирал сведения о потерпевшей, так в частности настоял о сборе в отношении нее педагогических экспертиз, сведений из психиатрического и наркологического диспансеров, а также сведений о помещении в центры содержания несовершеннолетних оказавшихся в сложной жизненной ситуации. 

В итого обвинение было предъявлено по п. «б»  ч.4 ст. 131 УК РФ, с  указанием в обоснование, что по терпевшая не достигла 14 летнего возраста, и находилась в силу особенностей психики в заведомо беспомощном для обвиняемого  состоянии.  Мера пресечения судом была избрана в виде домашнего ареста, в дальнейшем в ходе продления меры, нам удалось получить ряд послаблений в части продолжительности и расстояния совершаемых прогулок. 

При этом в допросе обвиняемого, мы продолжили позицию о добровольном характере вступления в половую связь, а также о том что потерпевшая сама сообщала что живет половой жизнью до момента указанных событий, и о том что предполагали что ей на момент событий 16 лет…

Также защитником, был приобщен к материалам допроса скриншот из социальной сети «Вконтакте», страницы потерпевшей где указывался ее возраст 21 год. Нужно сказать, что потерпевшая действительно по своим антропометрическим данным выглядит на 16-18 лет, сама наносит себе татуировки, употребляет наркотики и спиртное.  Кроме того, о том, что мы не знали и не могли знать об индивидуальных особенностях потерпевшей, влияющих на ее способность оценивать ситуацию.

По заключению судебно-психиатрической экспертизы, традиционно было указанно, что в силу своего возраста она не могла оценивать ситуацию, однако в выводах сведений о беспомощном состоянии не имелось. Данный пробел следствие восстановило путем допроса эксперта указав, что психические заболевания потерпевшей, препятствовали ей воспринимать действительность должным образом. 

В суде мы продолжили поддерживать ранее данную позицию, и  признавать лишь совершение деяния предусмотренного ч.3 ст. 134 УК РФ. При этом суд и гособвинитель, ссылались на первоначальные показания, в которых подзащитный признавал осведомленность о возрасте потерпевшей, и на показания его «девушки», которая якобы, сообщала ему что сестре 12 лет. Прокурор в прениях поддержал избранную органом предварительного расследования квалификацию. Запросив наказание, в виде лишения свободы сроком на 13 лет с отбыванием в колонии строгого режима. 

В приговоре суд изменил квалификацию на ч.3 ст. 134 УК РФ, с учетом всей совокупности доказательств  отвергнув доводы судебно-психиатрической экспертизы относительно беспомощного состояния потерпевшей, и ту часть обвинения  согласно которой мой подзащитный был осведомлен о данном состоянии, признав половой акт совершенным по взаимному согласию.

В итоге было назначено окончательное наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года с отбыванием наказания в колонии общего режима.  В наказание зачтено время почти 10 месяцев нахождения под домашним арестом.

Обжаловать приговор мой подзащитный не пожелал, обоснованно понимая, что есть шанс его отмены.  Таким образом, планомерная работа стороны защиты привела к существенному улучшению положения обвиняемого по сравнению с первоначально предъявленным обвинением. 

Автор публикации

Адвокат Кулаков Анатолий Анатольевич
Челябинск, Россия
Адвокат по сложным и не стандартным делам. Надежность, порядочность, профессионализм.

Да 27 27

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Коробов Евгений, Кулаков Анатолий, Мануков Михаил, Саидалиев Курбан, Ларин Олег, advokat-Gomon-M
  • 05 Мая, 12:05 #

    Уважаемый Анатолий Анатольевич,
    отвергнув доводы судебно-психиатрической экспертизы относительно беспомощного состояния потерпевшейПравильно, нечего пытаться восполнять показаниями эксперта (вместо дополнительной экспертизы) неполноту его заключения. 
    Качественная защита и отличный итог! (Y)

    +6
    • 05 Мая, 16:43 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, я задавался вопросом является ли заключение эксперта и его допрос «тандемным доказательством» И иные вопросы их оценки предрешения судьбы доказательств, но п.14  ппвс о судебной экспертизе, говорит что экспертиза не имеет заранее определенной силы и требует равной оценки наряду с другими доказательствами.

      +5
      • 06 Мая, 21:00 #

        Уважаемый Анатолий Анатольевич, это безусловно, но я о другом. В Вашем деле следователь допросом эксперта попытался восполнить неполноту заключения. А закон допускает возможность его восполнения только назначением дополнительной экспертизы. 
        Это весьма характерное нарушение, свойственное судам и комитетским следователям. В Вашем деле оно не прокатило, что весьма отрадно.

        +3
  • 05 Мая, 13:18 #

    Уважаемый Анатолий Анатольевич, спасибо за публикацию, интересная ситуация у Вас! Получается, что потерпевшая и обвиняемый оба психически не здоровы. А учитывая, что инициатором полового акта была потерпевшая, может надо было ставить вопрос об использовании потерпевшей беспомощного психического состояния обвиняемого, который фактически не осознавал не то, что ей 12 лет, а вообще значительную разницу в возрасте и воспринимал ее как равного его возрастной группе  партнера?

    +3
    • 05 Мая, 16:37 #

      Уважаемый Максим Евгеньевич, ну уж не настолько он инклюзивный парень увлекается компьютерами техникой, но есть сбои в психическом развитии. А вот девочка к сожелению для общества скорее всего потеряна окончательно.

      +2
  • 06 Мая, 08:42 #

    Уважаемый Анатолий Анатольевич, иногда и существенное улучшение положения обвиняемого лучше, чем добиваться оправдания Тем более по такому обвинению.

    А пробовать доказывать, что сам является психически нездоровым, есть риск «нарваться» на уголовно-релевантное состояние, не исключающее вменяемости (Назаренко Г.В. «Уголовно-релевантные психические состояния субъекта преступления и лиц, совершивших общественно-опасные деяния». Книгу на основе этой диссертации каким-то чудом «достал» еще во времена своей учёбы на юрфаке, и не поверите — в год её выхода).

    В общем достойная работа по защите в таких сложных обстоятельствах.

    .

    +3
    • 06 Мая, 12:30 #

      Уважаемый Олег Юрьевич, спасибо. У меня не было цели идти к невменяемости, в последнее время в делах возникает остро проблема несоответствия развития возрасту, так по одному делу подсудимый по уровню своих гендерного развития соответствует возрасту 10-12 лет и думаю это существенно повлияло на суд при определении квалификации, вида и размера наказания. О попытка идти к невменяемости это тупик та как при рассмотрении пммх суд не вникает в вопросы доказанности и виновности, а по некоторым диагнозам лечение можно проходить вечно

      +3
  • 07 Мая, 23:55 #

    Уважаемый Анатолий Анатольевич, ну работа там проделана титаническая! Вывести суд на переквалификацию да ещё по «износным» статьям много стоит, жму руку! У меня такое чувство, что грань между изнасилованием и половым актом давно размылась, можно посадить любого нормально мужчину, формула простая 131=1 секс(не всегда обязательно)+1 заява+1 экспертиза (у меня есть дело, где эксперт говорит контакта не было ни с моим подзащитным, ни с другим мужчиной, так что это не обязательная часть формулы)+1 допрос, где человек признаёт, что был контакт, ну и все. Вы верно подметили, чувствуется какая то либерализация по этим статьям!
    На днях позвоню, если Вы не против есть пара вопросов.
    Спасибо за практику!

    +5
  • 08 Мая, 17:03 #

    Уважаемый Анатолий Анатольевич, в который раз для себя отмечаю Вашу работу по таким деликатным статьям.Как недавно узнал статистику времен СССР, в 9 из 10 случаях по обвинению в изнасиловании, и жертва и обвиняемый были хорошо знакомы друг с другом. Причём эту статистику скрывали и от сотрудников МВД. И эта статистика наводит на печальные мысли.

    +2

Да 27 27

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Защитник добился переквалификации с ч.4 ст.131 Уголовного кодекса РФ, на ч.3 ст.134 УК РФ, добившись отвержения судом доводов судебно-психиатрической экспертизы о беспомощном состоянии потерпевшей » 5 звезд из 5 на основе 27 оценок.
Юрист Фищук Ольга Сергеевна
Краснодар, Россия
+7 (999) 637-2795
БАНКРОТСТВО физических и юридических лиц "под ключ" в любом регионе РФ. Арбитражный (финансовый) управляющий. Честный анализ рисков. Консультационная поддержка. Специальные условия в рамках сообщества
https://fedresurs.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Гречанюк Василий Герольдович
Владивосток, Россия
+7 (914) 342-9220
компетенции: трейдинг, инвестиции, страхование, налоги, юридические лица, долги, ответственность, комбинации.
Консультации, дела.
Действую с интересом, спокойно и тщательно, очно и дистанционно.
https://urmanwin.pravorub.ru/ Стать VIP

Похожие публикации