Согласно ч. 7 ст. 35 УК РФ совершение преступления преступным сообще­ством влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренныхУголовным кодексом.



Многие ученые, в том числе авторы научно-практического коммента­рия к УК РФ, считают, что другие преступ­ления, совершенные перечисленными в ст. 210 лицами, квалифицируются само­стоятельно по совокупности с этой ста­тьей. (См.: Научно-практический комментарий к УК РФ. М., 1998. С. 441.)

Но здесь возникают следующие во­просы. Суд должен будет обосновать и наличие организованной группы (напри­мер, ч. 4 ст. 228 УК РФ), и наличие преступ­ного сообщества (ст. 210 УК РФ). Однако сде­лать это одновременно, на наш взгляд, невозможно — либо организованная груп­па, либо сплоченная организованная группа.

Возьмем пример из судебной практики. Приговором Алтайского краевого суда ранее судимый Сергеев осужден по ч. 2 ст. 210 и ч. 4 ст. 228 УК РФ. По этому же делу осуждены Ермакова, Ере­менко и Доронина.Сергеев, Еременко и Доронина при­знаны виновными в участии в преступ­ном сообществе (преступной организа­ции), созданном осужденной Ермаковой.Ермакова признана виновной в том, что создала преступное сообщество (преступную организацию) для совер­шения особо тяжких преступлений, свя­занных с незаконным оборотом нарко­тических средств с целью сбыта в особо крупных размерах, и руководила этим сообществом.

Кроме того, Сергеев и Ермакова при­знаны виновными в незаконном приоб­ретении и хранении в целях сбыта и сбыте наркотических средств (опия), со­вершенных организованной группой в особо крупном размере, а Ермакова — неоднократно. Еременко и Доронина осуждены за незаконное приобретение и хранение в целях сбыта и сбыт наркотических средств (опия), совершенные организо­ванной группой в крупном размере. В кассационной жалобе осужденный Сергеев просил приговор изменить, так как, по его словам, он не состоял в преступном сообществе, обнаруженные при обыске в его доме наркотические вещества сбывать не намеревался, а приобрел и хранил их для личного потребления.

Судебная коллегия по уголовным де­лам Верховного Суда РФ кассационную жалобу Сергеева удовлетворила, приго­вор в части осуждения виновных по ст. 210 УК РФ отменила, а в другой части (осуждение по ч. 4 ст. 228 УК РФ) частично изменила по следующим основаниям. В соответствии с ч. 4 ст. 35 УК РФ пре­ступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для соверше­ния тяжких или особо тяжких преступ­лений, либо объединением организован­ных групп, созданным в тех же целях.

Преступное сообщество предполагает наличие обязательных признаков — спло­ченности и организованности.По смыслу закона под сплоченностью следует понимать общие цели членов организации, превращающие преступное сообщество в единое целое. О сплочен­ности могут свидетельствовать устояв­шиеся связи, организационно-управлен­ческие структуры, финансовая база, еди­ная касса из взносов от преступной деятельности, конспирация, иерархия подчинения, единые и жесткие правила взаимоотношений и поведения с санкци­ями за нарушение неписаного устава сообщества. Признаки организованности — четкое распределение функций между соучаст­никами, тщательное планирование пре­ступной деятельности, внутренняя жест­кая дисциплина и т. д. Однако таких обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о сплочен­ности и организованности в преступной деятельности осужденных, суд по данно­му делу не установил и в приговоре не привел.

Выводы суда о создании преступного сообщества с целью занятия наркобиз­несом и организации широкой сети по сбыту наркотиков были предположи­тельными, основанными на фактахизъ­ятия у осужденных наркотическихсредств в крупном и особо крупном размерах, результатахбольшого количе­ства проведенныхв этихцеляхопера­тивно-розыскных мероприятий, а также крайне противоречивыхпоказаниях осужденныхпо делу.

Ссылка же на тяжесть совершенного преступления сама по себе не давала оснований для квалификации действий осужденныхпо ст. 210 УК РФ.Вместе с тем установленные судом фактические обстоятельства преступле­ния свидетельствуют лишь о предвари­тельном сговоре осужденных, а не о преступном сообществе или организо­ванной группе.Как следует из приговора, Ермакова приобрела у неустановленного следст­вием лица наркотическое средство (опий) в особо крупном размере с це­лью сбыта, после этого пришла в дом к своей подруге Еременко, взяв с со­бой 1,95 гопия. Они расфасовали его в 15 пакетиков, и Ермакова предложила Еременко продать каждый из пакетиков по 15 руб.

Договорились, что 80% вы­ручки получит Ермакова.Еременко два дня хранила наркотиче­ское средство дома, затем принесла своей знакомой Дорониной и предло­жила ей сбыть на указанныхвыше ус­ловиях. Доронина, испытывавшая матери­альные затруднения, согласилась. Через четыре дня Доронина пыталась сбыть у себя дома два пакетика, но была за­держана работниками милиции, которые изъяли у нее наркотическое средство. Кроме того, Ермакова передала свое­му знакомому Сергееву для сбыта 25,5 г опия. Тот принес его к себе домой и стал фасовать в пакетики, но был задержан работниками милиции на месте. Затем задержали Ермакову, у нее изъяли еще 15,75 г. опия.

Таким образом, действия осужденных следует расценивать как совершенные по предварительному сговору группой лиц и квалифицировать исходя из раз­мера наркотического средства (крупного, особо крупного), которое они приобрели и сбыли либо намеревались сбыть, а именно: действия Ермаковой и Сергее­ва — по ч. 4 ст. 228 УК РФ, а Еременко и Дорониной — по п. «а», «в» ч. 3 ст. 228 УК РФ.Приговор в части осуждения Сергее­ва, Еременко и Дорониной по ч. 2 ст. 210 УК РФ, Ермаковой — по ч. 1 ст. 210 УК РФ от­менен и дело производством прекра­щено за отсутствием в ихдействиях состава преступления, а из обвинения Сергеева и Ермаковой по ч. 4 ст. 228 УК РФ исключен квалифицирующий признак «организованная группа».(Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. № 9. С. 9-10.)

В данном примере квалификация дейст­вий Ермаковой по ч. 1 ст. 210 УК РФ, а Сер­геева, Еременко и Дорониной — по ч. 2 ст. 210 УК РФ представляется явной натяжкой. Ни о какой сплоченной организации в данном случае не может быть и речи.

Принципиальной представляется пози­ция Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ, заключаю­щаяся в том, что тяжесть совершенного преступления сама по себе не дает оснований для квалификации действий по ст. 210 УК РФ. Отметим и противоречивость пригово­ра в том, что суд первой инстанции признал Ермакову организатором и ру­ководителем преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК РФ), а Сергеева — участником преступного сообщества (ч. 2 ст. 210 УК РФ) и в то же время обоих — участниками ор­ганизованной группы (ч. 4 ст. 228 УК РФ — неза­конное приобретение и хранение в целяхсбыта и сбыт наркотических средств, совершенные организованной группой в особо крупном размере).

Так кем же были осужденные по пригово­ру — членами преступного сообществаили членами организованной группы? Поскольку организованная группа (ч. 4 ст. 228 УК РФ) не обладает признаком сплочен­ности, характерным для преступного сообщества, то невозможна и квалифи­кация по совокупности со ст. 210 УК РФ. С другой стороны, если бы имело место преступное сообщество, то при чем здесь квалифицирующий признак «орга­низованная группа» (ч. 4 ст. 228 УК РФ)? По нашему мнению, это самый сильный ар­гумент в пользу того, чтобы определять преступное сообщество не через поня­тие «организованная группа», а с помо­щью понятия «сплоченная организация».

В этой связи мы полагаем, что опре­деление преступного сообщества необ­ходимо дать, употребив понятие «пре­ступная организация». Это позволит, во-первых, провести четкую грань меж­ду организованной группой и преступ­ным сообществом; во-вторых, избежать употребления (через скобки) двух тер­минов, характеризующих одно понятие; в-третьих, подчеркнуть сплоченность, целостность преступного сообщества.

С учетом изложенного представляется целесообразным изложить ч. 4 ст. 35 УК РФ в следующей редакции: «Преступ­ление признается совершенным преступ­ным сообществом, если оно совершено сплоченной организацией, созданной для совершения тяжких или особотяжких преступлений».

Таким образом, мы предлагаем отка­заться от выделения ступеней органи­зованности (сплоченная организованная группа, объединение организованных групп), так как на практике это вызы­вает лишь трудности в доказывании. Необходимо также ввести квалифици­рующий признак «совершение преступ­ления преступным сообществом» во все составы тяжких и особо тяжких пре­ступлений, в том числе в ч. 4 ст. 228 УК РФ. Это позволит квалифицировать неза­конный сбыт наркотических средств преступным сообществом по совокупно­сти ст. 210 и ч. 4 ст. 228 УК РФ.

А.Арутюнов, адвокат

Журнал «Законность» № 11 – 2002 г.

Да 3 3

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Пока нет комментариев

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Квалификация сбыта наркотических средств преступным сообществом» 1 звезд из 5 на основе 3 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации