Районным судом по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ст. 204 УК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления оправдан С.Так, С. обвинялся в незаконном получении лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, денег за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, сопряженном с вымогательством предмета подкупа при следующих обстоятельствах.

С., исполняющий обязанности главного инженера и первого заместителя генерального директора ОАО, то есть лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой организации, 20 августа 2010 года при заключении с А. и  И. договора на ремонт котельного оборудования, потребовал от указанных лиц передачи ему после выполнения работ денежных средств в сумме 30000 рублей под угрозой незаключения с ними договора от 20 августа 2010 года и последующих двух договоров.  25 августа 2010 года С., не получив части требуемой суммы по исполненному и оплаченному договору от 25 августа 2010 года, под угрозой неподписания акта выполненных работ по другому фактически исполненному договору от 20 августа 2010 года и невыдачи А. и  И. в кассе организации денег в счет оплаты выполненных работ вновь потребовал передачи 30000 рублей, которые 16 сентября 2010 года получил от  А. и  И. за совершение действий в их интересах, а именно за заключение с ними договоров.

Как указал суд в приговоре, согласно положениям примечаний 2,3 к ст. 201 УК РФ, применяющихся к статьям главы 23 УК РФ, обвинительный приговор за коммерческий подкуп в отношении лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, за незаконное получение денег, ценных бумаг, иного имущества, за совершение действий в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением может быть вынесен при наличии к тому оснований, если деянием причинен вред интересам других организаций, интересам граждан, общества или государства либо если вред причинен исключительно коммерческой или иной организации, где работает такое лицо, когда уголовное преследование осуществляется по заявлению этой организации или с ее согласия.

На основании исследованных доказательств суд пришел к выводу, что вред организации, где работал С., причинен не был. Данные обстоятельства были подтверждены генеральным директором ОАО  свидетелем Р., который показал, что ущерб общество не понесло, оплата работ по ремонту водогрейных котлов была произведена в пределах той суммы, за которую предприятие рассчитывало провести эти работы. Заявление или согласие указанной организации на уголовное преследование С. отсутствовали. По показаниям А. и И. вред им также причинен не был, в материалах дела отсутствовали данные указывающие на причинение его действиями какого-либо вреда интересам организаций, граждан, общества или государства.

В этой связи суд пришел к выводу об отсутствии в действиях  С. состава преступления (дело № 1-81-2011). 
Судебной коллегий по уголовным делам Архангельского областного суда приговор оставлен без изменения (кассационное определение № 22-2525-2011).

Архангельским областным судом в связи с отсутствием в деянии состава преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33 и п. «г» ст. 290 УК РФ (в редакции Федерального закона от 08.12.2003), оправдан А., которому по эпизоду получения Б. взятки от ООО «М» было предъявлено обвинение в пособничестве.

Согласно обвинению его роль выразилась в том, что он являлся пособником Б., выступив в роли посредника в получении взятки от представителей ООО «М». С этой целью А. привлек Х.

12 ноября 2008 г. Б. факсимильной связью направил  в ООО «М» переданные ему А. сведения о юридическом адресе, почтовом адресе, номерах телефонов, банковских реквизитов ООО «Центр», данных о Х., номера телефонов самого А.. Последний в период с ноября 2008 г. по декабрь 2009 г. с целью придания видимости действительности сделки между ООО «Центр» и ООО «М» и обоснованности перечисления денежных средств в качестве взятки Б. подготовил три подложных счета-фактуры (в данной части государственный обвинитель отказалась от поддержания обвинения) и после подписания их Х. и бухгалтером ООО «Центр» Ан. неустановленным способом переправил в ООО «М».

После поступления денег на счет ООО «Центр», они были сняты Х. и переданы А., который их и передал Б.

Факт участия А., его помощь Б. в процедуре перевода денег от ООО «М» в адрес ООО «Центр» был установлен и сторонами не оспаривался.

Однако, из показаний А. следовало, что, совершая такие действия, он полагал, что помогает Б. в обналичивании для ООО «М» денег и не знал о предназначении переводимых денег как взятка для Б. Данные показания А. стороной обвинения опровергнуты не были.

В тоже время исходя из требований уголовного закона пособник должен сознавать, в совершении какого преступления он оказывает пособничество.

Поскольку ни одно из представленных обвинением доказательств не подтверждало осведомленность А. о том, что переводимые от ООО «М» в адрес ООО «Центр» деньги являлись взяткой Б. суд оправдал его по основанию, предусмотренному п. 3 ст. 302 УПК РФ (Архангельский областной суд, дело № 2-37-2012).

ПРОВОКАЦИЯ ВЗЯТКИ ЛИБО КОММЕРЧЕСКОГО ПОДКУПА.
При рассмотрении уголовных дел о взяточничестве и коммерческом подкупе нередко нашими коллегами — адвокатами приводились доводы  о возможной провокации в случаях проведения оперативно-розыскных мероприятий.

И так, что следует знать....

ст. 304 УК РФ определяет провокацию взятки либо коммерческого подкупа как попытку передачи должностному лицу либо лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческих или иных организациях, без его согласия денег ценных бумаг, иного имущества или оказания услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления или шантажа 

Согласно Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 (далее, Пленум) и ст. 304 УК РФ, ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа  наступает лишь в случае, когда попытка передачи денег, ценных бумаг, иного имущества или оказания услуг имущественного характера осуществлялась в целях искусственного формирования доказательств совершения преступления или шантажа и должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, заведомо для виновного не совершало действия, свидетельствующие о его согласии принять взятку либо предмет коммерческого подкупа, или отказалось их принять.

От преступления, предусмотренного. 304 УК РФ, следует отграничивать подстрекательские действия сотрудников правоохранительных органов, спровоцировавших должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, на принятие взятки или предмета коммерческого подкупа.

Согласно п.п. 32 и 34 Пленума, указанные действия совершаются в нарушение требований ст. 5 Федерального закона от 12 августа 1995 года N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (с последующими изменениями и дополнениями) состоят в передаче взятки или предмета коммерческого подкупа с согласия или по предложению должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, когда такое согласие либо предложение было получено в результате склонения этих лиц к получению ценностей при обстоятельствах, свидетельствующих о том, что без вмешательства сотрудников правоохранительных органов умысел на их получение не возник бы и преступление не было бы совершено.

Согласно ст. 7 Федерального закона N 144-ФЗ от 12.08.1995 года «Об оперативно-розыскной деятельности» (с последующими изменениями и дополнениями) основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий, в том числе оперативного эксперимента, могут быть ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Статьями 2 и 5 вышеназванного Закона установлен запрет органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий. Проведение оперативно-розыскных мероприятий допускается законом в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия только реально подготавливаемого, совершаемого или совершенного, а не теоретически возможного преступления.

В постановлениях Европейского Суда по правам человека от 5 февраля 2008  «Раманаускас против Литвы», от 15 декабря 2005  «Ваньян против Российской Федерации» сформулированы правовые позиции, суть которых сводится к тому, что правоохранительные органы до проведения оперативно-розыскного мероприятия должны располагать сведениями о предполагаемой преступной деятельности лица, в частности, указывающими на то, что преступление могло бы быть совершено и без вмешательства правоохранительных органов.
Аналогичной позиции придерживается и Верховный Суд РФ.

Рассмотрим несколько примеров.

Так, приговором Нижегородского областного суда М. был оправдан по ст. 30 ч. 3 и 290 ч. 4 п. «г» УК РФ за отсутствием в его действиях состава данного преступления.

Органами предварительного следствия ему было предъявлено обвинение в том, что он, являясь должностным лицом — главой местного самоуправления Сосновского муниципального района Нижегородской области, покушался на получение взятки в крупном размере за выполнение действий в пользу Б. и представляемого им ООО «Магнат» по передаче в собственность земельного участка, которые входили в его служебные полномочия.
В кассационном представлении государственный обвинитель указывал в том числе о несостоятельности вывода суда о незаконном характере оперативно-розыскных мероприятий, проведении их для проверки имеющейся информации о получении М. взяток в соответствии с законом.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ признала доводы кассационного представления необоснованными.
Судом было установлено, что свидетель Б. выступал представителем ООО «Магнат», реквизиты которого использовались для проведения оперативно-розыскных мероприятий в отношении М., без ведома руководства данного общества.
В ходе оперативно-розыскных мероприятий Б. от имени ООО «Магнат» встречался с главой местного самоуправления Сосновского муниципального района М. и обсуждал с ним варианты приобретения земельного участка.
При этом в материалах дела отсутствовали доказательства того, что до вмешательства Б. у органа, проводившего оперативно-розыскные мероприятия, были основания подозревать М. в получении взяток. Простое заявление сотрудника милиции А. в суде о том, что РУБОП располагал секретной информацией о получении подсудимым взяток, которая не была предоставлена суду, не может быть принято во внимание. Оперативно-розыскной орган не ограничился пассивным фиксированием предполагаемой преступной деятельности М., а инициировал проведение оперативно-розыскного мероприятия с участием Б., хотя ничего не предполагало, что деяние было бы совершено без его вмешательства.
При таких обстоятельствах суд сделал обоснованный вывод о том, что правоохранительным органом оперативно-розыскное мероприятие проведено с нарушением требований ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21.02.2008 №9-О08-4).
Имеется судебная практика, когда оперативно-розыскное мероприятия осуществлялось в связи с проверкой заявления по поводу поступившего предложения о даче взятке.

Так, А. был осужден по ст. 291 УК РФ за то, что дал взятку и.о.дознавателя Д., действовавшему в рамках оперативно-розыскного мероприятия «Оперативный эксперимент», за вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по материалу проверки по факту продажи квартиры  И.

Суд, опровергая доводы кассационной жалобы защитника о незаконности результатов ОРМ, суд кассационной инстанции указал, что из исследованных в судебном заседании аудио-видео материалов видно, что именно А. выступил инициатором дачи взятки, именно он высказал просьбу о прекращении проверки по заявлению И. в обмен на материальное вознаграждение. Он же назвал сумму и порядок передачи денежных средств, передав Д. 18 марта конверт с деньгами в сумме 17500 рублей. (дело № 1-17-2011, кассационное определение Архангельского областного суда от 22.03.2011 № 22-790-2011).

В тех случаях, когда адвокаты заявляли о том, что действия подсудимого были инициированы в ходе оперативного эксперимента, данная версия во многих случаях учитывалась судами при оценке доказательств по делу и действий подсудимых.

По делу Х., осужденного по ч. 3 ст. 30 и ст. 291.1 УК РФ, сторона защиты заявила об имевшей месте провокации взятки со стороны К., действовавшего в рамках ОРМ, поскольку последний при встрече с Х. сам сообщил о размере взятке, предназначавшейся начальнику следственного отдела, в сумме 3 000 000 руб.

Отвергая данный довод, суд указал, что согласно материалам дела взяткодатель изначально намеревался передать денежное вознаграждение за незаконные действия в размере от 50 000 до 100 000 долларов США, что эквивалентно 1 500 000 и 3 000 000 руб. Соответственно, эти размеры взятки, действуя в качестве посредника, Х., а затем и сам взяткодатель, оговорили с К.
При таких обстоятельствах доводы стороны защиты о провокации размера взятки со стороны сотрудников ФСБ несостоятельны.
(Архангельский областной суд, дело №2-55-2012).

В некоторых случаях, не всегда проверяется, имелись ли у правоохранительных органов основания для проведения неоднократных оперативно-розыскных мероприятий по уголовному делу.

Так,  судом был осужден врач-отоларинголог НУЗ «Отделенческая поликлиника» С. за совершение 3 преступлений, предусмотренных ст. 204 УК РФ.
Из материалов уголовного дела следовало, что правоохранительные органы от А. стали располагать информацией о выдаче С. листков о нетрудоспособности с 2006 года.
В этой связи с участием В. 23 декабря 2010 года был проведено оперативно-розыскное мероприятие «Проверочная закупка». Далее указанные оперативно-розыскные мероприятия были проведены 21 марта 2011 года также с участием В., а затем 23 мая 2011 года.

Однако в материалах уголовного дела отсутствовали сведения, которые бы подтверждали необходимость повторных мероприятий. Судом в приговоре какой-либо оценки этим обстоятельствам дано не было, вместе с тем правомерность повторного проведения мероприятий вызывало сомнение.

Да 13 13

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Болонкин Андрей, Рисевец Алёна, daruma961
  • 10 Февраля 2016, 13:05 #

    Уважаемый Роман Валерьевич, вот когда надо, тогда суд прям думает какой приговор вынести и как его мотивировать, чтоб убедительно все было… А если обвиняемый врач, то что тут особо напрягаться.:?

    +4
  • 10 Февраля 2016, 21:01 #

    Уважаемый Роман Валерьевич, спасибо за обобщенный анализ. Интересные повороты судебной практики, хорошие позиции защиты. Безусловно — в избранное.

    +3
  • 04 Ноября 2017, 13:07 #

    Уважаемый Роман Валерьевич, интересная практика, продолжайте развивать тему.

    0

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «ПРОВОКАЦИЯ ВЗЯТКИ либо коммерческого подкупа. Основания вынесения ОПРАВДАТЕЛЬНЫХ ПРИГОВОРОВ. » 2 звезд из 5 на основе 13 оценок.
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Краснодар, Россия
+7 (926) 004-7837
Персональная консультация
Консультирование по финансово-экономическим вопросам, налоговой безопасности. Проверка контрагентов, анализ сделок, инвестиций. Юридическая помощь и консалтинг высокого уровня в любом регионе РФ
https://fishchuk.pravorub.ru/
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/

Похожие публикации

Продвигаемые публикации