(окончание)

Незаконный отказ в постановке частных вопросов.


Незаконный отказ в постановке частного вопроса, сравнительно часто приводит к отмене судебных решений. Одним из многочисленных примеров может служить Кассационное определение ВС РФ от 22 ноября 2006 г. по делу N 81-О06-93СП, которым был установлен незаконный отказ председательствующего в постановке дополнительных вопросов направленных на установление доказанности факта совершения преступления в результате принуждения одного подсудимого, другим подсудимым. Вопросы же вопросного листа были сформулированы исключительно с учетом позиции обвинения.

Аналогично, решение об отмене обвинительного приговора из-за незаконного отказа в постановке дополнительных вопросов принято в Кассационном решении ВС РФ от 11 января 2007 г. по делу N 32-006-58сп Обвинительный приговор отменен.

Определением ВС РФ от 16 сентября 2003 года N 6-кпо03-28сп был отменен приговор, а само дело направлено на новое рассмотрение по причине отказа суда первой инстанции в постановке вопроса, на основе которого могла быть установлена виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления — укрывательстве преступлений.

В Апелляционном определении ВС РФ от 28 ноября 2013 г. N 44-АПУ13-47сп ВС РФ признал незаконным отказ защите со стороны председательствующего в постановке частного вопроса о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой ответственность за менее тяжкое преступление.
«Как усматривается из материалов дела, подсудимые как в ходе расследования, так и в судебном заседании утверждали, что Белоусов и Лушин произвели выстрелы в воздух, а Лопатин произвел случайно выстрел в потерпевших.

При обсуждении вопросов вопросного листа от адвоката Логиновой поступило ходатайство о постановке перед присяжными заседателями вопроса о том, доказано ли, что огнестрельное ранение, повлекшее смерть А., и ранения Д. причинены в результате одного выстрела, произведенного Лопатиным в результате неосторожного обращения с оружием.

Однако председательствующий, в нарушение требований уголовно-процессуального закона отказал адвокату в постановке вопроса о наличии обстоятельств исключающего ответственность одних подсудимых и влекущих за собой ответственность Лопатина за менее тяжкое преступление.»

Но не все так безоблачно на юридическом небосклоне. Известны Верховному суду и лазейки, позволяющие при определенных обстоятельствах не расценивать отказ в постановке частного вопросов в качестве нарушения влекущего отмену приговора.

Так, в Кассационном определении от 14 марта 2007 года №93-о06-25СП ВС с одной стороны признал, что защите было отказано в постановке дополнительных вопросов, с другой, посчитал, что сформулированные вопросы по версии обвинения давали возможность присяжным заседателям при недоказанности вины Б. в убийстве потерпевшего (путем исключения определенных обстоятельств из основных вопросов) дать отрицательный ответ: у присяжных заседателей было право выбора при ответах на вопросы.

Поэтому в данном конкретном случае нельзя говорить о нарушениях председательствующим требований ст. ст. 338 ч. 2 и 339 ч. 3 УПК РФ. То есть ВС РФ невольно требует от присяжных заседателей юридических знаний и опыта, позволяющих им понять, что именно надо исключить из основных вопросов, что бы сформулировать свое отношение к доказанности, путем юридически правильных исключений.

Как уже было сказано выше, суд — это фактически тот же прокурор, только в мантии. Естественно, что не в интересах суда получать частично или тем более — полностью оправдательный приговор. В борьбе за интересы обвинения суд может зайти весьма далеко, в том числе отказать стороне защиты в постановке частных вопросов. К сожалению, ситуация в ВС РФ имеет те же тенденции.

Причем в ряде случаев, решения ВС РФ об отказе в защите прав и законных интересов подсудимых носят весьма загадочный характер, поскольку не содержат внятной аргументации.

С постановкой частных вопросов, примерно такая же история. Систематически приходится сталкиваться с решениями ВС РФ мотив которых иначе как «так захотелось» и не сформулируешь. В частности можно сослаться на кассационное определение ВС РФ от 27 марта 2006 года №46-о05-58 когда довод о незаконном не включении в вопросный лист частного вопроса, суд парировал следующей фразой:
«Что же касается доводов жалоб о необоснованной формулировке некоторых вопросов присяжным заседателям, а также о том, что вопрос N 188 был по существу отвергнут либо сформулирован не так, как надлежало сформулировать, то и с этими доводами согласиться нельзя по тем основаниям, что вопросы присяжным заседателям, как это видно по делу, постановлены в соответствии с требованиями ст. 339 УПК РФ
В итоге остается только дивиться способу мотивирования своей позиции, избранной судьями ВС РФ, больше свойственной художникам-авангардистам, нежели служителям Фемиды: «Мы так видим»

Вообще, иногда ВС РФ в своих суждениях напоминает Дельфийского оракула. Его высказывания столь же авторитетны, сколь и туманны, требуют дополнительных трактовок специальных жрецов (которые, однако, не делают их более доступными для понимания) и иногда кажется, что делаются они на основе вдыхания каких-то дурманящих испарений.

Иногда, видимо в отсутствии подходящих аргументов, ВС РФ предпочитает просто «не замечать» аргументов защиты, либо отвергать их не вдаваясь в мотивацию своих решений, уподобляясь тому прапорщику из анекдота, который в ответ на каверзные вопросы солдат, давал уклончивые ответы — посылал их на …

За примерами далеко ходить не надо. Вот выдержка из Апелляционного определения ВС РФ от 24 апреля 2014 г. N 46-АПУ14-15сп
«В апелляционной жалобе и дополнении к ней, в защиту осужденного Елистратова, адвокат Кузнецов И.С. выражает несогласие с приговором, указывает, что судом были допущены нарушения уголовно-процессуального законодательства, в частности ст. 338, 339 УПК РФ и неправильно применен уголовный закон.

Председательствующим не было рассмотрено ходатайство защиты о внесении в вопросный лист вопросов, которые он хотел поставить перед присяжными.

Вопросы N 2, 3 поставлены неверно.Вопросный лист содержит незаверенные исправления, отсюда вердикт неясен и противоречив. В вопросе N 3 сведены воедино два вида соучастия, и поэтому нельзя согласиться с квалификацией действий его подзащитного.

(…)

Вопросный лист по делу составлен с соблюдением положений закона, на который ссылается в жалобе адвокат Кузнецов И.С. Так, из материалов дела видно, что стороной защиты внесены предложения по формулировке и постановке вопросов, которые, сами по себе, нельзя назвать ходатайствами и которые были переданы председательствующему и приобщены к материалам дела. С учетом этих предложений судьей в совещательной комнате окончательно сформулированы вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями.

Полагать, что вопросы N 2, 3 сформулированы неверно, нет оснований, так же как и то, что вопросный лист содержит незаверенные исправления. То обстоятельство, что председательствующий покидал зал судебного заседания с вопросным листом, как указывается в жалобах, само по себе, не свидетельствует о какой-либо фальсификации.»

В итоге, остается только догадываться почему «нет оснований полагать» что вопросы 2 и 3 вопреки доводов защиты сформулированы не верно, так же как и то, что вопросный лист содержит незаверенные исправления. Судьи ВС РФ не увидели исправлений? Не посчитали их исправлениями? Пришли к выводу, что они все-таки заверены?

Однако, что бы не заканчивать рассмотрение этого вопроса на такой грустной ноте, сошлюсь на Кассационное определении ВС РФ от 08.08.2007 года по делу N 67-о07-22СП. Обвинительный приговор был отменен и дело направлено на новое рассмотрение в связи с тем, что подсудимый указывал, что намеревался только связать потерпевшего для облегчения совершения разбоя, и не мог предполагать, что потерпевший страдает заболеваниями, которые в результате действий по его связыванию могут вызвать смерть последнего.

Защита ходатайствовала о постановке перед присяжными частных вопросов направленных на отражение указанной позиции по делу, однако суд в их постановке защите незаконно отказал. При этом ВС РФ обратил внимание, что некорректная (правовая) постановка защитой ряда вопросов не является причиной по которой суд не мог привести эти вопросы в соответствие с требованиями законодательства и в переформулированном виде поставить их перед присяжными заседателями.

В общем, иногда чудеса все же случаются…

Недопустимость ухудшения положения подсудимого частными вопросами.

В соответствии с частью 3 ст. 339 УПК РФ допустимы вопросы, позволяющие установить виновность подсудимого в совершении менее тяжкого преступления, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Правда с понятием «нарушение права на защиту» законодатель не определился оставив его на судейское усмотрение… или произвол… уж кто с чем столкнулся. В итоге известны ситуации, когда вопрос затрагивает обвинение по составу или эпизоду отличающемуся от официально предъявленного обвинения, вынуждая защиту в последний момент пытаться защититься от нового по сути обвинения, по которому сторона защиты не давала объяснений и не предъявляла доказательств.

Означенная ошибка редкая, тем не менее знать о ней надо. В частности указанная ошибка была выявлена Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 03.08.2004, дело N 51-о04-61сп. Так, Судебная коллегия, отменяя приговор и направляя дело на новое судебное рассмотрение, указала следующее.
«Согласно предъявленному обвинению Ч. из ружья «Сайга-20», снаряженного дробовым зарядом, произвел три выстрела в стоящую у дороги группу людей. В результате стрельбы Д. причинены ссадины, не повлекшие вред здоровью, а М. — смертельное ранение в голову.

В судебном заседании подсудимый Ч. пояснил, что он один выстрел произвел вверх, а два — в опору линии электропередачи. Адвокат, исходя из данной позиции подсудимого, в прениях говорил о попадании дробины в Д. и в голову М. в результате рикошета от опоры.

При обсуждении сформулированных председательствующим вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, адвокат предложил поставить альтернативный вопрос о наличии обстоятельства, исключающего ответственность подсудимого за содеянное или влекущего за собой его ответственность за менее тяжкое преступление, в следующей редакции:

«Ч. вышел с ружьем, предупредил, чтобы все расходились, после чего произвел один выстрел в воздух и два выстрела в опору».

Однако председательствующий вопреки позиции защиты изменил вопрос по существу и значительно его расширил, указав в девятом вопросе: „… произведя два других выстрела, Ч. направил ружье в сторону опоры линии электропередачи у дороги, недалеко от которой стояла группа вышеназванных лиц, среди них были Д. и М.?“ и тем самым ухудшил положение обвиняемого.»

Исходя из позиции ВС РФ постановка частных вопросов может быть направлена только на улучшение позиции подсудимого. Иное законом не предусмотрено. Так, в Кассационном определении от 13 апреля 2007 г. N 93-007-1сп, рассматривая представление обвинителя, в котором он сетовал, что суд де не изложил позицию государственного обвинителя, высказанную в ходе судебного заседания и в прениях сторон о том, что потерпевшие Р., Р. и К. — не избивали Власенко в автомашине в пути следования пришел к выводу:
«Государственный обвинитель в судебном заседании не отказался от поддержания предъявленного Власенко обвинения.
Утверждение государственного обвинителя о том, что потерпевшие не избивали подсудимого, фактически является изменением обвинения в сторону его усиления и влечет за собой нарушение права на защиту подсудимого, которому обвинение было предъявлено с учетом противоправного поведения потерпевших, явившегося поводом для преступления.

Это обстоятельство, как смягчающее наказание обвиняемого Власенко, указано и в самом тексте обвинительного заключения.
По мнению государственного обвинителя, положения ч. 3 ст. 339 УПК РФ позволяют ставить частные вопросы об обстоятельствах, которые как уменьшают степень виновности лица либо изменяют ее характер, так и увеличивают их.

Такое толкование положений ч. 3 ст. 339 УПК РФ противоречит буквальному ее изложению и смыслу уголовно-процессуального закона.»

Нарушение формальных требований к постановке частных вопросов.

Нарушения, при постановке частных вопросов могут носить и формальный характер. Примером тому может служить Кассационное определение ВС РФ от 28 апреля 2003 г. N 8-о03-17. При формулировке вопросного листа по данному делу, судом были поставлены частные вопросы №№ 14 и 15 однако в вопросе №14 не было указано к какому основному вопросу он относится, Помимо этого вопросы N 14 и 15 были заданы не в отношении каждого подсудимого отдельно, как того требуют правила ч.7 ст. 339 УК РФ, а в отношении всех подсудимых сразу. Естественно, указанные нарушения повлекли за собой отмену приговора.

Характер частных вопросов, по смыслу части 3 ст. 339 УПК РФ, должен быть направлен на уточнение степени виновности подсудимых либо обстоятельств, изменяющих ее характер, влекущих освобождение подсудимых от ответственности, и при этом председательствующий судья должен указать, к каким именно основным вопросам они являются дополнением.

Отсутствие в основном вопросе сведений о совершении подсудимым части деяния без включения этих обстоятельств в вопрос о доказанности самого деяния и в вопросы о виновности или невиновности каждого подсудимого в совершении этого деяния является недопустимым.

Примером нарушения формальных требований к постановке частных вопросов может служить Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25.07.2006, дело N 64-о06-27сп. Вот как это нарушение сформулировано в тексте Определения ВС:
В ч. ч. 1 и 2 ст. 339 УПК РФ говорится о том, что вначале председательствующий обязан поставить три основных вопроса по каждому деянию, которые указаны в п. п. 1, 2 и 4 ч.1 ст. 299 УПК РФ, исходя из полномочий присяжных заседателей, зафиксированных в ст. 334 УПК РФ, либо один основной вопрос, соединяющий три основных вопроса, указанных в ч. 1 ст. 339 УПК РФ.

После этого, как указано в ч. 3 ст. 339 УПК РФ, возможна постановка частных вопросов. Из смысла данной нормы следует, что частные вопросы направлены на улучшение положения подсудимого. Вопросы должны ставиться в понятных присяжным заседателям формулировках.

Данные положения закона судом не соблюдены.

Председательствующий необоснованно исключил из основных вопросов мотив преступления (по версии обвинения), выделив его отдельно в 3-й частный вопрос.

Однако, даже после этого, не был поставлен вопрос о виновности подсудимого (по версии обвинения).

В следующем 4-м частном вопросе речь идет о доказанности нанесения подсудимым ударовножом потерпевшим в ходе обороны (этот вопрос увязан на 1-й и 2-й основные вопросы по версии обвинения, за исключением мотива, которым руководствовался подсудимый).

В 5-ом вопросе речь идет о доказанности вины подсудимого. Изначально в этом вопросе заложены неясности и противоречия.
Вопрос сформулирован следующим образом: «Если на первый и второй вопрос, а также на третий и четвертый даны утвердительные ответы, то виновен ли Б. в совершении действий, признанных доказанными?»

Из вопроса следует, что он сформулирован так, что решать вопрос о том, виновен или невиновен подсудимый, нужно в том случае, если даны утвердительные ответы на все 4предыдущих вопроса.
Однако необходимо отметить, что третий и четвертый вопросы-взаимоисключающие друг друга (в 3-м вопросе — версия обвинения, в 4-м — защиты).

Однако необходимо отметить, что третий и четвертый вопросы-взаимоисключающие друг друга (в 3-м вопросе — версия обвинения, в 4-м — защиты).

На третий вопрос присяжные заседатели дали отрицательный ответ, а на четвертый и пятый — утвердительные ответы.
Из указанного выше вытекает неясность вердикта, так как невозможно понять, в чем жепризнан виновным Б.

В итоге, оправдательный приговор по делу был отменен, дело направлено на новое рассмотрение.

Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28.04.2003, дело N 8-о03-17:
«В частности, по одному из уголовных дел председательствующим был избран порядок его составления, регламентированный частью 1 ст. 339 УПК РФ, т.е. три основных вопроса поставлены каждый отдельно.

Первый вопрос председательствующий поставил о доказанности деяния, по которому обвинялись С.А.А., С.П.Ф. и Ш. При этом формулировка вопроса начата с действий, выполненных несколькими молодыми мужчинами в отношении потерпевшего С.Д.В., выразившихся в том, что в вечернее время они приехали в квартиру С.Д.В., ввели его в заблуждение и предложили проехать с ними посмотреть двухкомнатную квартиру, на которую можно будет поменять его квартиру, с чем С.Д.В. согласился.

Далее описаны их действия по применению насилия к потерпевшему, причинению ему смерти, а также последующие действия по сокрытию трупа потерпевшего. После этого вопроса председательствующим были заданы вопросы о доказанности совершения этого деяния каждым подсудимым и об их виновности.

Далее, как следует из вердикта, председательствующим были сформулированы вопросы N 14 и 15 о том, доказано ли, что С.П.Ф. и С.А.А. договорились убить собственника квартиры С.Д.В., обратились с этим предложением к Ш., который согласился с ним, спланировал и организовал совершение убийства С.Д.В. и распределил роли между соучастниками, и о доказанности совершения ими этого преступления с целью завладения квартирой С.Д.В.

Эти вопросы, как указано в приговоре, расценены как частные, поставленные в соответствии с требованиями части 3 ст. 339 УПК РФ. При этом в вопросе N 14 не было указано, к каким именно основным вопросам он является дополнением.

Однако характер данных вопросов не является, по смыслу части 3 ст. 339 УПК РФ, частным, направленным на уточнение степени виновности подсудимых либо обстоятельств, изменяющих ее характер, влекущих освобождение подсудимых от ответственности.

Данные обстоятельства, касающиеся действий С.А.А., Ш. и С.П.Ф., выполненных ими до появления в квартире потерпевшего, составляют часть объективной стороны преступления, в котором обвинялись подсудимые.

Между тем эти обстоятельства, свидетельствующие о мотиве и цели действий подсудимых, о характере состоявшегося сговора, не были указаны председательствующим при формулировании основного вопроса о деянии, а также вопросов о доказанности или недоказанности совершения этого деяния подсудимыми и вопросов об их виновности или невиновности.

Такая постановка вопросов о доказанности совершения подсудимыми части деяния без включения этих обстоятельств в вопрос о доказанности самого деяния и в вопросы о виновности или невиновности каждого подсудимого в совершении этого деяния является недопустимой.

Указанные нарушения статьи 339 УПК РФ при постановке вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями, повлияли на содержание трех основных вопросов в отношении каждого подсудимого и, соответственно, на содержание ответов на эти вопросы.»

Во втором обязательном вопросе, т.е. в вопросе о доказанности причастности лица к инкриминируемому деянию, не может быть указано обстоятельств, ранее не описанных в 1-ом обязательном вопросе, т.е. в вопросе о доказанности самого деяния. В данном случае можно сослаться на Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28.04.2003, дело N 8-о03-17.

Так, в отношении подсудимых Ш-в, С-в П.Ф., С-н в вопросе о причастности их к совершенному преступлению было в том числе спрашивалось:

«доказано ли, что С-в П.Ф. и С-н договорились убить собственника квартиры С-ва Д.В., обратились с этим предложением к Ш-ву, который согласился с ним, спланировал и организовал совершение убийства С-ва Д.В., распределил роли между соучастниками».

Однако в ранее заданном вопросе о доказанности самого деяния эти действия описаны не были и доказанными присяжными не признавались. В итоге ВС РФ указывает:
«Между тем эти обстоятельства, свидетельствующие о мотиве и цели действий подсудимых, о характере состоявшегося сговора, не были указаны председательствующим не только при формулировании основного вопроса N 1 о деянии, а также вопросов N 2, 8, 11 о доказанности или недоказанности совершения этого деяния подсудимыми и вопросов N 3, 9, 12 об их виновности или невиновности.

Такая постановка вопросов о доказанности совершения подсудимыми части деяния без включения этих обстоятельств в вопрос о доказанности самого деяния и в вопросы о виновности или невиновности каждого подсудимого в совершении этого деяния является недопустимой»

Смешение общих и частных вопросов.

Отказ учитывать юридическую разницу между общими и частными вопросами, является нарушением влекущим за собой отмену приговора по делу. Так в Определении ВС РФ от 29 декабря 2004 г. N 32004-66сп Верховный суд выявил следующее нарушение при постановке вопросов в вопросном листе:

«Из вопросного листа следует, что при ответе на первый и второй вопросы присяжные заседатели признали доказанным, что Авдеевым были произведены два выстрела из пистолета в ходе оказания сопротивления работникам милиции. И ответом на третий вопрос за данное деяние Авдеев признан виновным.

Следовательно, основной вопрос, подлежащий разрешению присяжными заседателями, был сформулирован таким образом, что из него было исключено описание преступного деяния, свидетельствующее о посягательстве на жизнь работников милиции «с близкого расстояния было произведено два выстрела в Ш.». Указанные обстоятельства были выведены в отдельный дополнительный вопрос N 4, однако при ответе на который, не был поставлен вопрос о виновности подсудимого.

Вопрос N 4, в части производства Асеевым выстрелов в Ш., нельзя отнести к частному вопросу, поскольку в соответствии с ч.3 ст. 339 УПК РФ после основного вопроса о виновности подсудимого могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, влекут за собой освобождение подсудимого от ответственности.»

В данном примере остается только согласиться с позицией ВС РФ.

В Кассационном определении от 12 июля 2005 года по делу N 49-о05-30сп ВС РФ перед коллегией присяжных заседателей был поставлен основной вопрос относительно доказанности деяния, в котором наряду с описанием самого деяния приведены несколько мотивов действий С. — отомстить судье Г. за деятельность, связанную с осуществлением правосудия, и добиться отстранения судьи от рассмотрения дела. К

ак установил ВС РФ, содержание вопроса, включающее в себя, кроме описания деяния, и иные приведенные выше обстоятельства, которые влияют на степень виновности и изменяют ее характер, не позволяет дать на него ответ в виде утвердительного «да» или отрицательного «нет», как это указано в ст. 454 УПК РФ. При приведенных выше обстоятельствах суду после постановки основных вопросов надлежало дополнительно поставить частные вопросы в соответствии с ч. 3 ст. 339 УПК РФ.

Нарушение последовательности постановки частных вопросов.

Еще одна формальная ошибка при постановке частных вопросов заключается в их постановке не после разрешения вопроса о вине подсудимого а перед ним. Кассационное определение ВС РФ от 21 июня 2006 года N 74-о06-15сп выявило как раз такой случай:
«Отвечая на вопросы N 2 и 3, присяжные заседатели дали утвердительный ответ по поводу разных обстоятельств, свидетельствующих об умысле содеянного.
В частности, присяжные заседатели, отвечая на вопрос N 2 по позиции обвинения, пришли к выводу о том, что С. произвел выстрел в потерпевшего на почве личных неприязненных отношений.

При ответе на вопрос N 3 по позиции защиты присяжные заседатели признали доказанным, что выстрел произошел в результате случайного нажатия на спусковой крючок.

При ответе на вопрос о его виновности присяжные заседатели сделали вывод о виновности С. и в производстве выстрела в потерпевшего на почве неприязни, и в результате случайного нажатия на спусковой крючок ружья.

Последнее противоречие стало следствием нарушение председательствующим судьей ч. 3 ст. 339 УПК РФ, согласно которой частные вопросы об обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер, могут ставиться лишь после постановки вопроса о виновности подсудимого в совершении инкриминированного ему деяния. Объединение вопросов по позиции обвинения и защиты недопустимо, так как влечет за собой неясность либо противоречивость вердикта.

По данному уголовному делу председательствующий в вопросе N 4 допустил такую ошибку и предложил присяжным заседателям ответить на вопрос о виновности в случае положительного ответа на вопросы о доказанности совершения С. деяния по версии обвинения или защиты. Из вопросного листа следует, что присяжные заседатели положительно ответили на оба вопроса по обстоятельствам совершения преступления, как по версии государственного обвинителя, так и по версии защиты.»

Постановка частного вопроса исходя из позиции сторон по делу.

При высказывании защитой предложений по постановке частных вопросов о наличии фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого или влекущих ответственность за менее тяжкое преступление, ВС РФ систематически учитывает один любопытный нюанс, а именно- отражены ли эти «фактические обстоятельства» в позиции защиты в ходе судебного разбирательства.

То есть, например если сторона защиты отрицает причастность подсудимого к преступлению, нельзя поставить вопрос о том, совершено ли было это преступление под влиянием физического или психического принуждения и т.п.

При полном признании или при полном отрицании подсудимым совершения действий (бездействия) по предъявленному обвинению (например, утверждение об алиби, о том, что его с кем-то перепутали и т.д.) частные вопросы не ставятся, поскольку их постановка не будет основываться на предъявленном обвинении и результатах судебного следствия. Хотя при буквальной трактовке ч.2 ст. 338 УК РФ это допустимо.

В качестве иллюстрации можно сослаться на Кассационное определение ВС РФ 29 марта 2007 г. N 80-О07-8сп. и Апелляционное определении ВС РФ от 3 марта 2014 г. N 44-АПУ14-6сп

Аналогичной позиции ВС РФ придерживается и в Кассационном определении
от 12 февраля 2014 г. N 7-О14-1сп:
Вопреки доводам жалоб, ходатайства адвокатов о постановке дополнительных вопросов обоснованно председательствующим судьей отклонены, поскольку оснований для постановки дополнительных вопросов смягчающих ответственность подсудимых по результатам судебного следствия не было, так как подсудимые Вахотин и Позняк не признавали свою вину и утверждали о своем алиби.
Юридические термины в частных вопросах.

Да, конечно выше я неоднократно критикую ряд решений ВС РФ, однако стороне защиты не следует сваливать все свои неудачи исключительно на недобросовестных судей. Так Кассационным определением ВС РФ 3 октября 2006 г. N 5-006-119СП установлено, что предложенные защитой дополнительные вопросы, в части установления присяжными наличия или отсутствия умысла на убийство, обстоятельств, исключающих ответственность за убийство, без приведения конкретных данных, требовали от присяжных собственно юридической оценки при вынесении вердикта и разрешение таких вопросы, согласно ст. 339 УПК РФ в их компетенцию не входит.

То есть если исходить из указанного Кассационного определения, сторона защиты в этом случае допустила грубейшую ошибку в постановке вопросов (в данном случае частного), чем лишила подсудимого надежды на переквалификацию умысла.


Вопросный лист в суде присяжных (1)
Вопросный лист в суде присяжных (2)
Вопросный лист в суде присяжных (3)
Вопросный лист в суде присяжных (4)

Документы

1.ВОПРОСНЫЙ ЛИСТ167.5 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала. Автор публикации может дополнительно установить доступ к некоторым документам только для обладателей PRO-аккаунта.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Васильев Александр Витальевич
Москва, Россия
Уголовное право, уголовный процесс, суд с участием присяжных заседателей.
wasiliev.pro

Да 18 18

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Насибулин Сергей, Васильев Александр, Овод Павел, Журавлев Евгений, Бесунова Алёна
  • Юрист Насибулин Сергей Равильевич 16 Ноября 2016, 07:50 #

    То есть ВС РФ невольно требует от присяжных заседателей юридических знаний и опыта, позволяющих им понять, что именно надо исключить из основных вопросов, что бы сформулировать свое отношение к доказанности, путем юридически правильных исключений.Иногда, видимо в отсутствии подходящих аргументов, ВС РФ предпочитает просто «не замечать» аргументов защиты,Уважаемый Александр Витальевич, огромная работа по изучению практики будет очень полезной при составлении жалоб на подобные отказы в постановке вопросов. Благодарю Вас за бесценный опыт!

    +8
  • Адвокат Овод Павел Васильевич 16 Ноября 2016, 10:41 #

    Уважаемый Александр Витальевич, спасибо за передачу опыта. Прочитал на одном дыхании. Очень впечатляет Ваша работа. Удачи.

    +7
  • Адвокат Журавлев Евгений Анатольевич 16 Ноября 2016, 12:06 #

    Уважаемый Александр Витальевич, сегодня прочитал все Ваши публикации на тему «вопросного листа» — интересно, познавательно, захватывающее! Прикрепленный файл скачал. Мало ли что — может пригодится. Самому мне не доводилось участвовать в суде присяжных, но возможность побывать была. Не состоялась она лишь по причине установленного в области порядка оказания гражданам юридической помощи в порядке ст. 51 УПК РФ. Не задумывались ли вы о написании книги по «суду присяжных»?

    +6
    • Адвокат Васильев Александр Витальевич 16 Ноября 2016, 12:12 #

      Уважаемый Евгений Анатольевич, так это как-раз фрагменты из книги. Кое-чего публикую, кое-чего оставлю для книги (ну, что-б интересно читать было). Пока процентов эдак на 70 написана. Так что скоро должен буду дописать и выложить.

      +7
  • Юрист, модератор Бесунова Алёна Александровна 17 Ноября 2016, 13:18 #

    Уважаемый Александр Витальевич, спасибо Вам большое за то, что делитесь своим трудом! Очень интересно получилось!
    Надеюсь, что мне когда-нибудь обязательно пригодятся эти знания, по крайней мере буду к этому стремиться.;)

    +1

Да 18 18

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Вопросный лист в суде присяжных (5)» 3 звезд из 5 на основе 18 оценок.

Продвигаемые публикации