Уважаемые коллеги!

Я являюсь управляющим партнером Адвокатского бюро «ОПОРА» Приморского края, а, по совместительству, членом Совета при Адвокатской палате Приморского края и председателем комиссии по защите профессиональных прав адвокатов при Совете Адвокатской палаты Приморского края.

Так получилось, что наш коллега «по цеху» и мой друг (скрывать этого не буду) стал предметом уголовного преследования при следующих обстоятельствах.

С 29.08.2016 на основании соглашения об оказании юридической помощи мой коллега и адвокат Щекалёв Д.В. принял на себя обязательство по выполнению юридических услуг для Централизованной религиозной организации «Религиозная Ассоциация Церкви Иисуса Христа Святых последних дней в России» (в простонародье – мормоны) в правоохранительных органах и судах Российской Федерации, а также осуществлял представительские функции по заданиям указанной организации.

Суть проста – в помещение организации, по мнению адвоката Щекалёва Д.В. подбросили диски кустарного производства с порнухой, что никак не подтверждается и не опровергается. Короче, есть диски в библиотеке, посещение которой не контролируется (любой может зайти, что-то взять, положить и выйти, никем это не фиксируется), есть факт нахождения этих дисков в этой библиотеке, а соответственно нет и не может быть подозреваемых или обвиняемых по делу – это понятный факт.

Адвокат Щекалёв Д.В., которому я поручил это дело, успешно «купировал» ряд следственных действий, «выполнял» все прихоти следственного органа по «затягиванию» следствия, которое стоит на контроле везде и по всякому…

19.06.2017 старший следователь СО по Фрунзенскому району г. Владивостока СУ СК РФ по Приморскому краю майор юстиции Котлевский В.В. без обоснования причин и оснований, только лишь со ссылкой на то, что в его производстве находится материал проверки № 14.269пр-2017, зарегистрированный в КРСП отдела 19.06.2017, запросил в Адвокатской палате Приморского края:

  • выписку из приказа о назначении адвоката Щекалёва Д.В. на должность и присвоении ему статуса адвоката (уже смешно бы было, если бы не последствия…);

  • характеристику на него как на адвоката.

Об этом стало известно адвокату Щекалёву Д.В., который рассказал мне об этом факте как управляющему партнеру Бюро.

Поскольку подобным запросом следователя фактически производился сбор сведений о нем, как адвокате, он 21.06.2017 обратился лично к следователю Котлевскому В.В. с просьбой разъяснить, в связи с чем проводится проверка, по которой следователем запрошены сведения о его личности, но получил устный отказ в разъяснении без объяснения причин с формулировкой, что, если он понадобится, то его вызовут.

Рассказав мне об этом факте, Щекалёв Д.В. заключил соглашение об оказании юридической помощи с адвокатами АБ «ОПОРА» Приморского края, в соответствии с которым такую помощь ему стал оказывать непосредственно я.

22.06.2017 около 12 час. 00 мин., я, действуя в соответствии с условиями заключенного со мною соглашения, в целях защиты прав и законных интересов адвоката и гражданина Щекалёва Д.В. прибыл в следственный отдел по Фрунзенскому району г. Владивостока СУ СК РФ по Приморскому краю непосредственно к старшему следователю Котлевскому В.В. и, находясь у него в рабочем кабинете, предъявил свое удостоверение адвоката, разъяснил, что осуществляю защиту прав и законных интересов Щекалёва Д.В. на основании заключенного соглашения об оказании юридической помощи по материалу доследственной проверки, по которому старший следователь Котлевский В.В. запросил характеристику на Щекалёва Д.В. как на адвоката, то есть фактически осуществляет сбор персональной информации в отношении него.

Кроме того, я попросил старшего следователя Котлевского В.В. принять у меня имевшееся с собой письменное ходатайство, заявляемое в порядке ст. 119 УПК РФ, с приложенным ордером адвоката, а также попросил разъяснить, в связи с чем в отношении Щекалёва Д.В. производится доследственная проверка или в связи с какими обстоятельствами следователь запросил характеристику на него.

Разъяснять, в связи с чем в отношении Щеалёва Д.В. производится доследственная проверка или в связи с какими обстоятельствами следователь запросил характеристику на него, старший следователь Котлевский В.В. отказался, мотивируя тем, что он может запрашивать любую информацию и в отношении любых граждан, а разъяснять, в связи с чем, не обязан.

На мои настойчивые просьбы принять мое ходатайство в порядке ст. 119 УПК РФ лично, старший следователь Котлевский В.В. сослался на приказ СК России от 11.10.2012 N 72 «Об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации», которым утверждена Инструкция об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации, в соответствии с которым, по его мнению, он не должен лично принимать мое ходатайство, заявляемое в порядке ст. 119 УПК РФ, а я могу отнести и сдать свое ходатайство в канцелярию следственного органа.

На это я разъяснил старшему следователю Котлевскому В.В., что упомянутый им приказ не регламентирует порядок заявления, приема и регистрации ходатайств, заявляемых в порядке ст. 119 УПК РФ, а регламентирует организацию приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации, а вот ч. 2 ст. 119 УПК РФ напрямую требует заявлять ходатайства подобного рода непосредственно дознавателю, следователю либо в суд, при этом УПК РФ не содержит норм, регламентирующих хоть какие-либо взаимоотношения между адвокатом и канцелярией следственного органа, и вновь просил следователя лично принять у меня ходатайство.

В приеме ходатайства старший следователь Котлевский В.В. мне отказал и вновь предложил отдать мое ходатайство в канцелярию следственного органа, что я и был вынужден сделать.

На указанное бездействие следователя Котлевского В.В. мною была подана жалоба (в порядке ст. 125 УПК РФ) во Фрунзенский районный суд города Владивостока Приморского края, в котором 30.06.2017 было вынесено постановление, которым указанная жалоба возвращена мне без рассмотрения, так как я не указал нарушение конституционных прав (в жалобе очень подробно как раз это и было расписано).

21.07.2017 постановление суда от 30.06.2017 было мною обжаловано в судебную коллегию по уголовным делам Приморского краевого суда, информации о назначении даты судебного заседания в настоящее время нет.

Также бездействие следователя Котлевского В.В. мною 22.06.2017 было обжаловано прокурору Фрунзенского района города Владивостока в порядке, предусмотренном ст. 123 УПК РФ.

На указанную жалобу поступил ответ заместителя прокурора Фрунзенского района города Владивостока младшего советника юстиции Рудницкого М.П. (исх. № 1р-2017/3200 от 26.06.2017), согласно которого моя жалоба была направлена для рассмотрения руководителю СО по Фрунзенскому району города Владивостока СУ СК РФ по Приморскому краю капитану юстиции Штанченко С.Г. (мне непонятно, какие меры прокурорского реагирования, о принятии которых я просил, может сделать руководитель следственного органа).

Данный ответ и решение заместителя прокурора Рудницкого М.П. 21.07.2017 мною было обжаловано прокурору Фрунзенского района города Владивостока Толмачеву Е.В., ответа до настоящего времени нет.

Вместе с тем, ответа нет и от руководителя следственного органа, который по закону должен был разрешать жалобу, направленную ему на рассмотрение прокурором.

Кроме того, хочу отметить, что до настоящего времени меня не уведомили о принятом решении по указанному выше моему ходатайству, заявленному следователю Котлевскому В.В.

Кроме того, 06.07.2017 старший следователь СО по Фрунзенскому району города Владивостока СУ СК РФ по Приморскому краю старший лейтенант юстиции Колесникова Л.А. произвела опрос адвоката Щекалёва Д.В. в моем присутствии по некому материалу доследственной проверки.

На вопросы, в связи с каким фактом и какими обстоятельствами производится опрос Щекалёва Д.В., следователь Колесникова Л.А. пояснила, что не сообщит, по какому поводу производится опрос, а вот вопросы она, по ее мнению, имеет право задавать любые.

От опроса Щекалёв Д.В. не отказался, при этом в ходе опроса, из смысла задаваемых вопросов нам стало понятно, что опрос связан с его адвокатской деятельностью по соглашению об оказании юридической помощи, заключенного с Централизованной религиозной организацией «Религиозная Ассоциация Церкви Иисуса Христа Святых последних дней в России», но чем именно осталось без разъяснений со стороны следователя.

В ходе опроса следователю было сообщено о том, что до момента опроса до нашего сведения так и не довели решение, принятое по результатам рассмотрения моего ходатайства от 22.06.2017, то есть фактически Щекалёв Д.В. лишен возможности давать какие-либо объяснения, так как не знает, по какому поводу проводится проверка. Далее давать какие-либо объяснения Щекалёв Д.В. отказался.

19.07.2017 по результатам доследственной проверки было возбуждено в отношении Щекалёва Д.В. уголовное дело и.о. руководителя Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Приморскому краю полковником юстиции Уткиным А.О. по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст. 294 УК РФ.

Вот текст указанного постановления: 19.04.2017, в период с 07 часов 10 минут до 21 часа 10 минут, Щекалёв Д.В., состоящий в должности адвоката Адвокатского бюро «ОПОРА», на основании решения заседания Совета Адвокатской палаты Приморского края от 19.01.2012 № 1, действуя совместно и согласованно с Косаревой Т.В. и иными неустановленными лицами, получив информацию о проведении в нежилом помещении № 805, расположенном по адресу: г. Владивоток, ул. Мордовцева, д. 3, следователем следственного отдела Лубенцом В.С. в рамках расследования находящегося в его производстве уголовного дела № 154431, возбужденного 23.01.2017 следственным отделом по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 242.1 УК РФ, по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 242.1 УК РФ, по факту обнаружения в помещении, занимаемом Централизованной религиозной организацией «Религиозная ассоциация церкви Иисуса Христа», расположенном по адресу: г. Владивосток, ул. Мордовцева, д. 3 оф. 805, материалов порнографического характера с изображением несовершеннолетних, обыска, достоверно зная, что следователем изымаются предметы имеющие значение для уголовного дела, в том числе компьютерная техника и электронные носители информации, умышленно, с целью воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию уголовного дела сокрыли подлежащие изъятию и имеющие значение для уголовного дела предметы, чем вмешались в деятельность следователя следственного отдела по Фрунзенскому району города Владивосток по всестороннему, полному и объективному расследованию уголовного дела № 154431.

Из текста постановления о возбуждении уголовного дела вообще непонятно, в связи с чем осуществляется уголовное преследование в отношении адвоката Щекалёва Д.В., что же он скрыл такое от следствия и почему это скрытое является имеющим значение для дела.

И еще всех Вас заверю, что до сих пор (а это с 19 июня 2017 года), несмотря на все наши попытки, орган следствия не сообщает, что сокрыл от следствия адвокат Щекалёв Д.В., какое этот предмет имеет отношение для дела.

Соблюдая принципы адвокатской тайны, могу сказать только одно, что, действительно, адвокат Щекалёв Д.В. взял у доверителя некий предмет, но это произошло до объявления постановления о производстве обыска, а также этот предмет не имел никакого отношения к расследуемому событию – распространению мормонами порнографии.

Ведь представьте. Пришел к Вам доверитель, отдал Вам документы и попросил дать им оценку на предмет «криминальности», а через пять минут зашел следователь с претензиями о том, что переданное Вам он хотел изъять, но не смог, так как Вам уже это отдали, поэтому вы препятствуете следствию…

Именно это в данном случае и произошло. Претензия органов следствия простая – мы хотели это изъять, но теперь это находится у Вас… При этом у следствия нет этого предмета, они уж точно не знают, имеет ли он значение для их дела (последнее неоспоримо – не имеет никакого значения)…

Кроме того, отмечаю, что в нарушение ч.4 ст. 146 УПК РФ, о возбуждении в отношении Щекалёва Д.В. уголовного дела его уведомили лишь спустя четверо суток и то лишь в связи с тем, что он прибыл вместе с представляемой им Косаревой Т.В. в следственный орган для проведения с ее участием следственных действий.

Фактически, как я считаю, произошло следующее.

Есть адвокат Щекалёв Денис Викторович, отец троих детей, который является адвокатом и, в силу адвокатской профессии, не вправе выбирать, кого ему защищать, а кого нет.

Есть правоохранительные органы, которым не совсем (мягко сказать) удобны «мормоны».

Есть уголовное дело, связанное с неким обвинением «Владивостокских мормонов» с распространением детской порнографической продукции, которое, по нашему мнению (адвокатов бюро) не имеет перспективы, так как было «искусственно» создано, но стоит на контроле во всех инстанциях.

По сути – адвокат Щекалёв Д.В. взялся защищать преследуемых государством людей, соблюдая и исполняя требования закона об адвокатской деятельности.

Считаю, и тому есть факты, что адвокат Щекалёв Д.В. был подвергнут уголовному преследованию с нарушением его гражданских и профессиональных прав именно за то, что осуществлял защиту.

Фактически его пытаются приравнять к «плохим» мормонам и устранили от участия в уголовном деле как неугодного путем уголовного преследования.

Тем самым затронуты многие постулаты адвокатской деятельности, которые касаются каждого «обиженного» — адвокатская тайна, гарантия защиты и другое.

Теперь адвокат Щекалёв Д.В. каждое утро встает с плохим настроением, над ним висит «дамоклов меч», только лишь потому, что он взялся защищать «не тех» по мнению «некоторых».

Данная ситуация получила широкую огласку как среди адвокатского сообщества, так и в средствах массовой информации.

Решением Совета Адвокатской палаты Приморского края действия правоохранительных органов в отношении адвоката Щекалёва Д.В. признаны незаконными (решение опубликовано на официальном сайте Адвокатской палаты Приморского края), обращения направлены в ФПА РФ, Председателю СК РФ, прокурору Приморского края.

В настоящее время нет итога – адвокат Щекалёв Д.В. все еще уголовно преследуется за законную адвокатскую деятельность.

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Заключение комиссии ​по защите профессион​альных прав адвокато​в250.2 KB
2.Решение совета АП Пр​иморского края85.4 KB
3.125 на бездействие с​ледователя по уведом​лению3.7 MB
4.апеляция по 125ке5.3 MB
5.возбуждение УД1.2 MB
6.запрос следователя в​ палату1 MB
7.ходатайство Уткину п​о возбуждению5.4 MB
8.Жалоба Бастрыкину на​ ВУД26.2 KB
9.Жалоба прокурору ПК26.8 KB

Да 84 83

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Более 20 участников...
  • 07 Августа 2017, 05:50 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, спасибо Вам за освещение этого случая беззакония, творимого теми, кто по должности обязан закон защищать. 

    сокрыли подлежащие изъятию и имеющие значение для уголовного дела предметыБолее нелепую формулировку, описывающую объективную сторону предполагаемого преступления, наверное невозможно придумать! :x 

    Радует, что коллеги из Приморской АП не остались безразличными наблюдателями, а предпринимают меры к прекращению нарушения прав адвоката и возвращению ситуации в правовое поле.

    +23
    • 07 Августа 2017, 09:06 #

      Уважаемый Иван Николаевич, спасибо за поддержку. Полностью с Вами согласен. Думаю, это тот самый случай, когда Адвокатской палатой полностью соблюден принцип корпоративности и солидарности, что должно быть повсеместно.

      +13
      • 07 Августа 2017, 10:50 #

        Уважаемый Алексей Геннадьевич, споткнулся в Вашей статье на " следователь запросил в Адвокатской палате Приморского края:
        выписку из приказа о назначении адвоката Щекалёва Д.В. на должность и присвоении ему статуса адвоката" и сразу все стало ясно с уровнем следствия. 
        Поэтому я думаю, Вы победите!

        +12
        • 07 Августа 2017, 11:02 #

          Уважаемый Евгений Валентинович, обратите внимание на текст из самого постановления о возбуждении уголовного дела 
          Щекалёв Д.В., состоящий в должности адвоката Адвокатского бюро «ОПОРА», на основании решения заседания Совета Адвокатской палаты Приморского края от 19.01.2012 № 1И это за подписью руководителя следственного органа субъекта РФ)))

          +13
  • 07 Августа 2017, 07:15 #

    Такими темпами скоро придем к тому, что повсеместно адвокатская тайна будет считаться вовсе не адвокатской тайной, а сокрытием информации от органов следствия!

    +25
    • 07 Августа 2017, 08:55 #

      Уважаемая Алёна Александровна, спасибо Вам за комментарий. Развивать эту мысль можно до бесконечности, так как состав преступления весьма формальный. Так дойти может до того, что не пришёл адвокат на следственное действие, значит сорвал его и, соответственно, воспрепятствовал расследованию…

      +9
  • 07 Августа 2017, 07:24 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, хотелось бы дальнейшего освещения данного дела! Надеюсь Вам удастся добиться справедливости. Перед тем как прочитать Вашу статью, наткнулся на дело адвоката Артура Преля. Всем кому интересно можно найти по данному делу много материала в интернете. Почитаешь это дело, почитаешь Ваше. Много мыслей возникает.

    +12
    • 07 Августа 2017, 09:06 #

      Уважаемый Михаил Владимирович, освещение будет. Спасибо за поддержку.

      +5
    • 08 Августа 2017, 19:19 #

      Уважаемый Михаил Владимирович, что говорить об адвокате, если самого Судью РФ из Краснодарского края  в изоляторе ФСБ РФ держали!!! Какая тут нафиг адвокатская тайна (?!), да и особый статус ни при чём! Суд, не проверяя должным образом фактов, выносит такое постановление....

      +1
  • 07 Августа 2017, 08:03 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, хотелось бы на обозрение постановление о ВУД. Кроме того. непонятен следующий момент. Если адвокат не был обыскан и у него ничего не обнаружили, откуда вывод о том, что искомый предмет был именно у него, а не под столом у следователя? Если честно, хотелось бы поменьше объема и побольше конкретики в публикации. Крупицы полезной инфы для осмысления разбросаны по очень большому объему «аквариума».

    +13
    • 07 Августа 2017, 09:02 #

      Уважаемый Константин Сергеевич, учту на будущее.
      Если адвокат не был обыскан и у него ничего не обнаружили, откуда вывод о том, что искомый предмет был именно у него, а не под столом у следователя?Нам так и не сообщают официально, что же скрыл такое адвокат от следователя, каким образом и какое отношение скрытое имеет значение для следствия. Официальная загадка.

      +7
  • 07 Августа 2017, 08:22 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, подобные факты незаконного привлечения адвокатов к уголовной ответственности нужно предавать гласности. И это правильно.
    Хорошо, что региональная палата Вас поддерживает. Вот именно в этом и должна проявляться корпоративность.(handshake)

    P.S. Вот интересный пример.

    +12
  • 07 Августа 2017, 10:45 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, правильно делаете, что не молчите.
    Совсем «соски» страх потеряли.
    Попробуйте обратиться к депутатам, с просьбой направить запрос Бастрыкину.
    Иногда это работает.
    И в палате Вашей правильные люди сидят.

    +15
    • 07 Августа 2017, 11:18 #

      Уважаемый Андрей Борисович, ведем поиск именно «народного депутата». После фразы «осуществляет защиту по уголовному делу в отношении мормонов» весь энтузиазм народных избранников улетучивается))) Но, думаю, все впереди…

      +7
  • 07 Августа 2017, 12:21 #

    Думаю, что кто-то из «мормонов» дал показания, о том какие сведения могли попасть адвокату. 
    А так, я всегда за «итальянскую» забастовку, просто не ходить в местный СК.

    +6
    • 07 Августа 2017, 13:49 #

      Уважаемый Павел Игоревич, немного не так по поводу показаний. Все мормоны, ходящие в СК, ходят с адвокатами нашего бюро. Достоверно известно, что оперативными службами были изъяты записи с видеокамер наружного наблюдения, установленные в помещениях. Оттуда все и родилось. Но смею Вас заверить, что передача чего-то, о чем имеет ввиду СК, если такой факт имел место (нам же о сути ничего не сообщают) произошла до объявления постановления о производстве обыска. И уж точно переданное (если такой факт будет нам объявлен) не имеет никакого значения для следствия, не имеет ничего общего с предметом доказывания. Итог простой — следствие предполагает на основе видеозаписи, что адвокат от своего доверителя что-то взял (при этом отмечаю, что до производства обыска и это не «окровавленный нож»), но конкретно не может сказать нам что именно и, главное, какое значение этот предмет имеет для следствия, так как не знает его содержания. Этим предметом следствие не располагает и его ни у адвоката, ни в адвокатском образовании нет. Пусть сперва сообщат, что это такое, о чем указано в постановлении о возбуждении уголовного дела. Руководителю СК субъекта направлено ходатайство с просьбой разъяснить сущность подозрения, ответа нет.

      +6
      • 07 Августа 2017, 13:55 #

        Уважаемый Алексей Геннадьевич, Думаю, ждите с обысками «друзей». Может попробовать обжаловать ВУД, есть шанс, что суду расскажут суть претензий?

        +6
        • 07 Августа 2017, 14:08 #

          Уважаемый Павел Игоревич, мы и без этого всегда их ждем. У нас есть чай, который случайно был куплен и его никто пару лет не пьет, растворимый кофе «Ячменный колос», неудобные табуретки))) Пусть приходят, мы ко всему готовы. А что касается обжалования ВУД ради того, чтобы узнать, что же они ищут, то дедуктивным методом и благодаря «благосклонным» к нам сотрудников того же ведомства, занимающегося ОРД, мы чуть-чуть предполагаем в чем подвох, но, конечно, хотелось бы официоза;) Без него работать в правовом поле невозможно. Вы же понимаете, что публикуя настоящую статью, я очень пытаюсь не навредить теперь уже своему доверителю — моему коллеге.

          +10
  • 07 Августа 2017, 14:22 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, вопрос из области логики 2-го курса юридического ВУЗа — А кто же защитит самих адвокатов? В СК похоже решили «нагнуть» одного адвоката, чтобы остальные боялись… А наше материальное право похоже настолько отдалилось от обычного права, общепринятых норм морали и справедливости, что дальше уже некуда.
    Чувствую, что у Вас еще впереди огромный пласт работы. Удачи при защите своего коллеги!

    +8
    • 07 Августа 2017, 15:00 #

      Уважаемый Александр Вячеславович, спасибо большое за понимание. Наши оппоненты немного добились своего. Сам адвокат-подозреваемый, я лично как его защитник, другие сотрудники бюро, да и многие адвокаты Приморского края (субъект у нас небольшой) — все ждут «развязки» события. Думаю, все затянется до 12 месяцев, дальше проблематично (продлевать ведь в Москве надо и не без последствий). Но за этот год придется приложить немало усилий, написать тонну макулатуры, отвлечься от реальных дел и т.д. Поэтому и хочется поддержки от коллег, которую мы уже получили на этом сайте. Это как катализатор в работе. По сути — решает мало, но при должных пропорциях дает невообразимый эффект. Спасибо всем за неравнодушие и солидарность. Прилив сил от этого и понимание того, что мысль твоя правильная.

      +7
      • 07 Августа 2017, 15:21 #

        Уважаемый Алексей Геннадьевич, а что если решение суда, конечно негативное, в порядке ст. 125 УПК обжаловать в ЕСПЧ, естественно соблюдя все необходимые процедуры обжалования внутри страны (апелляции достаточно). в силу своей продолжительности этот процесс можно запустить параллельно.

        +8
  • 07 Августа 2017, 16:22 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, наблюдаем со стороны...(handshake).
    Жду развязки «своей» истории, связанной с СУСКами… для опубликования на сайте

    +4
  • 07 Августа 2017, 17:08 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, я очень рад за Вашу АП. Искренне рад. Желаю Вам выдержки и стойкости в защите прав члена своей корпорации.
    Пруток можно легко сломать, а вот связку прутков, вряд ли! (handshake)

    +7
  • 07 Августа 2017, 17:17 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, знать бы все материалы и обстоятельства дела!

    Но что то тут примерно видится достаточно серьезное, а именно: воспрепятствование адвокату оказывать законную профессиональную юридическую помощь путем его незаконного уголовного преследования, сопряженного с фальсификацией доказательств…

    +12
  • 07 Августа 2017, 19:39 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, возмутительная история! 
    Мужества адвокату Щекалёву Д.В. и вам всем!  А может стоит защищаться нападением?  И адвокату стоит написать заявление о возбуждении уголовного дела, например,  по ст. 286 или 299 УК РФ? Не возбудят, конечно, но испугаться могут… и дело против адвоката тихо «похоронят»?

    +9
  • 07 Августа 2017, 19:58 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, а само постановление о возбуждении уголовного дела обжаловано? Этот таинственный предмет изъят у адвоката, и идентифицирован, как предмет, имеющий отношение к делу? Бредятина, конечно, полнейшая. Лично мне абсолютно безразличны мормоны, но небезразлична судьба коллеги.

    +10
    • 08 Августа 2017, 03:41 #

      Уважаемый Андрей Юрьевич, занимаемся этим. На этой неделе жалобы уйдут Председателю СК и в суд. Некого предмета (или предметов), как я полагаю, у следствия нет. Есть ли он вообще в природе, я также не знаю. Я вообще не понимаю, как они его назовут в итоге, и как будут доказывать, что он имеет отношение к расследованию. Не раскрывая обстоятельств (адвокатская тайна как никак), могу сказать только одно — если это тот предмет, о котором мы предполагаем, то он никакого отношения к расследованию дела о распространении порнографии не имеет. Мы понимаем, что все в этом мире взаимосвязано, что путем подмены понятий можно прийти к выводам, что белое — это черное, но не настолько же…

      +3
  • 07 Августа 2017, 20:49 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич,
    «старший следователь СО по Фрунзенскому району г. Владивостока СУ СК РФ по Приморскому краю майор юстиции Котлевский В.В. без обоснования причин и оснований, только лишь со ссылкой на то, что в его производстве находится материал проверки № 14.269пр-2017, зарегистрированный в КРСП отдела 19.06.2017, запросил в Адвокатской палате Приморского края:
    выписку из приказа о назначении адвоката Щекалёва Д.В. на должность и присвоении ему статуса адвоката (уже смешно бы было, если бы не последствия…);
    характеристику на него как на адвоката»
    ХОТЬ СТОЙ:)
    «сокрыли подлежащие изъятию и имеющие значение для уголовного дела ПРЕДМЕТЫ»
    ХОТЬ ПЛАЧЬ:(
    Терпения и успехов Вам!

    Только одну Вашу мысль не понял:
    «в силу адвокатской профессии, не вправе выбирать, кого ему защищать, а кого нет»?
    Но ведь:
    «С 29.08.2016 на основании СОГЛАШЕНИЯ об оказании юридической помощи мой коллега и адвокат Щекалёв Д.В. ПРИНЯЛ на себя обязательство по выполнению юридических услуг»
    При чём здесь «не вправе»?
    Это же не вариант оказания квалюрпомощи по назначению следователя.

    +4
    • 08 Августа 2017, 03:46 #

      Уважаемый Юрий Борисович, имел ввиду моральную сторону аспекта. Просто сам  давно убежден, что защищать можно и нужно всех уголовно преследуемых, а выбор «защищать или нет» — только на стадии заключения соглашения, исходя из занятости, соотношения объема работы и гонорара и других условий. Это мое личное мнение. Оно может расходиться с другими мнениями, но так мы все учимся друг у друга и развиваемся как профессионалы.

      0
      • 08 Августа 2017, 11:04 #

        Уважаемый Алексей Геннадьевич,
        Да я полностью согласен с данной Вашей позицией.
        Даже если — бывают хоть и редко — в случаях, когда позиция стороны обвинения законна и обоснована.
        Но предыдущее Ваше мнение — «не вправе выбирать» ИМХО подходит только в вопросе назначения адвоката.
        А вот последнее ну уж никак — здесь я убежден — не соответствует определению АП — НЕ государственная НКО.

        +2
  • 07 Августа 2017, 21:46 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, действительно, «Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно». Ибо действия «правоохранителей» похожи на детскую игру «Прятки» или «Колечко». Так и не понятно, кто, что, где, когда спрятал, и почему «это» ищут у адвоката, который всего лишь осуществлял адвокатскую деятельность в рамках заключённого соглашения!
    По моему мнению, такими «шагами» следствие далеко не уйдёт.
    Удачи Вам и коллеге Щекалёву,  сил и терпения в этой борьбе с произволом, и, несомненно, победы. Держите в курсе дела, а я держу за вас кулачки. Вместе — мы сила!

    +7
  • 07 Августа 2017, 22:22 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич,
    Ещё.
    Может быть попытаться применить абзац второй пункта 3 статьи 8 «Адвокатская тайна»:
    «3. ...
    Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей.»??

    +3
    • 08 Августа 2017, 03:49 #

      Уважаемый Юрий Борисович, спасибо. Тут конечно спорная трактовка положения закона в соотношении с возможностью его применения в данном случае, но однозначно подумаем над этим.

      +2
      • 08 Августа 2017, 10:59 #

        Уважаемый Алексей Геннадьевич,
        Пожалуй надо разобраться с абз.3 п.3 ст.8 ФЗ Об адвокатской деятельности и адвокатуре:
        «Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на ПРЕДМЕТЫ, которые ЗАПРЕЩЕНЫ к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации.»
        Если сие было ЯКОБЫ порножурналом, — то тогда пожалуй следует подумать над целесообразностью проведения этиколингвистической экспертизы?

        +2
  • 07 Августа 2017, 23:05 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, я тут чего-то немного недопонял, объясните, пожалуйста, убогому.

    Если я вдруг начну работать в вашем регионе, имею ли я право советовать клиенту отказаться от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции РФ? Или местные правоохранители  расценят это, как воспрепятствование всему и вся?

    И нужно ли перед получением членства заранее запастись тревожным чемоданом с сухарями и спортивными штанами? :?

    +5
    • 08 Августа 2017, 03:54 #

      Уважаемый Фаниль Рафисович, по описанным мною событиям, наверно...))) Опасная профессия — адвокат в Приморье. В силу общественной нагрузки в комиссии по защите профессиональных прав адвокатов знаю почти все дела в отношении приморских адвокатов. Как правило, они связаны с обещаниями решить вопросы, но здесь очень редкий для нашего региона и совершенно иной случай. Думаю, что СК отважилось на возбуждение только из-за специфики основного дела, так как по нему уже нечего проводить — тупик. Поэтому и обыски проводили по второму кругу. А в Москву отчитываться надо, контроль со всех сторон.

      +4
      • 08 Августа 2017, 08:12 #

        Уважаемый Алексей Геннадьевич, ну и ну! Сказать-то больше нечего. Кстати, решение палаты признать возбуждение незаконным — это, конечно, сильно! Я бы иначе написал.

        +5
  • 07 Августа 2017, 23:33 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, надо бомбить во все инстанции, лучшая защита — это нападение! Это вопиющее беззаконие. Правоохренители ищут способ устранять неугодных адвокатов! К чему мы идём все, боже мой. Скоро наверное задерживать будут адвокатов по беспределу, не то что дела возбуждать.

    +6
    • 08 Августа 2017, 00:01 #

      Уважаемая Виолетта Сергеевна, Вы совершенно правы! Может быть создан крайне опасный прецедент с далеко идущими последствиями, в условиях которых выживут лишь, скажем так, не совсем принципиальные юриспруденты... 

      Вообще, в благополучном исходе этой истории должны быть заинтересованы не только отдельно взятые наши коллеги Щекалёв и Ананьев, но и все мы.

      +4
  • 08 Августа 2017, 05:44 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, как уже неоднократно высказывались коллеги выше: было бы смешно, если не было бы так грустно.
    То есть получается, что СК произвел обыск, предполагая, что что-то найдет (свято в это верили, наверное). Однако, нужного  им предмета (который пока сами не знают, как выглядит и называется(giggle)) не нашли. А камеры наружного наблюдения засняли, что заходил и выходил адвокат (!). Значит это что-то очень им нужное и не достающее для уголовного дела взял никто иной, как адвокат Щекалёв Д.В.! (giggle)
    Всё же очень просто! :D
    Ну а вам и вашему коллеге сил и терпения (gun)

    +5
  • 08 Августа 2017, 06:43 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, нет тела — нет дела. Думаю, реабилитация и регресс к следователю не за горами.

    +5
  • 08 Августа 2017, 07:58 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, я вас поддерживаю, но хочу обратить внимание на позицию следователя, что он может запрашивать любую информацию по поводу любого лица. ??? Очень хочется эту позицию получить в письменном виде, обжаловать её в суде общей юрисдикции (который, прогнозирую, будет ссылаться на то, что следователь сам определяет ..., то есть на ст. 38 УПК РФ) и обжаловать эту вседозволенность действий следователя в Конституционный Суд. Убеждён, что определение следователем направления расследования уг.дела не означает вседозволенность и, считаю. что всем случаям вседозволенности следователя должно быть дано конституционное толкование.

    +6
  • 08 Августа 2017, 08:38 #

    Уважаемые коллеги!
    ↓ Читать полностью ↓
    Возникли сомнения в правомерности некоторых действий адвоката, с которыми хочу поделиться. Не желаю никого обидеть, поэтому открыт для аргументированной критики заявленной позиции.
    На следователе до признания кого-либо, в том числе адвоката Д.В.Щекалева, подозреваемым, действительно не лежала обязанность «разъяснить, в связи с чем в отношении Щекалева Д.В. производится доследственная проверка или в связи с какими обстоятельствами следователь запросил характеристику на него».
    Только если бы Д.В.Щекалев был признан подозреваемым, то на следователе лежала обязанность реализовать право подозреваемого «знать, в чем он подозревается» (п.1 ч.4 ст. 46 УПК РФ).
    Как видно из сообщения коллеги А.Г.Ананьева, уголовное дело в отношении адвоката Д.В.Щеголева возбуждено 19.07.2017 и.о. руководителя СУ СК РФ по Приморскому краю. С этого момента адвокат Д.В.Щекалев только и стал подозреваемым, имеющим указанные права. В этой связи претензии и к следователю Л.А.Колесниковой, проводившей 06.07.2017 опрос адвоката Д.В.Щекалева, в виду того, что она не сообщила, по какому поводу производится опрос, не основаны на законе, поскольку следователь в этой стадии не имеет обязанности делиться указанной информацией.
    Как известно, по закону только руководитель следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации вправе возбудить уголовное дело в отношении адвоката, (ст. 448 УПК РФ), признав тем самым его подозреваемым (п.1 ч.1 ст. 46 УПК РФ).
    При таких обстоятельствах адресование каких-либо ходатайств следователю до возбуждения уголовного дела, в данном случае представляется неправомерным. Что касается и.о. руководителя СУ СК РФ по Приморскому краю, возбудившего уголовное дело, то это процессуальное лицо по закону не вправе рассматривать и разрешать ходатайства. Согласно ч.2 ст. 119 УПК РФ ходатайства заявляются дознавателю, следователю либо в суд.
    Что касается руководителя следственного органа, каковым и является и.о. руководителя СУ СК РФ по Приморскому краю, то согласно ст.ст.123, 124 УПК РФ последний вправе рассматривать жалобу на действия или бездействие следователя.
    Её, при наличии оснований, а не ходатайство следователю, как представляется, и надо было подать указанному процессуальному лицу, надзирающему прокурору или в суд в порядке ст. 125 УПК РФ.
    Кроме того, непринципиальным представляется вопрос и о вручении ходатайства непосредственно следователю. Во-первых, в ч.2 ст. 119 УПК РФ нет слова «непосредственно». При таких обстоятельствах обжалование отказа следователя в личном принятии им ходатайства в суды, прокурору Фрунзенского района города Владивостока, представляется не основанным на законе. Во-вторых, внутренними актами СК урегулированы отношения канцелярий управлений СК с заявителями. Приносите адресованное следователю письменное ходатайство, они его примут, зарегистрируют в журнале, проставят отметку о приеме на копии. Всех дел-то. На практике одни следователи идут на то, чтобы лично принять ходатайство, другие – отсылают к канцелярии. Не принял лично – из-за этого затевать весь указанный в публикации сыр-бор?!

     

     

     

    +4
    • 08 Августа 2017, 12:59 #

      Уважаемый Олег Вениаминович, даже не знаю, что Вам ответить, так как Вы предлагаете вступить в некую дискуссию с точки зрения Вашей личной трактовки УПК РФ. Не поленитесь, откройте Конституцию РФ, которая имеет прямое действие, освежите в памяти ч. 2 ст. 24, а процедура реализации данного права на стадии доследственной проверки (на которую не распространяется тайна следствия) может быть реализована только путем заявления ходатайств и жалоб. Других возможностей нет. Но спасибо за мнение. Кстати, сыр-бор не из-за отказа в личном принятии ходатайства, а немного по другому поводу, описанного выше.

      +1
      • 08 Августа 2017, 13:02 #

        Уважаемый Алексей Геннадиевич!
        ↓ Читать полностью ↓
        Есть иная позиция по возникшей проблеме (помимо той, что мной изложена), а также был и другой вариант поведения адвоката- защитника. У нас дискуссионная площадка специалистов, поэтому есть смысл иметь в виду разную аргументацию.
        Приведенные мной ранее доводы характерны более для стороны обвинения, изложены без учета позиции Конституционного Суда РФ.
        Между тем этот суд указывал:  
        «Поскольку конституционное право на помощь адвоката (защитника) не может быть ограничено федеральным законом, то применительно к его обеспечению понятия «задержанный», «обвиняемый», «предъявление обвинения» должны толковаться в их конституционно-правовом, а не в придаваемом им Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР более узком смысле. В целях реализации названного конституционного права необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведение в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него»
        (Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. N 11-П
        «По делу о проверке конституционности положений части первой
        статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального
        кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И.Маслова»).
        Мерами, свидетельствующими о наличии подозрений против адвоката, был запрос следователем о представлении указанных документов в отношении адвоката из адвокатского образования. При таких обстоятельствах адвокат-защитник вправе был требовать реализации следователем права доверителя знать, в чем последний подозревается. Поскольку следователь неправомерно отказал в представлении такой информации, надо было, как представляется, заниматься не направлением следователю письменного ходатайства, а обжаловать неправомерный отказ следователя в представлении указанной информации прокурорам всех ступеней Приморского края, руководителям следственных органов всех уровней края. Направить следовало по этому поводу, как представляется, и жалобу в суд в порядке ст. 125 УПК РФ. В суд – в последнюю очередь, с ходатайством перед судом о запросе ответов от указанных процессуальных лиц, если они своевременно их не дали, с ходатайством перед судом об отложении судебной проверки жалобы до получения этих ответов.
        Следователю (следователям), нарушившим закон, можно было заявить отвод в тексте жалоб соответствующим процессуальным лицам.
        Если этого не сделано к настоящему времени, и постановление о возбуждении уголовного дела все-таки вынесено, имеются, как представляется, аргументы для признания доказательств, на основе которых возбуждено уголовное дело, недопустимыми, как полученных с нарушением закона, в условиях причиненного ущерба конституционному праву Д.В.Щекалева на защиту.
        По смыслу приведенного постановления Конституционного Суда РФ, знанием фактическим подозреваемым существа подозрения обеспечиваются условия, позволяющие этому лицу получить должное представление о своих правах и обязанностях, о выдвигаемом против него подозрении, следовательно, эффективно защищаться, при гарантированности в дальнейшем от признания недопустимыми полученных в ходе расследования доказательств (статья 50, часть 2, Конституции Российской Федерации).
        Буду рад, если мои аргументы «про» и «контра» помогут в выработке позиции защиты коллеги.

        +1
  • 08 Августа 2017, 13:48 #

    Мир вам, добрые люди! Полностью поддерживаю коллег, которые высказались выше. Очень рад, что коллеги поддержали гонимого сусками адвоката.Недоумение вызывает одно: зачем пришел на опрос и давал объяснения? Ведь понимал, что будут по поводу защиты мормонов опрашивать… Или нет? Статья 8. Адвокатская тайна1. Адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю.2. Адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с ее оказанием.Из ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «ОБ АДВОКАТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И АДВОКАТУРЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» №63-ФЗ.Я уже на уровне телефонного звонка безапелляционно заявляю, что не явлюсь и являться не собираюсь. А если следователь пытается при встрече достать протокол и предлагает допроситься (такое было, правда, всего лишь раз), то встаю и ухожу, не обращая внимания на его слова.Хотя, если это ваш тактический ход, то другое дело.Однако уверен, что возбудить уголовное дело позволило, в том числе, и получение объяснения лица, в отношении которого ведется проверка.

    +7
    • 09 Августа 2017, 06:26 #

      Уважаемый Эдуард Михайлович, опрос на ВУД никак не повлиял. Наоборот, в самом начале опроса с фиксацией в самом объяснении было заявлено, что, несмотря на ходатайство, до сих пор не разъяснили, на основании чего производится сбор сведений, после чего отказались давать какие-либо пояснения. Таким образом в очередном документе был зафиксирован факт нарушений прав Щекалёва.

      +2
  • 08 Августа 2017, 18:56 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, очень замечательно, что Вы опубликовали и незамедлительно сложившуюся ситуацию. Действительно это правовой беспредел со стороны правохоранителей. Не было не только формальных оснований для возбуждения уголовного дела, но и само постановление о ВУД прямо свидетельствует о совершении преступления в отношении адвоката с целью дискредитации всего института адвокатуры. Полагаю что цель — «поставить на место» адвокатуру в целом. Думаю что без некоторого согласования с «верхами» решения бы не было принято, именно поэтому подписал постановление не сам начальнику СУСК. Поэтому дело однозначно заказное и заказ одобрен сверху. Что же до методов защиты, поддерживаю все соображения коллег в русле действий процессуальными формами. От себя могу предложить такую форму как заявление об отводе следователя и руководителя СУСК указанного в постановлении о ВУД, с последующим обжалованием отказа в судебных инстанциях. Здесь иная личная заинтересованность в связи с нарушениями и описываемым поведением следователя очевидна. Но главная цель этих действий, с учетом того что дело «заказное»,  это привлечение внимания общественности. Чем шире это дело уже сейчас будет освещаться в СМИ, тем быстрее оно закончиться и у д\лиц, будет меньше шансов потом скрыться от ответственности. Скажу больше случай этот не просто вопиющий, он стал типичным не смотря на нововведения в УПК. Удачи вам, внимания и терпения.

    +4
  • 08 Августа 2017, 22:12 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич, то, что происходит — это просто страшно. Надо что то делать, потому что наши дорогие правоохранители ошалели от собственной безнаказанности. Терпения Вашему коллеге и подзащитному, ну и победы, разумеется. Если есть возможность, это безобразие надо максимально осветить в прессе, соцсетях и прочих интернетах. Пусть страна знает своих героев.

    +3
    • 09 Августа 2017, 06:28 #

      Уважаемая Мария Владимировна, спасибо. Освещение идет полным ходом. Журналистское расследование ведется тремя разными журналистами с освещением в СМИ.

      +3
  • 10 Августа 2017, 18:00 #

    Уважаемый Алексей Геннадиевич!
    ↓ Читать полностью ↓

    Опубликуй Вы статью в рубрике: «Порадуйтесь за меня!», я бы промолчал, поставил лайк и все. Но Вы подробно изложили обстоятельства, не достигнув положительного для доверителя результата, констатировали нарушение закона со стороны правоохранителей и судов края, фактически пригласили коллег к обсуждению сложившихся обстоятельств.

    После имевшихся моих комментариев я сделал паузу в дальнейшем обсуждении Вашей публикации в надежде увидеть правовую аргументацию относительно выдвинутой Вами проблемы. Увы. Были эмоциональные возгласы участников, типа: «Давай, борись!», но юристами проявили себя далеко не все.

    Вот и Вы отказались вступить в дискуссию. Между тем, именно в ходе обсуждения, с принятием во внимание разных точек зрения, и может выстроиться правильная линия защиты. Если не желаете дискутировать, то зачем на этой площадке публикуетесь? Более того, вместо апелляции только к правовым нормам и аргументам, Вы использовали довод к моей личности, указав на мою «личную трактовку УПК», предложили мне «не полениться». Мы с Вами лично знакомы и у вас есть данные, что я ленив? Или наличие лени у оппонента является аргументом в дискуссии на этой площадке по заявленной теме? Добавлю, что любой и каждый из нас, в том числе и Вы, допускает одну лишь «личную трактовку УПК». Так что Вы, как мне представляется, напрасно заострили внимание на этом при оценке моих доводов. Утверждение о том, что «черное» является «черным», а «белое» — «белым», представляется просто скучным.

    Хотел бы ошибиться в том, что Вы дали основания утверждать о некоем Вашем высокомерном отношении к коллегам. Вряд ли это может помочь в деятельности «члена Совета при Адвокатской палате Приморского края и председателя комиссии по защите профессиональных прав адвокатов при Совете Адвокатской палаты Приморского края». Стараюсь о таких вещах не писать, разговор в это русло не переводить, но Вы сами дали к тому повод. Это первое.

    Теперь, второе, по-существу. С учетом уже приведенных в моем комментарии положений Конституционного Суда РФ, при очевидности, что не было при доследственной проверке ни одного указанного в законе основания для признания Вашего доверителя-адвоката подозреваемым (ч.1 ст. 46 УПК РФ), а также того, что следователь В.В.Котлевский в этой стадии 19 июня 2017 года осуществил действия, свидетельствующие о наличии подозрений против Вашего доверителя-адвоката (запрашивал определенные данные) при том, что признать подозреваемым адвоката, возбудив в отношении последнего уголовное дело, мог только руководитель следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации, в целях скорейшего достижения положительного для доверителя результата,  следовало, как представляется, жаловаться процессуальным начальникам и прокурорам всех ступеней на эти действия следователя. При возможности мотивирования личной заинтересованности следователя, — заявить ему отвод.

    По тем же мотивам, указанные действия защиты следовало бы осуществить в отношении следователя Л.А.Колесниковой, которая 6 июля 2017 года произвела опрос доверителя-адвоката, фактически, как подозреваемого, имея при этом сведения о принятых и другим следователем мер, свидетельствующих о фактическом незаконном признании им адвоката подозреваемым, в то время как по закону такое признание — исключительная прерогатива их процессуального начальника.

    Жалобу на действия следователей надо было бы направить в порядке ст. 125 УПК РФ и в суд. Но чуть позже. Есть постановление Пленума В/С РФ, предлагающее суду затребовать ответы от правоохранителей на жалобы того же содержания. Заявляйте перед судом ходатайства об истребовании ответов, и отложении рассмотрения Вашей жалобы до их поступления в суд. При удовлетворении ходатайства, как милые принесут, тогда и не будет жалоб на волокиту с их стороны. Причем, ответят в сжатые сроки, и в суд «на цырлах» доставят. Понятно, что эти ответы помогут определиться с дальнейшими планами защиты.

    Не буду подробно говорить об аргументах для суда, касающихся причинения ущерба указанными действиями следователей конституционным правам и свободам доверителя-адвоката, затруднении его доступа к правосудию. Уверен, коллеги не допускали и не допустят здесь промашки.

    Эти демарши защиты не поздно осуществить и сейчас. Если действия следователей будут признаны незаконными, если не будет защитой усмотрены основания для отвода, и если эти следователи и сейчас расследуют это преступление, можно поставить вопрос об их отстранении от дальнейшего производства расследования, поскольку ими допущено нарушение требований УПК (ст. 39 УПК РФ).

    Кроме того, можно ставить при условии признания действий следователей в стадии доследственной проверки незаконными, вопрос о признании полученных после этих действий доказательств недопустимыми, как полученных с нарушением закона, в условиях лишения доверителя прав подозреваемого в то время, как он фактически незаконно был признан подозреваемым указанными следователями в то время, как право на такое признание имел только их процессуальный начальник. Эти аргументы можно использовать, как представляется, наряду с прочими, и при постановке перед судом вопроса о признании постановления о возбуждении уголовного дела незаконным.

    Полагаю также необходимым еще раз отметить, что на следователе действительно не лежала предусмотренная законом обязанность «разъяснить, в связи с чем в отношении Щекалева Д.В. производится доследственная проверка или в связи с какими обстоятельствами следователь запросил характеристику на него» (это точное содержание Вашего вопроса). Правомерно в этой стадии выяснять лишь один вопрос: «в чем подозревается доверитель-адвокат»?  (п.1 ч.4 ст. 46 УПК РФ). Однако, такой вопрос следователю не задавался. Причем, следователю тактически и не надо было задавать такой вопрос. Разве что в надежде, что он будет посыпать голову пеплом и каяться, что поступил незаконно, не имея официального подозреваемого, признанного таковым его процессуальным начальником? Хотя, это дело тактики конкретных защитников. Если есть желание «пустить пыль» в глаза клиенту, показать, какой ты «крутой» адвокат, и как лихо собачишься со следователем – тогда, пожалуй… А если доверитель такой же адвокат, как и ты, то надо идти, как представляется, наиболее коротким и бесспорно правомерным путем (сразу направить жалобы всем указанным субъектам на указанные действия следователя).

    Теперь о письменном ходатайстве следователю в стадии доследственной проверки.

    В публикации содержание письменного ходатайства не указано. Догадываться о нем можно только при Вашей ссылке на ч. 2 ст. 24 Конституции РФ, согласно которой «органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом».

    Как Вы указали в своем сообщении, что «процедура реализации данного права на стадии доследственной проверки (на которую не распространяется тайна следствия) может быть реализована только путем заявления ходатайств и жалоб».

    Это дает возможность предполагать, что Вы ходатайствовали об ознакомлении с документами, послужившими поводом и основанием для доследственной проверки.

    Хотелось бы напомнить, что согласно ст. 46 УПК РФ подозреваемый (а Вам, как представляется, выгодно признавать, что доверитель незаконно фактически был признан подозреваемым еще в стадии доследственной проверки), вправе относительно документов и материалов:

    -получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения (всего этого заведомо для всех участников процесса при доследственной проверке не существовало);

    -знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания (этого также заведомо не было).

    Это все, что указано уголовно-процессуальным федеральным законом, о котором сказано в норме Конституции РФ.

    Или может быть Вы надеялись, что Вас ознакомят с материалами доследственной проверки, явившимися, например, результатом оперативно-розыскной деятельности (ч.2 ст.11 ФЗ от 2 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»)?

    В УПК РФ не указано право на ознакомление подозреваемого с этими материалами. Не предусмотрено такое право и указанным законом «Об оперативно-розыскной деятельности».

    Таким образом, Вам крайне повезет, если кто-то вдруг удовлетворит такое ходатайство. Наконец, Вы уж не обижайте своего друга-доверителя, называя его «предметом». Быть можно только субъектом уголовного преследования…

    С искренним желанием помочь попавшему в беду коллеге, адвокат О.В.Назаров

     

     

     

     

     Уважаемый Алексей Геннадьевич,

    +1
    • 11 Августа 2017, 09:55 #

      Уважаемый Олег Вениаминович, очень признателен Вам за участие и ряд подсказок, некоторые из которых возьмем в работу.
      ↓ Читать полностью ↓
      Сразу хотел бы отметить, что нисколько не хотел, отвечая Вам на первый комментарий, каким-то образом перейти на личности, так как стараюсь никогда не делать этого. А вот критика мнения — это несколько иное, думаю, допустимое. В любом случае, Вы абсолютно правы, мною были допущены некоторые неоднозначные формулировки Вашего высказанного мнения. Приношу искренние извинения за это, так как эти формулировки могут породить неправильное понимание и их трактовку. В любом случае, Вы абсолютно правы на этот счет. Прошу не принимать высказанное на свой личный счёт, так как это было реакцией на мнение, очень схожее с мнением наших процессуальных оппонентов. Надеюсь на понимание по затронутой теме.
      Относительно Ваших сомнений -
      Если есть желание «пустить пыль» в глаза клиенту, показать, какой ты «крутой» адвокат, и как лихо собачишься со следователем – тогда, пожалуй…скажу просто, адвокат Щекалёв Д.В. — мой друг, соглашение на его защиту носит формальный и совершенно нематериальный характер. Думаю, на этом должна быть «жирная» точка.
      Теперь по-существу.
      О проведении доследственной проверки стало известно из запроса следователя в адвокатскую палату.
      Как раз это действие следователя (с указанием в запросе на некий обезличенный материал проверки), характер запрашиваемых сведений и документов («приказ» о назначении на должность адвоката и характеристика) явно свидетельствовали, что проверка проводится именно в отношении адвоката.
      В связи с этим и было заявлено ходатайство в порядке ст. 119 УПК РФ следователю, в том числе и на ознакомление с материалами проверки (после возбуждения уголовного дела обоснованность самого ходатайства подтвердилась).
      И в данном случае вопрос ставился не об уголовном преследовании или неком придании адвокату статуса подозреваемого в ходе доследственной проверки, а о лице, чьи права и законные интересы затрагивались проведением такой проверки в ключе ч. 2 ст. 24 КРФ. Ведь понятие уголовного преследования определено ст. 5 УПК РФ, и такового, в силу закона, в ходе доследственной проверки формально не может быть, хотя фактически именно это и случилось.
      Ответа на ходатайство не поступило, в связи с чем бездействие следователя было обжаловано прокурору, который жалобу перенаправил руководителю СО (ответа до сих пор нет, но это также уже обжаловано прокурору края, руководителю следственного управления и в суд, но пока не рассмотрено).
      Также бездействие следователя было обжаловано в порядке ст. 125 УПК РФ в районный суд, который отказал в рассмотрении жалобы, сославшись шаблонной формулировкой об отсутствии указания в жалобе на нарушение конституционных прав и последствий этого. Это решение суда обжаловано в апелляционном порядке, так как «львиная» доля текста жалобы как раз то и содержало все то, чего не увидел суд (дата рассмотрения еще не назначена).
      По сути, все известные нам незаконные действия, решения и бездействия должностных лиц обжалованы и по линии следствия и по линии прокуроров и в судебном порядке.
      Хочу отметить как немаловажный факт, что все следователи, руководители и прокуроры относительно проводимой доследственной проверки, в том числе и знакомые, молчали относительно ее сущности.
      Таким образом, будучи весьма стесненными в правах на стадии доследственной проверки, мы получили ряд нарушений со стороны следователей, руководителя СО, прокуроров (эти нарушения теперь являются предметом рассмотрения по нашим жалобам, заявленным в порядке ст.ст. 123, 125 УПК РФ, у руководителей всех уровней следственных органов, включая Председателя СК, прокурора края, в суде (пока районный уровень). Каждое нарушение обжалуется. Это, как Вы знаете, процесс весьма медленный, но единственный.
      Не буду приводить содержание всех жалоб, но если есть необходимость, могу с ними ознакомить.
      Фактически, принятые меры, а главное то бездействие следственного органа при проведении доследственной проверки и «рожденные» им нарушения, нам очень «на-руку» именно сейчас.
      Возбуждение уголовного дела, я это знаю, было неизбежно (тут сложный вопрос, который я освещать пока не могу, связанный с взаимоотношениями органов, осуществляющих по этому факту ОРД, и и.о. руководителя «обезглавленного» следственного управления).
      Относительно отвода следователя — оснований для этого не было.
      Относительно того, кто вошел в состав следственной группы, вопрос пока не поднимаем, но контролируем, пусть работают...
      Относительно подсказок по участию и действию в суде — согласен с Вами полностью, так и будем делать, но пока еще не назначено и не проведено ни одного судебного заседания.
      Относительно вопроса о заявлении ходатайств или жалоб о признании доказательств недопустимыми сейчас, такое оставим для суда (если до этого дойдет), так как уверены, что все свои карты в начале или в ходе игры показывать нельзя. Покажем только то, что соответствует именно нашим интересам.
      Относительно линии защиты мы, конечно уже определились. Ее излагать я не буду в силу понятных причин.
      А вот было бы полезно мнение относительно возникшего специфического вопроса.
      Суть.
      УД возбуждено руководителем субъекта в отношении конкретного лица (с этого момента он подозреваемый) и расследование поручено районному СО.
      В силу ст. 46 УПК РФ, подозреваемый вправе знать, в чем он подозревается.
      Содержание описательно-мотивировочной части постановления о ВУД сводится к тому, что адвокат Щекалёв Д.В., «…состоящий в должности адвоката Адвокатского бюро «ОПОРА», на основании решения заседания Совета Адвокатской палаты Приморского края от 19.01.2012 № 1…», вместе с гражданкой Косаревой Т.В. и иными неустановленными лицами, получив информацию о проведении следователем обыска в помещении, «…достоверно зная, что следователем изымаются предметы имеющие значение для уголовного дела, в том числе компьютерная техника и носители информации… сокрыли подлежащие изъятию и имеющие значение для уголовного дела предметы…».
      Содержание описания подозрения Щекалёва Д.В., изложенное в постановлении о возбуждении уголовного дела № 11702050007000056 от 19.07.2017, в силу положений п. 1 ч. 4 ст. 46 УПК РФ непонятно подозреваемому, так как из данного постановления непонятна суть подозрения (почему Щекалёв Д.В. достоверно знал до объявления постановления о производстве обыска, что подлежало изъятию, и какое значение это, подлежащее изъятию, имело для расследуемого уголовного дела, как это предполагаемое изымаемое имеет отношение к предмету доказывания, установленному ст. 73 УПК РФ?).
      Кроме того в постановлении о ВУД изложены обстоятельства, не соответствующие действительности (…Щекалёв Д.В., состоящий в должности адвоката Адвокатского бюро «ОПОРА», на основании решения заседания Совета Адвокатской палаты Приморского края от 19.01.2012 № 1…), так как «адвокат» — это статус, а не должность, и никто не может адвоката в силу закона назначать на какие-либо должности.
      Указанные обстоятельства, неконкретность и «размытость» изложенного в постановлении подозрения влекут отсутствие возможности подозреваемому реализовывать в ходе уголовного преследования в полной мере свои права, предусмотренные ст. 46 УПК РФ.
      А теперь прошу мнение.
      Кому заявлять в данном случае ходатайство о разъяснении сути подозрения как непонятного?
      В силу ст. 119-123 УПК РФ, такие ходатайства заявляются следователю.
      Смотрим ст. 5, 38, 39 УПК РФ, в силу их положений следователь — это тот, которому в данном случае руководитель СУ поручил расследование.
      Вместе с тем, как следователь, который не писал постановление о ВУД, не придавал лицу статус подозреваемого, не рассматривал материал проверки на стадии возбуждения уголовного дела, может разъяснить текст подозрения, изложенный в описательно-мотивировочной части постановления о ВУД руководителем СУ.
      Есть ли возможность заявить ходатайство руководителю СУ о разъяснении сущности подозрения и должен ли он его разрешать как лицо, чье решение требует в силу закона разъяснения?
      Олег Вениаминович, еще раз спасибо за Ваше участие, надеюсь на правильное сотрудничество и обмен мнениями.

      +1
      • 11 Августа 2017, 16:54 #

        Уважаемый Алексей Геннадиевич!
        ↓ Читать полностью ↓

         Ваши извинения приняты. Теперь по сути.
        1.
        Поскольку Вас интересует мое мнение, вот оно.

        В постановлении о возбуждении уголовного дела, как Вы знаете, всегда есть какое-никакое изложение фактических обстоятельств, ссылка на статью УК, по которой возбуждено уголовное дело, указание в отношении кого возбуждено уголовное дело. Основное, таким образом, в нем имеется: указание на конкретное лицо и на преступление, в котором оно подозревается.

        Закон не содержит указание на степень конкретности информации для подозреваемого, в чем он подозревается. Поэтому любой правоохранитель скажет Вам, как представляется, что нужная информация в этом плане изложена во врученной Вам копии постановления о возбуждении уголовного дела. Мы-де, все выполнили, отстаньте (я бы так на месте правоохранителя и поступил, и по этим мотивам отказал в удовлетворении ходатайства).

         Кроме того, в данной стадии, как представляется, нет иной процессуальной формы разъяснения подозрения, перешедшего в обвинение, как постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Если подозрение органы расследования сочтут в процессе расследования не подтвержденным, то вынесут постановление о прекращении уголовного дела и преследования по реабилитирующим доверителя основаниям. Это — вторая возможная процессуальная форма принятия решения в отношении подозрения.

        А как иначе? Обратиться с ходатайством к следователю или возбудившему дело его процессуальному начальнику разъяснить подозрение? Они, что, вправе вынести постановление «О разъяснении подозрения»? Нет, конечно. Они вправе принять только указанные решения.

        Допустим тот вариант, когда правоохранители перенесут порочность содержания постановления о ВУД в постановление о привлечении в качестве обвиняемого. При допросе в качестве обвиняемого доверитель скажет, что ему не было понятно подозрение, не понятно и обвинение в силу его неконкретности, и что его изначально тем самым по-существу лишили возможности защищаться, как от подозрения, так и от случившегося обвинения. Если они не воспримут эту позицию обвиняемого, не прекратят уголовное дело, о чем надо поставить вопрос при допросе в качестве обвиняемого, эти же вопросы могут быть подняты в суде.

        До предъявления обвинения я бы не стал их ставить в известность о том, в чем конкретно защита усматривает порочность подозрения, изложенного в постановлении о ВУД. Они могут учесть и правильно все сделать в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. Это лишит Вас ряда аргументов в суде, куда дело может быть направлено.

        Будировать этот вопрос на следствии можно только в том случае, если допущена неконкретность, которая при любых обстоятельствах не может быть устранена следователем, и защита в этом уверена.
        2.
        При данных обстоятельствах, как полагаю, надо заявлять ходатайство о вынесении постановления о прекращении уголовного дела и уголовного преследования по реабилитирующим доверителя основаниям по мотивам необходимости признания доказательств обвинения недопустимыми, как полученных с нарушением закона, в условиях нарушения права подозреваемого на защиту.

        Мотивация ходатайства видится таковой:

        «В стадии доследственной проверки право на защиту доверителя Д.В.Щекалева было существенно нарушено. Утверждая об этом, исхожу из положений Конституционного Суда РФ, согласно которым, «понятия «задержанный», «обвиняемый», «предъявление обвинения» должны толковаться в их конституционно-правовом, а не в придаваемом им Уголовно-процессуальным кодексом РСФСР более узком смысле, … необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование. При этом факт уголовного преследования и, следовательно, направленная против конкретного лица обвинительная деятельность, могут подтверждаться актом о возбуждении в отношении данного лица уголовного дела, проведение в отношении него следственных действий (обыска, опознания, допроса и др.) и иными мерами, предпринимаемыми в целях его изобличения или свидетельствующими о наличии подозрений против него» 
        (Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. № 11-П
        «По делу о проверке конституционности положений части первой
        статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального
        кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И.Маслова»).

        Мерами, однозначно свидетельствующими о наличии подозрений против адвоката и подтверждающими факт его уголовного преследования, был письменный запрос от 19 июня 2017 года в Адвокатскую палату Приморского края старшего следователя СО по Фрунзенскому району г. Владивостока СУ СК РФ по Приморскому краю, майора юстиции В.В.Котлевского, по находящемуся в его производстве материалу проверки, о представлении: «выписки из приказа о назначении адвоката Д.В.Щекалёва на должность и присвоении ему статуса адвоката, характеристики на него, как на адвоката». Дополнительным доказательством, свидетельствующим о наличии подозрений против адвоката и подтверждающим факт его уголовного преследования, был и вызов для опроса в присутствии защитника по этому же материалу, Д.В.Щекалёва, 6 июля 2017 года, старшим следователем СО по Фрунзенскому району города Владивостока СУ СК РФ по Приморскому краю, старшим лейтенантом юстиции Л.А. Колесниковой.

        Незаконность действий указанных следователей по уголовному преследованию адвоката Д.В.Щекалёва, как подозреваемого, заключалась в следующем.

        Согласно ч.1 ст. 46 УПК РФ, подозреваемым является лицо:
        1) либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 настоящего Кодекса;
        2) либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 настоящего Кодекса;
        3) либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со статьей 100 настоящего Кодекса;
        4) либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном статьей 223.1 настоящего Кодекса.

        По состоянию на 19 июня 2017 года и на 6 июля 2017 года, когда упомянутые следователи предприняли указанные действия, ни одного из названных условий признания Д.В.Щекалёва подозреваемым, не было. Более того, поскольку Д.В.Щекалёв является адвокатом, возбудить уголовное дело с признанием его подозреваемым, вправе был только руководитель следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации (ст. 448 УПК РФ). Последний возбудил уголовное дело по ч.2 ст. 294 УК РФ в отношении адвоката Д.В.Щекалёва только 19 июля 2017 года.

        Таким образом, до этой даты указанные следователи осуществляли уголовное преследование адвоката Д.В.Щекалёва, как подозреваемого, незаконно, с превышением своих процессуальных полномочий.

        Незаконность их действий заключалась и в том, что, признав фактически это лицо подозреваемым, указанные следователи не разъяснили и не обеспечили адвокату Д.В.Щекалёву реализацию его прав, как подозреваемого, предусмотренных ст. 46 УПК РФ.

        В этой связи собирание доказательств в стадии доследственной проверки, принятие на их основе решения о возбуждении уголовного дела, произведено с нарушением закона, в условиях нарушения права адвоката Д.В.Щекалёва на защиту от возникшего подозрения.

        С учетом изложенного и на основании ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми, согласно ст.88 УПК РФ подлежат признанию таковыми следователем и прокурором».

        3.
        Рекомендовал бы в целях нахождения бумаги защитника в материалах дела заявить ходатайство о признании доказательств недопустимыми по указанным мотивам следователю, в производстве которого находится уголовное дело. В ходатайстве я бы поставил вопрос и о прекращении уголовного дела и преследования за отсутствием события преступления, поскольку такое событие не может быть установлено недопустимыми доказательствами.
        Если результаты рассмотрения ходатайства будут неудовлетворительными, можно обратиться к полномочиям прокурора. Вот, как-то так…

         

         
         

         

         

         Алексей Геннадьевич,

        +1
        • 11 Августа 2017, 17:32 #

          Уважаемый Олег Вениаминович, спасибо большое. Будем пытаться. В этом ключе и движемся, только более тонко, не «перетончить» бы нам...))) Спасибо за ссылки на практику. Но Вы же сами понимаете, что тут жалобой или ходатайством не «перерубить пуповину».
          Жду комментариев по поводу вопроса о ходатайстве руководителю СУ. Мне видится, что только он может прояснить суть подозрения в условиях, когда подозреваемый не понимает, что он понаписал там… Как заставить его это сделать или, как минимум, отписаться (что уже хорошо для защиты) — вот вопрос...
          Заявить ст. 125 УПК РФ в суд с обязательством его туда прибытия, задать там ему вопросы под диктофон и на протокол? Мысли — вертел с недожаренным свиненком...)))

          0
          • 11 Августа 2017, 18:31 #

            Уважаемый Алексей Геннадьевич, можете, раз Вам так хочется, написать жалобу вышестоящему следственному начальнику на содержание принятого решения о возбуждении уголовного дела. Что-то ответят…

            0
  • 11 Августа 2017, 12:01 #

    Уважаемый Алексей Геннадьевич,  желаю восторжествовать справедливости права!
    Удачи вашему коллеге.

    +1

Да 84 83

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «В Приморье продолжается уголовное преследование адвоката Щекалёва Д.В. за ведение им законной адвокатской деятельности» 5 звезд из 5 на основе 83 оценок.

Другие публикации автора

Похожие публикации