Идея написания данного обзора родилась после прочтения вопроса Евгения Гермашева из Волгограда. Суть его вопроса заключалась в том, что делать, если предыдущий директор ООО заключил договор с юристом на оказание услуг по представлению интересов в арбитражном суде по заведомо завышенной цене, т.е. по цене значительно превышающий стоимость таких услуг. Как юридическому лицу в данном случае защитить свои права. Можно ли взыскать сумму превышения разумной стоимости юридических услуг с бывшего директора? Думаю, что мой обзор поможет ответить на вышеназванный вопрос.

Итак, когда с директора общества (ООО или АО) можно взыскать убытки? Сразу отмечу, что здесь речь идет не о привлечении к субсидиарной ответственности в рамках процедур банкротства, а именно об исках, основанных на нормах корпоративного законодательства.

Нормы, регулирующие поведение исполнительных органов АО и ООО и их гражданско-правовую ответственность перед обществом

Ст. 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» содержит следующие требования к осуществлению деятельности органами ООО:
Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий при осуществлении ими прав и исполнении обязанностей должны действовать в интересах общества добросовестно и разумно.

Аналогичный стандарт исполнения обязанностей содержится и в ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах».

Далее ст. 44 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и ст. 71 ФЗ «Об акционерных обществах» предусматривается, что

Члены совета директоров (наблюдательного совета) общества, единоличный исполнительный орган общества, члены коллегиального исполнительного органа общества, а равно управляющий несут ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу их виновными действиями (бездействием), если иные основания и размер ответственности не установлены федеральными законами.

С иском о взыскании убытков в пользу ООО может обратиться само общество или его участник, а с иском о взыскании убытков с АО в суд может обратиться общество или акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1 процентом размещенных обыкновенных акций общества. Если с иском в суд обращается  общество, то это прямой иск, а если участники или акционеры то такие иски называют косвенными или производными, так как взыскание идет не в пользу истцов, а в пользу общества.

Какое поведение директора является добросовестным и разумным? 

Примерные критерии добросовестности даны в п.2 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». Они следующие:

Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица (в частности, если сведения о такой сделке в нарушение закона, устава или внутренних документов юридического лица не были включены в отчетность юридического лица) либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;

4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).

Под сделкой на невыгодных условиях понимается сделка, цена и (или) иные условия которой существенно в худшую для юридического лица сторону отличаются от цены и (или) иных условий, на которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (например, если предоставление, полученное по сделке юридическим лицом, в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента). Невыгодность сделки определяется на момент ее совершения; если же невыгодность сделки обнаружилась впоследствии по причине нарушения возникших из нее обязательств, то директор отвечает за соответствующие убытки, если будет доказано, что сделка изначально заключалась с целью ее неисполнения либо ненадлежащего исполнения.

Директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им сделка хотя и была сама по себе невыгодной, но являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юридическим лицом. Он также освобождается от ответственности, если докажет, что невыгодная сделка заключена для предотвращения еще большего ущерба интересам юридического лица.

При определении интересов юридического лица следует, в частности, учитывать, что основной целью деятельности коммерческой организации является извлечение прибыли (пункт 1 ст. 50 ГК РФ); также необходимо принимать во внимание соответствующие положения учредительных документов и решений органов юридического лица (например, об определении приоритетных направлений его деятельности, об утверждении стратегий и бизнес-планов и т.п.). Директор не может быть признан действовавшим в интересах юридического лица, если он действовал в интересах одного или нескольких его участников, но в ущерб юридическому лицу.

Примерные критерии разумности даны в п.3 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»:

Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;

2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;

3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).

Очевидно, что вышеназванный перечень лишь примерный и в нем говорится, что при наличии указанных в Постановлении № 62 обстоятельств неразумность и недобросовестность считаются доказанными, что не лишает возможности истца ссылаться на иные проявления неразумности и недобросовестности директора и доказывать причинение обществу убытков.

Бремя доказывания по делам данной категории

Опять же, в п.1 Постановления № 62 даются следующие разъяснения:

В силу пункта 5 ст. 10 ГК РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица.

Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно, и представил доказательства, свидетельствующие о наличии убытков юридического лица, вызванных действиями (бездействием) директора, такой директор может дать пояснения относительно своих действий (бездействия) и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т.п.) и представить соответствующие доказательства.

В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты, если суд сочтет такое поведение директора недобросовестным (ст. 1 ГК РФ), бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно может быть возложено судом на директора.

Таким образом, если истец представляет доказательства, из которых на первый взгляд усматривается неразумность или недобросовестность действий директора, а директор отмалчивается или не дает вразумительных объяснений, то на него переходит бремя опровержения.

К сожалению, не все суды учитывают данное разъяснение и приходится вмешиваться ВС РФ.

Приведу пример одного из определений Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда.

Фабула.

Вступившим в законную силу определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.12.2014, вынесенным в рамках настоящего дела, договор подряда признан ничтожной (мнимой) сделкой, перечисление 12 100 000 руб. признано недействительной сделкой, применены последствия недействительности сделок в виде обязания общества «Гаммастройпроект» возвратить обществу «Элитхаус» 12 100 000 руб. При этом суды установили, что реальных отношений по договору подряда между обществами «Гаммастройпроект» и «Элитхаус» не имелось, факт выполнения работ, их объем и стоимость ничем не подтверждены. В документах общества «Элитхаус» нет информации об операциях по выполнению работ или оказанию услуг. У общества «Гаммастройпроект» отсутствовали средства, необходимые для осуществления работ. Общество «Гаммастройпроект» в судебном заседании никаких доказательств исполнения подрядных обязательств не представило. Определение суда от 31.12.2014 не исполнено.

В рамках дела о банкротстве конкурсный управляющий обществом «Элитхаус» обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с бывшего генерального директора должника Харитонова Даниила Аркадьевича (далее – директор) 19 310 000 руб. реального ущерба (в том числе 12 100 000 руб. убытков, вызванных перечислением обществу «Гаммастройпроект» денежных средств без надлежащего правового основания) и 8 254 855,55 руб. упущенной выгоды. Определением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 31.12.2015, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.04.2016 и постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 06.06.2016, в удовлетворении заявления отказано. Суды исходили из того, что перечисление денежных средств подрядчику не свидетельствует о недобросовестности и (или) неразумности действий Харитонова Д.А. как единоличного исполнительного органа общества «Элитхаус». Суды указали на недопустимость двойного возмещения в конкурсную массу одной и той же суммы, поскольку исполнительное производство в отношении общества «Гаммастройпроект» о взыскании 12 100 000 руб. не окончено.

В рамках данного дела конкурсный управляющий представил доказательства того, что сделка была мнимой, что было установлено другим решением. Отменяя состоявшиеся по делу судебные акты и возвращая дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции ВС РФ отметил следующее:

В нарушение указанных правовых норм и правовых позиций, выработанных высшей судебной инстанцией, суды не проверили доводы конкурсного управляющего (в том числе с учетом особенностей распределения бремени доказывания по данной категории дел) и не отразили результат проверки в судебных актах.

Вопреки выводам судов, вне зависимости от состава лиц, участвующих в разрешении данного спора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены судом ранее при разрешении иного спора (спора о действительности договора подряда), должна учитываться судом, рассматривающим дело о взыскании убытков с директора. В том случае, если суд, рассматривающий второй спор, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы. Разъяснения о подобном порядке рассмотрения судебных дел неоднократно давались высшей судебной инстанцией (пункт 2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 N 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств», пункт 4 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», пункт 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях») и направлены на реализацию принципов стабильности и непротиворечивости судебных актов.

Судами не установлено, что общество «Элитхаус» получило возмещение своих имущественных потерь посредством применения к правоотношениям должника и общества «Гаммастройпроект» последствий недействительности сделки. Следовательно, указание судами на неутраченную для общества «Элитхаус» возможность защитить свои права иным способом как обстоятельство, исключающее взыскание убытков с директора, противоречит пункту 8 постановления Пленума N 62 и правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.01.2014 N 9324/13 по делу N А12-13018/2011.

Если с косвенным иском о взыскании убытков выходит акционер или учредитель, то при распределении бремени доказывания следует учесть, что ряд обстоятельств он не может доказать, так как документы текущей хозяйственной деятельности организации  у него, как правило, отсутствуют, что должно влиять на обязанности по доказыванию.

Так, в Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.11.2016 N Ф07-9888/2016 по делу N А56-94047/2015 суд исходил из следующего:

По мнению суда кассационной инстанции в данном корпоративном споре должно проверяться не наличие либо отсутствие реальных убытков у Предприятия (за год), ввиду отсутствия такого требования со стороны истца, а возможность получения Предприятием дохода (прибыли) от добросовестного поведения его директора при заключении упомянутых сделок, а также наличие или отсутствие причинной связи между поведением ответчика и наступившими негативными последствиями для Предприятия.

Распределяя бремя доказывания между сторонами спора, суду первой и апелляционной инстанций следовало учитывать, что истец (как акционер) не обладает полномочиями предлагать кому-либо в аренду имущество Предприятия, поэтому как сторона спора не может представлять указанные судами доказательства.

Тогда как, именно ответчик, а также само Предприятие (привлеченное в дело третьим лицом) полномочны и обязаны представлять такие доказательства. Например, к таким доказательствам могут быть отнесены сведения о размещении Предприятием публичного предложения о сдаче упомянутого недвижимого имущества в аренду в предшествующий и в спорный периоды времени; переписка с контрагентами об аренде площадей полностью или по частям, с оборудованием или без такового, включая условия о ее цене и т.п.

А каковы же признаки заключения договора на невыгодных для общества условиях?

Если директор заключает договор купли-продажи товара, аренды имущества общества и т.п. по существенно более низкой цене с одними контрагентами, чем цена, по которой продаётся товар, делаются работы или оказываются услуги другим контрагентам, то директор должен пояснить в чем разумность таких сделок и добросовестность его действий.

Приведу пример из Постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.03.2016 N Ф07-2469/2016 по делу N А56-21541/2015.

При определении интересов юридического лица следует, в частности, учитывать, что основной целью деятельности коммерческой организации является извлечение прибыли (пункт 1 ст. 50 ГК РФ); также необходимо принимать во внимание соответствующие положения учредительных документов и решений органов юридического лица. Директор не может быть признан действовавшим в интересах юридического лица, если он действовал в интересах одного или нескольких его участников, но в ущерб юридическому лицу.

Оценив представленные в материалы дела доказательства в совокупности и взаимосвязи, суды первой и апелляционной инстанций пришли к обоснованному выводу о недобросовестности Хмелева С.В. при заключении договоров аренды с ООО «Четверочка».

Сделки с ООО «Четверочка» совершены по ценам ниже установленных в представленных в материалы дела договорах аренды с иными контрагентами: ООО «ВИСС-Петербург», ООО «СевЗапРегионСоль СПб» и ООО «ТД „Абрау-Дюрсо-Петербург“, притом что названные договоры заключены в 2012-2014 годах в отношении помещений, расположенных по тому же адресу: Санкт-Петербург, Предпортовая ул., д. 6.

Сопоставив на основании представленных истцом технических паспортов помещений, переданных в аренду ООО „Четверочка“ и иным указанным арендаторам, технические и иные характеристики этих помещений, суд первой инстанции установил, что они расположены в зданиях постройки 1960 — 1970-х годов, оборудованы необходимыми для использования в целях, указанных в договорах (хранение, реализация товаров), коммуникациями (водопровод, канализация, электроосвещение); ширина коридоров, проемов ворот и высота потолков в помещениях достаточна для осуществления грузовых операций и не различается значительно.

Судом первой инстанции также установлено, что в договоре аренды от 27.03.2015, заключенном с ООО „Четверочка“ уже после прекращения полномочий Хмелева С.В. в качестве генерального директора Общества, установлена иная ставка арендной платы — 300 руб. за 1 кв. м (постоянная часть), соответствующая цене, по которой Общество сдает в аренду помещения иным арендаторам. Кроме того, как установил суд, ООО „Четверочка“ в 2014 году сдавало часть арендуемых у Общества помещений в субаренду по более высокой цене.

Следует также отметить, что ответчик не представил судам доказательства того, что им принимались какие-либо меры, направленные на поиск арендаторов с целью сдачи помещений в аренду на выгодных для Общества условиях.

Продажа имущества общества по явно заниженной цене по сравнению с рыночной ценой также является свидетельством недобросовестности директора. Так, в Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.10.2015 N Ф01-4053/2015 по делу N А28-10077/2014  говорится:

Наличие убытков истец связывает с реализацией принадлежащего третьему лицу здания склада и земельного участка по заниженной цене в 105 000 рублей. Для установления действительной рыночной стоимости реализованного по договору от 21.12.2013 имущества суд назначил экспертизу. Согласно заключению эксперта от 10.02.2015 N 1598/5-3 рыночная стоимость здания инвентарного склада равна 1 546 000 рублей 00 копеек, в том числе стоимость земельного участка 165 000 рублей 00 копеек.

Таким образом, суд правомерно посчитал, что имущество, принадлежащее Обществу, реализовано по цене, ниже его действительной рыночной стоимости. Суд установил, что ответчик скрывал информацию о заключении договора купли-продажи от 21.12.2013 от других участников Общества и совершение указанной сделки имело место в период корпоративного конфликта между ООО „Восход“ в лице директора Трухина А.Н. и участниками данного Общества — Фалалеевой Валентиной Ивановной, Фалалеевой Ксенией Олеговной и Фалалеевой Еленой Олеговной. Доказательств того, что, совершая сделку по отчуждению основных средств Общества по цене 105 000 рублей, Трухин А.Н., как директор Общества, действовал в интересах Общества и такая сделка являлась экономически целесообразной (извлечение прибыли, предотвращение большего ущерба и прочее), не имеется в материалах дела.

Недобросовестность может выражаться в непринятии мер по проверке контрагента, в результате чего общество осуществляет предоплату организации, которая неспособна исполнить контракт. Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 09.08.2016 N Ф04-29302/2015 по делу N А70-11445/2014 является примером рассмотрения спора, в котором суды признали директора недобросовестным именно по такому основанию. В Постановлении говорится:

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 2 Постановления N 62, недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом (»фирмой-однодневкой" и т.п.). Как следует из материалов дела и установлено судами, ООО «Сибрегионснаб» согласно выписке из единого государственного реестра юридических лиц зарегистрировано 20.05.2013, прекратило свою деятельность путем реорганизации в форме присоединения к ООО «Витязь» 17.06.2014, единственным учредителем ООО «Сибрегионснаб» указан Пышный П.С.

Исходя из имеющихся в материалах дела доказательств, суды пришли к выводу о том, что ООО «Сибрегионснаб» создано «массовым» учредителем, затем присоединено к такой же фирме. Судами также установлено, что контрагентами ООО «Сибрегионснаб» являлись исключительно должник и ООО «Автостройком».

Учитывая данные обстоятельства, суды пришли к выводу о том, что ООО «Сибрегионснаб» являлась организацией, заведомо неспособной исполнить обязательства по поставке ГСМ и моторного масла. При этом суды посчитали, что Кардонский В.В. достаточным образом не проверил контрагента по сделке, допустил перечисление денежных средств юридическому лицу без какого-либо встречного предоставления, в связи с чем признали действия Кардонского В.В. недобросовестными, в результате которых причинены убытки в размере 16 830 700 рублей.

Также интересен вопрос о взыскании убытков с ликвидационной комиссии общества.

В п.12 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» говорится:

Содержащиеся в настоящем постановлении разъяснения подлежат применению также при рассмотрении арбитражными судами дел о взыскании убытков с ликвидатора (членов ликвидационной комиссии), внешнего или конкурсного управляющих, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из существа отношений 

Некоторые суды исходят из возможности взыскивать убытки с ликвидатора общества акционерами или участниками, пропорционально количеству их акций или размеру их доли, даже в случае исключения юридического лица из ЕГРЮЛ. Так, в Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.04.2015 N Ф01-628/2015 по делу N А38-6132/2013 находим:

 В силу пункта 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации никто не вправе извлекать преимущества из своего недобросовестного поведения. Согласно пунктам 1 и 4 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков.

ОАО «Интерьер» выбыло из обязательного правоотношения и своевременно не получило возмещения убытков, причиненных недобросовестными действиями председателя ликвидационной комиссии, поэтому исходя из принципа добросовестности, установленного пунктами 3 и 4 статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также пунктом 4 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, акционер вправе вместо акционерного общества требовать от ответчика возмещения убытков пропорционально количеству принадлежащих ему акций. В противном случае ответчик, совершив недобросовестные действия, может быть неправомерно освобожден от ответственности перед акционерами, что противоречит принципу защиты нарушенных гражданских прав (статьи 1, 12 Гражданского кодекса Российской Федерации). Следовательно, после исключения юридического лица из ЕГРЮЛ недобросовестно действовавший орган управления несет имущественную ответственность перед каждым акционером за свои действия.

В силу пункта 7 статьи 63 Гражданского кодекса Российской Федерации оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или учредительными документами юридического лица. Очередность распределения между акционерами оставшегося после завершения расчетов с кредиторами имущество ликвидируемого общества установлена статьей 23 Закона об акционерных обществах. Следовательно, истец имеет право на возмещение с ответчика убытков пропорционально количеству принадлежащих ему акций, что составляет 162 225 рублей 80 копеек (3 881 000 рублей х 4,18 процента).

Теперь я хотел бы вернуться к вопросу заданному на Праворубе.

Из вопроса следовало, что директор ООО заключил договор на представление интересов ООО в арбитражном суде на сумму 700 000 рублей. Думаю, что для Волгоградской области это очень большая сумма, точно выходящая за пределы разумного. Если доказать то, что такое вознаграждение явно больше расценок по данному региону, то тогда на бывшего директора переходит бремя доказывания того, что он действовал разумно и добросовестно.

Какие доказательства может представить директор?

Он должен в таком случае доказать, что он обратился к юристу, имеющему  либо огромный опыт работы в данной сфере, чьи услуги оказываются другим лицам по таким же ценам, либо, что юрист признанный специалист в данной отрасли права и, опять же его услуги именно столько стоят и для других контрагентов. Если же данный юрист по другим делам берет 30-50 тысяч рублей, а здесь попросил 700 000, то возникают сомнения в добросовестности бывшего директора. В любом случае, чтобы опровергнуть свою недобросовестность и неразумность, директор должен будет доказать почему он нанял юриста по  цене, значительно превышающей цену данных услуг в регионе, соответствовало ли это интересам общества и т.д. Если общество ранее прибегало к услугам юристов, то также значимым будет то, сколько оно платило в аналогичных случаях.

 Адвокат по гражданским делам в Санкт-Петербурге

Автор публикации

Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович
Санкт-Петербург, Россия
Представление интересов граждан и организаций в судах общей юрисдикции по гражданским делам. Взыскание неустойки по ДДУ. Арбитраж. Правовые заключения.
www.advokatizosimov.ru

Да 26 26

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Климушкин Владислав, Морохин Иван, Мамонтов Алексей, Изосимов Станислав, Гурьев Вадим, Гречанюк Василий, Михальчук Юлия
  • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 12 Сентября, 05:18 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за интересный обзор.
    Как Вы думаете, какова должна быть процедура предъявления иска (имеется ли досудебный порядок) и какие лица принимают участие в рассмотрение таких дел (как их назвать в исковом заявлении)?

    +6
    • Адвокат Мамонтов Алексей Вячеславович 12 Сентября, 14:15 #

      Уважаемый Владислав Александрович, поделюсь своей практикой. Досудебного порядка здесь нет, т.к. спор корпоративный. Истцом может быть как общество, так и в его интересах участник (акционер). Ответчик директор. Бывают случаи, когда остальные участники привлекаются как соответчики.

      +3
    • Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович 12 Сентября, 16:35 #

      Уважаемый Владислав Александрович, ст. 225.1 АПК РФ относит споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее — участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, к корпоративным и не предусматривает претензионного порядка. Если иск прямой, то истец — организация, если косвенный, то истец — участник общества либо акционер, а юридическое лицо — третье лицо.

      +2
      • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 12 Сентября, 17:23 #

        Уважаемый Станислав Всеволодович, я имел ввиду ч.2 ст. 65.2 ГК РФ:
        Участник корпорации или корпорация, требующие возмещения причиненных корпорации убытков (статья 53.1) либо признания сделки корпорации недействительной или применения последствий недействительности сделки, должны принять разумные меры по заблаговременному уведомлению других участников корпорации и в соответствующих случаях корпорации о намерении обратиться с такими требованиями в суд, а также предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу.

        Вот тут есть пример применения этого правила на практике.

        +2
        • Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович 12 Сентября, 17:32 #

          Уважаемый Владислав Александрович, например, один из акционеров обращается с косвенным иском и суд принимает его к производству. Акционер является истцом.

          +2
          • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 12 Сентября, 17:47 #

            Уважаемый Станислав Всеволодович, я не случайно задаю эти вопросы. Уже писал где-то, что ругался трёхэтажным матом, когда составлял исковое заявление о взыскании вреда с единоличного исполнительного органа. До сих пор эта проблема сидит в мозгах и потому хотелось бы её обсудить. Извините, но Вы как раз один из лучших оппонентов в таком поиске истины. Так что позволю себе ещё немного занять Ваше время.

            Итак, кто истец?

            Читаем п.32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»
            Участник корпорации, обращающийся в установленном порядке от имени корпорации в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков (ст. 53.1 ГК РФ), а также об оспаривании заключенных корпорацией сделок, о применении последствий их недействительности и о применении последствий недействительности ничтожных сделок корпорации, в силу закона является ее представителем, в том числе на стадии исполнения судебного решения, а истцом по делу выступает корпорация (пункт 2 ст. 53 ГК РФ, пункт 1 ст. 65.2 ГК РФ).
            Отсюда ясно, что присоединившиеся участники — это не истцы. Как тогда их назовём в иске?

            Истец: Общество с ограниченной ответственностью «Жуки-Пуки».
            Единоличный исполнительный орган у нас, очевидно, будет ответчик.
            Как назвать участника, который подаёт иск? Как назовём неприсоединившихся участников?

            +3
            • Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович 12 Сентября, 18:07 #

              Уважаемый Владислав Александрович, в приведенном мной обзоре говорится о постановлении АС СЗО, в котором говорится, что тогда как, именно ответчик, а также само Предприятие (привлеченное в дело третьим лицом) полномочны и обязаны представлять такие доказательства.  Иначе говоря, учредитель предприятия взыскивал иск в пользу предприятия, а само предприятие было привлечено третьим лицом.
              А теперь давайте предположим, что акционер не истец, а представитель АО. Акционер считает, что директор причинил АО убытки. Если истцом является АО, то АО присылает в суд уполномоченного представителя, который отказывается от иска.

              Я Вам процитирую пункт 11 из Постановления 62:

              В силу части 2 ст. 225.8 АПК РФ решение об удовлетворении требования по иску учредителя (участника) о возмещении убытков принимается в пользу юридического лица, в интересах которого был предъявлен иск. При этом в исполнительном листе в качестве взыскателя указывается учредитель (участник), осуществлявший процессуальные права и обязанности истца, а в качестве лица, в пользу которого производится взыскание, — юридическое лицо, в интересах которого был предъявлен иск.
              Если взыскателем в данном случае является не общество, а участник, то, понятно, что он был истцом, а не общество.
              Вы говорите о несколько другой ситуации, когда участник в силу учредительных документов наделен право действовать от имени общества. В таком случае речь идет о прямом иске, а не о косвенном.

              +2
              • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 14 Сентября, 09:59 #

                Уважаемый Станислав Всеволодович, вот и возникает вопрос о соотношении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» и Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации». Причём первый был издан в 2013 году в конце «полёта» ВАС РФ, а другой в 2015 и, видимо, уже изменил позиции.

                Не думаю, что речь идёт об участнике, который в силу учредительных документов вправе обратиться в суд. Приведённая мной цитата Пленума указывает на право обратиться в суд, вытекающее из ст. 53.1 ГК РФ.

                Вопросы, вопросы, вопросы…

                +1
                • Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович 14 Сентября, 10:08 #

                  Уважаемый Владислав Александрович, внимательно прочитайте название ст. 53.1 ГК РФ. Она называется ответственность лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица. Поэтому никакого противоречия нет, а есть несколько разные сферы: акционеры или участники, которые путем косвенного иска защищают свои интересы, и лица, уполномоченные выступать от имени юридического лица, которые действуют именно непосредственно в интересах корпорации и иск будет прямым. Вообще, практически во всем мире участники корпорации имеют право предъявлять косвенные иски, по котором они выступают истцами. Тут никаких проблем и противоречий нет и не стоит их искать. Именно поэтому иски называются косвенными или производными. В противном случае такой классификации не было бы и все иски были бы прямыми.

                  +3
                  • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 14 Сентября, 11:26 #

                    Уважаемый Станислав Всеволодович, перечитал ещё раз норму ч.1 ст. 53.1 ГК РФ. Нет там того, что участник уполномочен учредительными документами, там просто иск участника.

                    +2
                    • Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович 14 Сентября, 12:16 #

                      Уважаемый Владислав Александрович, в этой статье идет речь именно об ответственности таких лиц.
                      ч.1 ст. 53 ГК РФ

                      Лицо, котороев силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени (пункт 3 статьи 53), обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу.


                      Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени
                      Акционер или участник не выступают от имени юридического лица, а от своего имени, когда обращается в суд с косвенным иском.  Вещи очевидные не только в российской практике, но и за рубежом. Косвенные иски изначально появились не в нашем праве, так как в те времена у нас был еще развивающийся социализм. Это конструкция присущая всем правопорядкам, которые регламентируют корпоративные правоотношения. Не вижу здесь никаких вопросов.

                      +2
                      • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 14 Сентября, 12:19 #

                        Уважаемый Станислав Всеволодович, я понял Вашу позицию. Но иск по ст. 53.1 ГК РФ предъявляется участником. То есть, по Вашей терминологии, он именно косвенный.

                        +1
                        • Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович 14 Сентября, 12:24 #

                          Уважаемый Владислав Александрович, косвенный иск, когда истец просит взыскать убытки не в свою пользу, а в пользу другого лица, но сам остается истцом. Если истцом является общество, то это прямой иск, кто бы это обществе не представлял в суде. ст. 53.1 ГК РФ вовсе не об исках, а об ответственности лица, которое уполномочено выступать от имени общества. Критерии их ответственности такие же, как и у органов управления обществом.

                          +1
                          • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 14 Сентября, 18:23 #

                            Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за разъяснение. 
                            На мой взгляд из нормы 53.1. ГК РФ как раз получается, что обращается участник (как бы косвенный иск), но истцом становится корпорация (как бы прямой иск). При этом сказано, что такой участник становится представителем корпорации в силу закона! Разве нет?
                            Пункт 32 Пленума №25, на мой взгляд прямо говорит об этом.
                            Участник корпорации, обращающийся в установленном порядке от имени корпорации в суд с требованием о возмещении причиненных корпорации убытков (ст. 53.1 ГК РФ), а также об оспаривании заключенных корпорацией сделок, о применении последствий их недействительности и о применении последствий недействительности ничтожных сделок корпорации, в силу закона является ее представителем, в том числе на стадии исполнения судебного решения, а истцом по делу выступает корпорация (пункт 2 ст. 53 ГК РФ, пункт 1 ст. 65.2 ГК РФ).
                            В чём у меня ошибка?

                            +1
                        • Адвокат Михальчук Юлия Сергеевна 14 Сентября, 17:10 #

                          Уважаемый Владислав Александрович, Вы, наверное, ведете к разграничению процессуального и материального истца?

                          +1
                          • Адвокат, модератор Климушкин Владислав Александрович 14 Сентября, 18:24 #

                            Уважаемая Юлия Сергеевна, там сказано, что в силу закона участник, обратившийся с иском о взыскании убытков, становится представителем корпорации. 
                            (Смотрите выше цитату из п.32 Пленума №25).
                            Таким образом, он не самостоятелен. Выходит тут нет процессуального и материального истца. Тут истец корпорация, а участник — её представитель.

                            +1
                            • Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович 14 Сентября, 19:42 #

                              Уважаемый Владислав Александрович, процессуальный истец — это тот у кого нет материального интереса, например, в некоторых случаях прокурор. Акционер или участник является материальным истцом, так как имеет материальный интерес. Когда акционер или участник обращаются с иском на основании норм законов об ООО или АО, то они самостоятельные материальные истцы, но они реализуют его через увеличение активов общества, которые уменьшились из-за недобросовестного поведения директора. Когда же они действуют на основании ст. 53.1 ГК РФ, то они не истцы, а обращаются в суд от имени корпорации и они уполномочены действовать именно от корпорации. Таким образом, есть две разные ситуации. Никакой ошибки у Вас нет. Вы говорите про случаи, предусмотренные ст. 53.1 ГК РФ, а я — про ст. ФЗ об ООО и АО, когда материальный интерес именно участника защищается предъявлением косвенного иска.

                              +2
  • Адвокат, модератор Морохин Иван Николаевич 12 Сентября, 08:35 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за интересный, полезный, и подробный обзор! 
    Добавил себе в избранное и личные заметки.

    +6
    • Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович 12 Сентября, 16:38 #

      Уважаемый Иван Николаевич, думаю, что количество подобных споров будет расти. Пока же их не так много, хотя в жизни недобросовестное поведение директоров явление довольно распространенное.

      +2
  • Адвокат Мамонтов Алексей Вячеславович 12 Сентября, 14:18 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, интересное обобщение. Спасибо за публикацию. На самом деле подобные дела все чаще и чаще появляются и в моей практике. Очень полезная информация.

    +2
    • Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович 12 Сентября, 16:39 #

      Уважаемый Алексей Вячеславович, думаю, что в условиях кризиса «прощение» недобросовестного поведения директоров будет все меньше. Поэтому подобные споры будут чаще.

      +2
      • Адвокат Мамонтов Алексей Вячеславович 13 Сентября, 09:39 #

        Уважаемый Станислав Всеволодович, согласен с Вами. Речь о прощении давно уже не идет. Люди научились более цивилизованно нежели в 90-х защищать свои права. Ведь нередко один из участников, используя функции директора кидает остальных участников. Вот они и защищаются.

        +1
  • Адвокат Гурьев Вадим Иванович 12 Сентября, 20:00 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, интересная подборка!
    В избранное!

    +3
  • Адвокат Гречанюк Василий Герольдович 13 Сентября, 03:53 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, благодарю за полезный и интересный обзор!

    +1

Да 26 26

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Взыскание убытков с директора хозяйственного общества в судебной практике.» 4 звезд из 5 на основе 26 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации