Нефтяное месторождение им. В. Н. Виноградова (Большое Ольховское нефтяное месторождение) расположено в Белоярском районе Ханты-Мансийского автономного округа Тюменской области.

Обустройством данного месторождения занималось АО (Ныне ООО) «РИТЕК» — одна из дочек ПАО «ЛУКОЙЛ»

 ООО «РИТЕК» — Научно-технический полигон ПАО «ЛУКОЙЛ». Специализируется на разработке, производстве, испытаниях и внедрении новых технологий, техники и оборудования для освоения трудноизвлекаемых запасов углеводородов и повышения нефтеотдачи. (сведения с официального сайта http://ritek.lukoil.ru/)

Компания серьезная, но, не смотря на колоссальную ресурсную мощь, не застрахованная от суровой  действительности «нового времени».

Новое время породило новый российский менталитет «предприимчивых людей», которые Остапа Бендера называют пренебрежительно «сынок». 

Предмет спора (или предмет схемы, в зависимости от роли участников) — часть газотурбинной электростанции ГТЭС 48 МВт на нефтяном месторождении имени В.Н. Виноградова

Примерная стоимость спорного имущества  — 750 миллионов рублей, состоящего из 21 позиции, без которых функционирование ГТЭС 48 МВт будет крайне, весьма крайне сложным — ведь какая газотурбинная электростанция сможет работать без турбин? 

 Следовательно, собственник турбин получает контроль над всей электростанцией, обеспечивающей нужды добычи нефти на нефтяном месторождении имени В.Н. Виноградова:

В описываемой ситуации участвуют три стороны c тремя условными позициями:

1. ПАО «Сбербанк России» : АО «Нефтегазмонтаж» собственник части электростанции заложил принадлежащее ему имущество в качестве обеспечения по кредитному договору

2. ООО «РИТЕК»: АО «Нефтегазмонтаж» осуществило шеф-монтаж части электростанции на месторождении имени В.Н. Виноградова, а затем, не имея права собственности на имущество, тем не менее передало его в  залог ПАО «Сбербанк России» 

3. АО «Нефтегазмонтаж»: ООО «РИТЕК» не выполнил свои обязательства по оплате в полном объеме, в связи с чем не является собственником спорного имущества

Ниже ситуация описана более подробно, для максимального понимания юридической конструкции произошедшего (все данные взяты из открытых источников и уже попали в судебные акты — приложены к настоящему материалу).

Итак

 Между ПАО «Сбербанк России» (банк, кредитор) и АО «Нефтегазмонтаж» (заемщик) были заключены договоры № 1996 от 24.10.2014 и № 2019 от 09.07.2015 об открытии возобновляемых кредитных линий для финансирования  затрат по договорам подряда № 14R1413 от 05.05.2014 и № 14R3536 от 10.11.2014, заключенных между АО «Нефтегазмонтаж» и АО «РИТЕК» по обустройству нефтяного месторождения имени В.Н. Виноградова.

В рамках финансирования затрат (каких затрат, это немного другая история) банк перечислил на расчетный счет заемщика, открытый в Киевском отделении Московского банка «ПАО Сбербанк России» в том числе кредит в размере 1 068 694 822, 76 рублей, которыми официально не установленные должностные лица АО «Нефтегазмонтаж» распорядились в официально неустановленных целях.

В качестве обеспечения по кредиту был заключен договор залога № 1996/З/2067 от 29.04.2016. (Залогодатель — АО «Нефтегазмонтаж», залогодержатель — ПАО «Сбербанк России»).

Предмет залога был оценен сторонами в 745 736 657 рублей 27 копеек.

Согласно реестру уведомлений о залоге движимого имущества за регистрационными номерами 2016-000-201092-905, 2016-000-184458-886 в пользу ПАО «Сбербанк России» зарегистрирован залог движимого имущества (21 позиция). Перечень движимого имущества с идентифицирующими признаками согласно реестру уведомлений о залоге движимого имущества полностью соответствует имуществу, поименованному в Договоре залога № 1996/З/2067 от 29.04.2016.

 

 

Указанное заложенное имущество поставлено и смонтировано АО «Нефтегазмонтаж» в соответствии с договором подряда № 14R1413 от 05.05.2014 при строительстве газотурбинной электростанции ГТЭС 48 МВт на нефтяном месторождении имени В.Н. Виноградова.

Правда делать этого, согласно условиям договора залога, АО «Нефтегазмонтаж» права не имело:

Плюс предмет залога должен был быть застрахован.

Т.е., как уже было указано в самом начале материала, имущество, заложенное от имени АО «Нефтегазмонтаж» в пользу ПАО «Сбербанк России» по договору № 1996/З/2067от 29.04.2016, является частью газотурбинной электростанции ГТЭС 48 МВт на нефтяном месторождении имени В.Н. Виноградова, эксплуатацию которого в настоящее время осуществляет ЛУКОЙЛ.

По объекту «Газотурбинная электростанция 48 МВт на месторождении им. В.Н. Виноградова» (с учетом того, что электростанция является целостным объектом, в котором смонтировано и эксплуатируется заложенное имущество), получено положительное заключение государственной экспертизы:

По объекту «Газотурбинная электростанция 48 МВт на месторождении им.В.Н.Виноградова» в ФАУ «Главгосэкспертиза России» Ханты-Мансийский филиал получено положительное заключение государственной экспертизы №0287-15/ХМЭ-4551/02 от 30 июля 2015г.

И здесь уже начинается самое интересное.

С попустительства должностных лиц ООО «РИТЕК», ПАО «Сбербанк России» (безразличие, имитация кипучей деятельности, раздутие управленческой отчетности) развивается ситуация, в результате которой банку уже причинен ущерб в размере 745 736 657 рублей, а ООО «РИТЕК» в ближайшем будущем может лишиться части газотурбинной электростанции ГТЭС 48 МВт на нефтяном месторождении имени В.Н. Виноградова.

Арбитражный суд города Москвы решением от 14.09.2016 по делу № А40-77319/16 признал АО «Нефтегазмонтаж» несостоятельным (банкротом) по упрощенной процедуре ликвидируемого должника.

22.02.2018 требования ПАО «Сбербанк России» включены в реестр требований кредиторов должника в размере 905 418 956 руб. 19 коп. основного долга, 61 475 409 руб. 83 коп. — процентов, 1 714 274 руб. 18 коп. — платы за пользование лимита, 270 172 731 руб. 12 коп. — неустойки как обеспеченные залогом имущества должника.

Выдержки из договора № 1996/З/2067, заключенного между АО «НЕФТЕГАЗМОНТАЖ» (залогодатель) и ПАО «Сбербанк России» (залогодержатель)

 Не согласившись с указанным определением, АО «РИТЭК» обратилось в Девятый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой на вышеуказанное определение суда.

В апелляционной жалобе АО «РИТЭК» пояснило, что:

  • суд первой инстанции не установил обоснованность требований ПАО «Сбербанк России» и действительность договора залога от 29.04.2016 № 1996/3/2067, не указал выводы, на основании которых признал договор залога действительным;
  • в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что у АО «Нефтегазмонтаж» имелось право собственности на имущество для передачи его в залог и о существовании такого имущества в натуре на дату рассмотрения спора;
  • в договоре залога не указаны основания возникновения права собственности на закладываемое имущество;
  • акты проверки заложенного имущества, подтверждающие фактическое существование имущества в натуре и его состояние, в материалах дела отсутствуют, отсутствие такого акта свидетельствует о том, что заложенное имущество сторонами договора залога не осматривалось;
  • из договора следует, что имущество находится на территории месторождения им. Виноградова в Тюменской области в соответствии с лицензией на которое право на его разработку принадлежит АО «РИТЭК».

Отказывая в заявленных требованиях, в Постановлении от 23.10.2018 суд апелляционной инстанции указал, что приведенные доводы не могут служить основанием для отмены определения суда. АО «РИТЭК» в апелляционной жалобе указало, что оспариваемый судебный акт нарушает его права и законные интересы, однако какие–либо доказательства, опровергающие факт принадлежности заложенного по указанному договору залога 3 А40-77319/16 имущества АО «Нефтегазмонтаж» и принадлежности его АО «РИТЭК» не представило. Договор залога от 29.04.2016 № 1996/3/2067, заключенный между должником и ПАО «Сбербанк России» удостоверен нотариусом. Последним в договоре указано, что принадлежность закладываемого имущества АО «Нефтегазмонтаж» им проверена.

Кроме этого, девятый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 23.10.2018 указал, что договор залога является оспоримой сделкой. Конкурсный кредитор АО «ОДК-ГТ» в рамках дела о банкротстве АО «Нефтегазмонтаж» № А40-77319/16 обратился в суд с заявлением о признании данного договора залога недействительной сделкой.

Заявление судом первой инстанции принято и назначено судебное заседание на 14.11.2019. В случае признания договора недействительной сделкой и наличия оснований АО «РИТЭК» вправе обратиться в суд с заявлением о пересмотре определения суда по новым обстоятельствам.

АО «ОДК-ГТ»- более чем вменяемый кредитор в деле о банкротстве АО «Нефтегазмонтаж».

Но… вместо того, чтобы поддержать позицию АО «ОДК-ГТ» по надлежащему оспариванию договора залога в рамках дела о банкротстве АО «Нефтегазмонтаж», ООО «РИТЕК» 16.07.2018 обратилось в Арбитражный суд города Москвы с самостоятельным заявлением о признании договора залога недействительным.

В обоснование исковых требований истец указал, что:

  • имущество, являющееся предметом оспариваемого договора залога, было получено ООО «РИТЕК» от АО «НЕФТЕГАЗМОНТАЖ» в рамках заключенного между сторонами договора подряда от 05.05.2014 № 14R1413. принадлежащее истцу имущество явилось предметом договора залога от 29.04.2016 г. № 1996/З/2067, заключенного между ПАО СБЕРБАНК и АО «НЕФТЕГАЗМОНТАЖ».

Арбитражный суд города Москвы решением 12.03.2019 по делу № А40-163017/2018, оставленным без изменения Постановлением 9 Арбитражного апелляционного суда от 19.06.2019, а также постановлением Арбитражного суда Московского округа от 25.09.2019 отказали ООО «РИТЕК» в исковых требованиях в полном объеме.

Арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 25.09.2019 по делу №  А40-163017/2018 указал, что:

  • договор залога был заключен в соответствии с требованиями закона, поскольку исходя из представленных банком документов следовало наличие правомочий АО «Нефтегазмонтаж» на передачу спорного имущества в залог, в связи с чем никаких прав и законных интересов заявителя, связанных с предметом залога, на момент заключения договора нарушено не было. В связи с изложенным, указанный договор является оспоримой сделкой, а поэтому при рассмотрении заявления о пропуске срока исковой давности, суд правомерно руководствовался п. 2 ст. 181 ГК РФ, в соответствии с которым срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год, который был пропущен истцом.
  • Доводы истца относительно не проведения проверки оснований возникновения прав залогодателя также были правомерно отклонены, как неподтвержденные, поскольку проверка принадлежности закладываемого имущества проведена как нотариусом, на что прямо указано в договоре залога, так и сюрвейерской компанией. При этом в установленном законом порядке нотариальное действие не было оспорено.

Согласно отчету о проверке имущества от 29.03.2016 ООО «Инспекционный контроль и сюрвейерский сервис», проверяемое заложенное имущество соответствовало данным бухгалтерской отчетности, а именно оборотно-сальдовой ведомости АО «Нефтегазмонтаж» по счету 10, при этом обременения в отношении заложенного имущества отсутствовали.

Также ООО «Инспекционный контроль и сюрвейерский сервис» было проверено техническое состояние оборудования, оценена его роль в производственном процессе, к отчету приложены фотографии передаваемого в залог оборудования. Причем отчет о проверке имущества от 29.03.2016 также был подписан со стороны залогодателя АО «Нефтегазмонтаж», а поэтому доводы истца касательно не проведения осмотра передаваемого в залог имущества также 5 опровергаются вышеназванным отчетом о проверке имущества от 29.03.2016, который имеется в материалах дела.

Удар по РИТЕКу (ПАО «ЛУКОЙЛ»)

Инициатива ООО «РИТЕК» привела к тому, что 13.08.2019 АО «Нефтегазмонтаж» обратилось в Арбитражный суд Ханты-Мансийского округа с заявлением об истребовании имущества из чужого незаконного владения (т.е. владения ООО «РИТЕК»).

Заявление принято к производству, дело № А75-15796/2019

И здесь уже вопрос не в том, заложено или не заложено имущество.

Вопрос в истребовании части электростанции из «чужого незаконного владения».

В отзыве на заявление ООО «РИТЕК» указывает, что:

  • работы выполнены и оплачены, право собственности на результат работ принадлежит ответчику.
  • Договор подряда расторгнут по причине нарушения истцом сроков завершения строительства.
  • 12.12.2017 в соответствии с разрешением на ввод объекта в эксплуатацию № 86-509000-3021164-2016 разрешен ввод в эксплуатацию «Газотурбинной электростанции 48 МВт на месторождении им. В.Н. Виноградова».
  • Имущество, смонтированное на объекте, является частью сложной вещи, следует ее судьбе, требование подрядчика о его демонтаже и возврате является неправомерным.
  • Пояснило, что право собственности на объект капитального строительства в ЕГРН не зарегистрировано.

Определением от 27.09.2019 наложены обеспечительные меры в виде запрета обществу с ограниченной ответственностью «Российская инновационная топливно-энергетическая компания» до вступления в законную силу итогового судебного акта по настоящему делу и его фактического исполнения совершать сделки по отчуждению имущества, являющегося предметом договора залога от 29.04.2016 г. № 1996/З/2067.

Определением от 28.10.2019 дело № А75-15796/2019 передано на рассмотрение Арбитражного суда Самарской области.

По сути, выбор способа защиты нарушенного права (самостоятельные бесперспективные требования вместо того, чтобы поддержать заявленные АО «ОДК-ГТ» в рамках дела о банкротстве) привели к ситуации, в результате которой ООО «РИТЕК» может лишится части газотурбинной электростанции ГТЭС 48 МВт на нефтяном месторождении имени В.Н. Виноградова и, как следствие, в дальнейшем осуществлять эксплуатацию нефтяного месторождения только по согласованию с АО «Нефтегазмонтаж» (собственником имущества).

 Удар по Сбербанку 

Удивление вызывает поведение должностных лиц ПАО «Сбербанк России», которые вместо того, чтобы своевременно реализовать свои права по договору залога и получить денежные средства, сделали все, чтобы попытаться развалить процедуру банкротства должника, выступив на стороне лиц, контролирующих АО «Нефтегазмонтаж».

02.10.2018 ПАО «Сбербанк России» с целью получения контроля над процедурой банкротства АО «Нефтегазмонтаж» отказывается от статуса залогового кредитора, т.е. добровольно передает залог в конкурсную массу АО «Нефтегазмонтаж».

При этом банк не поднимал ни одного вопроса, связанного с получением страхового возмещения по указанному договора залога, не пытался реализовать свои права надлежащим (законным) способом.

От имени номинального конкурсного управляющего АО «Нефтегазмонтаж» Кривобокова А.В. (третьего, поставленного банком в процедуру) было подано заявление с тем, что «отношения залога между ПАО «Сбербанк России» и АО «Нефтегазмонтаж» прекратились, в связи с чем требования Банка подлежат отражению в реестре кредиторов Должника как не обеспеченные залогом».

Суд, изучив заявление управляющего, в определении от 02.10.2018 отражает доводы управляющего и банка, что отсутствие имущества у Должника подтверждается результатами проведенной конкурсным управляющим Басковым И. Г. инвентаризации. Фактическое отсутствие имущества у АО «Нефтегазмонтаж» свидетельствует о том, что предмет залога, указанный в договоре залога № 1996/З/2067 от 29.04.2016г., погиб или поступил во владение иного лица. Пунктами 2 и 3 ч.1 ст. 352 ГК РФ предусмотрено, что залог прекращается в случае гибели заложенной вещи или отчуждения ее в пользу добросовестного приобретателя.

Т.е. ПАО «Сбербанк России», в деле о банкротстве АО «Нефтегазмонтаж», чтобы поддержать номинального конкурсного управляющего, разваливающего процедуру банкротства в интересах лиц, контролирующих АО «Нефтегазмонтаж», настаивало на том, что отношения залога прекратились.

Причем развал процедуры по принципу «кто старое помянет (невозвратный кредит в 1 млрд рублей), того вон» привел к обратному эффекту — сила и мощь корпорации стала зеркалить саму себя. И большее количество усилий стало порождать большее количество негативных последствий для того вектора, который пытались реализовать отдельные должностные лица банка. 

А в обособленных арбитражных спорах с ООО «РИТЕК» банк занимает прямо противоположную позицию – указывает, что ООО «РИТЕК» не может подтвердить право собственности на спорное имущество.

При этом  роль номинального конкурсного управляющего Кривобокова А.В., ради которого банк пожертвовал 745 736 657 рублей, а также факт попытки развала дела о банкротстве АО «Нефтегазмонтаж» в интересах ПАО «Сбербанк России»,  подтверждены  тем, что Арбитражный суд города Москвы пять раз признавал действия (бездействие) управляющего не соответствующими закону, что, в свою очередь, привело к возбуждению многочисленных административных производств по ч.3, ч. 3.1. ст. 14.3 «Неправомерные действия при банкротстве».

Самое интересное, что чем больше управляющего пытаются «отмазать» — затянуть, отложить, откупить, тем больше рождается административного материала. Т.е. люди, борящиеся за управляющего, топят самого управляющего. Чем больше усилий — тем больше последствий. 

ПАО «Сбербанк России» в результате выдачи невозвратного кредита потеряло 1 068 694 822, 76 рублей, из которых по результатам всех разбирательств компенсирует не более 40%. При этом из указанной суммы следует также вычесть колоссальные издержки, связанные с выводом денежных средств через «текущие расходы» в рамках банкротства.

«Римская империя» в лице банка воюет широко и размашисто — ресурсы огромны и неисчерпаемы, но змея по имени «алчность», живущая внутри этой структуры, судя по всему,  укусила себя за хвост. 

Управляющие, юридические фирмы, эксперты, договоры ответственного хранения — все это реализуется по астрономическим тарифам.

С учетом, того, что ставка процента по выданному кредиту составила 16% годовых, АО «Нефтегазмонтаж» должен был уплатить только процентов за пользование кредитом порядка 683 964 686 рублей за 4 года. Тогда как банк мог получить (или попытаться получить) залоговое обеспечение еще три года назад вместо того, чтобы действовать в интересах лиц, контролирующих АО «Нефтегазмонтаж».

Ведь кредитор АО «ОДК-ГТ», оспоривший данный договор залога, мог подать свое заявление, а мог и не подать.

Резюме истории

 В итоге всей описанной, мягко говоря, не совсем чистой, юридической схемы, напрашивается вывод о том, что обе корпорации – как ПАО «Сбербанк России», так и ПАО «ЛУКОЙЛ» в результате действий ответственных должностных лиц добровольно отказываются от спорного имущества в пользу АО «Нефтегазмонтаж».

Конечно, возврат имущества, первоначальной стоимостью 750 миллионов рублей в конкурсную массу  для кредиторов АО «Нефтегазмонтаж» это неплохо.

С учетом его ценности как обязательной составляющей газотурбинной электростанции — вдвойне (а может и втройне) неплохо.

Более того, по заявлению кредитора АО «Нефтегазмонтаж» АО «ОДК-ГТ» четыре дня назад договор залога №  1996/З/2067, заключенный между АО «Нефтегазмонтаж» и ПАО «Сбербанк России» был признан недействительной сделкой. Но это уже чуть другая история.

Продолжение следует. 

Соавторы: Петров Андрей Анатольевич

Документы

1.Выписка из реестра з​алогов233.9 KB
2.О включении ПАО Сбер​банк России в реестр​ требований кредитор​ов как обеспеченные ​залогом218.4 KB
3.Отказ РИТЕКу в обжал​овании включения Сбе​рбанка в РТК215.2 KB
4.Об отказе в исковых ​требованиях (РИТЕК п​ротив Нефтегазмонтаж​а и Сбербанка)352.5 KB
5.О внесении изменений​ в реестр требований​ кредиторов (отказ о​т залога)225.9 KB
6.О принятии обеспечит​ельных мер (виндикац​ионный спор)236.7 KB
7.О передаче дела по п​одсудности в АС Сама​ры239.3 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Москва, Россия
Сопровождение налоговых проверок, досудебное урегулирование налоговых споров. Арбитраж,судебное представительство.Защита интересов бизнеса и его бенефициаров, в т.ч. в делах банкротcтве, 44-ФЗ,223-ФЗ

Да 25 25

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Коробов Евгений, Ермоленко Андрей, Фищук Александр
  • 19 Ноября, 09:37 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, как мне кажется, истец избрал ненадлежащий способ защиты нарушенного права — я бы его поменял в новом иске, правда, если в договоре подряда не было специальной оговорки.И да, смена подсудности может быть оправдана.

    +2
    • 20 Ноября, 07:37 #

      Уважаемый Евгений Алексеевич, не забываем про субъектные составляющие истца, ответчика, наличие административных ресурсов, специфику определенных судов:) а так — безусловно, Вы правы

      +2
      • 20 Ноября, 17:34 #

        Уважаемый Александр Алексеевич, и всё же! Даже Ленин после неудачного теракта своего брата сказал, что не той дорогой пошли, что надо бы пойти другой дорогой. А ведь Ленин был далеко не дурак. 

        Да и вышел я родом из авиации, а в ней принято  каждый раз проводить разбор полетов, «шерстить» виновных независимо от должности и звания «и в хвост, и в гриву» и делать правильные выводы. 

        А правильный вывод: уйти по другой дороге. (Ленин, но я с ним согласен)!

        +1
  • 19 Ноября, 13:51 #

    Уважаемый Александр Алексеевич, ваше дело — прям наглядное пособие в делах о банкротстве. Можно рекомендовать всем как учебник. С удовольствием наблюдаю за вашей корпоративно-банкротной практикой! (handshake)

    +1

Да 25 25

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «СБЕРБАНК и НЕФТЕГАЗМОНТАЖ против ЛУКОЙЛа: "отжим" газотурбинной электростанции на нефтяном месторождении им. В.Н. Виноградова» 4 звезд из 5 на основе 25 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации