В декабре 2016 года и в январе 2017 года было вынесено два определения судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ, в которых содержатся правовые позиции несколько по новому определяющие добросовестность давностного владельца. На мой взгляд данные определения показывают прагматический подход высшей судебной инстанции, когда речь идет о признании права на доли в праве общей собственности. Отмечу, что ранее практика судов была такова, что в подобных ситуациях истцы не имели шансов.
Иски о признании права собственности, в т.ч. на недвижимость, относятся в теории гражданского права к системе вещно-правовых способов защиты. Не вступая в рассуждения о том, является ли такой способ самостоятельным способом защиты вещных прав или это разновидность виндикационного иска, или, может быть, это негаторный иск, в целях практического применения обозначу его главные особенности:
Не далее как вчера судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда вынесла удивительное апелляционное определение.
Нет, в формулировке «оставить решение без изменения, апелляционную жалобу – без удовлетворения» ничего удивительного, конечно нет. Но вот в самом деле…..
Резолютивная часть решения суда первой инстанции была незамысловатой: «признать за гражданином Х право собственности на хозяйственную постройку № Х, расположенную на земельном участке с кадастровым номером ХХ: ХХХХ: ХХХХ: ХХХ площадью ХХ кв.м».
Данная статья будет полезна предпринимателям, которые оспаривают кадастровую стоимость объектов недвижимости либо, являясь субъектами малого и среднего бизнеса, не согласны с выкупной ценой объекта государственной/муниципальной недвижимости.
Произошедшая в Москве «акция» по сносу различных ларьков, магазинов и т.д., расположенных, по мнению московских властей, с нарушениями действующего законодательства, еще раз продемонстрировала, насколько наше общество неоднородно с точки зрения отношения к понятию «законность».
Я воздержусь от морально-этической оценки действий по уничтожению чужой собственности; коснусь только правовой стороны дела.
Граждане и юридические лица часто сталкиваются с ситуацией, когда в ходе исполнительного производства кредитору становится известно, что единственное имущество должника, которое не было под арестом и за счет которого могло быть исполнено решение суда, продано должником в период рассмотрения судебного дела о взыскании с последнего суммы задолженности.
Регулярно встречаю в интеренете, да и при личном общении доводится слышать истории, как «великий и ужасный» Газпром, прокладывая свои трубопроводы и прочую инфраструктуру беспардонно и беззаконно изымает земельные участки и сносит дома, строения и дачные домики.
В настоящей публикации хотел бы привлечь внимание читателей – коллег и гостей Сайта к механизму по оспариванию сделок с недвижимостью, принадлежащей малолетним, содержащемуся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»
Недавно на Праворубе в разделе Консультации обнаружил высказывание самых разных точек зрения на вопрос  относительно компенсации за долю в праве общей собственности на квартиру . Сам когда-то представлял ответчика по иску о денежной компенсации за долю в праве общей собственности на квартиру.
В удовлетворении исковых требований было отказано и решение устояло тогда еще в кассации. В то же время дискуссия коллег меня заинтересовала, и я решил изучить практику применения ч. 3 и ч. 4 ст. 242 ГК РФ. Нашел для себя много нового. Думаю, что и коллегам также будет интересно.
Взыскание дебиторской задолженности – дело непростое.
Тем более, когда должником является иностранная компания.
Обратившийся ко мне Доверитель арендовал в Испании виллу для себя и семьи на летний сезон.
Арендодателем выступила некая испанская фирма, владельцем и директором которой являлась дама русского происхождения – Валентина.
Бизнес ее фирмы был очень прост и доходен.
← назад дальше →
1 2 3