Поскольку нередки случаи, когда происходит непонимание различия между оперативно-розыскными и следственными действиями, я решил, хотя бы, в очень общем виде, свести эти различия в таблицу, которую и предлагаю вашему вниманию.

Полагаю, что такая информация будет полезна не только гражданам, до сих пор, не отличающих, скажем, оперуполномоченного уголовного розыска от следователя, но и послужит «шпаргалкой» для коллег, ранее не сталкивавшихся с нюансами оперативно-розыскной деятельности.

Здесь, нужно усвоить несколько моментов:

  1. Права и обязанности должностных лиц, осуществляющих административно-властные функции в рамках специальных законов, регулирующих их деятельность («О полиции», «О федеральной службе безопасности»), и т.д., или осуществляющих предварительное расследование в рамках УПК РФ, и права и обязанности должностных лиц подразделений, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, не тождественны друг другу.

2. Результаты оперативно-розыскной деятельности сами по себе не являются доказательствами по уголовному делу – они становятся таковыми лишь после передачи их следователю в порядке, определенном «Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд», утвержденной совместными Приказами МВД России, Министерства обороны РФ, ФСБ России, Федеральной службы охраны РФ, Федеральной таможенной службы, Службы внешней разведки РФ, Федеральной службы исполнения наказаний, Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, Следственного комитета РФ от 27 сентября 2013 г. N 776/703/509/507/1820/42/535/398/68.

Иными словами – результаты ОРД являются такими же доказательствами, как и все прочие, и на них распространяются те же требования, что и на иные доказательства – относимости и допустимости, порядок собирания и предоставления которых определены Законом «Об оперативно-розыскной деятельности», и принятыми, во исполнение его, подзаконными актами.

3. В рамках возбужденного уголовного дела решение о проведении конкретных ОРМ принимает следователь, направляющий отдельное поручение руководителю органа, в составе которого имеется подразделение, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность.

Следовательно, ходатайство о необходимости проведения оперативно-розыскного мероприятия, с обоснованием доказательной ценности полученных результатов, следует направлять следователю.

4. У граждан нет обязанностей по оказанию содействия, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, например, участвовать в опросе или являться в орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность по, т.н., «уведомлениям о явке».

Никаких негативных последствий, в отличии от неявки к следователю по повестке, неявка «по уведомлению» для гражданина повлечь не может.

Тема, на самом деле, очень обширная, поэтому я намерен продолжить ее в следующих публикациях, разумеется, с учетом ваших пожеланий.  

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Таблица86.3 KB

Автор публикации

Адвокат Николаев Андрей Юрьевич
Королев, Россия
Адвокат, руководитель Центра судебных экспертиз при ГРА.
Специализация: уголовные дела в сфере экономики, корпоративное право, защита прав потребителей.

Да 52 52

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Николаев Андрей, Коробов Евгений, Зверев Сергей, Каданов Юрий, Шарапов Олег, Гурьев Вадим, Щербинин Евгений, Насибулин Сергей, Назаров Олег, Болонкин Андрей, Бесунова Алёна, Розанова Анастасия, Ильичев Владимир, Сизоненко Александр, Аршинов Михаил, Поланьев Семён, Саидалиев Курбан, Ларин Олег, Глазунов Евгений
  • 28 Апреля, 16:08 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, очень актуальный вопрос Вы решили освятить! На самом деле не только граждане, но, иной раз, и сами сотрудники пребывают в заблуждении относительно правовой природы и правовых последствий оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий.

    +6
    • 29 Апреля, 03:22 #

      На самом деле не только граждане, но, иной раз, и сами сотрудники пребывают в заблужденииУважаемый Владимир Борисович, что касается граждан, то по большей части они не то, чтобы в заблуждении, а вообще ни сном ни духом, что там в отношении них может проводиться, проводится или уже проведено… — ведь, как Вам хорошо известно,  в большинстве своём ОРМ носят негласный и конспиративный характер 8)

      +4
  • 28 Апреля, 22:11 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, благодарю Вас!

    +5
  • 29 Апреля, 03:09 #

    Иными словами – результаты ОРД являются такими же доказательствами, как и все прочие, и на них распространяются те же требования, что и на иные доказательства – относимости и допустимости, порядок собирания и предоставления которых определены Законом «Об оперативно-розыскной деятельности», и принятыми, во исполнение его, подзаконными актами.
    ↓ Читать полностью ↓

    3. В рамках возбужденного уголовного дела решение о проведении конкретных ОРМ принимает следователь, направляющий отдельное поручение руководителю органа, в составе которого имеется подразделение, осуществляющее оперативно-розыскную деятельность.

    Следовательно, ходатайство о необходимости проведения оперативно-розыскного мероприятия, с обоснованием доказательной ценности полученных результатов, следует направлять следователю.
    Уважаемый Андрей Юрьевич, не спора ради, а истины для… (handshake)
    Как мне всё-же представляется, решение о проведении конкретных ОРМ  принимает не следователь, а оперативный сотрудник, который уполномочен их проводить и происходит это не в рамках уголовного, а в рамках оперативного дела, которое как известно имеет гриф секретности и заводится по основаниям не связанным с поручениями следователя — при том, что из соображений соблюдения всё того-же режима секретности, его материалы следователю недоступны. Ведь подавляющее большинство следователей не имеют ни соответствующего допуска, ни представления об ОРД, которая как учебная дисциплина тоже секретна и в обычных учебных заведениях не преподаётся. 
    Поэтому следователь может лишь поручить установить определённые обстоятельства или лиц имеющих значение для дела — такое поручение подразумевает проведение ОРМ, но в части способов и методов их проведения носит лишь общий характер, например, «прошу провести необходимые ОРМ для установления того-то и того-то...»
    Из этих-же соображений, защитник, как мне представляется, не правомочен ходатайствовать перед следователем о проведении ОРМ, об установлении обстоятельств, которые по его мнению могут иметь значение для дела — да, но о проведении ОРМ — нет.

    +6
    • 29 Апреля, 08:06 #

      Уважаемый Михаил Борисович, Вы путаете разные основания при проведении ОРД, при этом, ДОУ заводится (во всяком случае должно заводится), в любом случае — об этом я говорил в своем видео выступлении на апрельской Конференции этого года — повторяться не буду. Если ОРМ проводятся в рамках возбужденного уголовного дела, то решение о сборе доказательств по нему, как весь ход расследования, определяется следователем, он же решает — что именно должен «принести» ему оперативник, который определяет лишь методику проведения этих ОРМ.
      Кстати, и неосведомленность следователей об ОРД, тоже весьма спорна — вопрос лишь в том, кто и что заканчивал; например, в  Волгоградской школе милиции, готовившей именно следователей, ОРД преподавалось на очень серьезном уровне.
      Следователь же, ограничивающийся указание в отдельном поручении, требованием лишь установить неких лиц, вполне может получить в ответ рапорт — «не представилось возможным», ну, и пару издевательских объяснений в придачу. 
      Что касается адвоката, то он вправе подать любое ходатайство — закон его в этом не ограничивает, важно, уметь сформулировать его; например — «ходатайствую дать отдельное поручение о проведении ОРМ в целях сбора доказательств, получение которых следственным путем не представляется возможным».

      +8
    • 30 Апреля, 10:36 #

      Уважаемый Михаил Борисович, в дополнение к мотивированному ответу, который уже дал Вам уважаемый Андрей Юрьевич, хотел бы сказать еще и вот о чем. Следователь следователю – рознь. Одни только горазды с операми водку, извините, пить, а другие – и водку с ними пить, и многолетние «висяки» по своей инициативе раскрывать. Если говорить о вторых, то они вправе по закону в своих обязательных для исполнения письменных поручениях давать указания о проведении конкретных ОРМ, требовать соблюдения предложенного следователем плана и последовательности (очередности) их осуществления, с представлением в уголовное дело подробного отчета о результатах. Тогда будет меньше соблазна у оперативников заниматься отписками, типа — «Принятыми ОРМ обнаружить не представилось возможным». Это первое. Второе. И на отписки такого рода настырному следователю управу можно найти. Да так, что они, как ужаленные, только на него и будут пахать до положительного результата. Как правильно написал Андрей Юрьевич, и у защитника-адвоката (представителя потерпевшего), никто не может отобрать права заявлять ходатайства следователю такого же рода. На нерадивых оперов есть полномочия прокурора, указанные в ст.21 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 02.08.2019) «Об оперативно-розыскной деятельности». Здесь есть и еще проблемка морально-этического плана у следователя (не испортить так уж безвозвратно отношения с операми). Понятно, что представления, официальные жалобы здесь с его стороны неуместны. А вот договориться устно с прокурором с тем, чтобы он им «вправил», можно.

      +2
      • 01 Мая, 15:47 #

        в дополнение к мотивированному ответу, который уже дал Вам уважаемый Андрей Юрьевич, хотел бы сказать еще и вот о чем. Следователь следователю – рознь. Одни только горазды с операми водку, извините, пить, а другие – и водку с ними пить, и многолетние «висяки» по своей инициативе раскрывать. Если говорить о вторых, то они вправе по закону в своих обязательных для исполнения письменных поручениях давать указания о проведении конкретных ОРМ, требовать соблюдения предложенного следователем плана и последовательности (очередности) их осуществления, с представлением в уголовное дело подробного отчета о результатах.Уважаемый Олег Вениаминович, так ведь дело тут не в следователе8-|, не в опере8) и даже не в том «пить или не пить...»(beer)
        Дело в том, что в силу статьи 12 упомянутого Вами Закона об ОРД, которая регламентирует защиту сведений об органах, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность - сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну:x и подлежат рассекречиванию только на основании постановления руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.
        Как видно, что с точки зрения режима секретности, различий между ОРД, проводимой по поручению следователя от той, которая проводится по иным основаниям, нет.

        0
        • 07 Мая, 08:16 #

          Уважаемый Михаил Борисович! Согласен с Вами в необходимости закона об ОРД, но хотел бы поспорить по остальным Вашим утверждениям. Как следует из анализа Ваших выступлений, Вы утверждаете, что (1) следователь не должен принимать решение о проведении конкретных ОРМ, что такие решения (2) принимает оперативник не в рамках уголовного, а оперативного дела, что следователь может лишь поручить установить определённые обстоятельства или лиц имеющих значение для дела — такое поручение подразумевает проведение ОРМ, но в части способов и методов их проведения носит лишь общий характер, например, «прошу провести необходимые ОРМ для установления того-то и того-то…
          ↓ Читать полностью ↓
          Полагаю, что эти утверждения не соответствуют фактическим обстоятельствам.
          По закону, как известно, обязательны для исполнения письменные поручения следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий (ст.38 УПК), поручения даются в форме постановления следователя (ст.5 УПК), постановления следователя должны быть обоснованными и мотивированными (ст.7 УПК). Это значит, что следователь не просто может, но и обязан указать в постановлении подлежащие установлению обстоятельства, уже добытые доказательства, а также мотивы необходимости проведения конкретных ОРМ, которые надо, по его мнению, осуществить для установления тех или иных обстоятельств. Другими словами, вопреки Вашему утверждению, именно следователь может решить и принимает решение о необходимости проведения конкретных ОРМ. Конечно, если он не «отбывает номер», а добросовестно нацелен на получение по делу доказательств виновности (невиновности).
          Пример. На месте убийства свидетели видели человека, описали его приметы. Из допроса свидетелей видно, что по приметам отчасти совпадает знакомый убитого. ФИО и местонахождение этого лица неизвестно. Совершенно очевидно, что следователь должен дать поручение органу дознания об установлении и опросе, а также допросе (можно и о повторном) родственников, знакомых погибшего с целью установления лица, схожего по приметам с возможным подозреваемым. При установлении ФИО – указать в поручении на необходимость наведения справок у операторов мобильной связи с целью установления номера телефона, о получении данных о местонахождении телефона в интересующих следователя месте и времени, о телефонных контактах возможного подозреваемого, об установлении наблюдения за лицами, значащимися контактами в телефоне с целью установления возможного местонахождения лица, подозреваемого в совершении преступления. В этом же постановление можно включить указание о прослушивании телефонных переговоров, о контроле почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений.
          Понятно, что я перечислил навскидку лишь некоторые гипотетически возможные ОРМ. Реальные поручения могут быть и куда как более детальными, продиктованными конкретными обстоятельствами преступления. Для опытных следователей, тем более из бывших оперов, такая детализация не представляет никакого труда. Более того, опытный следователь, у которого много «живых» дел в производстве, а также «лежащих» на нем приостановленных «висяков» прошлых лет, обязательно нагрузит оперов работой, которую в одиночку ему осилить следственным путем трудно, или вовсе невозможно.
          И что, следователь будет довольствоваться без какой-либо реакции лапидарным сообщением органа дознания: «Принятыми мерами установить не представилось возможным»? Перед следователем не надо раскрывать какие-либо государственные тайны. Ему нужны только наводки оперативным путем на эффективные следственные действия, а не указанная лажа.
          При этом у следователя для стимулирования добросовестности оперов есть возможность обращения к полномочиям прокурора и руководителя органа дознания (ст.21, 22 закона об ОРД).  Никакие соображения секретности не могут быть приняты в качестве препятствий для реализации следователем указанных полномочий.  Прокурор с руководителем уж как-нибудь с секретностью разберутся, равно как разберутся и с негласными мероприятиями по исполнению поручения следователя.
          Более того, есть и другие, весьма действенные способы борьбы с халтурщиками из числа оперативных работников. В частности, при получении от них отписок, следователь может попытаться и следственным путем установить требуемое (направлением запросов, проведением допросов и т.д.). В случае получения положительного результата, а также имея уже отписки, можно ведь решить следователю СК вопрос и о возбуждении уголовного дела в отношении оперов по халатности (злоупотреблению). Словом, кто хочет работать – ищет правовые возможности, а кто хочет филонить – в поиске отговорок.
          Есть здесь и еще несколько интересных, на мой взгляд, процессуальных вопросов.
          Понятно, что когда адвокат-защитник-представитель в интересах доверителя ходатайствует перед следователем о поручении проведения ОРМ, но не получает законного, обоснованного и мотивированного решения по ходатайству, он может реагировать на основании ст.ст.123, 124, 125 УПК РФ. А как быть следователю, который не хочет оставить без реакции поведение представителей органа дознания, игнорировавшего его поручение? В бытность меня молодым следователем, загруженным работой сверх головы, при наличии у меня немалого числа приостановленных «висяков» по убийствам, совершенным в условиях неочевидности, мои доводы об отсутствии помощи со стороны оперов, вызывали у прокурора один вопрос: «А что ты сделал, чтобы взбодрить их?». Понятно, что о распитии вместе «огненной воды» прокурору не докладывал:))). Но и этого бывало и бывает явно недостаточно. А вот с законной реакцией есть, как мне кажется, проблемы. По смыслу ст.с.119, 123 УПК РФ следователь не может обжаловать бездействие и халтуру оперов, опираясь на эти нормы. Выход усматривается в применении только ч.2 ст. 158 УПК РФ – во внесении прокурору (руководителю органа, осуществляющего ОРД) представления по устранению нарушения закона. Полномочия следователя в этой части предусмотрены и ст.10 Федерального закона от 23.06.2016 № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации». В этих случаях халтуры, повторюсь, можно при последующем ее повторении, из принципа, плюнув на возможность ухудшения отношений, затратить время и следственным путем установить обстоятельства, на установление которых следователь надеялся оперативным путем, и решить потом вопрос о возбуждении в отношении оперативных работников уголовного дел о халатности (злоупотреблении), или, на худой конец, поставить вопрос о привлечении нерадивых работников к дисциплинарной ответственности. 

          +2
          • 07 Мая, 23:08 #

            хотел бы поспорить по остальным Вашим утверждениям. Как следует из анализа Ваших выступлений, Вы утверждаете, что (1) следователь не должен принимать решение о проведении конкретных ОРМ, что такие решения (2) принимает оперативник не в рамках уголовного, а оперативного дела,Уважаемый Олег Вениаминович, я только за, ведь в споре рождается истина :). Что касается моих утверждений, то я исхожу из того, что (1) следователь не является субъектом ОРД, (2) следователь не уполномочен осуществлять контроль за ОРД и (3) сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, а также об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну — к которой у следователя нет допуска.
            Этим, как мне представляется, всё сказано.
            Именно поэтому я и говорю, что  полномочия следователя в этой части не стоит толковать слишком расширено, т.к. они серьёзно ограничены законом об ОРД.

            0
            • 08 Мая, 02:47 #

              Уважаемый Михаил Борисович! Поскольку Вы согласились, что между нами имеется спор, то смею напомнить, что в этом деле, как принято, излагается не только своя точка зрения, но и приводятся аргументы в опровержение доводов оппонента. Вы, изложив свою позицию, не указали, по каким мотивам не согласны с моими. Кратко повторюсь: следователь имеет право согласно УПК указывать в поручениях конкретные ОРМ, которые он хочет, чтобы опера провели, а также требовать выполнения его поручения в этой части. Если его законные требования не выполнены или выполнены ненадлежащим образом, он, согласно УПК, вправе обратиться с представлением к прокурору (руководителю органа, осуществляющего ОРД), а также возбудить в отношении лиц, нарушивших закон, уголовное дело. Таким образом, УПК РФ с достаточной полнотой регламентированы его полномочия контролировать выполнение его процессуальных поручений. На закон об ОРД здесь вообще нет оснований ссылаться, поскольку все урегулировано УПК, который, к тому же, имеет приоритетное значение над другими федеральными законами (ст.4 ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации от 18.12.2001 №177-ФЗ). Кроме того, приведенные, урегулированные УПК положения, не вступают в противоречие с законом об ОРД, следователь не вторгается в компетенцию иных органов и должностных лиц, урегулированных последним законом.

              +1
              • 08 Мая, 11:06 #

                не указали, по каким мотивам не согласны с моими. Кратко повторюсь: следователь имеет право согласно УПК указывать в поручениях конкретные ОРМ


                На закон об ОРД здесь вообще нет оснований ссылаться, поскольку все урегулировано УПК
                Уважаемый Олег Вениаминович, небольшая неточность, которая, как мне кажется, может помешать поиску того, что могло бы объединить наши точки зрения — в ст.38 УПК не сказано про «конкретные» ОРМ. Конкретно они изложены как раз в законе об ОРД, поэтому не ссылаться на него в нашей с Вами дискуссии не получается…

                0
          • 08 Мая, 10:40 #

            Вы утверждаете, что (1) следователь не должен принимать решение о проведении конкретных ОРМУважаемый Олег Вениаминович, да — утверждаю, что не должен, т.к.  орган дознания имеет право самостоятельно определить, какие следует провести ОРМ из тех 15, которые указаны в законе, чтобы получить нужную следователю информацию. 
            Кстати, профессор кафедры криминалистики Волгоградского гос.университета А.П.Кругликов в своей статье «Поручение следователя органам дознания о проведении ОРМ в стадии возбуждённого УД// Уголовное право, 2011, №4 с.92 придерживается аналогичного мнения:  „давая органу дознания обязательное письменное поручение о проведении ОРМ, следователь не должен указывать в нём, какие именно ОРМ следует осуществить при выполнении его поручения“…

            Вывод: может (бумага, как известно, всё стерпит), но не должен (т.к. только субъект осуществляющий ОРД способен оценить имеющие у него силы и средства и определить, какие следует провести ОРМ, чтобы получить нужную следователю информацию)

            0
            • 08 Мая, 13:22 #

              Опять не согласен с Вами, уважаемый Михаил Борисович, и вот почему. Что касается ссылки на авторитеты, а не на правовые нормы, то хотел бы заметить, что известный по университетскому курсу логики «довод к личности», признан распространенной логической ошибкой. Ладно, нам с Вами, как ныне адвокатам, простительно вешать другим лапшичку на уши, утверждая, что речем-де, истину, поскольку так считает профессор Иван Иваныч… Но если бы мне, в далеком прошлом, прокурору района, так бы ответил мой следователь – заатестовал бы к едрене фене))). Да, был, напоминаю, в прошлом, один считавший себя умным человек, провозгласивший признание царицей доказательств. Знаете сами, сколько пришлось отбрыкиваться и страдать от «умельцев», следовавших этому теоретическому «положению». Словом, негоже, как полагаю, нам, юристам, трудящимся на ниве уголовного процесса, прибегать в споре к аргументам типа: «Это правильно, поскольку так считает знающий человек».
              ↓ Читать полностью ↓
              Теперь не только о теории права, но и о правовых нормах. Следователю разрешено УПК, как известно, давать обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Попробую убедить Вас, зайдя с утилитарно-практической стороны, а также подкрепив позицию правовой нормой.
              Итак, мне, следователю надо установить определенные обстоятельства. У меня, как известно, полно дел в производстве, мне надо, чтобы орган, осуществляющий ОРД, сделал все быстро и качественно. Я считаю, что нужные мне обстоятельства надо установить наведением справок. Этого, как я полагаю, будет достаточным и позволит представить мне информацию в установленный срок. Называя конкретное ОРМ, я исхожу не только из того, что УПК не запрещает мне это делать, но также из полномочий следователя самостоятельно направлять ход расследования, принимать решение о производстве следственных и иных процессуальных действий (ст.38 УПК). Согласно ст.5 УПК процессуальное действие — следственное, судебное или иное действие, предусмотренное настоящим Кодексом. Значит, и действие, именуемое ОРМ — процессуальное. Значит, следователь вправе самостоятельно принимать решение о производстве конкретных ОРМ. Таким образом получается, что орган дознания имеет право самостоятельно определить, какие ОРМ проводить, только в том случае, если следователь не указал на конкретные ОРМ, которые он считает необходимым провести. Во всех остальных случаях органы, осуществляющие ОРД, обязаны исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам и материалам проверки сообщений о преступлении, принятым ими к производству (ст.14 закона об ОРД). При этом на следователе, вопреки Вашему утверждению, не лежит обязанность учитывать в своей работе возможности и нагрузку органа, осуществляющего ОРД.
              Если руководствоваться Вашей логикой, согласно которой опера сами решают, КАК, то они могут плюнуть на это мое поручение о наведении справок и добывать информацию путем, например, прослушивания телефонных переговоров, оперативного внедрения. А мне, следователю, это совсем не надо (по телефону могут и не проболтаться, информации, в итоге, не получить). Оперативное внедрение мне также не подходит. В том числе и по срокам возможного получения информации. Я, следователь, например, как бывший опер, отлично знаю, что наведением справок я получу нужную информацию, сделал бы все и сам следственным путем, но нет возможности и времени… В итоге, они присылают мне отписку: «Не представилось возможным…». Сказав про себя много всяких нехороших слов (речь идет о «висяке»-убийстве, расследование на контроле у прокурора Москвы), я бросаю все, еду сам, с запросами, допрашиваю, получаю в итоге то, что надо. Я – на коне. И что, спущу на тормозах отписку? Отнюдь. Накатаю «телегу». Мотивированную телегу. Обязательно укажу, что ставил вопрос о наведении справок, получил фиг, вынужден был сам… В итоге, сам и получил положительный результат. А если бы не указал конкретное ОРМ, смог бы мотивировать эту лажу?!
              Резюме: следователь в поручении может, и в интересах скорейшего расследования и должен при уверенности в своей правоте и мотивированности своей позиции, указать конкретные ОРМ.

              0
              • 08 Мая, 14:05 #

                «довод к личности»Уважаемый Олег Вениаминович, это был не довод, непонятно, почему Вы это так расценили. Я же, например, не расцениваю Ваши примеры, как «доводы к личному опыту». Примеры из жизни, так же как и мнение учёного мужа, это одно, а доводы, применительно к нашей дискуссии, это другое — Вы усомнились, что я не вижу разницы? Напрасно...:)
                Доводы я привёл до того как… и основываются они исключительно на нормах Закона об ОРД и УПК в их взаимосвязи.

                0
            • 14 Мая, 11:52 #

              Уважаемый Михаил Борисович! Работая с законодательством по другому вопросу, нашел норму, частично подтверждающею Вашу точку зрения. Решил в этой связи продолжить имевшееся с Вами обсуждение. 
              ↓ Читать полностью ↓
              В действительности у Вас были основания ссылаться не на мнение ученого, а на нормативный акт. В частности, на ИНСТРУКЦИЮ по организации взаимодействия подразделений и служб органов внутренних дел в расследовании и раскрытии преступлений.
              В п 4.1.10. Инструкции указано: «Для производства отдельных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий следователь направляет руководителю органа дознания поручение, обязательное для исполнения. В нем четко формулируются вопросы, подлежащие выяснению, и излагается информация, необходимая для его выполнения. Срок исполнения поручения не должен превышать 10 суток. При невозможности его выполнения за этот период следователь и руководитель соответствующего подразделения определяют срок с учетом обстоятельств дела. Выбор средств и методов, необходимых для исполнения поручения, является исключительной компетенцией органа дознания, руководитель которого контролирует исполнение отдельных поручений".
              Проблема заключается в том, что эта Инструкция утверждена Приказом МВД, не может распространяться на следователей СК. Да и в отношении следователей органов МВД представляется сомнительным право министра указывать следователю, какого содержания должно быть его процессуальное постановление. Напоминаю, что эта Инструкция утверждена приказом Министерства Внутренних дел Российской Федерации от 20 июня 1996 года № 334 (в редакции приказов МВД России от 13 февраля 1997 года № 90, от 18 января 1999 года № 30).
              Этот приказ утратил силу в связи с изданием Приказа МВД РФ от 26.03.2008 № 280дсп, сама же Инструкция в статусе действующей.
              Понятно, что на меня, например, как на следователя прокуратуры, а потом СК, положения этого нормативного акта не распространяются ни в коей мере, никто меня не может лишить установленного законом права самому решать, буду я указывать на конкретные ОРМ, или сочту поступить иначе. Извините, что потревожил Вас вновь.

              +1
    • 05 Мая, 00:14 #

      Уважаемый Михаил Борисович, в рамках возбужденного дела.
      Если бы было (в теории) так как вы описали — было бы нехорошо для закона. Но на практике… Вы правы. По возбужденному делу опера (особенно хорошие) тащат следователю все, что удалось нарыть, а потом уже легализуют это рапортами и т.д.

      +1
  • 29 Апреля, 03:59 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, прочитал, причем на два раза.
    Да, данная тема нуждается в разъяснениях. И таблицу, приведенную в публикации, очень полезно иметь перед глазами (пока ночью не начать вскакивать и «чтобы от зубов отскакивало»).

    +4
  • 29 Апреля, 04:14 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, очень нужная статья, поскольку даже некоторые коллеги, не говоря уже о доверителях, не понимают разницу между опросом и допросом, обследованием и обыском, так что Вашу таблицу нужно иметь перед глазами всем, у кого нет личного опыта оперативно-следственной работы, а тему эту можно продолжать и расширять ;)

    +8
  • 29 Апреля, 04:58 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, тема действительно очень интересная, жду продолжения.8-|
    Думаю, многие начинающие адвокаты скажут Вам спасибо за таблицу.(handshake)

    +4
  • 29 Апреля, 10:01 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, спасибо за таблицу. И, если можно, поясните, следователь СК может проводить опрос до возбуждения УД? Не увидела СК в списке субъектов проведения ОРМ.

    +2
  • 29 Апреля, 10:04 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, спасибо!(handshake)

    Сбросил таблицу, буду изучать.

    +3
  • 29 Апреля, 11:26 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, дело даже интереснее, чем указали некоторые коллеги: очень часто даже сами следователь и оперативный сотрудник не понимаю ни природы, ни оснований, ни цели, ни разницы между данными действиями! )

    +2
  • 29 Апреля, 13:41 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, таблица дельная.
    Еслиб Вы вышли с законодательной инициативой :)
    Закон об орд страдает правовой неопределенностью по ряду норм, затрагивающих главу 2 Конституции РФ. 
    Проще говоря, дефектный закон в пользу спецслужб.
    В полицейском государстве, он другим быть не может.
    Ну например, время проведения самого ОРМ, допускается проводить бесконечно.
    ЕСПЧ уже слово сказал: Постановление ЕСПЧ «Захаров против России». Шел разговор о замене закона на уровне МВД.
    Ну а, потом время изменилось, по ТВ лозунги «страна в кольце врагов»...
    Это речь веду о подменах,
    в моем деле по ч.4 ст.180 УК осмотр МП, перешел в обследование помещения, затем мутировал по сути в обыск.
    полицейские по другому не знают как работать, все остальные либо придуриваются.

    +4
    • 29 Апреля, 13:45 #

      Уважаемый Вадим Иванович, полицейские по другому не знают как работать, все остальные либо придуриваются — закон здесь бессилен, нужен страх перед последствиями за незнание, как работать, и, вдвойне — за остальное.

      +5
    • 29 Апреля, 21:58 #

      Уважаемый Вадим Иванович, а протокол осмотра места происшествия может дополниться показаниями участвующих лиц…

      +1
      • 29 Апреля, 22:14 #

        Уважаемый Андрей Владимирович дополняться это как, как единое следственное действие?
        Что само по себе изнасилование не только закона, но и здравого смысла.
        А если дополняется содержание, особенно, где свидетели — полицейские, тогда получаем интерпретацию, что опять жеж, суть — разная правовая природа получения доказательств:
        ОМП не всегда, но как правило, вещественные доказательства, — они всегда инвербальные;
        а показания, кого бы то ни было, пусть свидетелей — вербальные доказательства.
        То есть, вербальными доказательствами покрывается первичные недочеты либо вообще пустое место.
        Такое может придумать, о чем пишете, для того чтобы обвинение устояло, только маньяк — человеконенавистник.
        Для инквизиционного средневекового процесса и то маловато будет для отправки на эшафот.

        +2
      • 05 Мая, 00:23 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, а еще есть случаи, когда в протоколе ОМП появляется примерно следующая запись: " Иванов пояснил, что вещество обнаруженное на балконе ему не принадлежит".
        «Пояснил» — это объяснение? Или заявление в рамках ОМП? 
        И там, и там(по моему мнению) нужно было 51 Конституции разъяснить. 
        Ну а дальше всё, как вы говорили:
         протокол осмотра места происшествия может дополниться показаниями участвующих лиц

        +2
  • 29 Апреля, 14:52 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, спасибо за очередную актуальную публикацию!
    В то же время, не могу согласиться с утверждением, что «результаты ОРД являются такими же доказательствами, как и все прочие»
    На практике соглашаюсь и использую мнение, что «Оперативно-розыскная деятельность представляет собой разновидность познания в соответствии с ее целями и задачами. Однако это не уголовно-процессуальное познание, назначение которого определено в ст. 6 УПК РФ. При проведении оперативно-розыскных мероприятий отсутствуют процессуальные гарантии достоверности сведений, которые используются для установления обстоятельств, предусмотренных в статье 73 УПК РФ. Поэтому, сведения, полученные в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, сами по себе не являются уголовно-судебными доказательствами. В связи с этим в статье 89 УПК РФ содержится общее правило о прямом запрете на использование результатов оперативно-розыскной деятельности в процессе доказывания. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы в доказывании, если они отвечают требованиям, предъявляемым к доказательствам нормами УПК РФ» (Проблемы доказательств и доказывания в уголовном судопроизводстве
    (Завидов Б.Д., Кузнецов Н.П.)
    Отсюда, при выявлении нарушений, допущенных в ходе проведения ОРД, необходимо признавать их — результаты ОРД — недопустимыми доказательствами, со всеми вытекающими. И, тем более, если следователем такие «результаты» не проверялись в ходе предварительного следствия.

    +3
    • 29 Апреля, 16:04 #

      Уважаемый Юрий Олегович, Вы говорите как правильно и законно.
      Окно Овертона уже открыто.
      Моя крайняя статья как раз об этом, КС РФ переобувается, дает противоположное  толкование тому, чему еще несколько лет назад говорил другое.

      +3
    • 29 Апреля, 16:22 #

      Уважаемый Юрий Олегович, сами по себе — нет, а вот приобщенные к материалам уголовного дела — являются; собственно, такой же вывод и в моей публикации, если ее внимательно прочитать, конечно:)
      Честно говоря, я не очень люблю ссылки на разные «авторитеты», тем более, что мнения самих «авторитетов» могут со временем изменяться на прямо противоположные.

      +5
      • 29 Апреля, 21:33 #

        Уважаемый Андрей Юрьевич, нисколько не хотел Вас обидеть.
        Приведённая мною ссылка — не «авторитетное» и, соответственно, не бесспорное мнение, а, на мой взгляд, удачная формулировка, если угодно — «инструмент», для практического применения именно в случаях, когда «результаты ОРД» используются в процессах, как доказательства преступного деяния.
        В любом случае, приведённые Вами в публикации доводы, достаточно убедительны и логичны; таблица — наглядный пример деятельности профессионала, за который Вам особое спасибо!

        +5
  • 29 Апреля, 18:00 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, спасибо за публикацию… и главное таблицу, очень наглядно для страждущих ;). Пожалуй соглашусь с Юрием Олеговичем в посте повыше, хоть и с оговорками. Но хотел сказать не об этом. Закон об ОРД, и как следствие практика его применения не только неоднозначна, но порой прямо противозаконна — коль скоро у нас ратифицирована известная Конвенция. Как Вы и коллеги правильно заметили, на данное безобразие накладывается полная безграмотность, безынициативность и правовой нигилизм правоприменителя (в т.ч. и судей). А еще это густо полито «секретностью», шпиономанией, и высоким слогом борьбы с преступностью, и личной заинтересованностью. А потому (конечно же) рассматривать столь сложный раздел права, исключающий полностью презумпцию невиновности на всех стадиях применения этого вида «криминалистического познания» можно лишь используя практику ЕСПЧ. Она родная(практика т.е) иногда прямо так и говорит — у вас в РФ не только закон об ОРД плох, но и государство не желает его менять.

    +2
  • 29 Апреля, 22:03 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, ещё бы добавил назначение экспертиз на стадии доследственной проверки! Если будете дорабатывать. Думаю, важный вопрос.

    +2
    • 30 Апреля, 11:52 #

      Уважаемый Андрей Владимирович, а что не так с назначением экспертиз на стадии доследственной проверки,  какие там проблемы? Законодателя понять можно — хоть и неуклюже, но уйти от этих, странных «исследований», например, «органических останков», или «порошка белого цвета».

      +2
      • 01 Мая, 05:36 #

        Уважаемый Андрей Юрьевич, Спасибо за публикацию! Андрей Владимирович скорее всего имеет ввиду, что бы в самой таблице после слов «следственные действия проводятся только при возбужденном уголовном деле, за исключением… » добавили «назначение и производство судебной экспертизы (ч.4 ст. 195 УПК РФ

        +1
  • 30 Апреля, 09:34 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, Вами указано, что субъектами проведения следственных действий являются «следователи, а также должностные лица МВД, ФСБ, ФСИН, иных органов, в состав которых входят следственные подразделения». Представляется, что это утверждение подлежит уточнению. Вместо должностных надо бы указать «иные процессуальные» лица. В этом органе могут быть должностными лицами, например, начальники канцелярий. Никакими процессуальными правами, конечно, они не обладают.

    0
    • 30 Апреля, 11:48 #

      Уважаемый Олег Вениаминович, если уж Вы ратуете за точность формулировок, давайте разберемся; кто такие должностные лица, известно всем, а вот, кто такие «процессуальные лица» — могу только догадываться:) Кроме следователя, и начальника следственного отдела, это — подозреваемые, обвиняемые, потерпевшие, и т.д. — Вы кого имели в виду?:)

      +3
      • 30 Апреля, 12:08 #

        Уважаемый Андрей Юрьевич, тех, кто проводит следственные действия. Названные Вами лица- участники. Признавайтесь лучше. Не тот случай в бутылку:) Хотя, видимо, я перебдел. Если представители власти всегда должностные лица (а это так и есть), то тогда нечего и мне копья ломать:) Спишем на короновирус (народ подустал от серьеза негативного).

        0
  • 01 Мая, 11:51 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, и таблица и дискуссия — весьма полезны. Чтобы убеждать прокуроров и судей нужно самому хорошо знать матчасть. В избранное.

    +2
  • 01 Мая, 16:33 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич! Простите, если слегка отойду от темы.
    ↓ Читать полностью ↓
    Уважаемый Вадим Иванович написал:
    Если б Вы вышли с законодательной инициативой :)
    Закон об орд страдает правовой неопределенностью по ряду норм, затрагивающих главу 2 Конституции РФ.
    Проще говоря, дефектный закон в пользу спецслужб.
    В полицейском государстве, он другим быть не может.

    В связи с такими высказываниями, я иногда впадаю в недовольство функционалом нашего ресурса. Ну почему я не могу поставить коллеге сразу два плюса?! :)
    Если бы Вы знали, насколько чудовищно  высока неопределённость ФЗ об ОРД.
    В частности, уважаемый Олег Вениаминович пишет: 
    На нерадивых оперов есть полномочия прокурора, указанные в ст.21 Федерального закона от 12.08.1995 № 144-ФЗ (ред. от 02.08.2019) «Об оперативно-розыскной деятельности»Ох, если бы! Изложу собственный взгляд. 
    Что гласит ст. 21 ФЗ об ОРД (редактирую, чтоб не занимать пространство)?
    Прокурорский надзор за исполнением настоящего ФЗ осуществляют Генпрокурор РФ и уполномоченные им прокуроры.
    По их требованию руководители органов, осуществляющих ОРД, представляют им оперативно-служебные документы, включающие в себя ДОУ, материалы о проведении ОРМ с использованием оперативно-технических средств, а также учетно-регистрационную документацию и ведомственные НПА, регламентирующие порядок проведения ОРМ.
    Сведения о лицах, внедренных в ОПГ, о штатных негласных сотрудниках ..., а также о лицах, оказывающих содействие ..., представляются этим прокурорам только с письменного согласия перечисленных лиц, за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности.
    Прокуроры, указанные в части первой настоящей статьи, обеспечивают защиту сведений, содержащихся в представленных документах и материалах.
    Неисполнение законных требований прокурора, вытекающих из его полномочий по надзору за оперативно-розыскной деятельностью, влечет за собой установленную законом ответственность.
    Что говорит ФЗ о прокуратуре:
    Глава 3. Надзор за исполнением законов органами, осуществляющими ОРД, дознание и предварительное следствие.
    Статья 29. Предметом надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие.
    Статья 30. Полномочия прокурора по надзору за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие, устанавливаются уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации и другими федеральными законами.
    Во всех других нормах «прокурорского» закона, регламентирующих отдельные сферы надзора, названы конкретные формы прокурорского реагирования на нарушения закона: протест, представление, предостережение, постановление. А в данной главе подобного нет, а есть ссылка на УПК и «другие законы». Применительно к ОРД из «других законов» можно упомянуть лишь ФЗ об ОРД, ФЗ о полиции, о ФСБ и другие законы, в которых ничего про прокурорский надзор и про меры его реагирования (протест, представление, предостережение, постановление) на нарушения законов также не говорится.

    Так вот. Что может сделать прокурор, если судить по праву, в случае выявления бездействия опера или ненадлежащего выполнения им поручения следователя по уголовному делу? Внесёт начальнику представление об устранении нарушения закона и потребует наказания виновных? Да пожалуйста. Некоторым операм этих наказаний уже и лепить некуда. А нередко начальник может ответить: «Рассмотрено, составлен план устранения, даны конкретные указания и бла-бла-бла, а насчёт наказания решили подумать подольше». 
    Не, ну чувствующий себя хозяином кресла прокурор, разумеется, начнёт «гноить» не только опера, а и весь орган проверками, отменами, доследами и прочими средствами демократизации.

    А что по существу? Заставит ли прокурор опера провести именно данное ОРМ или комплекс конкретных мероприятий, назвав их поименно? Конечно, может заставить, поскольку оперу помимо выполнения этого злополучного поручения следователя необходимо ещё и показатели раскрываемости не ухудшать и не заниматься прочей бюрократической мишурой, занимающей нынче немалую часть его светового дня. Так обычно и происходит на практике.

    А если у него руководство попринципиальнее окажется и решится именно по этому вопросу бодаться с прокурором до последнего? Что ему противопоставит прокурор, если орган, осуществляющий ОРД, ответит, мол, вы нам задачу поставили, мы вас поняли, а вот когда и какое (какие) именно ОРМ проводить и наказывать ли опера, решим мы сами? По идее, либо ничего, потому что закон не регламентирует действия и решения прокурора в подобных случаях (по этому поводу у Генеральной прокуратуры РФ и прокурорской практики иное мнение http://www.consultant.ru/...3730AFC9AE94A401B7C2657EA8A9D5), либо он должен пойти по проторённому пути, отменяя тотально все отказные, приостановления, возвращая дела на допрасследование, переворачивая вверх дном корзины укрытых преступлений и т.д.

    Приведёт ли это к тому, что требования прокурора (то же касается и поручений следователя, по поводу которых согласен с коллегой Аршиновым Михаилом Борисовичем), предписывающие провести конкретные ОРМ, будут выполнены? Я очень сильно сомневаюсь, что уважающие себя опер со своим начальником решатся на это, а не просто сделают вид. Ведь в числе принципиальных требований к ОРД по духу закона и ведомственным нормативным актам продолжают оставаться её эффективность и результативность. И никто не отменял необходимость конспирации ((не только ради той же результативности, но и безопасности лиц, участвующих в ОРД — непреложное правило любой оперативной разработки) в т.ч. времени, средств и способов проведения ОРМ и в т.ч. сохранения их в тайне от прокурора, следователя, других оперативных сотрудников, иных лиц). Поэтому, если допустить, что прокурор или следователь вправе определять виды ОРМ, необходимых для решения задач ОРД, то, ИМХО, можно забыть собственно о самой ОРД.

    Руководители органов, осуществляющих ОРД, боятся именно того, что прокурор начнёт ковыряться по нужде и без везде, так как в результате подобного надзора могут резко ухудшиться показатели борьбы с преступностью и другие показатели оперативно-служебной деятельности. Ничего более хитрого ни законодатель, ни надзорное ведомство не придумывали и вряд ли придумают, хотя не мешало бы указать в законе формы прокурорского реагирования в сфере ОРД, как в иных сферах. По одной простой причине: прокурор, будучи пятым колесом в государственной телеге, абсолютно никому не нужен. А не нужен он потому, что в случае наделения его более конкретизированными в законе рычагами воздействия на ОРД, он фактически встанет над органами, осуществляющими ОРД. А что из себя эти органы представляют? Верно, это исполнительная власть, которой напрямую руководит известно кто.

    +2
    • 01 Мая, 16:54 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, как я Вас понимаю (handshake)
      В свое время когда вышло Постановление ЕСПЧ «Захаров против России», заместитель министра МВД фамилию его не помню, дал обширное интервью журналистам.
      В нем как раз Высшее должностное лицо, признал (что практически не бывает, отпираться будут до упора) в правоте Европейского Суда и согласился, что Закон РФ Об ОРД должен быть изменен, а рекомендации должны быть учтены.
      Для меня произвело впечатление, что представители власти сами же признают, скажем мягко, его «недоработки».

      +3
    • 02 Мая, 10:40 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, возможно, я выскажу непопулярную точку зрения, но, полагаю, ФЗ «Об ОРД» вообще не нужен.
      Объяснюсь — оперативно-розыскная деятельность, в какой бы форме она не велась, всегда, во все времена, и во всех государствах, была наиболее эффективным инструментом в борьбе с преступностью, при этом, процентов на семьдесят, она состояла из негласных методов.
      Даже, внешне гласные ОРМ — тот же опрос, могли проводится и негласно — об этом я говорил на Конференции.
      Другой пример — ПТП, о которых обвиняемому становится известно только на стадии ст. 217 УПК РФ — в этом случае судебное решение на ПТП не более, чем формальность.
      В советское время вся ОРД сосредотачивалась в приказах под грифами «дсп». «секретно» и «сов.секретно», что я считаю совершенно правильным, поскольку проведение ОРМ не терпит огласки, иначе, в них теряется всякий смысл.
      Когда же то, что, по определению не может носить публичной огласки, пытаются «запихать» в рамки закона, на выходе получается, примерно, такой же уродец, который получился у нас.
      Более того — получили совсем уж нелепого мутанта, пытаясь «скрестить» ОРД и уголовный процесс.
      Пример — ОРМ «обследование обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств», по результатам которого составляется протокол, согласно требованиям УПК. Чем сие чудо, кроме формы, отличается от обыска? И какое отношение оно имеет к ОРД?
      Мне могут возразить, что, мол, не будь этого закона, будут злоупотребления. А сейчас, не смотря на закон, их нет? Более того — в силу невнятности этого закона, как раз, и возможны действия со стороны правоохранителей, которые, формально, невозможно отнести к злоупотреблению или превышению полномочий.
      Впрочем, это уже тема для другой, бооее обширной, чем этот комментарий статьи.

      +4
      • 02 Мая, 13:40 #

        Уважаемый Андрей Юрьевич, (handshake)
        Даже объяснений не требуется. Потому что я убеждённый сторонник Вашей позиции о ненужности ФЗ об ОРД. И моё убеждение выработано практикой. Изначально я в душе был противником прокурорского надзора за ОРД исключительно в силу его бесполезности и бессмысленности. И довольно быстро начал задаваться вопросом о необходимости публичного правового регулирования ОРД. Думаю, что и разработчики закона  остерегались переусердия и излишнего, мелочного регулирования этого специфического вида познания (отдельное спасибо коллеге Каданову Юрию Олеговичу (handshake)), но так и не смогли избежать его. 
        Самой дурацкой затеей законодателя считаю исчерпывающий характер перечня ОРМ. Вы своими соображениями о нелепом мутанте опередили меня :) 
        И да, согласен с Вами безусловно, что мы от темы отходим.

        +2
      • 02 Мая, 15:28 #

        полагаю, ФЗ «Об ОРД» вообще не нужен

        Более того — получили совсем уж нелепого мутанта, пытаясь «скрестить» ОРД и уголовный процесс.
        Уважаемый Андрей Юрьевич, так ведь если ОРД не будет предусмотрена законом, то упомянутое Вами «обследование помещений», если оно имеет соответствующий статус, превращается в незаконное проникновение в жилище, совершенное против воли проживающего в нем лица, т.е. в преступление, предусмотренное ст. 139 УК РФ. Что касается «скрещивания» ОРД и уголовного процесса, то это вполне объяснимая попытка законодателя решить проблему легализации результатов ОРД, которую до принятия Закона об ОРД приходилось решать порой не очень законными методами.

        0
        • 02 Мая, 16:24 #

          Уважаемый Михаил Борисович, во-первых, ОРМ «обследование помещений...» проводится, как правило, в отношении юридических лиц, в отношении физических лиц — пожалуйте в суд; во-вторых, я не очень понимаю, о каких именно «не очень законных методах» Вы говорите; в наше «заповедное» время, само понятие — ОРД — являлось «полусекретным», но никому не приходило в голову вваливаться к гражданам в квартиру, объясняя это оперативной необходимостью, иначе, малоприятная встреча с прокурором была, практически, гарантирована. Ну, и наконец, если закон не имеет четкого механизма регулирования конкретных правоотношений, не имея, даже описания базовых определений, например — ОРМ — какой смысл в таком законе?

          +2
          • 02 Мая, 17:37 #

            во-первых, ОРМ «обследование помещений...» проводится, как правило, в отношении юридических лиц, в отношении физических лиц — пожалуйте в суд; во-вторых, я не очень понимаю, о каких именно «не очень законных методах» Вы говорите; в наше «заповедное» время, само понятие — ОРД — являлось «полусекретным», но никому не приходило в голову вваливаться к гражданам в квартиру, объясняя это оперативной необходимостью, иначе, малоприятная встреча с прокурором была, практически, гарантирована. Уважаемый Андрей Юрьевич, сейчас, когда это прописано в законе, да — в суд, а раньше (до принятия закона в 1995), куда...?
            Что касается не очень законных методов по легализации результатов ОРД, то все они до 1995 были за гранью законна, т.к. самого закона не существовало. Да, всё это регламентировалось соответствующими приказами, но не законом.
            Если конкретно, то такими примерами могут быть — негласное предъявление лица опознающему, которое впоследствии легализовалось опознанием или негласный осмотр жилого помещения с проникновением в отсутствии проживающих там лиц, которое потом легализовалось обыском или осмотром места происшествия.

            +1
            • 02 Мая, 21:04 #

              Уважаемый Михаил Борисович, Вы всерьез полагаете, что закон способен урегулировать то, что давно урегулировано без него? Добавим сюда, что внимательный анализ ФЗ «Об ОРД», сам по себе вызывает, как минимум, недоумение.
              Или, Вы полагаете, что такое явление, как «негласное опознание», полностью изжито?
              К слову — в 80-е, за такой «креатив», особенно, если из-за этого прокурор отправлял дело «на дослед», наказывали очень серьезно. Ага — не смотря на отсутствие закона.

              +2
              • 03 Мая, 12:40 #

                Вы всерьез полагаете, что закон способен урегулировать то, что давно урегулировано без него?Уважаемый Андрей Юрьевич, не совсем так, я лишь хотел сказать, что даже плохой закон лучше, чем его отсутствие, потому, что он, как минимум, позволяет с точки зрения закона оценить то, что до этого вообще не подлежало оценке, во всяком случае стороной защиты…

                +1

Да 52 52

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «ОРД или следственное действие? Попробуем разобраться, составив таблицу.» 5 звезд из 5 на основе 52 оценок.

Похожие публикации