Дополнительный метод, как помешать засекретить свидетеля или заранее подвергнуть сомнению показания засекреченного свидетеля.

Этот метод, в совокупностью с другими мерами, я применял всего несколько раз, и всегда успешно.

При расследовании уголовного дела, следователь сам, или по просьбе оперативников, сопровождающих дело, может засекретить свидетеля.

Когда в уголовного-процессуальный кодекс ввелись изменения, разрешающие засекретить свидетеля, это преподносилось, как новый способ защиты свидетеля в дальнейшем, от мести со стороны обвиняемого или иных лиц, от давления на него и т.д.

Но благие намерения, как часто бывает, вылились в самые уродливые формы фальсификации доказательств.

То есть, обвиняемый и адвокат могут после окончания расследования прочесть показания такого свидетеля, но под другой фамилией и не смогут его увидеть, и не узнают его настоящих данных.

Потому что такому свидетелю, присваивают вымышленные фамилию, имя и т.д. Например «Сидоров Сидор Петрович». В уголовное дело вшивается отдельно конверт, с настоящими данными свидетеля, а в протоколе допроса вписываются вымышленные данные.

Конверт с настоящими данными, вскрывает уже в ходе процесса только судья. Он сверяет вымышленные данные с настоящими.
При этом засекреченного свидетеля участники процесса не видят, его допрашивают в другом помещении, и слышат изменённый голос, через микрофон.

Или допрашивают в маске (и такое было).

Часто засекреченного свидетеля выбирают из сокамерников.

Например обвиняемого заключили под стражу в СИЗО. И оперативники выбирают «стукача», который даёт показания о том, что якобы подзащитный рассказал, как совершил преступление.

На самом деле обвиняемый ни с кем не делился, вину не признает, доказательств мало, но вот такая подлость может произойти.

Я часто слышал от коллег, как адвокаты и подсудимые в судах утверждают, что им прекрасно известно, кто скрывается под именем засекреченного свидетеля.

Пытаются задавать вопросы, исходя из настоящей личности, но все эти вопросы суд отводит.

Никого не хочу обидеть, но кричать: «пожар!», когда уже во-всю горит и полыхает, поздно.

Поэтому я применил свой дополнительный метод ещё несколько лет назад и успешно его повторял.Идея пришла внезапно.

А сделал я вот что:

Мой подзащитный, обвиняемый в особо тяжком преступлении (ч.4 ст.228.1 УК) вину не признавал.

Доказательств на него было недостаточно. Его задержали оперативники.

Какое то время, пока я не прибыл к нему, он был с ними один в их служебной машине и кабинете.

Я понимал, что суд решит заключить его в СИЗО

И чтобы упредить засекречивание свидетеля, я незамедлительно, наедине, продиктовал подзащитному жалобу на имя самого следователя, начальника следственного отдела и прокурора.

Жалобу о том, что когда оперативники были с ним, кто-то из них (кто именно он точно не помнит) угрожал ему, что они засекретят своего «стукача» в СИЗО, который даст показания, что подзащитный ему разболтал все о деле!

Данную жалобу мы направили следователю, прокурору, начальнику следствия и руководству оперативников. Я также направил жалобы и от себя лично.

Вы не представляете какая свистопляска началась!

Оперативники (это я узнал уже из проверенных источников) ходили к следователю, его руководителю и прокурору, просили засекретить свидетеля!

Но им показывали кучу жалоб и высказывали претензии: «вы совсем с ума сошли! Зачем вы предупредили обвиняемого, что засекретите свидетеля! О чем вы думали??!».

Оперативники клялись, убеждали следователя и прокурора, что ничего такого не говорили, что они не идиоты, и все это придумал адвокат, но никто им уже не поверил.

Они пытались пойти к вышестоящему руководству с этой же просьбой, но как говориться: «мыши кололись, плакали, но продолжали грызть кактус».

Засекретить свидетеля им не удалось. Это повторилось в нескольких делах за 15 лет. В одном  деле нашёлся следователь, который согласился при одобрении прокурора, на такое засекречивание.

Но в суде, к данным показаниям, уже судья отнёсся критически, так как факт направления жалобы, усилил обоснованные сомнения в правдивости показаний засекреченного свидетеля, потому что свидетель ещё и запутался в вопросах и ответах.

Суд не принял их во внимание, переквалифицировав действия подзащитного в этом конкретном деле (а я о нем публиковал раньше, с части 4 ст. 228.1 УК РФ (наказание по ней от 10 до 20 лет лишения свободы) на просто 228 УК. И назначил наказание всего в 3 года 6 месяцев, из которых подзащитный ещё до приговора отсидел половину и вскоре освободился.

Автор публикации

Адвокат Абрегов Иланд Альмирович
Москва, Россия
Адвокат Адвокатской палаты Москвы, Абрегов Иланд Альмирович. Работает адвокатом с 2005 года. Основное направление: уголовное и гражданское право, защита бизнеса, арбитраж.

Да 94 93

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Шелестюков Роман, Климушкин Владислав, steeler1975, Гурьев Вадим, Васильев Александр, Борисов Юрий, Погорелова Татьяна, user26897, Мануков Михаил, Долженко Сергей, Шмелев Евгений, Саидалиев Курбан, Абрегов Иланд, Гомон Максим

Да 94 93

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Один из альтернативных способов борьбы с засекречиванием ложного свидетеля » 5 звезд из 5 на основе 93 оценок.

Другие публикации автора

Похожие публикации