Началось с того, что мой «свежеиспеченный» Доверитель, что называется «с места в карьер», попросил у меня совет по поводу того, как ему, являясь фактически подозреваемым, благополучно обойти обязанность по явке на прохождение судебной психолого-психиатрической экспертизы, не милой тайным устремлениям его еще совсем юного сердца.

В закоулках моей памяти возникли воспоминания о тех прекрасных временах, когда признаком хорошего процессуального тона со стороны следователя являлось непременное вынесение постановления о прекращении уголовного преследования в том случае, если по истечении 10 суток после избрании меры пресечения или задержания в отношении фигуранта не удавалось создать доказательственной базы, достаточной для предъявления обвинения.

Однако, те благословенные времена прошли, кадры сменились, структуры поменялись¸ кругом в процессуальных окопах засели «страшные лейтенанты», вооруженные знаниями УПК РФ, не превышающими по своей шкале слабенькой «пост-перестроечной» тройки.

Жизненные установки, полученные в старые добрые времена, из глубин моего подсознания взывали к реанимации правового обычая давних лет, вот я и пораскинул мозгами.

Уголовное дело в отношении моего Доверителя было возбуждено по факту. Сам Доверитель задерживался в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ, допрашивался в качестве подозреваемого, срок его задержания в порядке ст. 91 УПК РФ в соответствии с ч. 7 ст. 108 УПК РФ продлевался Кемеровским районным судом на срок до 72 часов с момента вынесения судебного решения.

В дальнейшем обвинение моему Доверителю не предъявлялось. Какое-либо процессуальное решение об освобождении моему Доверителю (на момент освобождения из ИВС еще не знавшему о моем существовании) не предъявлялось.

Вместе с тем, через пять суток после освобождения из ИВС, следователем в отношении моего Доверителя было вынесено постановление о назначении психолого-психиатрической судебной экспертизы, причем в нем он фигурировал именно как подозреваемый.

Сразу же по вступлении в дело, мною было заявлено ходатайство, в котором я просил письменно сообщить мне какие именно документы, затрагивающие интересы моего Доверителя, указанные в п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ имеются в материалах уголовного дела и предоставить интересующие меня документы для ознакомления.

Следователь, «страшный лейтенант», не удовлетворив мое ходатайство путём вынесения соответствующего постановления, а только направлением факсимильного сообщения, в котором значилось, что «ознакомиться с документами я могу (разумеется без указания конкретных документов)», и скоропостижно «испарился» в отпуск во всероссийскую здравницу – Турцию – аж на 21 день.

В поступившем в адрес коллегии адвокатов «Цитадель» факсе также значилось, что уголовное дело будет передано в «заботливые руки» очередного «страшного лейтенанта».
Очередной «страшный лейтенант» оказался еще менее конкретным и менее дружелюбным, сразу отказав мне в получении постановления об удовлетворении моего ходатайства, вынесенного предыдущим «борцом с преступностью». 

Разумеется, им мне не был даже устно оглашен перечень имеющихся в материалах уголовного дела документов, затрагивающих интересы моего Доверителя в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ. О таких мелочах как предоставление мне и моему Доверителю копии процессуального решения о продлении срока следствия по делу, «страшила» также не позаботился.

По всему было видно, что парню, в виду обуявшей его лени неприятен «эпистолярный жанр переписки с адвокатом», чем я и воспользовался, попросив «почикать фотиком». Снимке на десятом, в неоплодотворенном решениями Высших Судов и Конституцией РФ разуме юноши, произошло «процессульное замыкание», ввиду которого он взял у меня фотоаппарат и удалил сделанные мною снимки, на что я особо и не возражал, видя в этом хороший повод для его дальнейшего дисциплинарного наказания.

Кроме того, меня умиляла «святая простота» этого малоопытного борца с преступностью, в голову которого управление криминалистики не смогло вбить постулаты учения о бесперспективности уничтожения электронных документов таким наивно-простецким способом (лучше бы он сразу вынул карту памяти и съел её – устрашив меня своей решимостью карать зло во всем мире).

Пока страшный лейтенант с переменным успехом воевал с установками моего фотоаппарата, я выстроил следующую логическую цепочку:

Согласно ч. 1 ст. 46 УПК РФ, подозреваемым является лицо:
  1. либо в отношении которого возбуждено уголовное дело по основаниям и в порядке, которые установлены главой 20 УПК РФ;
  2. либо, которое задержано в соответствии со ст.ст. 91и 92 УПК РФ;
  3. либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ; 
  4. либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст. 223.1 УПК РФ.
Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 100 УПК РФ в исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 УПК РФ, и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ, мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого.

При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется.

Согласно ч. 4 ст. 195 УПК РФ судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2, 4 и 5 статьи 196 УПК РФ, а также в отношении свидетеля производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде.

Разумеется, в прокуратуру области были поданы жалобы с приведенным обоснованием, а также с намеком на то, что мой Доверитель желает совершить чудную метаморфозу – превратиться из подозреваемого в потерпевшего (благо родственные узы по отношению к почившему потерпевшему ему это позволяли).

К моему удовлетворению, прокуратура области сообщила о грядущем наказании «страшного лейтенанта» за инициативное очищение SD-карты моего фотоаппарата, а также уверила меня в моем праве на снятие копий документов, указанных в п. 6 ч. 1 ст. 53 УПК РФ, разделив мое мнение о применимости в данном случае положений определений Конституционного Суда Российской Федерации от:
  1. 21 декабря 2000 года N 285-О,
  2. 18 декабря 2003 года N 429-О,
  3. 24 февраля 2005 года N 133-О,
  4. 15 ноября 2007 г. N 822-О-О.
Но вот с правовым статусом моего Доверителя получилась заминка. По мнению прокурора, мой Доверитель, был задержан в порядке п. 1 ч. 1 ст. 91 УПК РФ и соответственно является подозреваемым.

Кроме того, прокурор сослался на правовую позицию, высказанную в Определении КС РФ от 23.06.2009 № 889-О-О и Постановлении КС РФ от 27.06.2000 № 11-П.

Обдумав точку зрения прокурора, я зарядил жалобу с возражениями следующего характера:

В соответствии с ч.ч. 1, 2 ст. 100 УПК РФ, у стороны обвинения, есть не более чем 10 суток после момента задержания в порядке ст.ст. 91, 92 УПК РФ для создания доказательственной базы, и, соответственно, обоснованного и законного привлечения лица в качестве обвиняемого.
Институт «оставления под подозрением», к которому апеллируют следователь и прокурор, характерен для средневекового инквизиторского процесса, который немыслим в современном российском обществе.

Следовательно, лицо, в отношении которого было применено положение ч. 2 ст. 100 УПК РФ уже не является задержанным в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ, либо лицом, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ, так как мера процессуального принуждения в обоих случаях уже отменена.

Кроме того, в вышеуказанных решениях КС РФ рассматриваются исключительно ситуации, возникающие до применения мер процессуального принуждения, а уже не после их отмены самими же органами предварительного следствия. Оправдывать этими решениями КС РФ практику применения средневекового правового института в Российской Федерации абсурдно!

Отписавшись в подобном ключе, жду реакции процессуальных оппонентов. Камрады, а Ваше мнение? Превратиться ли «гадкий утёнок» подозреваемого в «белого лебедя» потерпевшего?

Документы

1.Ответ на ход-во по п​.6 ч.1 ст. 53 УПК РФ​ (факс)714.2 KB
2.Жалоба ст. 124 УПК Р​Ф (1)405.7 KB
3.Жалоба прокурору ст.​ 124 УПК РФ (2)286.4 KB
4.Жалоба прокурору ст.​ 124 УПК РФ (3)381.3 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Галкин Константин Сергеевич
Кемерово, Россия
Защита по делам "коррупционной" и "хозяйственной" направленности, "заказным" уголовным делам. Качество работы и индивидуальный подход к каждому Доверителю гарантирую.

Да 43 42

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Стрижак Андрей, Цыганков Владимир, Васильев Александр, Бесунова Алёна, Галкин Константин, Морохин Иван, Гибадуллин Ильдус, Болонкин Андрей, Александр А, Чернов Сергей, Николаев Андрей, Воронович Юрий, Шарапов Олег, Суховеев Андрей, Чупилкин Юрий, Акулич Константин, Воронкина Анна, Верхошанский Владимир, +еще 1
  • 17 Августа 2015, 07:29 #

    Однако, те благословенные времена прошли, кадры сменились, структуры поменялись¸ кругом в процессуальных окопах засели «страшные лейтенанты», вооруженные знаниями УПК РФ, не превышающими по своей шкале слабенькой «пост-перестроечной» тройки.Хорошо сказано, чувствуется историзм!
    Превратится ли «гадкий утёнок» подозреваемого в «белого лебедя» потерпевшего?А носители тройки так и останутся постояльцами своего следственного двора?!

    +9
    • 17 Августа 2015, 11:37 #

      Уважаемый Андрей Валерьевич, историзм не может не быть..., а вот по поводу постояльцев и их перспектив — мало вероятно, текучка там большая… не выдерживают ребятишки, да и ловить там сейчас особо нечего. Умение заполнять статистические карточки и писать бестолковые ответы «на воле» очень трудно реализовать за деньги:D

      +9
  • 17 Августа 2015, 07:39 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, а вы не спрашивали у следствия и прокуратуры, может быть у них свой УПК РФ?
    Иногда отвечают, что да, имеется, но вот еще ни разу не дали ознакомиться.

    +7
  • 17 Августа 2015, 08:12 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, даже и гадать не буду относительно реакции прокуратуры и следователя, а вот за рассказ- спасибо и за приведенные аргументы в отстаивании своего мнения. При случае- обязательно воспользуюсь.(Y)

    +8
    • 17 Августа 2015, 11:33 #

      Уважаемый Александр Витальевич, то, что прокуратура — дело тонкое — сам не сомневаюсь. На хитро загаданный ребус скорее всего будет включен режим полного игнора, либо ход «белое есть черное — я так вижу». Хотя из Универа я четко вынес, что в демократических странах институт «оставления под подозрением» — нонсенс.

      +10
      • 17 Августа 2015, 12:33 #

        в демократических странах институт «оставления под подозрением» — нонсенсЭх, уважаемый Константин Сергеевич, это Вы наверное Конституции, ЕКПЧ, да прочих несогласованных в СК, ФСБ, МВД и ВС, документов перечитали… спуститесь на землю, оглянитесь вокруг — где это Вы видите, чтобы интересы личности, превалировали над ведомственными видЕниями?

        +7
  • 17 Августа 2015, 09:41 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, Ваша адвокатская деятельность продолжает пополняться различными парадоксальными случаями из серии «удивительное рядом»! Мне кажется, что скоро каждый Ваш поход в органы следствия и прокуратуры будет выливаться в отдельную публикацию на Праворубе.8)

    +5
    • 17 Августа 2015, 11:30 #

      Уважаемая Алёна Александровна, эта ситуация повторяется из года в год во всех управлениях и отделах следственных органов, вопрос в том, что ею можно воспользоваться и внести сумятицу в брейны процессуальных оппонентов, а заодно, воспользоваться статусом потерпевшего в целях стороны защиты — ну, посмотреть что-нибудь и т.п.

      +6
  • 17 Августа 2015, 17:53 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, практика показывает, что чем больше адвокат обосновывает законом свои требования, тем, мягко говоря, оголтело противная сторона уголовного процесса их игнорирует и нарушает (gun). Правда, иногда, одумывается…

    +4
    • 17 Августа 2015, 19:53 #

      Уважаемый Ильдус Фанурович,  в конце публикации есть прямой вопрос к камрадам! Публикация эта — не награда для соболезнующих и повод лишний раз поныть о том, как все плохо. Есть тема — надо двигать! Подобные «терки» были? Какие ходы?

      +6
      • 18 Августа 2015, 03:21 #

        Регулярно сталкиваюсь с недоумением дознания на просьбу «что-то почитать в деле.»
        Следователи более адекватны. Дознаватель сама или по моей просьбе забегает на минуту к своему же руководителю, выходит и спокойно дает ознакомиться. Как-то так пока.

        +3
  • 17 Августа 2015, 20:15 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, спасибо за живое и красивое изложение! С юмором и сарказмом, но читается легко и приятно.
    А вашим следователям еще разрешается покидать пределы родины? Нашим уже давно запретили любить её издалека!

    +5
    • 17 Августа 2015, 21:07 #

      Уважаемый Андрей Владимирович, слышал сегодня от них что оставили Вьетнам, Тайланд, и что-то там — но не ЕС. Но тема в другом — были у вас такие ситуации? Я вспоминаю — я прекращал преследование. Десятки таких как я прекращали, но теперь же все по-новому! Страшные лейтенанты правовой прививки не получили, с обезбашенным противником воевать сложно, ведь он порой даже в яму с кислотой бесстрашно прыгнет(devil)

      +7
      • 18 Августа 2015, 13:26 #

        Уважаемый Константин Сергеевич, будучи следователем — прекращал.
        А про нынешнее поколение страшных лейтенантов — полностью с Вами согласен. Это когда не знаешь, что лучше: бездействие или кипучее, бестолковое и безответственное махание шашкой.

        +1
    • 18 Августа 2015, 18:17 #

      Видимо он в последний раз.)))))))

      +2
  • 17 Августа 2015, 21:29 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, рассказ интересный!
    А ожидать от прокурора можно чего угодно. В 2014 году направил прокурору три разных жалобы в порядке ст. 124 УПК РФ. Каждая содержала указания на набор нарушений, допущенных СО.
    На две жалобы ответили, что будут разбираться, а потом ответят.
    До сих пор, ни на одну жалобу конечного ответа не получил.

    +4
    • 18 Августа 2015, 09:06 #

      Уважаемый Александр А, у нас ответы приходят, но то же не быстро, пока на почту с опозданием сдадут, пока что… в среднем 21 день ждать, в полноценный санаторный «загул» можно, на воды съездить:)

      +4
  • 17 Августа 2015, 22:35 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, а в чем, собственно, судебная практика то?

    +1
  • 17 Августа 2015, 22:42 #

    Вообще, все гораздо серьезнее — оставаться под подозрением, сиречь «заподозренным» — процессуальное изобретение некого Ю.П.Гармаева, изложенное им в нескольких книгах, от содержания которых у любого грамотного и порядочного юриста волосы встают дыбом, зато они воспринимались, как руководство к действию его многими прокурорскими коллегами.

    +4
    • 18 Августа 2015, 06:26 #

      Уважаемый Андрей Юрьевич, «Гармаевщина» для любого «некивалы» звучит хуже чем «Махновщина». Почитывал я измышления этого «юрыста». Неприятная такая писанина. Слава Богу «Гармаевщина» еще не проникла в умы законодателей и, непосредственно, в УПК РФ, который с 2002 года был уже как минимум три раза беспощадно кастрирован.

      +3
  • 18 Августа 2015, 02:59 #

    Уважаемый Константин Сергеевич,
    По моему мнению, если гражданин побывал в статусе подозреваемого, то прекращает этот статус не отмена меры пресечения, а основания, указанные  в ст. 27 УПК РФ — вынесение соответствующего постановления, прекращающего уголовное преследование. 

    +5
    • 18 Августа 2015, 06:28 #

      Уважаемый Юрий Павлович, я об этом и пишу, выносил я такие сам лично, 3-5 раз. Но это было в цивилизованные времена, когда следователь становился старшим следователем будучи капитаном, а областная прокуратура следователей ниже младшего советника юстиции в своем штате не имела. Те времена ушли. Кругом «страшные лейтенанты» 

      +8
      • 18 Августа 2015, 18:15 #

        Уважаемый Константин Сергеевич, сдается мне что" служители закона" тоже умеют «тянуть резину». Из Вашей публикации становится ясно, что когда у следствия заканчиваются аргументы,  то либо начинается переход на личности, либо вот такие фокусы с очень невнятным статусом Вашего Доверителя.
        Из написанных ходатайств и общего рассказа ситуации я могу только предположить что не очень то густо у следствия с набором для «обвинения», отсюда и хитрый «страшный»  дядя следователь.
        Остается загадкой, какое же исчисление сроков происходит в этом случае  у следствия? Какой редакции у них ст. 91, 92, ч. 1 и 2 ст. 100 УПК РФ. Очевидно у них иное время, где 10 дней земных равны одному их дню. Иначе я не могу понять логику поведения следователей.

        +2
        • 19 Августа 2015, 10:23 #

          Уважаемая Анна Александровна, у них все плохо, коли вместо УПК РФ в ход пошли КС-ки, которые как орудие достижение своих (т.е. Доверителя) целей, более используются стороной защиты, а не обвинения.

          +3
  • 18 Августа 2015, 06:39 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, прочел с удовольствием!
    Повезло Вам, Вы нашли вменяемого прокурора Задунайского :) района.
    В суде, скорее всего, жалоба попала бы с столь же «одарённому» «страшному лейтенанту в мантии».
    У меня вопрос — зачем Вам на сегодня доказывать отсутствие у подзащитного статуса подозреваемого?
    Конечно, с точки зрения чисто академической, он не является подозреваемым.
    Но, зная практику бастрыкинского ведомства, и примкнувших к нему судов :D, не лучше ли продолжать пользоваться выгодами статуса подозреваемого?
    Да и для реабилитации, время нахождения в «подозреваемых», даёт ощутимый «плюс».

    +5
    • 18 Августа 2015, 06:52 #

      Уважаемый Андрей Борисович, в данной ситуации есть подводный камушек, о котором я написать не могу. Скажем так, максимум того, что можно вытянуть из статуса подозреваемого мы уже вытянули. Теперь на путь к станции «Терпилово»(giggle) 

      +5
      • 18 Августа 2015, 07:35 #

        Тогда, лучше в коллегии пошепчемся.

        +3
      • 18 Августа 2015, 14:11 #

        Уважаемый Константин Сергеевич,
        Я в обл суде заявил ходатайство обозреть письменное поручение выданное прокурору для представления в данном конкретном процессе, согласно приказа генпрокуратуры...
        Гражданин в погонах подполковника, под протокол сообщил, что Хлопушин приказом по прокуратуре определил штатное расписание о распределении обязанностей и поручение НЕ НУЖНО..
         Я ходатайствовал о приобщении копии приказа Хлопушина к делу суд отказал.
        Я писал Чайке, что обл прокурор отменяет приказы Генпрокуратуры.
        Готовьтесь к чему либо подобному.

        +2
    • 18 Августа 2015, 17:29 #

      Именно так,
      Уважаемый Андрей Борисович. 
      Пока не вынесено пресекательное постановление в отношении подозреваемого, нельзя приостановить производство по делу в связи с неустановлением лица. Но  вынесение такого постановления, дает возможность манипулировать сроками следствия свыше года, путем бесконечных отмен и получения прокурорских, дополнительных месячных.

      +4
  • 18 Августа 2015, 10:47 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, Вы обратили внимание на очень важный процессуальный аспект, которому, к сожалению, в практической деятельности не уделяется должного внимания и подобное положение вещей стало нормой.
    ↓ Читать полностью ↓
    В данной ситуации я полностью разделяю ваше мнение. Подозреваемый согласно требованиям ч.1 ст. 100 УПК РФ может находится в таковом статусе только в течение 10 суток до предъявления обвинения.
    Если с лицом, которому не предъявлено обвинение, по истечению 10 суток, производятся следственные или процессуальные действия, то следователь должен согласно требованиям ст.46 УПК РФ избрать меру пресечения, например «подписка о невыезде…».
    Если этого не сделано, то все последующие действия с ним, как с подозреваемым, являются незаконными и соответственно собранные доказательства с таким участником уголовного процесса должны признаваться недопустимыми, т.к. лицо утеряло свой процессуальный статус в соответствие с ч.1 ст.100 УПК РФ.
    Относительно позиции Конституционного Суда от 27 июня 2000г. по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 4 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И.Маслова, следует отметить, что КС не обоснованно достаточно широко толкует понятие подозреваемого (См.: Ляхов Ю.А., Чупилкин Ю.Б. Обоснованно ли Конституционный Суд расширил понятие подозреваемого? Российская юстиция. 2008. №12. http://www.iuaj.net/node/574).
    Конечно КС действовал из самых благих побуждений, стараясь защитить права граждан. Однако, для защиты прав и законных интересов лиц, которые возможно будут признаны подозреваемыми по уголовному делу, нужно не расширять понятие подозреваемого, а наделять правом на квалифицированную юридическую помощь всех лиц, оказавшихся в сфере уголовно-процессуальных отношений, что собственно в нынешнем законодательстве и предусмотрено в отношении свидетелей.
    Повторно Конституционный Суд РФ в Определении от 23 июня 2009 г. N 889-О-О, указал: «При этом в силу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, сформулированной в Постановлении от 27 июня 2000 года N 11-П, понятие «подозреваемый» должно толковаться в его конституционно-правовом, а не в придаваемом ему уголовно-процессуальным законом более узком смысле. В целях реализации конституционных прав необходимо учитывать не только формальное процессуальное, но и фактическое положение лица, в отношении которого осуществляется публичное уголовное преследование.
    Трудно согласиться с изложенной правовой позицией КС по целому ряду соображений.
    Прежде всего, следует отметить, что уголовно-процессуальные понятия «задержанный», «обвиняемый», «предъявление обвинения», достаточно четки, подробно определены в законе и не расходятся с соответствующими положениями Конституции РФ. Что же касается предложения КС считать разъяснение допрашиваемому свидетелю его права не свидетельствовать против самого себя (ст.51 Конституции РФ), признанием этого лица подозреваемым, «наличием подозрений против него», то это вообще – игнорирование основ отечественного и зарубежного уголовного судопроизводства. Ведь конституционное право о свидетельском иммунитете следователь и дознаватель обязаны разъяснять всем свидетелям. И в результате, по мнению КС, из уголовного процесса понятие (фигура) свидетеля вообще должна исчезнуть, всех их надо считать подозреваемыми.
    КС определяя момент приобретения лицом права на помощь адвоката (защитника), указал на необходимость учитывать фактическое положение этого лица в уголовно-процессуальных отношениях. Но фактическое положение лица – это общая формулировка, которая подразумевает положение лица без определенного законом процессуального статуса. В уголовном процессе, как для правоприменителей, так и для лиц, вовлеченных в сферу уголовно-процессуальных отношений является очень важным точное и четкое определение процессуального положения конкретного участника. И делается это для обеспечения прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства.
    КС в своем постановлении допустил подмену понятий «подозрение» и «подозреваемый». Подозрение намного шире понятия подозреваемый. Подозрение это лишь наличие сведений (фактических оснований), которые формируют внутреннее убеждение следователя, дознавателя, о возможном (вероятном) совершении преступления определенным лицом. Это могут быть, как доказательства причастности лица к совершенному преступлению, так и не процессуальная информация о преступной деятельности этого лица. Подозрение не требует обязательного процессуального оформления. И одно наличие подозрения без соответствующего юридического основания еще не вызывает появления в процессе подозреваемого как участника.
    Подозреваемым же лицо признается только в случаях предусмотренных ст.46 УПК РФ, с момента вынесения соответствующих процессуальных актов (постановления о возбуждении уголовного дела, протокола задержания, постановления об избрании меры пресечения, уведомления о подозрении), на основании имеющегося у стороны обвинения обоснованного предположения о виновности лица, сформированного на доказательствах, которых еще не достаточно для того, чтобы признать лицо обвиняемым по уголовному делу.
    Безбрежное расширение в процессе круга подозреваемых неизбежно приведет к увеличению числа лиц, необоснованно поставленных в положение причастных к совершению преступлений, отвечающих за совершение преступлений (Указ. соч.: http://www.iuaj.net/node/574).
    Р.S. Ожидать, что «гадкий утенок» превратиться в «белого лебедя», не приходится, т.к. ему не причинен вред.

    +5
    • 18 Августа 2015, 17:47 #

      Уважаемый Юрий Борисович,
      Буквально несколько дней назад, молодая, красивая  женщина-следователь СУ СК, с удивительным именем — Алина Игоревна (я предвкушая встречу с ней подумал о фильме «Чародеи»), перед началом допроса подозреваемого, разъяснила нам права подозреваемого, машинально прочитав их с бланка протокола. Когда мы, выслушав эти права, решили ими воспользоваться и отказаться от дачи показаний, она не поняла и спросила — желаете воспользоваться ст. 51 Конституции. 
      — Нет, ответили мы. Желаем воспользоваться тем, что Вы нам зачитали:
      ст. 46 УПК РФ — отказаться о дачи показаний. (в бланке протокола допроса, права подозреваемого изложены без ссылки на эту статью). 
      Не растерялась Алина Игоревна. Достала УПК, сверилась и согласилась закончить допрос без 51-й.
      И вот возникла новая тема для обсужения — отказ от дачи показаний для подозреваемого и обвиняемого и право не свидетельствовать против себя(ст. 51 Конституции РФ). 
      Хи. 

      +6
      • 19 Августа 2015, 08:52 #

        Уважаемый Юрий Павлович, восхищаюсь вашей «чародейкой»! Представляется, что отказ от дачи показаний предусмотренное ст.46 УПК РФ и право не свидетельствовать против себя самого… (ст.51 Конституции РФ), близкие по духу, но разные по содержанию. Право отказаться от дачи показаний более широкое и присуще только лицам подвергнутым уголовному преследованию, т.к. подозреваемый и обвиняемый не несут ответственность за отказ от дачи показаний. И это их право на защиту.  Право не свидетельствовать против себя самого… (ст.51 Конституции РФ) исходит из принципа свидетельского иммунитета и в полной мере распространяется также на свидетелей и потерпевших, которые несут уголовную ответственность за отказ от дачи показаний, но могут не свидетельствовать в отношении себя и своих близких.

        +3
    • 19 Августа 2015, 10:27 #

      Уважаемый Юрий Борисович, тут вся проблема в том, что прокуратура и следствие пытаются притянуть КС-ки, суть которых в ином. Положения этих Кс-ок предупреждают злоупотребления в отношении свидетелей, лиц без статуса и т.п. Органы здесь выхватывают текст из контекста и размахивают им.

      +2
  • 18 Августа 2015, 17:39 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, не совсем разделяю Вашу позицию, примененную для защиты по данному уголовному деьу. Считаю, что непредъявление обвинения лицу в течении 10-суток с момента применения к нему мер процессуального принуждения, влечёт отмену меру пресечения (дабы не ограничивать конституционные права), но не влечёт прекращения статуса подозреваемого. Соглашусь, что законодателем этот вопрос урегулирован так, что оставляет неоднозначные понимания. 

    +4
    • 18 Августа 2015, 18:11 #

      Вот, вот. Подозреваемый прописанный в постановлении о ВУД, и человек, допрошенный в качестве подозреваемого по делу без лица. У них, что разные права. Нет. Одинаковые. 
      По моему мнению, подозрение влечет право на реабилитацию по самому факту, но не прекращается отменой меры пресечения, иначе все дела, возбужденные в отношении конкретного лица(а это статус подозреваемого, не связанный с применением меры пресечения) будут связывать с предъявлением обвинения в 10 суток.

      +3
      • 19 Августа 2015, 09:41 #

        Уважаемые коллеги! Юрий Павлович привел довольно веский аргумент! Представляется, что все кривотолки относительно рассматриваемых метаморфоз подозреваемого упираются в историю развития УПК и законодательную технику.
        Константин Сергеевич, вспомнил процесс обучения в ВУЗе и следственную практику конца 90-х, начала 2000-х, когда действовал УПК РСФСР и только начинал действовать УПК РФ.
        В согласно ст.52 УПК РСФСР было только два основания признания лица подозреваемым: 1) лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления; 2) лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения.
        Отсюда и классическое восприятие статуса подозреваемого.
        В 2000-м году КС РФ принял известное постановление по делу о проверке конституционности положений части первой статьи 4 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина В.И.Маслова,
        Законодатель, пытаясь соответствовать требованиям КС РФ, внес ряд изменений в УПК РСФСР, в том числе ФЗ от 20.03.2001 предусмотрел новое основание в ст.52 УПК РСФСР: возбуждение уголовного дела против конкретного лица.
        В 2001 году был принят УПК РФ. Как он принимался это отдельная история. Введен в действие УПК РФ с 1 июля 2002 года. Ст. 46 УПК РФ, в первоначальной редакции фактически копировала ст. 52 УПК РСФСР. Многие положения в УПК РФ остались прежними, в том числе и положение, предусмотренное в ч.1 ст.100 УПК РФ о том, что обвинение должно быть предъявлено в течение 10 суток.
        Отсюда  все кривотолки и сплошные противоречия.)

        +2
      • 19 Августа 2015, 10:17 #

        Уважаемый Юрий Павлович, я не согласен с такой логикой. Обратите внимание на то, что позиция прокуратуры строется на решениях КС РФ и только на них. УПК РФ же, наоборот, говорит об обратном.
        Так, лицо, в отношении которого было применено положение ч. 2 ст. 100 УПК РФ уже не является задержанным в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ, либо лицом, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ, так как мера процессуального принуждения в обоих случаях уже отменена.
        Ни один другой признак подозреваемого по ст. 46 УПК РФ «не пролазит». УПК РФ здесь однозначно на стороне защиты и отрицает институт «оставления под подозрением». А вот что до КС РФ — обратите внимание, хоть в одном из них рассмотрена ситуация, в которой следственные органы уже сами отменили меру процессуального принуждения? Нет и еще раз нет, таких решений КС РФ не выносил, подобные ситуации не рассматривал. Ну не может в демократическом государстве оставаться правовой институт времен «охоты на ведьм». 

        +2
        • 19 Августа 2015, 13:56 #

          Уважаемый Константин Сергеевич,
          действительно есть такая позиция в отношении задержанного лица.

          «Если статус подозреваемого возник в связи с задержанием, а затем заключением под стражу, то это время, по правилам ст. 100 УПК, не может превышать 10 (или 30) суток с момента задержания до предъявления обвинения. Если же мера пресечения не была избрана в отношении подозреваемого в течение 48 часов, то он подлежит освобождению (ч. 2 ст. 94) и после этого формально может не считаться подозреваемым, так как утрачены основания для этого (он ведь больше не задерживается и не подвергается применению меры пресечения)»
          Но и здесь возникает вопрос в том, что задержанный допрашивается в качестве подозреваемого. А перед этим возникает вопрос об уведомлении о подозрении, в порядке ст 223.1 УПК РФ
          Иначе получится, например, без этого уведомления, лицо не задержанное даже будучи допрошенное в качестве подозреваемого, по фактовому делу, без последующего избрания меры пресечения, так и не приобретет статус подозреваемого. 
          Я считаю, что в подобных случаях уведомление о подозрении, должны делать не только дознаватели, но и следователи.

          +2
    • 19 Августа 2015, 10:21 #

      Уважаемый Константин Александрович, внимательно посмотрите признаки подозреваемого по ст. 46 УПК РФ. Вы считаете, что после отмены органами следствия меры процессуального принуждения, гражданин в отношении которого уголовное дело не возбуждалось, продолжает являться: 1. задержанным в порядке ст. ст. 91, 92 УПК РФ, либо лицом, 2. к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения в соответствии со ст. 100 УПК РФ? Имхо, оно уже не задержано, да и мера пресечения  отменена. На что остается ссылаться? На за уши притянутые «левые» КС-ки, в которых написано о другом и есть слово статус подозреваемого? 

      +2
      • 22 Августа 2015, 19:10 #

        Уважаемый Константин Сергеевич, абсолютно согласна с вами. Наверное у следствия есть довод, который написан между строк ст. 46 УПК.

        +1
        • 23 Августа 2015, 09:37 #

          Уважаемая Анна Александровна, хотелось бы конкретики и ответа на вопрос — «что делать?» Статья сия сугубо практическая, цель поделиться эмоциями от творчества «страшных лейтенантов» мною не преследуется!

          +2
  • 19 Августа 2015, 11:11 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, считаю, что основания приобретения статуса и основания его прекращения не совпадают. Если статус приобретается задержанием, мерой пресечения, возбуждением дела в отношении и уведомлением о подозрении, то прекращается он либо предъявлением обвинения, либо отказом от уголовного преследования, оформленного соответствующим постановлением.
    На мой взгляд, это больше отвечает интересам подозреваемого. Допустим у следствия нет достаточных доказательств для предъявления обвинения, но следствие продолжается, по делу назначаются и проводятся экспертизы. «Подозреваемому», с точки зрения обеспечения права на защиту, целесообразней знакомится с постановлениями о назначении экспертиз, задавать свои вопросы, заявлять отводы экспертам, чем утратить права в процессе, в котором вероятней всего вскоре его привлекут в качестве обвиняемого.
    Аналогичная ситуация с предъявлением доказательств невиновности. Следователь избрал подписку, допросил, через 10 дней подписку отменил, и человек по делу никто, все его ходатайства в порядке ч.2 ст.159 УПК РФ, отклоняются, поскольку лицо утратило статус подозреваемого, и, соответственно, право заявлять ходатайства.
    Подумайте над этим, коллега, у нас итак меньше возможностей в равноправном процессе, стоит ли строить практику в том направлении, чтобы решить пробел в законодательстве в сторону ущемления прав защиты

    +3
    • 19 Августа 2015, 16:37 #

      Уважаемый Константин Александрович, если Вы читали мои комментарии, то не могли не заметить что:
       Уважаемый Андрей Борисович, в данной ситуации есть подводный камушек, о котором я написать не могу. Скажем так, максимум того, что можно вытянуть из статуса подозреваемого мы уже вытянули. Теперь на путь к станции «Терпилово»(giggle)

      +2
  • 19 Августа 2015, 16:57 #

    Уважаемый Константин Сергеевич, даже плюсанул от досады))) потому как не узнаю, что там за камушек

    +3

Да 43 42

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Метаморфозы правового статуса подозреваемого» 5 звезд из 5 на основе 42 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации