Выигран суд о взыскании платежей за найм жилого дома, сумма немалая, при этом, данный процесс был одним из многих других, связанных прямо или косвенно с многолетним разделом имущества бывших супругов. Наниматель дома оказался невольно втянут в противостояние бывших супругов, и как это обычно бывает, оказался в «лагере» бывшего мужа.

Наверное, поэтому мне не удалось уговорить доверительницу избрать самый простой в этих случаях способ исполнения решения суда – направить исполнительный лист непосредственно в банк должника.

Доводы доверительницы были следующие – поскольку банк и счет были отражены в доказательствах дела, денег сейчас там должник не держит, а если и да, то не зря банк в своем названии содержит слово «частный», небольшое количество вкладчиков с большими средствами на вкладах рассчитывают на трепетное отношение к ним со стороны банка, и к моменту принятия исполнительного листа в работу, денег на счете уже не окажется. К тому же, должник, соглашался оплатить присужденную сумму, но настаивал на предъявлении ему исполнительного листа.

Решение принято, обращаемся в службу судебных приставов.

11 февраля подано заявление о возбуждении исполнительного производства

Закон об исполнительном производстве определил максимальный срок для возбуждения исполнительного производства шесть дней со дня поступления заявления взыскателя, значит, появляюсь через неделю в отделе, знакомлюсь с «нашим» приставом.

Именно так и будем его называть в дальнейшем, для удобства повествования, чтобы не путать с «чужим» приставом, исполняющим решение суда в пользу бывшего мужа.

Но этот персонаж появится позднее. А пока смотрю в уставшие глаза нашего пристава, и кроме вселенской тоски ничего не замечаю.

Потому и не удивляюсь, что постановление о возбуждении производства в бумажном виде нет, ибо сломался сервер, письмо должнику, его копии или реквизитов почтового отправления в наличии тоже нет, где-то оно вот тут лежит, погребенное под кипами других дел.

Пообещав наведываться в каждые вторник и четверг, удаляюсь. В последующие две недели встреч, получил копию постановления и обещания пристава арестовать счета и закрыть выезд за границу после уведомления должника.

26 февраля — исполнительное производство возбуждено

Март прошел в позиционных боях с приставом, количество моих визитов перешло в качество воздействия и, наконец, наступил богатый на события апрель.

02 апреля — поручение пристава о розыске должника в Московской области

Демонстрация приставу жалобы на бездействие вызвало флегматичное парирование — «Жалуйтесь. Но результат будет обратный. У нас не любят жалобщиков». Как показали дальнейшие события — блеф. Тем не менее,

15 апреля — постановление о розыске и аресте счетов

Лично отвожу в банк. Действительно, приватный, единственный небольшой и пустынный офис.

На следующий день мне позвонили из банка и сообщили, что счета есть, требуемая сумма имеется. Видимо, позвонили не только мне, потому как

17 апреля — арест дебиторской задолженности «чужим» приставом-исполнителем

Арестованы средства на счете в банке нашего должника по исполнительному производству в отношении моей доверительницы как дебиторская задолженность.

Из постановления: «1.Наложить арест на дебиторскую задолженность, денежные средства в размере… дебитора ФИО (должника в рамках исполнительного производства № NNN (--по нашему заявлению — прим.)), арестованные на основании постановления судебного пристава-исполнителя Х (– нашего пристава — прим.). 2. Объявить запрет на совершение должником и дебитором любых действий, приводящих к изменению либо прекращению правоотношений, на основании которых возникла дебиторская задолженность, а также на уступку права требования третьим лицам».

В тот же день вынесено второе постановление, аналогичное первому, но первое было обращено Банку, а второе… нашему приставу-исполнителю.

И далее началась игра кто первый доберется до сокровищ Агры. Поначалу мы безнадежно проигрывали в этой гонке, поскольку я общался и получал информацию от приставов в приемные дни вторник и четверг, а наши оппоненты получали информацию незамедлительно, как и действия пристава-исполнителя на их просьбы.

21 апреля — перевод денег нашим должником на счет «нашего» отдела судебных приставов, и направление мной отзыва исполнительного листа

Видимо, в этот день обе стороны были в растерянности. Я на тот момент не определился с тактикой, а должник, видимо, опасался получить в итоге исполнительский сбор на немалую сумму. В отделе приставов тоже не знали как поступить. Толковая замначальника отдела лист мне не вернула, сославшись на поступление денежных средств на депозит отдела — исполнительное производство окончено. Как поступить дальше — не знает.

Однако стороны быстро оправились и перешли к действиям. В тот же день мною подана жалоба в суд на действия «чужого» пристава-исполнителя, ранее осуществленным в отношении моей доверительницы, к настоящему делу отношения не имеющим, а

24 апреля — жалоба в суд на действия «чужого» пристава-исполнителя по аресту дебиторской задолженности.

Основной довод жалобы был сформирован ВАС РФ (как же нам его сейчас не хватает!) — По смыслу ст. 75, 76 Федерального закона от 02 октября 2007 года N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» право требования должника к третьему лицу, не исполнившему денежное обязательство перед ним как кредитором (дебиторскую задолженность) следует отличать от имущественного права лица, который выступает в качестве взыскателя по исполнительному документу, эти права нетождественны и нуждаются в различном правовом регулировании.

Жалобу я резюмировал анекдотом — «Нарушение прав заявителя заключается в ….аресте ареста(!) денежных средств ее должника».

Замоскворецкий суд г. Москвы поступил по совету Ходжи Насреддина — к моменту готовности суда рассмотреть жалобы, и ишак, и эмир издохли. Постановления были отменены. А пока

05 мая — подача заявления об ускорении рассмотрения дела, ч.6 ст. 6.1 ГПК РФ.

Из заявления —

«Согласно с п.1 ст. 257 ГПК РФ суд рассматривает такие жалобы в десятидневный срок. Однако на сайте суда размещена информация о движении дела, согласно которой делу присвоен № ХХХ, 28.04.2014 г. жалоба принята к производству, подготовка дела назначена на 24.05.2014 г. на 10-30 и в тот же день, т. е. 24.05, в 15-58 вынесено определение о назначении дела на 25.06.2014 г. на 10-30!

Оставляя без комментариев назначение дела «из будущего», считаю, что назначение рассмотрения жалобы с нарушением срока, установленного ст. 257 ГПК РФ на 55 дней определенно нарушает право заявителя на судопроизводство в разумный срок».

 

Вот так, находясь в апреле, на сайте суда можно узнать чем разрешится заседание суда в мае!

05 мая — жалоба в суд на бездействие «нашего» пристава

В суде встретил пристава. Он очень обрадовался подачи на него жалобы, так как весь отдел не знает как поступить.

06 июня — ответ председателя суда на заявление об ускорении рассмотрения дела.

«… суд г. Москвы разъясняет Вам, что данное заявление не может быть рассмотрено, поскольку в заявлении об ускорении рассмотрения дела отсутствуют доводы и не указаны обстоятельства, на которые Вы основываете свое требование об ускорении дела… Председатель суда не вправе вмешиваться в процессуальную деятельность судей».

Видимо, 55 дней вместо 10 и назначение дела из будущего — не чрезмерное затягивание...

02 июля — получили почтой новые постановления «чужого» пристава

Постановления были направлены в наш адрес только 25 июня. Первое от 28 апреля в банк отмене ареста дебиторской задолженности и от 29 апреля об отмене ареста дебиторской задолженности и об обращении на нее взыскания «нашему» приставу. Из постановления: «Поручить судебному приставу-исполнителю (нашему) незамедлительно сообщить судебному-приставу-исполнителю (чужому) об исполнении постановления».

Но эти два месяца форы неприятелю не помогли. «Наши» приставы стоически бездействовали, поскольку до этого никто из коллег не обращал взыскание на денежные средства, находящиеся у них на депозите. Потому и радовался «наш» пристав-исполнитель, узнав что на его бездействие подана жалоба.

10 июля — подана жалоба в суд на постановление об обращении взыскания на дебиторскую задолженность

Суд верен себе. Опять ишак, эмир, и Ходжа Насреддин издохли.

Жалобу и пояснения прилагаю, может быть кому-то пригодится, мне не довелось испытать мои доводы судом. Рассмотрение жалобы было назначено уже после нашего выигрыша в другом суде. Впрочем, в качестве пояснений в выигранном деле, я приводил и эти доводы.

06 августа — решение Кунцевского районного суда г. Москвы

Почти финиш. Суд удовлетворил жалобу, мои новые доводы оставил без внимания, а доводы суда в решении — созвучны первоначально указанным в жалобе и нередко встречаются в практике судов общей юрисдикции.

«Арест может быть наложен судебным приставом-исполнителем только на денежные средства должника, находящиеся на счетах должника или на специальном счете профессионального участника рынка ценных бумаг. Депозит отдела судебных приставов представляет собой специальный счет для временного хранения денежных средств должников и денежных средств, полученных из других источников. Обращение взыскания на денежные средства должника является мерой принудительного исполнения (п.1 ч.3 ст. 68 ФЗ от 02.10.2007 г. «229-ФЗ «Об исполнительном производстве»). Как следует из толкования п. 11 ч. 3 ст. 68 Закона, мерами принудительного исполнения могут быть только те, которые указаны в Законе или в исполнительном документе. Таким образом, судебный пристав-исполнитель не наделен правом обращать взыскания на денежные средства, находящиеся на депозите отдела судебных приставов».

Из резолютивной части решения — бездействие судебного пристава-исполнителя в части не перечисления денежных средств взыскателю признать незаконным. Окончить исполнительное производство, перечислив денежные средства взыскателю.

Постановленное решение не обжаловалось. Возможен ли был иной исход? Известны решения судов общей юрисдикции, в которых суд не замечал пробелов в Законе об исполнительном производстве. А они таковы.

ВАС РФ недаром отмечал, что дебиторскую задолженность нужно отличать от имущественного права по исполнительному документу прав требования, эти права не тождественны и нуждаются в отдельном правовом регулировании. В статье 68 Закона, такая мера принудительного исполнения, как обращение взыскания на дебиторскую задолженность прямо не указана. Можно сказать, что она как часть целого, входит в имущественные права, подпункт 3 пункта 3 ст. 68.

В следующей главе Закона отдельными нормами регулируются порядки обращения взыскания на имущество должника, в том числе ст. 75 на имущественные права и ст. 76 на дебиторскую задолженность, причем, предусмотренный последней порядок обращения взыскания применим и к праву должника на получения денежных средств. Т.е. здесь уже часть целого, регулирует все целое, и это целое очень неоднородное.

Легко ошибиться. В нашем случае, «чужой» судебный пристав-исполнитель должен был и соблюсти порядок обращения взыскания на дебиторскую задолженность, и особенности разных имущественных прав. Т.е. природа имущественного права может меняться (исполнение обязательства, возбуждение исполнительного производства, перечисление денежных средств на депозит службы), а порядок взыскания аналогичен порядку взыскания дебиторской задолженности.

На мой взгляд, нужно было действовать так — арест дебиторской, или арест права получения платежей по исполнительному производству, обращение взыскания с указанием порядка, т. е. обязать дебитора перечислить свою задолженность перед нами на депозит отдела «чужого» пристава. В случае, когда деньги поступили на счет депозита отдела «нашего» пристава, такой порядок уже не применим.

Подобная ситуация нередко встречается на практике, о существовании такой проблемы еще в 2010 году писал замечательный специалист, Алексей Александрович Шарон, создатель и администратор сайта «Блог судебных приставов». Уже после суда я нашел его статью «Взыскание денежных средств, находящихся на депозите отдела судебных приставов». В ней он рассмотрел возможные способы решения проблемы, признав неудачными:

1)Перечисление на счет должника. Т.е. деньги с депозита отдела направляются на арестованый счет взыскателя, являющегося должником, а далее обращение взыскания на денежные средства.Автор видит проблему в том, что очередность списания по исполнительным документам ниже, чем по налоговым требованиям. А от себя добавлю — деньги до счета должника могут и не дойти.

2)Обращение взыскания на имущественное право, на право требования по исполнительному документу. Автор исключает такой вариант — «… денежные средства на депозите судебных приставов нельзя расценивать как право требования по исполнительному документу.Право требования вытекает из неисполненного денежного обязательства контрагента нашего должника. В нашем же случае, денежное обязательство исполнено, и денежные средства находятся на депозите территориального отдела судебных приставов.Таким образом, денежное обязательство прекратилось на основании ч.1 ст. 408 ГК РФ, его надлежащим исполнением.Раз денежного обязательства нет, то невозможно и обратить взыскание на право требования, вытекающее из данного денежного обязательства».

3)Третий вариант — обращение взыскания на денежные средства, находящиеся на депозите территориального отдела судебных приставов. Так поступить тоже нельзя, заключает автор, и приводит судебную практику, в частности, определение ВАС РФ от 08.02.2010 г № ВАС-918/10, с выводами, знакомыми нам по нашему решению.

«Денежные средства есть, а «взять» их нельзя», пишет автор и полагает правильным воспользоваться институтом обращения взыскания на имущество должника, находящиеся у третьих лиц. Процитируем все предложение.

«В соответствии с ч. 1 ст. 77 Закона, обращение взыскания на имущество должника, находящееся у третьих лиц, производится на основании судебного акта. С данным заявлением может обратиться либо взыскатель, либо сам судебный пристав-исполнитель (ч. 2 ст. 77 Закона), и оно рассматривается судом в 10-дневный срок со дня поступления. Для того чтобы, не нарушить положения ч.1 ст. 110 Закона, обязывающие пристава перечислить денежные средства с депозита должника в 5-дневный срок, к заявлению об обращении взыскания на имущество, находящееся у третьих лиц, необходимо приложить заявление об обеспечении иска в порядке гл. 13 ГПК РФ (в виде наложения ареста на денежные средства должника, находящиеся на депозите.) Заявление об обеспечении иска, рассматривается судом в день его поступления (ст. 141 ГПК РФ), и таким образом, положения ч.1 ст. 110 закона не будут нарушенными».

С таким предложением нельзя согласиться. Причем, как с точки зрения судебного пристава-исполнителя, так и взыскателя-должника. Потому как реализация предлагаемого варианта на практике может затянуться, как и  рассмотрение заявления об обеспечительных мерах в день его подачи.

Выражу сомнение и в удовлетворении судом подобного иска. Однозначно ли суд ответит на вопрос — чьи же это денежные средства, находящиеся на депозите РОССП? Должника, который эти средства туда перечислил, или же взыскателя (должника по другому ИП)? Автор статьи полагает, что последнего, с чем мне согласиться трудно. Во-первых, автор выше в статье сам отмечал, что «Депозит территориального отдела судебных приставов не является счетом должника, а представляет собой специальный счет, для временного хранения денежных средств должников и денежных средств, полученных из других источников». В процитированном предложении в первый раз слово «должник» подразумевает именно «должника-взыскателя».

Далее, давайте вспомним, что происходит, если взыскатель за три года не сообщит приставу-исполнителю реквизиты для зачисления денежных средств?

Они уходят в бюджет. Без суда. Значит — не являются имуществом, с коим граждане расстаются или добровольно, или по решению суда. В третьих, в упоминавшемся выше Постановлении ВАС РФ эти деньги прямо называются денежными средствами должника (не должника-взыскателя), подлежащими распределению. Ведь с этого депозита, за счет этих средств, оплачивается и сумма долга, и исполнительский сбор, и расходы на специалистов.   А раз так, то и институт обращения взыскания на имущество должника, находящиеся у третьих лиц здесь не применим.

Свой вариант решения проблемы я привел выше, однако непонятно, как же окончить исполнительное производство, возбужденное в интересах взыскателя-должника? Расценить платеж на депозит другого отдела приставов как фактическое «исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе» (пп.1 п.1 ст. 47 Закона)? Видимо, так.

В нашем процессе, по обжалованию бездействия судебного пристава-исполнителя, принимал участие представитель заинтересованного лица, стороны нашего взыскателя. После заседания, он спросил: — «Чё вы добиваетесь?!»

Действительно, чё? Деньги распределят на арестованный счет доверительницы и все?

Однако, на тот момент у меня уже было решение. О нем немного позже, продолжение следует. 

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.04.06. ответ председ​ателя суда90.2 KB
2.05.05. жалоба на без​действие196.2 KB
3.02.10 обращение взыс​кания на дебиторскую1.1 MB
4.24.04.жалоба на арес​т дебиторской351.4 KB
5.10.07.пояснения суду​+ПрактикаАС747.6 KB
6.05.05. об ускорении ​дела257.7 KB
7.17.04 арест дебиторс​кой1.2 MB
8.10.07.жалоба на обра​щения взыскания1.2 MB
9.06.08. решение суда8.2 MB

Да 26 26

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Крикун Роман, Климушкин Владислав, Рожнов Иван, Гречанюк Василий, Шарапов Олег
  • 24 Марта 2017, 14:44 #

    Уважаемый Иван Георгиевич, интересный кейс.

    +3
  • 24 Марта 2017, 22:39 #

    Уважаемый Иван Георгиевич, как всегда поразили, порадовали, оставили кучу размышлений.
    Огромное спасибо!
    Сталкивался с подобной проблемой и полагал, что она должна решаться через зачёт встречных требований, причём такой зачёт считал возможным только через обращение в суд о порядке исполнения судебного акта.
    Каково же было моё удивление, когда обнаружил практику по которой пристав получал уведомление от должника, что он де сам зачёл встречное требование и этим исполнил решение суда! Пристав тут же признавал это дело и оканчивал исполнительное производство! Обиженная другая сторона обращалась в суд с жалобой, а суд говорил «всё верно — это же зачёт»!
    И вот после этого я окончательно был поражён буковой «О» со всеми возможными добавками и пребываю в этом чувстве до сих пор.
    Соответственно, можно представить моё ощущение от Вашей статьи — это «О-О-О». Нет слов, просто иду на сайт: yahoo.eu :x 8-| (shake)
    Судны дела твои, Господи!

    +9
    • 25 Марта 2017, 00:18 #

      Уважаемый Владислав Александрович, не хотел утомлять читателя, тут много неразрешенных вопросов. Я в статье отмечал благодарность ВАС, но он же подложил свинью в виде надлежащего исполнения обязательства исполнением на депозит приставов решения суда. Мол, нельзя взыскивать по 395-й, если должник оплатил долг на депозит приставов. Но это же не так… Если  судом было установлено, что должник действительно должен, то какое же это надлежащее исполнение обязательства?!  ВС РФ в 2016-м году по обязательствам разъяснил — с момента зачисления на корр. счет кредитора. И это верно, если просто прочитать 395-ю.
      Так что будем уповать на грамотного судью при рассмотрении подобных дел. А резюме — надо бороться как лягушка, пока суды считают, что обращать взыскание на депозит приставов нельзя — действуйте!

      +6
      • 25 Марта 2017, 02:18 #

        Уважаемый Иван Георгиевич, тут есть один дополнительный странный момент, над которым можно подумать — это Пленум ВАС от 23.12.2010 № 63 (ред. от 30.07.2013) «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“

        Меня всегда интересовал тот факт, что в сути банкротство — это просто одномоментное исполнение в отношении всех кредиторов. Полагаю, когда-то законодательство об исполнительном производстве и о банкротстве станут чем-то единым, типа кодекса исполнительного производства.

        +4
    • 28 Марта 2017, 15:40 #

      Уважаемый Владислав Александрович, я сам был в такой ситуации: наследница была должником, приняв долг вместе с наследством, деньги, взятые в долг, наследодатель при жизни отдала мошеннику, у мошенника мы дело выиграли, он был пенсионер ФСБ, и шли два исполнительных производства: из пенсии мошенника наследник как бы получала деньги на счет приставов, оттуда эти деньги сразу шли в погашение долга за наследодателя на счет нашего взыскателя.  Все участники были родственниками и бывшими друзьями. Такая Санта-Барбара.

      +1
  • 25 Марта 2017, 11:38 #

    Уважаемый Иван Георгиевич, благодарю за интересную публикацию! 

    +1

Да 26 26

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Судебная защита от обращения взыскания на дебиторскую задолженность» 4 звезд из 5 на основе 26 оценок.

Похожие публикации