Эта история началась более двух лет назад обращением доверителя, матери осужденного гражданина, который нуждался в помощи по обжалованию приговора.
Одновременно мне сообщили, что ранее мать заплатила деньги некоему юристу за оказание помощи  в защите сына от уголовного преследования. Как выяснилось,«помощь» ограничилась приемом и присвоением денег в сумме 300 т.р.
Судебным произволом, когда дело касается «чести мундира» госорганов, а тем более бюджетных средств, к сожалению, никого не удивишь.
Вот и я, в бытность мою руководителем юридической службы одной небольшой, но финансовой группы компаний, получил опыт взыскания убытков с ФССП, причиненных ненадлежащим совершением исполнительных действий при исполнении решения суда о взыскании денежных средств.
Ко мне за адвокатской помощью обратился Л., осужденный, отбывающий наказание в колонии строгого режима г. Тюмени. Он был осужден за убийство по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Назначено наказание в виде 13 лет лишения свободы.
Обычно по ч. 1 ст. 105 УК РФ дают 9-10 лет, а тут 13! Это уже говорит о случае более серьезном, чем просто убийство. Л. к тому времени уже отбыл свои 2/3 срока наказания и мечтал поскорее оказаться на свободе.

 По рекомендации знакомых обратился ко мне гражданин с просьбой подготовить документы и участвовать в суде по вопросу УДО его родственника. Опыт в подобных делах был, поэтому договорившись по всем формальностям и заключив соглашение, приступил к исполнению поручения.
Недавно вот здесь я писал о том, что суд удовлетворил ходатайство осужденного об условно- досрочном освобождении вопреки мнению прокурора, что само по себе редкость.
Сегодня рассмотрено судом ходатайство моего Доверителя об условно- досрочном освобождении от дальнейшего отбывания наказания в виде лишения свободы.
Суд удовлетворил ходатайство, однако понервничать пришлось. В целом поведение осуждённого в ИК, его отношение к труду позволяло сделать вывод о том, что в дальнейшем он не нуждается в изоляции от общества, однако в период отбывания наказания он имел неосторожность получить выговор от администрации, затем трижды с ним проводились профилактические беседы.
При исполнении судебного акта, обязывающего ответчика совершить определённые действия по изменению ландшафта, выявилась склонность судебного пристава-исполнителя к его произвольному толкованию. Сначала это выразилось в попытке с наскока окончить исполнительное производство.
Однако, эта попытка была пресечена путём обращения в суд (подробно это приключение описано здесь ). А в дальнейшем это проявилось в более «деликатной» консолидации точек зрения должника (ответчика) и судебного пристава, которая в ближайшем будущем грозила вылиться в аналогичное постановление об окончании исполнительного производства, но только с меньшими перспективами для его дальнейшего обжалования.
Пролог Эта история началась с того, что ко мне обратилась пожилая женщина со своей проблемой. Ее сын С. был осужден за ряд преступлений, предусмотренных ст. 30 ч. 3 п. Б ч. 2 ст. 228.1 УК РФ и отбывал наказание в местах лишения свободы. Судом для С. был определен режим содержания в колонии особого режима, и он отбывал наказание в одной из колоний с данным режимом пос. Харп.
По отбытию определенного времени за хорошее поведение и добросовестное отношение к труду судом был изменен для С. режим содержания в сторону смягчения, с особого на строгий.
Тот, кто хоть раз оспаривал бездействие судебных приставов по исполнению денежных взысканий, наверное слышал и основной их аргумент (мантру? молитву? заклинание?): «Двухмесячный срок на исполнение, установленный частью 1 статьи 36 ФЗ „Об исполнительном производстве“ является не пресекательным, а служебным, и следовательно совершение судебным приставом действий за пределами этого срока нельзя считать незаконным бездействием.» При этом сей бред обычно произносится очень уверенно, с надутыми щеками и скороговоркой.
Эпиграф:
Don't put all your eggs in one basket.  *
В отдел судебных приставов был предъявлен исполнительный лист, выданный арбитражным судом. Разумеется, что после этого со стороны службы не последовало не только никаких действий, но даже не поступило никаких известий о нём. То есть грубо нарушались статьи 14, 24, 30 ФЗ «Об исполнительном производстве», что стало поводом для обращения в суд с двумя заявлениями-близнецами в порядке статьи 329 АПК РФ. 
← назад дальше →
1 2 3 4 5