В начале 2016 г. обратилась ко мне женщина с просьбой осуществлять защиту ее мужа, совершившего дорожно-транспортное происшествие со смертельным исходом в состоянии опьянения, то есть по ч.4 ст. 264 УК РФ.

Дела по ДТП являются для меня одной из главных сфер моей деятельности, но с четвертой частью ст. 264 УК РФ приходится сталкиваться не так уж часто. Судебная практика по данной категории дел весьма сурова и суды в подавляющем большинстве случаев назначают реальное лишение свободы.

Мой подзащитный после ДТП находился еще в больнице, поэтому узнать подробности ДТП от него пока  удалось лишь в общих чертах от его супруги. Но, к сожалению, никакой значимой для меня информации она не сообщила.

И вот через неделю представилась наконец возможность пообщаться лично с «виновником торжества». В беседе он поведал мне, что выезжая из города, по пути подхватил своего знакомого (ставшего впоследствии жертвой ДТП), находившегося в состоянии сильного алкогольного опьянения. О своем алкогольном опьянении мой будущий подзащитный заявил, что в день ДТП алкоголь не употреблял, а «хорошо поддал» накануне вечером. (забегая вперед, наркологическое освидетельствование показало наличие в крови моего подзащитного алкоголя, поэтому данный факт оспаривать было бессмысленно).

В ходе движения между ним и пассажиром произошел словесный конфликт, в ходе которого пассажир ударил его кулаком в правую часть лица, отчего он потерял сознание, потерял управление автомобилем, выехал на встречную полосу, где и совершил столкновение с движущимся навстречу внедорожником. В результат ДТП пассажир автомобиля моего подзащитного погиб. Во внедорожнике, которым управляла беременная женщина, все, слава Богу, живы и серьезно не пострадали.

Как обычно бывает в таких случаях, следствие и суд с большой долей сомнения относятся к таким версиям подозреваемых, считая их, конечно, происками зловредных и недобросовестных адвокатов. Но в том то и дело, что эта версия была озвучена мне самим подзащитным. Более того, наличие телесных повреждений в виде ссадин в правой части лица и в районе уха, позволяло утверждать, что версия моего подзащитного является правдивой.

Очень интересной представляется позиция прокурора, проверявшего это дело в процессе предварительного следствия: «пьяный, значит виноват...»О необходимости установления прямой причинно-следственной связи между нарушением ПДД и совершенным ДТП, прокурор, по видимому, забыл… А может, и не знал вовсе.

Дело в том, что сам факт управления автомобилем в состоянии опьянения не всегда находится в прямой причинно-следственно связи с ДТП. Допустим, едет пьяный водитель. Но едет по своей полосе с разрешенной скоростью и пр. Но на его полосу лоб в лоб выезжает водитель трезвый и происходит столкновение. Как показывает судебная практика и подсказывает логика — виноват тот, кто выехал на встречную полосу. Но у прокурора логика несколько другая: «выпил — сиди дома. Выехал пьяный на дорогу — уже, нарушил ПДД. Если б не выехал, ДТП не произошло бы».Наша версия произошедшего была озвучена нами на допросе в качестве подозреваемого. После этого с целью ее проверки следователем, естественно,  была назначена судебно-медицинская экспертиза. Выводы эксперта были следующие:«учитывая линейный вид ушибленной раны в правой околоушной области и ее длину (3 см), причинение ее в результате локального ударно-травматического воздействия рукой нападавшего  (кулаком или локтем) представляется крайне маловероятным». Таким образом, эксперт не смог полностью исключить версию моего подзащитного, а лишь поставил ее под сомнение. Ведь крайняя маловероятность не есть «полная невозможность». Однако суды у нас в подавляющем большинстве полностью забыли содержание ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса…

Данный вывод эксперта был мной подвергнут серьезной критике на следствии и в суде,  по тем основаниям, что омеханизме возникновения данного телесного повреждения эксперт не пояснил ничего, хотя такой вопрос перед ним ставился. Эксперт указал на маловероятность возникновения телесного повреждения, следовательно, он  должен указать механизм его образования, то есть как и чем оно, по его мнению, было причинено. Формулировка, указанная в п. 7 выводов эксперта также не отвечала на вопрос о механизме образования данной раны. Приводилась  лишь абстрактная фраза «могли быть получены в результате ДТП от 04.03.2016 г. в салоне автомобиля в ходе столкновения транспортных средств». А как получены? Обо что? О части автомобиля, панель, стекло, рукоятку КПП, руль? Ответа на данный вопрос эксперт не дал. Тогда в связи с чем он посчитал маловероятным причинение раны в результате удара потерпевшего? Из приведенного вывода эксперта не усматривается, на основании чего эксперт пришел к выводу о маловероятности причинения ушибленной раны правой околоушной области в результате удара, нанесенного водителю пассажиром. Эксперт не сослался на какую-либо литературу, экспертные методики. Экспертом не раскрыта методика определения возникновения указанных телесных повреждений, то есть, почему получение данного телесного повреждения от удара пассажира маловероятно. При этом следует отметить, что в том же заключении эксперт при оценке телесного повреждения в виде перелома челюсти максимально подробно описал методику определения механизма возникновения данного телесного повреждения, ссылаясь на соответствующую литературу, и получив консультацию профильного специалиста, в результате чего сделал вывод о том, что «образование этого перелома в результате локального ударно-травматического воздействия рукой нападавшего по правой половине лица… исключается». Данный вывод стороной защиты не оспаривался, поскольку являлся надлежащим образом подтвержденным и научно обоснованным. Так почему же подобного вывода не сделано экспертом при исследовании ушибленной раны? Нет ссылок на методики исследования ран, их виды и способы причинения? На все эти вопросы эксперт не ответил ни на следствии ни в суде.

В качестве закономерного итога судебного процесса, который к материалам дела, в целом, не добавил никакой полезной информации, в прениях я указал суду на недоказанность вины моего подзащитного, и просил его оправдать. Речь в прениях в письменном виде приобщил к делу.

Судебное следствие закончилось. Подсудимый и другие участники из зала вышли. Я задержался, собирая вещи и документы, когда услышал от судьи: «Вы что, Егоров, совсем? Оправдать!?» На что я ответил: «Да, оправдать, я все изложил в прениях». Судья «зависла» в задумчивости. «А что, вы дальше пойдете обжаловать?» — был следующий ее вопрос. «Позиция моего подзащитного – в случае назначения реального лишения свободы он готов идти до конца», — ответил я. (И действительно, как признался мне мой подзащитный перед судом, за больше полугода следствия и суда он устал и  хотел лишь одного – остаться на свободе. Не важно как – оправданным, или с условным сроком, лишь быть остаться со своей семьей. Водительское удостоверение ему было уже не нужно – машина разбита в ДТП, после чего ее остатки сгорели на стоянке).

Судья удалилась для вынесения приговора. На следующий день был оглашен приговор – 4 года лишения свободы условно с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на срок 3 года.

Мой подзащитный с приговором согласился и решил его не обжаловать. Воля доверителя — закон для адвоката.

В заключение хочу отметить, что в приговоре вывод эксперта о маловероятности получения телесных повреждений моим подзащитным в результате удара самого потерпевшего, о котором речь шла выше, судом не приведен вообще. Вот такое «избирательное правосудие»…

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.приговор455.5 KB

Да 40 40

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Стрижак Андрей, Коробов Евгений, alexus42rus, Семячков Анатолий, advokat2167, advokatsakha74, sherbininea, advokat-smv, Борисов Юрий, fursa738, Курбанов Курбан, user4828, user31065, Сергеев Иван
  • 25 Декабря 2017, 16:02 #

    Уважаемый Евгений Валерьевич!

    Таким образом, эксперт не смог полностью исключить версию моего подзащитного, а лишь поставил ее под сомнение. Ведь крайняя маловероятность не есть «полная невозможность». Однако суды у нас в подавляющем большинстве полностью забыли содержание ст. 14 Уголовно-процессуального кодекса…Маловероятно, более вероятно, событие 1 более вероятно чем событие 2 — это слабейшее место в экспертизе любого профиля.
    Если бы директором был я, то запретил вероятные заключения законом
    Федеральный закон № 73-ФЗ от 31.05.2001 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

    +6
  • 25 Декабря 2017, 17:24 #

    Уважаемый Евгений Валерьевич, встречал похожие способы защиты (объяснения почему произошло ДТП). Как говорится у мертвого уже не спросишь. Раз уж Вы описали это дело позвольте с Вами о нем порассуждать. Для начала хочу у Вас уточнить какой марки был автомобиль, время года когда произошло событие, в чем был одет потерпевший, были ли исправны ремни безопасности, в частности меня интересует ремень безопасности пассажира — потерпевшего, состояние кистей рук потерпевшего?

    +5
    • 26 Декабря 2017, 12:22 #

      Уважаемый Михаил Владимирович, автомобиль моего подзащитного — ИЖ «Ода», время года — начало марта, насчет одежды — по сезону. Ремнем потерпевший естественно не пристегнут. А по поводу повреждений кистей рук — забыл описать СМЭ установила наличие ссадин на кисти руки. Какой — не помню. Возможно обеих. Я видел фото трупа и хотя не эксперт, могу почти стопроцентно утверждать, что такие ссадины на кистях могут образоваться об ударов кулаками.

      +1
      • 26 Декабря 2017, 18:11 #

        Уважаемый Евгений Валерьевич,
        Ремнем потерпевший естественно не пристегнут.подсудимый судя по приговору дает показания что оба были пристегнуты. При исправном ремне безопасности, который должен срабатывать при резком движении, нанести удар (сильный) может быть затруднительно. Этот момент я думаю следствие должно было проверит следственным экспериментом, плюс теплая одежда с учетом начала марта тоже ограничивает удар. Потерпевший был трезв как я понял, получается вообще глупый поступок ударять человека ведущего машину. Не логично для трезвого.
        что такие ссадины на кистях могут образоваться об ударов кулаками.Если удар не пришелся в зубы, то вряд-ли ссадины вообще образовались.

        +1
    • 02 Января 2018, 08:03 #

      Уважаемый Михаил Владимирович, Поддерживаю!

      +1
  • 26 Декабря 2017, 02:15 #

    Уважаемый Евгений Валерьевич, на лицо компромиссное решение суда: обвиняемому условный срок, потерпевшему денег в полном объеме, а прокурору обвинительный приговор. Чтобы никто не стал обжаловать приговор. 
    Отличная работа и соответствующий результат!

    +2
    • 26 Декабря 2017, 12:27 #

      Уважаемый Степан Оганесович, жаль, что мой подзащитный не захотел идти дальше. Интуиция подсказывала, что можно добиться большего. Хотя. в нашем деле главная заповедь как и у врачей «Не навреди».

      +2
      • 27 Декабря 2017, 14:12 #

        Уважаемый Евгений Валерьевич,
        ПРАВИЛЬНОЕ решение.
        Когда Доверитель остался на свободе, — то обжалование (с применением института самооговора) может привести его реально за решётку.
        По соответствующему представлению прокурора.

        0
  • 26 Декабря 2017, 07:49 #

    Уважаемый Евгений Валерьевич, плюсую. Условный срок по ДТП с трупом — большая редкость. 
    Много лет назад явная ошибка следователя также позволила вывести моего доверителя на условный срок при отрицании вины.

    +7
  • 26 Декабря 2017, 11:01 #

    Уважаемый Евгений Валерьевич, повезло Вашему подзащитному с Вами, поздравляю, обоих!
    Неопровержимые сомнения должны толковаться в пользу обвиняемого (подсудимого)!

    +2
    • 26 Декабря 2017, 11:16 #

      Уважаемый Евгений Алексеевич, а на практике часто толкуются в пользу обвиняемого (подсудимого)?

      +1
      • 26 Декабря 2017, 11:56 #

        Уважаемый Иван Анатольевич, практически никогда. Единицы судей, которые сомнения толкуют в пользу обвиняемого, иначе утверждение, что следствие у нас качественное, окажется в самом центре одного прохода вместе с их начальниками.
        Например, в деле Воонежского маньяка я попросил судью объяснить противоречия между показаниями главного свидетеля обвинения, данными им на досудебной стадии процесса и в суде-они прямо противоположны, а ведь перве сведения, когда нет ещё даже подозреваемого, более правдивые.  Судья, как и водится ничего не отвтил в приговоре. А как ответить, когда имеем не просто сомнения, а доказательства лжи главного свидетеля. Прокурор смолчала, т. е. стала соучастницей преступления по вынесению заведомо неправосудного приговора. Хотя обязана была настоять на моем ходатайстве и вызове этого урода в суд для допроса. Однако суд отказал, а прокуроша поддержала суд. Что из этого можно назвать не то что правосудием, а хотя бы намеком на судопроизводство.

        +1
  • 26 Декабря 2017, 12:05 #

    Уважаемый Евгений Валерьевич, какова позиция потерпевших была?

    +1
    • 26 Декабря 2017, 12:24 #

      Уважаемый Юрий Васильевич, жена потерпевшего особо крови не жаждала, но по поводу наказания вопрос оставила на усмотрение суда, кажется. Заявила иск, точную сумму которого не помню, но, кажется, гораздо меньше, чем по практике взыскивает наш суд и суд его удовлетворил.

      +2
  • 26 Декабря 2017, 15:09 #

    Уважаемый Евгений Валерьевич, совершенно согласен с позицией относительно презумпции, и относительно выводом эксперта. Суды заключения экспертов прям боготворят. Между тем очевидно, что в этом случае сомнения… хм… на лицЕ.

    +2
  • 27 Декабря 2017, 00:27 #

    Уважаемый Евгений Валерьевич, поздравляю Вас с успешным завершением дела. Ваша принципиальная позиция видимо своевременно остудила «праведный гнев» судьи и прокурора.

    +2
  • 27 Декабря 2017, 08:39 #

    Уважаемый Евгений Валерьевич, к сожалению, практика привлечения к уголовной ответственности водителя при наступлении смерти потерпевшего по делам о ДТП  устанавливается повсеместно.  При этом и следователю, и прокурору, и даже суду без разницы: имеются ли сомнения в виновности обвиняемого, подсудимого.

    +2
  • 27 Декабря 2017, 14:08 #

    Уважаемый Евгений Валерьевич,
    «в приговоре вывод эксперта о маловероятности получения телесных повреждений моим подзащитным в результате удара самого потерпевшего, о котором речь шла выше, судом НЕ ПРИВЕДЁН вообще»
    НЕ ЖЕЛАЮТ наши судьи давать оценки доводам граждан!
    Видимо так «велит им долг судьи и их совесть».
    На ВСЕХ уровнях.
    Вплоть до заместителя Председателя ВС РФ (г-н Лебедев не участвует в таких процедурах — зачем оно ему. Правда ранее, когда УПЧ РФ был уважаемый В.П.Лукин — крайне редко он реагировал на его жалобы в пользу граждан. Но и это было менее 1 промилле).
    А также сам КС РФ во главе с г-ном Зорькиным.
    Вертикаль, однако:(

    0
  • 29 Декабря 2017, 17:06 #

    Уважаемый Евгений Валерьевич, все хорошо. В моем случае, подобное дело о ДТП, предварительное следствие- причем проводилось в двух органах — ОВД и СК, просто закрывают глаза на все о чем ходатайствует сторона защиты. Отвергают все. Принимают только обвинительный уклон. Причем, эксперт автотехник говорит о том, что для выяснения всех обстоятельств на поставленные вопросы, нужны сведения, о которых говорит адвокат, просто игнорируются. Говорят, что это  не нужно для выяснения всех обстоятельств ДТП. Надеялись на суд первой инстанции. Зря. Позиция однозначно — обвинительная. Выяснять ни чего не хотят. Явно обвинительный уклон, причем все все понимают. Попросту говоря «заказ», человек должен быть осужден. Итого суда первой инстанции — реальный срок, колония поселения. Сейчас, в январе, апелляция. Надежда на то, что нормальный, понимающий судья будет рассматривать. Вот наше «правосудие».

    0

Да 40 40

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Оправдать нельзя, дать условно. Условное осуждение по ч. 4 ст. 264 УК РФ при непризнании вины подсудимым.» 5 звезд из 5 на основе 40 оценок.
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/
Адвокат Костюшев Владимир Юрьевич
Москва, Россия
+7 (903) 273-9292
Персональная консультация
Уникальная защита по уголовным делам различных категорий на основе большого опыта работы. Представление интересов по гражданским и административным делам, дорожно-транспортных происшествиях.
https://user58814.pravorub.ru/
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Москва, Россия
+7 (932) 000-0911
Персональная консультация
Квалифицированная юридическая помощь и защита. Сильный коллектив единомышленников. Адвокаты, специализированные юристы, арбитражный управляющий. Очно, дистанционно. Все регионы России и за рубежом
https://fishchuk.pravorub.ru/
Эксперт Лизоркин Егор Владимирович
Пятигорск, Россия
+7 (960) 228-1228
Персональная консультация
Независимый эксперт по наркотикам. Рецензирование экспертизы наркотиков. Помощь адвокатам в оспаривании экспертиз наркотических средств. Выезд в суд любого региона страны.
https://lizorkin.pravorub.ru/

Похожие публикации