Не так давно пришлось участвовать в уголовном деле. Молодому парню, было предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 160 УК РФ. Коротко суть была такова.
Будучи директором салона-магазина «Евросеть» мой доверитель несколько раз брал из кассы салона денежные средства, которые потом обратно не возвращал. В один из дней это закончилось проверкой службы безопасности ООО «Евросеть-Ритейл», актом ревизии и выявлением недостачи. Всего моему доверителю в ходе расследования уголовного дела была вменена сумма похищенного чуть более 14 тысяч рублей. А статья то тяжкая.
Материал является продолжением ранее затронутой темы в публикациях:
1) Борьба государства с «обналичиванием» денежных средств. Три основных направления. Влияние на правоприменительную практику.
2) Домашний арест после содержания под стражей .
3) О причинах согласия на оглашение в суде показаний засекреченного свидетеля. Будут ли такие оглашенные показания допустимым доказательством?
Заканчиваю изложение данного дела, размещением итоговых документов, возражений на апелляционное представление прокуратуры и Определение Тюменского областного суда по делу об обвинении граждан в «обналичивании» денежных средств.
Примерно в декабре 2015 года мне как дежурному адвокату поступил вызов в порядке ст.51 УПК РФ. Прибыв в СЧ окружного УВД г. Москвы к следователю, выяснилось следующее:
Уголовное дело, о котором я хочу рассказать, было возбужденно в далеком 2007 году, и успешно было прекращено по реабилитирующим основаниям в 2010 году.  В связи с этим, мне хотелось бы поделиться некоторыми приемами защиты, которые применялись по этому делу.
Обстоятельства дела по версии следствия: в результате оперативно-розыскных мероприятий (далее — ОРМ) – наблюдение (проводилась скрытая видеозапись) была задержана бригада машинистов (3 человека) при попытке слить дизтопливо из баков тепловоза.
Уважаемые коллеги и гости сайта! Домашний арест сам по себе довольно необычная форма (вид) меры пресечения. Домашний арест уже не редкость, но и не частый гость в судебных решениях. В основном эта мера применяется по так называемым экономическим составам преступлений.
Игнорирование требований уголовно-процессуального закона, важнейших конституционных принципов и международных стандартов – практика, увы, довольно распространённая. Некомпетентность «правоприменителя» при избрании самой строгой меры пресечения не только нарушает важнейшие гарантии неприкосновенности личности, но и серьёзно «бьёт» по репутации государства.
Эта история закончилась так же странно, как и началась. Жили-были Сева и Вова (имена вымышленные, производные от инициалов — С. В. и В. В.). Сева был аспирантом, а Вова… просто был.
Сегодня, в честь годовщины нашей Великой Победы, мы хотим рассказать о свой маленькой тактической победе в уголовном деле, в котором следователь категорически не хотел проводить строительно техническую экспертизу для проверки фактических объёмов строительства, как только понял, что результаты этой экспертизы могут полностью перевернуть всю версию обвинения. Однако, по-порядку:
"Мошенничество- одно из самых распространенных преступлений, в 2011 году по этой статье осудили более 25 500 человек, но действующая редакция статьи не учитывает особенности современных экономических отношений и введение новых составов позволит более четко отделить уголовно наказуемые деяния от гражданско-правовых отношений " заявлял судья Верховного суда РФ Николай Тимошин, представляя законопроект о внесении изменений в статью 159 Уголовного кодекс РФ.
Директору крупной сети автосалонов предъявлено обвинение в совершении преступлений предусмотренных ч. 3 ст. 159.4, ч.1 ст. 201, ч. 3 ст. 159.4, ч.1 ст. 201 УК РФ.
Данное обвинение было поддержано прокурором и почти год дело рассматривалось судом.
За время рассмотрения ст. 159.4 УК РФ претерпела ряд метаморфоз, и в конечном счете суд оказался перед трудным выбором. 
← назад дальше →
1 2 3 4 5 6 ...7