Стокгольмский синдром — термин, популярный в психологии, описывающий защитно-бессознательную травматическую связь, симпатию, возникающую между жертвой и агрессором в процессе применения угрозы или насилия.

Под воздействием сильного переживания жертва начинает сочувствовать своим захватчикам, оправдывать их действия и в конечном счёте отождествлять себя с ними, перенимая их идеи и считая свою жертву необходимой для достижения «общей» цели

Несмотря на то, что речь в описании такого явления как «Стокгольмский синдром» идет о насилии, заложниках, агрессии, похищении и угрозах, публикация совсем не о деяниях, ответственность за которые предусмотрена соответствующими нормами Уголовного кодекса, а даже несколько о другом.

Не являясь специалистом в психологии, в ходе более чем 20-ти летней работы по уголовным делам, я многократно сталкивался с некоторым явлением, объяснения которому не мог найти. Оно заключалось в том, что некоторые (причем не мало) подозреваемые, обвиняемые выполняли указания (просьбы, пожелания – неважно в каком виде они были высказаны) представителей стороны обвинения – оперативников и следователей.

Действия, которые их просили выполнить были абсолютно различны – что-то подписать, на что-то указать, что-то сказать, встать там, показать на какой-то объект для фотоснимка и т.п. Главное, что их объединяло – отсутствие какой-либо процессуальной пользы для самого субъекта, их выполнявшего, а зачастую и откровенный вред.

Некоторые примеры:

  •  признание вины, за которым следует заключение под стражу – без проблем.
  • согласие на проведение следственных действий с защитником по назначению, в ночное время (что бы не успел приехать защитник с которыми родственники заключат соглашение) – безусловно.
  •  предоставление паролей от компьютера и телефона – пожалуйста.
  • подписать протокол ознакомления с делом за один день – конечно…

В любом из этих действий как таковом, нет большой проблемы, если обстоятельства складываются так, что для каких-то своих целей они выгодны стороне защиты. Например «скоростное» подписание протокола ознакомления с материалами дела при полном признании вины и расчете на условное наказание, либо желании как можно скорее убыть из СИЗО в ИК.

Но в случае, когда такие цели отсутствуют, действия тех, кто идет на процессуальные уступки в ущерб своим интересам, всегда вызывали мое удивление. Почему это происходит? Причин может быть несколько.

Страх (как бы хуже не стало) и непонимание сути происходящего (а что по другому было можно было? или – а что от этого изменится?) еще можно объяснить условно-рационально – действительно представители органов правопорядка имеют власть над обычными гражданами и могут при большом желании создать ряд проблем не только подозреваемому – обвиняемому и их родным-близким, но и свидетелям, а значение того или иного документа, который от тебя требуют срочно подписать не всегда может понимать даже специалист из другой отрасли права (например юрист-арбитражник).

Если честно, даже я не всегда понимаю смысл некоторых документов, которые представители следственных органов требуют подписать от меня или от доверителя. Но я в таком случае не стесняюсь попросить разъяснить что это такое, кто его придумал и зачем нам это подписывать.

В большинстве случаев в ответ слышу ссылки на прокурора, начальство, заведенный порядок и так далее, после чего прошу все-таки вернуться к нормам уголовно-процессуального кодекса, что иногда помогает,  в иных случаях я узнаю о своем непрофессионализме и грядущем обрушении на мою голову (за отказ подписать свежепридуманный документ) всех возможных кар, начиная от жалоб и заканчивая в зависимости от фантазии говорящего.

Но это все-таки крайние случаи, применение насилия к подозреваемым и обвиняемым, и даже угрозы применения насилия, в настоящее время являются чем-то из ряда вон выходящим, по крайней мере в нашем регионе я об этом давно не слышал.

Гораздо чаще на вопрос – «зачем ты это сделал (подписал, сказал, промолчал согласился и т.п.), ведь это явно не в твоих интересах?» встречается ответ… Точнее даже не ответ, а что-то малообъяснимо-подсознательное, в переводе на рациональный язык означающее – это была просьба и отказать было неудобно.

Неудобно. Не хочу портить отношения. На них давит начальство и прокуратура. Следователя могут наказать. Ну он же давал родным свидания и разрешал телефонные звонки. Никто не даст прекратить дело, только в суде можно.

Это все неправда? В основном правда. И начальники с прокурорами могут «высказывать свое видение» обстоятельств уголовного дела и могут наказать. И постановление о прекращении дела или преследования могут отменить. И разрешение свиданий и телефонных звонков, если их дают без множества жалоб – говорит о некотором гуманизме.

Но повод ли это соглашаться на все требования, подписывать все предложенные документы, давать те показания, которые «надо» или знакомиться с делом за пару часов, «по диагонали»? Конечно, в ответ на нормальное отношение у каждого человека возникает ответная реакция – хочется сделать что-то хорошее тому, кто так добр к тебе.

Тем более что он сам об этом просит. И это так просто – надо только расписаться в несущественной на первый взгляд «бумажке». Или согласиться с текстом, изложенным в протоколе допроса и не писать на него замечания. А потом в суде, при оглашении своих же показаний останется только удивленно слушать и пытаться что-то говорить, что все было не совсем так, протокол подписал не читая, оказывалось давление и т.д…

А при чем здесь «стокгольмский синдром»? Да не при чем, просто такое же необъяснимое для меня явление из области психологии, как и описанное в публикации…

Автор публикации

Адвокат Филиппов Сергей Валерьевич
Санкт-Петербург, Россия
Защита по уголовным делам и делам об административных правонарушениях.
Представление интересов потерпевших.
Обжалование решений государственных органов. Индивидуальный подход к каждому клиенту!

Да 37 37

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Николаев Андрей, Павленко Иван, Матвеев Олег, Назаров Олег, Болонкин Андрей, Ашанин Сергей, Филиппов Сергей, user50091
  • 17 Января, 17:58 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич, мы все хотим быть в комфорте. Хотим, чтобы к нам хорошо относились. Хотим, чтобы отношения с окружающим миром были ровные, хорошие. Разрушать эти отношения, идти на конфликт — для этого нужны серьезные причины, которые человеку кто-то должен объяснить. Да и то не факт, что пойдет против течения (это дано не всем). 

    Сейчас работаю по делу в кассации. Два конкретных примера, о которые сейчас ноги ломаю (камни преткновения): 

    1) кто бы объяснил свежеосужденному, приговор которого только что огласили, что не надо торопиться подписывать подсунутую бумагу о нежелании участвовать в заседании суда апелляционной инстанции;

    2) кто бы объяснил свидетелю, что не надо торопиться подписывать протокол допроса, в который следователь ловко вписала фразу о якобы имевших место пояснениях задержанного, которых, судя по всему не было (свидетель участвовала в качестве понятой, и она благосклонна к обвиняемому, и в суде говорила, что не давал он никаких пояснений, но ее приперли оглашенными следственными показаниями, где фразы, которых она не могла наговорить, потому что и слов-то таких не знает).

    +15
    • 17 Января, 18:31 #

      Уважаемый Олег Витальевич, благодарю Вас за внимание к статье!
      Комфорт это конечно здорово, но как видно по Вашим примерам — сиюминутный комфорт, нежелание отстоять свои интересы (во втором примере — интересы близкого человека)  — приводят к негативным последствиям, вред от которых больше чем от ...  — даже не знаю от чего? Что было бы, заяви осужденный, что желает участвовать в апелляции? Скорее всего — ничего, даже никто плохого слова не сказал бы.
      А со свидетелем? Максимум — еще полчаса бы поуговаривали подписать, потом плюнули и отпустили восвояси…

      +8
      • 17 Января, 19:52 #

        Уважаемый Сергей Валерьевич, осужденный сразу после оглашения приговора, если приговор суров, бывает не в себе. С него многого в этой ситуации  требовать нельзя. Рядом должен быть адвокат. А адвокат часто — неадвокат. 

        Свидетель часто не понимает значимость своих показаний. Просто не разбирается в оттенках серого. Юридический ум — особый, сильно отличающийся от обыденно-житейского. Последний не понимает, например, разницы между «я думаю, что...» и «я знаю, что...». А для нас эта разница жирным шрифтом прописана в п. 2 ч.2 ст. 75 УПК РФ (это даже не оттенки серого, а черное и белое). 

        Повод еще раз задуматься, что делать с этими жуликами в погонах, которые (назовем вещи своими именами) обманывают людей (тех же свидетелей): «Да это не важно… Да это то же самое...»

        Прав, кто сказал, что это все последствия потери моральных ориентиров в нашем обществе, децивилизация, откат в пещерное прошлое, саморазрушение и деградация. Остановить это юридическими инструментами возможности не вижу. Наше общество глубоко больно.

        +14
        • 17 Января, 20:20 #

          Уважаемый Олег Витальевич, каких-то глобальных проблем мы конечно не решим. 
          Я вижу свою задачу в работе по конкретному делу, в помощи вот именно этому обвиняемому или свидетелю, потерпевшему.
          Правоохранители они такие, какие есть, точнее такие какими им позволяет быть начальство, прокуратура, суды
          Поэтому у них есть свои методы работы, к сожалению не всегда «чистые», у нас свои
          А там уж, кто на что учился

          Про свидетелей, да согласен, русский язык весьма многогранен и нюансы надо ловить, а то скажешь одно, а в протоколе будет совсем другое — вроде синонимы, но сильно искажающие смысл сказанного, как в Вашем примере

          +10
          • 20 Января, 10:11 #

            Уважаемый Сергей Валерьевич, мы, адвокаты, тоже делаем правоохранителей такими. Почему следователь на 217 УПК удивляется,  что дело надо сшивать, «другие этого не просили и не капризничали», на предварительном следствии заполняем придуманные бланки, не предусмотренные уголовным процессом, в том числе и графики ознакомления с делом, копии которых не  дают сделать за свой счёт… Мы ведь сами терпимо относимся к нашим коллегам, которые ставят себе в заслугу одно то, что «за копейки по назначению» они посещают судебные заседания...

            +6
            • 20 Января, 12:01 #

              Уважаемый Андрей Владимирович, ну не знаю, я никого ничего сшивать не прошу — это их дело — хочешь сшивай, не хочешь — не сшивай, просто не могу разглядеть в непрошитых и непронумерованных пачках бумаг дело, с которым надо знакомиться 8-|
              Ну а если нет дела — так и ознакомления не будет
              А требовать от следователя что-то сшивать, нумеровать — не моя задача

              По поводу оплаты по назначению, не знаю копейки это или нет, полагаю, что если бы в этом не было смысла — никто бы и не работал

              +5
              • 20 Января, 13:25 #

                Уважаемый Сергей Валерьевич, у меня количество томов не сошлось. Предложено было с тремя знакомиться, а предоставили сшитые, но два. Капризничал. Отказался от ознакомления. 

                А про оплату по назначению, соглашаясь исполнять эту работу за оговоренные с государством деньги, иди, и добросовестно трудись. И по итогу суммы набегают вполне даже приемлимые для существования.

                +4
                • 20 Января, 13:30 #

                  Уважаемый Андрей Владимирович, «недостача» томов это конечно уже явный цинизм. Не понимаю такого подхода — все равно же придется третий том «собирать» — так подготовьте уже дело целиком, и начинайте 217ю, в чем смысл то спешки?

                  +4
  • 18 Января, 06:46 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич, интересные наблюдения. На мой взгляд, это не синдром, а просто выбор наиболее простого пути и нежелания конфликта, а дальше как повезет… Уверен, что такое поведение большинства, привлекаемых по уголовным преступлениям, не изменится в обозримом будущем при любой власти и любых законах.

    +12
    • 18 Января, 10:59 #

      Уважаемый Иван Андреевич, благодарю Вас за внимание к публикации!
      Состояние конфликта при работе по уголовному делу неизбежно, т.к. у сторон обвинения и защиты диаметрально противоположные цели (не беру крайние случаи — полное согласие с обвинением, либо признание стороной обвинения отсутствия состава/события преступления, либо взаимное согласие «дождаться» срока давности и т.п.)
      Конфликт может быть явным или скрытым до какого-то момента, но обычно он есть
      Полагаю и в цивилистике дело обстоит примерно также, просто возможности сторон плюс-минус равны и обычно нет уклона в пользу одной из сторон у суда

      +6
      • 20 Января, 10:15 #

        Уважаемый Сергей Валерьевич, в цивилистике схожесть позиций регулируется на досудебной стадии или заканчивается мировым соглашением, а то и признанием исковых требований. 
        К сожалению, то самое досудебное урегулирование в угловном процессе на стадии предварительного следствия очень сильно незаконно ограничивается следственными органами и прокуратурой. Отчётность и статистика прокуратуры и суда, зачастую, не позволяют добится того самого консенсуса сторон на ранних стадиях разбирательства.

        +4
        • 20 Января, 12:08 #

          Уважаемый Андрей Владимирович, к сожалению, многие дела не были бы возбуждены при должной тщательности доследственной проверки, ибо добиться вынесения постановления об отказе в возбуждении уголовного дела процессуально проще, прекращения уголовного дела (преследования). 
          В ситуациях, когда дела возбуждают с расчетом, что доказательства удастся добыть в процессе расследования, а потом и доказательств нет и прекратить уже нельзя — получается чемодан без ручки — дело которое и в суд не направить и прекратить нельзя и непонятно что делать вообще

          +4
  • 18 Января, 20:31 #

    Тут проблема глубже. Не просто стокгольмский синдром, а ощущение, что следователь или опер все-таки наш человек, советский, то есть российский, поэтому не хочется с ним конфликтовать, одно дело конфликтовать с чужими, другое дело со своими, со своими конфликтовать всегда сложно. Особенно если не рецидивист. Вообще в идеале и адвокат и следователь должны быть на одной стороне правосудия, как написано в Библии и сядет тигр рядом с ягненком, и как считали большевики после революции, но пока далеко до этого.

    +5
    • 18 Января, 21:08 #

      Уважаемый Михаил Львович, благодарю Вас за высказанное мнение!

      Конфликтовать всегда тяжелее, чем пойти на поводу и выполнить просьбу, требование, указание — законное оно или нет. Другой вопрос — действуешь ли в своих интересах или наперекор им, выполняя данные действия и как это отразится на твоем положении.
      Считать сторону обвинения «своими» для обвиняемого мягко говоря недальновидно, все-таки думаю, что взрослые, не страдающие психическими заболеваниями люди (не беру в расчет тех участников процесса, которые по заключению СПЭ не отдают отчет своим действиям и не могут руководить ими) так не думают, понимают что задача следователя — направить уголовное дело в отношении конкретно него в суд (через прокурора конечно), раз уж обвинение предъявлено.

      относительно того, что следователь и адвокат д.б. на одной стороне — к сожалению не так мы далеки от этого как хотелось бы, ибо известны случаи (и не единичные), выступления некоторых коллег не на стороне подзащитного, а как раз наоборот. Да, за это наказывают дисциплинарно, но на судьбе обвиняемого такое наказание уже не сказывается...

      +7
  • 19 Января, 12:49 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич, спасибо за публикацию и поднятый вопрос.
    Общение с каждым подзащитным начинаю с того, что подробно и по возможности доходчиво разъясняю в чем состоят конкретные цели и задачи следователя, как представителя стороны обвинения, и в чем наши с ним цели и задачи, а также то очевидное обстоятельство, что эти цели и задачи, буквально, взаимно противоположные.
    Многие понимают и охотно соглашаются.
    Однако это отношение с процессу, которое подзащитный демонстрирует в ходе нашей с ним доверительной беседы. 
    А вот когда доходит до необходимости незамедлительного реагирования на внезапно возникающую ситуацию, будь-то предложение подписать протокол в состоянии «как есть», либо подписать какую-то бумажку, «незначимую» для процесса, тут нужно соображать быстро и, как правило, в условиях стресса. Не все способны правильно сообразить, если еще и подсказать некому...
    К сожалению, иногда, даже своевременная подсказка не способна изменить ситуацию.
    Из личного опыта: позвонил знакомый в момент, когда вломившаяся в квартиру оперативная группа обшаривала все комнаты, а ему оперативник предложил написать расписку о том, что он не возражает против проведения осмотра жилого помещения. По телефону ему разъяснил, что эта расписка нужна оперативнику ровно для того, чтобы узаконить этот беспредел, а также настоятельно рекомендовал ничего не подписывать, тем более согласие на осмотр квартиры в отсутствие решения суда или постановления следователя. Однако, по факту, пойдя на поводу рассуждалок опера о том, что эта бумажка все-равно ничего не решает, они же по факту уже здесь и уже все осмотрели, будущий доверитель расписку написал.
    Долго мне потом икалось…

    +4
    • 19 Января, 15:14 #

      Уважаемый Сергей Валерьевич, благодарю за поддержку и интересный пример из практики. 

      Многие идут по пути наименьшего сопротивления — соглашательство даже с теми  требованиями, которые противоречат их интересам.

      Согласен, с Вами — можно что угодно предварительно обсуждать, но какая реакция будет у доверителя в «острой» ситуации — предсказать невозможно. Эффект неожиданности, властные полномочия которыми сотрудники органов правоохраны обладают и навыки работы безусловно дают преимущество перед человеком, который впервые (да даже и не впервые) столкнулся с системой.
      тем более что вариантов возможных ситуаций может быть бесчисленное множество и ко всем им не приготовишься заранее

      +5
    • 20 Января, 10:20 #

      Уважаемый Сергей Валерьевич, а ещё нас с детсва воспитывали, что милиционер во всём разберётся, правда, словно иголка в стогу сена, всегда наружу вылезет. Именно поэтому и подписывают, не задумываясь о последствиях. 
      Телевизор смотрят, «часом суда» завораживаются!

      +4
      • 20 Января, 11:55 #

        Уважаемый Андрей Владимирович, действительно, положительный образ сотрудника правоохранительных органов формировался в советской культуре
        В то же время сейчас уже выросло поколение, воспитанное на других фильмах, да и в принципе не смотрящее телевизор, а черпающее информацию из интернета, где мы видим не такую однозначную картину.
        Когда представители этого поколения подписывают документы не читая, и выполняют «просьбы» идущие вразрез с их интересами — это мягко говоря удивляет

        +4
  • 19 Января, 14:32 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич, полагаю, все гораздо проще, и связано со слишком почтительном отношении граждан к представителям власти всех уровней, начиная от вахтера на проходной. 
    Уже давно взял себе за правило, перед тем, как начать совместный анализ дела, объяснить доверителю, что, как ни странно это прозвучит, но от следователя мало что зависит, поскольку он далеко не главное звено в правоохранительной «пищевой цепочке», и его задача — не поиск истины, а запихнуть дело в суд любой ценой, а наша задача — действуя в рамках закона и здравого смысла, помешать ему сделать это.

    +8
    • 19 Января, 15:23 #

      Уважаемый Андрей Юрьевич, благодарю Вас за внимание к публикации!
      Да и это верно, синдром вахтера к сожалению имеет место быть.
      С тем, что от следователя ничего не зависит, (как от лица процессуально независимого :) ) — с одной стороны согласен, но с другой бывают исключения — вопрос опыта, профессиональных качеств, иногда и человеческих, конкретного сотрудника

      +4
    • 20 Января, 06:28 #

      Уважаемый Андрей Юрьевич, хотел бы продолжить Вашу мысль, указав на возможные конкретные шаги адвоката во взаимоотношениях с доверителем, который готов всем «угодить». Я, так сразу грубо ставлю рамки наших взаимоотношений: беспрекословно выполнять мои рекомендации по поведению в той или иной ситуации. При этом добавляю, что речь идет не о высшей математике и ядерной физике, а только, например, о своевременном включении диктофона в судебном заседании (это имеет значение при дистанционной работе с клиентом). При этом добавляю, что даже медведь в цирке не посчитает эти требования для себя чрезмерными. Кроме того, разъясняю клиенту, что никто из правоохранителей и судей не будет «входить в его положение», а все будут только стремиться подставить ему ножку. Наконец, разъясняю ему, что только защитник искренне хочет ему помочь, но для результативности такой помощи клиент все должен исполнять требуемое адвокатом беспрекословно, точно и в срок! Согласен, грубовато. Но нередко действует отрезвляюще… А иначе как? Нельзя забывать, что главный наш враг не следователь, или прокурор, а… доверитель! Вряд ли Вы в этом со мной не согласитесь.

      +5
  • 20 Января, 10:26 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич, не забываем и про слабую по природе человеческую натуру. Вот у нас на следующей неделе продление домашнего ареста, доверитель боится уехать в изолятор и просит «не активничать» в процессе. Тем более, срок «домашки» может быть учтён при назначении наказния. Просвещается из тех самых источников, одним словом. А реально — напуган беззаконием следователя, на которого нигде не  найти управы. Жалобы из прокуратуры, спустя месяцы, спускаются в то самое следствие и там гнидятся. 
    Разговариваемя, разъясняю, слушаю, вырабатываем позицию. Ведь в зал суда мы должны войти уже с единым чётким и обоюдным видением задач и целей процесса.

    +5
    • 20 Января, 11:34 #

      Уважаемый Андрей Владимирович, благодарю Вас за внимание к публикации!
      Осторожность конечно никогда не лишняя, но опасаться что на продлении домашнего ареста суд изменит по своей инициативе меру на содержание под стражу — это все-же вряд ли может произойти, в случае отсутствия каких-либо нарушений

      +4
      • 20 Января, 13:27 #

        Уважаемый Сергей Валерьевич, именно о минимальных рисках я и говорю доверителю. 
        Но тот самый природный страх перед всемогущими людьми в погонами даёт себя знать. И этот страх из человека выгнать уже невозможно. Разве, притупить немного.

        +4
        • 20 Января, 13:33 #

          Уважаемый Андрей Владимирович, если быть честным — то основания для страха к сожалению есть, но в общем то если рядом есть адвокат, который разбирается в специфике процесса и ты ему доверяешь (а если не доверяешь — зачем он тебе?), то основная часть рисков прогнозируется и избегается

          +4

Да 37 37

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «О чем молчит следователь? Стокгольмский синдром наоборот» 5 звезд из 5 на основе 37 оценок.
Адвокат Костюшев Владимир Юрьевич
Москва, Россия
+7 (903) 273-9292
Персональная консультация
Уникальная защита по уголовным делам различных категорий на основе большого опыта работы. Представление интересов по гражданским и административным делам, дорожно-транспортных происшествиях.
https://user58814.pravorub.ru/
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Москва, Россия
+7 (932) 000-0911
Персональная консультация
Квалифицированная юридическая помощь и защита. Сильный коллектив единомышленников. Адвокаты, специализированные юристы, арбитражный управляющий. Очно, дистанционно. Все регионы России и за рубежом
https://fishchuk.pravorub.ru/
Эксперт Лизоркин Егор Владимирович
Пятигорск, Россия
+7 (960) 228-1228
Персональная консультация
Независимый эксперт по наркотикам. Рецензирование экспертизы наркотиков. Помощь адвокатам в оспаривании экспертиз наркотических средств. Выезд в суд любого региона страны.
https://lizorkin.pravorub.ru/