В своей статье__ коллега Сизоненко А. А. затронул тему адвокатских опросов как инструментария формирования доказательственной базы и предложил обсудить эту тему на предмет возможности их использования в качестве самостоятельного доказательства. Отвечая на его предложения, решил разобраться в этом вопросе подробно.

П.2 ч.3 ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» наделяет адвоката правом производить опрос лиц с их согласия, которые предположительно владеют информацией, необходимой для оказания юридической помощи доверителю.

Это правомочие выделено отдельной строкой и является самостоятельным институтом прав, предоставляемых законом адвокату. Наряду с ним адвокат наделен законом другими отдельно выделенными правами, в т.ч. собирать сведения, документы, предметы, которые могут быть использованы как доказательства, привлекать специалистов для дачи заключений. Т.е. законодатель сознательно выделил право на проведение опроса без указания на то, что он может быть использован как доказательство в отличии от других прав, которыми наделил его в соответствии со ст. 6 закона.

Вместе с тем закон не наделяет адвоката государственными или приравненными к ним полномочиями по удостоверению подлинности и достоверности сведений, содержащихся в адвокатском опросе.

Соответственно исходя из положений ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре РФ» задачей адвокатского опроса является фиксация источника и сути информации, которой источник владеет.

Бланк адвокатского опроса.

Производя опрос лиц, руководствуясь ст.6 закона, адвокат не является лицом, действующим на основании одного из процессуальных кодексов. Он действует только на основании ФЗ «Об адвокатуре…». Опрос проводится исключительно с согласия опрашиваемого. Отсюда вытекают допустимые, минимальные и максимальные требования к содержанию бланка опроса.

Соответственно в бланке опроса должны содержаться сведения, отвечающие задачам и требованиям, стоящими перед адвокатским опросом. Исходя из смысла нормы права можно сделать вывод, что в бланке опроса помимо названия документа, даты и места его составления должен быть зафиксирован источник информации (Ф.И.О., дата рождения, документ удостоверяющий личность, место рождения и место работы, адрес регистрации и фактического места жительства), т.е. все те данные, которые позволят индивидуализировать человека из массы других.

Обязательным элементом должно быть однозначно выраженное добровольное согласие лица на проведение опроса и уведомление о том, что он вправе отказаться от проведения опроса без объяснения причин. А также уведомление о том, что его показания могут быть использованы при оказании юридической помощи третьему лицу и возможность его привлечения по этому делу в качестве свидетеля.

Включение каких либо других предупреждений в бланк опроса, например об уголовной ответственности и т.п., ни одним законом не предусмотрено и считаю такие встречающиеся включения «от лукавого». Для чего они указываются? Трудно сказать. Может с целью показать свою значимость, может с целью оказания  воздействия на опрашиваемого для психологического контроля его дальнейшего процессуального поведения, а может и еще для чего.

И, естественно, самое ценное для адвоката, изложение информации, которой владеет опрашиваемый. Вопросы тактики ведения опроса, фиксации информации и т.д. я рассматривать не буду, т.к. это тема отдельного вопроса.

Опрос должен быть подписан адвокатом и опрашиваемым. Помимо подтверждения показаний, изложенных в опросе, опрашиваемый должен подтвердить своей подписью свои анкетные данные и уведомление его о том, что он выразил свое желание дать информацию добровольно.

Опрос как доказательство по УПК РФ.

Рассмотрим процессуальное значение опроса в процессе доказывания, основываясь на УПК РФ и ГПК РФ. АПК и КАС сознательно не затрагиваю, т.к. они фактически ничего иного по сравнению с первыми двумя процессами не содержат.

УПК РФ под доказательствами согласно ст.74 понимает любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.

Ч.2 этой статьи приводит перечень доказательств. Расширительным является п.6, который ссылается на понятие «иные документы». Под определением «иные документы» при большом желании можно узрить адвокатский опрос. Но с точки зрения процесса опрашиваемый дает сведения о том, что он видел, слышал либо знает в силу тех или иных причин о наличии тех или иных обстоятельств.

ст. 56 УПК РФ дает определение процессуальной фигуре свидетель. Им является  лицо, которому могут быть известны какие-либо обстоятельства, имеющие значение для расследования и разрешения уголовного дела, и которое вызвано для дачи показаний. ст. 74 УПК РФ свидетельские показания рассматривает как самостоятельный вид доказательств. ст. 79 УПК РФ однозначно связывает сведения, сообщаемые свидетелем, с процедурой допроса, проводимого следователем\дознавателем либо судом.

ст. 88 УПК РФ содержат правила оценки доказательств. Оценка проводится на предмет относимости, допустимости, достоверности.

И как раз при оценке опроса как доказательства о наличии того или иного обстоятельства с точки зрения достоверности делает его значение практически нулевым без проверки содержащихся сведений в порядке ст. 87 УПК РФ, т.е. фактического подтверждения изложенных в опросе обстоятельств другими следственными действиями, порядок которых регламентирован УПК РФ. Это может быть допрос свидетеля, обыск, выемка, экспертиза и т.д.

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что опрос адвоката не может являться самостоятельным доказательством по уголовному делу. Он может лишь иметь доказательственное значение о наличии в определенном месте или у определенного лица сведений, имеющих значение для уголовного дела.

Данный вывод позволяет определить роль адвокатского опроса в уголовном процессе как вспомогательную для обоснования тех или иных ходатайств, жалоб и т.п. со стороны защиты.

Опрос как доказательство по ГПК РФ.

ГПК РФ в ст.55 под доказательствами понимает полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела.

Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.

Как видно из этой нормы права адвокатский опрос может быть отнесен к виду доказательств – письменные доказательства. Получение всех остальных видов доказательств имеет самостоятельное регламентирование процессуальным законом.

ст. 71 ГПК РФ устанавливает достаточно обширный список видов письменных доказательств, но адвокатский опрос как отдельный вид не установлен в качестве такового.

Вместе с тем информация, которая отражена в адвокатском опросе подтверждает факт о том, что опрашиваемый обладает определенными сведениями о фактах, имеющих значение для разрешения гражданского дела.

Но ст. 69 ГПК РФ указывает на то, что лицо, имеющее сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения гражданского дела является свидетелем. ст. 70 ГПК РФ установлен порядок допроса свидетеля, которым предусмотрено обязательное предупреждение об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Таким правом обладают суд и нотариус при проведении опроса в рамках ФЗ «Основы законодательства РФ о  нотариате» (ст.102-103). Вместе с тем адвокат, проводящий опрос, не наделен возможностью и правом такого предупреждения.

Разрешая дело суд оценивает доказательства в порядке ст. 67 ГПК РФ согласно которому проверяется относимость, допустимость и достоверность доказательств. Если адвокатский опрос приобщен в качестве доказательства он также подлежит оценке по этим правилам.

Исходя из того, что адвокат при проведении опроса не наделен правомочием по предупреждению об уголовной ответственности опрашиваемого лица за дачу заведомо ложных показаний, с точки зрения процессуальной ценности сами по себе показания, зафиксированные в опросе ничего не значат. К тому же с точки зрения определения вида доказательства такие сведения относятся к категории свидетельских показаний. А порядок получения сведений с предупреждением об уголовной ответственности зафиксирован ГПК и ФЗ «Основы законодательства РФ о нотариате».

Соответственно можно сделать вывод о том, что с точки зрения гражданского процесса адвокатский опрос можно считать только доказательством того, что определенное лицо может иметь определенную информацию о наличии или отсутствии фактов, имеющих значение для разрешения дела. Но служить самостоятельным доказательством о наличии таких фактов адвокатский опрос не может.

Назначение адвокатского опроса.

Назначение и ценность адвокатского вопроса, на мой взгляд, уже содержится в содержании п.2 ч.3 ст.6 ФЗ «Об адвокатской деятельности…». Это фиксация факта о том, что определенное лицо обладает определенной информацией. Использование такого факта уже зависит от избранной тактики защиты прав доверителя. Это может быть заявление обоснованных ходатайств о проведении допроса кого либо с формулировкой вопросов, которые надлежит ему задать; проведении тех или иных следственных действий; назначения экспертиз; приглашения специалистов и т.д. и т.п. Само по себе такое процессуальное право предоставлено адвокату и без проведения опроса, но фиксация фактов адвокатским опросом позволяет развернуто мотивировать свои требования и в случае отказа в их удовлетворении мотивированно их обжаловать.

Таким образом, подводя итог всему вышесказанному, закономерен вывод о том, что адвокатский опрос в процессе доказывания следует рассматривать исключительно как вспомогательный инструмент с целью обоснования и мотивировки процессуальных требований.

Автор публикации

Адвокат Мамонтов Алексей Вячеславович
Воронеж, Россия
Специализация: споры о собственности, об обязательствах, банкротство, интеллектуальная собственность, защита по уголовным делам в сфере экономики, коррупционные и должностные преступления

Да 31 31

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, mkaarbitr, Мамонтов Алексей, fedotav77, sherbininea, olegdzyuba, Саидалиев Курбан
  • 04 Октября 2019, 05:08 #

    Уважаемый Алексей Вячеславович, Вы всё верно понимаете — реальное значение адвокатского опроса не в предоставлении фактических данных о рассматриваемом событии, а в указании источника получения этих данных в установленном процессуальном порядке (handshake)

    +12
    • 04 Октября 2019, 08:08 #

      Уважаемый Иван Николаевич, да именно так. Фактические данные — это то чем доказываем обстоятельства. А доказать можно путем процессуальной процедуры. Поэтому опрос как инструмент для указания на источник и характеристику фактических данных, которые можно получить процессуальный путем.

      +6
  • 04 Октября 2019, 13:36 #

    Уважаемый Алексей Вячеславович, все правильно и подробно описываете, действительно опрос сам по себе не является доказательством, но это очень полезный инструмент, которым необходимо пользоваться.
    Например очень полезно опросить свидетеля, желающего изменить ранее данные показания, в том числе по вопросам добровольности этого желания и причин, по которым показания в допросе были зафиксированы «не точно», да и вопросы о предполагаемом давлении на свидетеля со стороны адвоката можно сразу снять. Также полезно проводить опрос и нового свидетеля (что свидетель не запутался у следователя, а если и запутался, то мог исправиться).
    В моей практике были полезные опросы свидетелей перед стражей, когда судьи принимали информацию, изложенную в опросах и избирали иную меру пресечения.

    +3
    • 04 Октября 2019, 13:46 #

      Уважаемый Александр Владимирович, я же не говорю о бесполезности этого инструмента. В статье, которая упомянута, говорится о том что коллега дескать на одних опросах доказал основания иска, соответственно опрос можно использовать как самодостаточное доказательство. Я же в своей статье оспариваю этот тезис.

      +5
      • 04 Октября 2019, 20:28 #

        Уважаемый Алексей Вячеславович, сразу не прочитал статью коллеги, только после Вашего ответа. Теперь понятно, к чему. Но на одних опросах (мое мнение) доказать основание иска, невиновность, алиби и т.п. не возможно, не — с большой буквы НЕ.(giggle)

        +2
  • 05 Октября 2019, 16:04 #

    Уважаемый Алексей Вячеславович и остальные коллеги! Позвольте выразить иную точку зрения.
    В соответствии со ст. 74 УПК РФ доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела. И в качестве докательства может быть допущен практически любой документ. 
    Считаю, что адвокатский опрос в кажестве иного документа вполне допустим как доказательство при условии, если при его получении не допущено нарушений закона о нас.
    Тут главное, на мой взгляд, в ответах на вопросы о том, содержит ли опрос сведения, указанные в ч.1 ст. 74 УПК РФ или, говоря проще, о предмете доказывания либо сведения о данных, имеющих для дела значение, а также о том, является ли адвокатский опрос документом.
    Если опрос не содержит таких сведений, то остальные вопросы излишни. А если содержит, значит на первый вопрос ответ положительный.
    Всеобщего юридического определения понятия документ в правовых нормах нет. Следовательно, запрета на использование опроса именно как документа также нет.
    Ведь суд признаёт документами заявления, рапорты, справки различные и поочие источники информации. А почему, спрашивается, опрос нельзя признать документом?!
    Остальное, в том числе заявление или ходатайство защитника о проверке информации, содержащейся в опросе, следственная или судебная проверка этих данных посредством процессуальных действий суть предмет иного разбирательства, но не не разбирательства вопроса о том, является ли опрос доказательством.

    +2
    • 05 Октября 2019, 19:54 #

       
      ↓ Читать полностью ↓
      Уважаемый Курбан Саидалиевич, соглашусь с Вами. Опрос адвокатом лица является доказательство, в том числе и наряду с допросом того же лица. И процессуальный вес у данных доказательств одинаков. Именно это смысл закладывался законодателем когда конструировался нынешний УПК РФ, а так же наш любимый закон. То что правоприменительная обвинительная практика превратила это доказательство в объект перепроверки следователем (а зачастую и судом) это правовой нонсенс, нарушающий состязательность и равноправие с перекосом в сторону обвинения. Это суждение не относится к процедуре допроса свидетеля в суде в случае, если это требуется одной из сторон (Да и то вопрос спорный, поскольку право на непосредственный допрос в суде свидетеля гарантировано исключительно стороне защиты, уместно Конвенцию вспомнить).  Вот два примера: Первый- умер человек (варианты не явился, скрылся иностранец) — оглашается его протокол допроса. Спрашивается — почему если стороны равноправны протокол допроса такого свидетеля на следствии допустимое доказательство, а опрос адвокатом такого же лица — нет. Ведь сказано — любые сведения. Второй пример — допросили свидетеля обвинения — нашли противоречия — огласили. И допрос в суде и допрос на следствии доказательства, оцениваемые судом. А опрос адвоката даже не оглашается при наличии таких противоречий. Вывод опрос — самостоятельное доказательство и должно таковым оставаться. Еще суждение — опросил адвокат своего свидетеля на стадии предварительного следствия (нашел, старался) почему он должен выкладывать «своих козырей» обвинителям. На западе такое в голову никому не придет, а у нас сразу суждения о фальсификации доказательств адвокатом и воспрепятствование правосудию (недавние примеры с коллегами, работавшими с людьми тому подтверждение).И последнее — в том что доказательства защиты являются почти всегда предметом проверки и искажения стороны обвинения — заслуга именно адвокатов, не владеющих этими инструментами. Закон жестко регламентирует процедуру собирания и закрепления доказательств исключительно для обвинения, но не для защиты. Здесь и проявляется принцип равноправия сторон, поскольку на стороне обвинения весь механизм государства, а на стороне защиты — ручка и голова. Но наши суды, как и многие коллеги давно не обращают на принципы права внимания, обсуждая лишь конкретные нормы, правленные властью в угоду «госинтересам»

      +3
      • 05 Октября 2019, 20:41 #

        Уважаемый Евгений Александрович, спасибо за столь существенную поддержку. И надеюсь, что коллеги согласятся с нами.
        А то ведь получится, что сторона защиты при ознакомлении с делом заявит ходатайство о включении опросов в обвинительное заключение в качестве доказательств защиты, а ей следователь откажет. И мы это должны «проглотить». Или попросим суд огласить опросы, а он откажет (не доказательства, мол, зачем их проверять и оценивать). И поскольку они не были предметом исследования, то и в приговоре им не будет места. Смысл защиты в этом случае теряется, а состязательность и равноправие сторон перед судом становятся ругательствами.

        +1
        • 05 Октября 2019, 20:47 #

          Уважаемый Курбан Саидалиевич, позволю себе Вас поправить — они СТАЛИ ругательствами в этом смысле.

          +1
        • 06 Октября 2019, 22:41 #

          Уважаемый Курбан Саидалиевич, я полностью согласен с Вами и в своей практике довольно часто опрашиваю лиц, проходящих по делу, либо потенциальных свидетелей защиты. 
          ↓ Читать полностью ↓
          Не так давно защищал по ч. 3 ст. 134, ч.2 ст. 135 УК РФ, опросил несовершеннолетних потерпевших, естественно в присутствии законных представителей, опрашивал уже после их допроса следователем. При опросе они сообщили, что им следователь угрожал,  если не дадут показаний против моего подзащитного, то их заберут из семьи и поместят в интернат (видимо имелось ввиду лишение родительских прав), также они сообщили, что мой доверитель не знал о их реальном возрасте, т.к. они всем говорили что им шестнадцать лет. Свои протоколы опросов потерпевших отправил в следственное управление с жалобой на неправомерные действия следователя. После этого следователь решил допрашивать этих потерпевших с использованием видеозаписи.  И вот эти допросы уже кардинально отличались и по стилистике  и по содержанию от первоначальных показаний. Правда, следователь так и не удосужился выяснить вопрос об осведомленности обвиняемого в возрасте потерпевших. В итоге в деле было несколько показаний (первые без видеозаписи, вторые — мой протокол опроса, третьи — допрос с видеозаписью). 
          в суде потерпевшие вновь заявили, что первоначально оговорили подсудимого. Более того заявили, что перед допросом на видеокамеру их два часа «готовили» к допросу, угрожали, что не уйдут из следственного отдела, пока не дадут нужных показаний. Их показания подтвердили их матери.  В итоге суд направил поручение о проведении процессуальной проверки в тот же отдел по сообщенным фактам. Естественно в суде были оглашены все показания, полученные на следствии. Назначенная судом проверка конечно же констатировала, что все было законно, с соблюдением всех прав.
          но в итоге суд  в основу приговора заложил первоначальные показания потерпевших с этой, уже набившей оскомину примитивной мотивировкой, что якобы тогда, при первоначальном допросе, потерпевшие помнили лучше и замечаний на протокол не написали. Про мои опросы суд в приговоре написал, что сведения, изложенные в них он воспринимает критически, т.к. опрос был произведен по инициативе родителей обвиняемого. То есть суд их как доказательства принял, но оценил сведения, изложенные в них как недостоверные. такой вывод можно сделать. 
          Сейчас обжалуем приговор.

          +2
          • 06 Октября 2019, 23:23 #

            Уважаемый Алексей Валерьевич, спасибо! Рад Вашей поддержке. Ну вот и реальное свидетельство доказательственного значения опросов. Я их, возможно, не так часто применяю. Но у меня ещё не было отказа признавать их доказательствами. 
            Для неуверенных есть один хороший способ набраться элементарного положительного опыта. Например, наверняка многие из нас участвуют по ст. 51 УПК РФ. Я это делаю активно. Не секрет, что большинство дел рассматривается в особом порядке. И судьи сами весьма неплохо справляются с ролью защитника, выясняя: а кто у Вас болеет в третьем колене? А в пятом? Десятом?
            При всеобщей слабости свидетельской базы судьи  согласны допускать допросы по характеристике подсудимого любых лиц, хоть как-то знакомых с подсудимым.
            Однажды случилось так, что подсудимый пригласил для допроса свою девушку. Рассмотрение отложили, причину не помню. Подобное было и по другим делам, а эта пара из далёкого подмосковья. Ну и решил сэкономить для девушки немного денег, предложив опроситься.
            — Ой, а так можно?
            — Разумеется.
            Опросил. На следующее заседание человек прибыл без неё. И я в начале заседания предоставил судье опрос. И всё в норме, и никого вызывать не нужно. Опрос учли как доказательство. Попробовал ещё несколько раз — везде прокатывает.

            0
    • 07 Октября 2019, 12:09 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, вы верно указали, что доказательством является сведение о фактах, добытых в соответствии с УПК РФ. Но УПК РФ не предусматривает способа — опрос адвокатом. К тому же адвокат не обладает полномочиями по предупреждению об уголовной ответственности лица, дающего показания. Где гарантия тому, что опрашиваемый не врал или не придумывал? Где гарантия тому что опрашиваемый вообще опрашивался, не говоря о том, что существует в принципе. Это имеет огромное значение для оценки доказательств. С точки зрения оценки, с учетом изложенных процессуальных слабостей опроса, он как сведения о фактах равен нулю. А вот как доказательство о наличии и определении лица, которое является носителем таких сведений он вполне себе документ. Это проблема защиты — обеспечить легитимность сведений. То ли допросом в соответствии с УПК, то ли нотариальным опросом. То ли рисковать и выжидать до судебного следствия. Еще раз повторюсь — это вопрос процессуального риска — когда и как освещать опрос и требовать фиксации доказательств в соответствии с УПК РФ.

      +2
      • 07 Октября 2019, 16:15 #

        Уважаемый Алексей Вячеславович, защитник вправе собирать доказательства путем опроса лиц с их согласия. Вполне себе способ. Прямо предусмотренный п.2 ч.3 ст. 86 УПК РФ
        Далее. Адвокат, скажем так, не обязан предупреждать об ответственности за заведомо ложные показания. Но для меня не это главное. А главное — защитник суть субъект доказывания, который имеет полномочия, ограниченные лишь недопустимостью нарушения им закона 
        Гарантия от лжи адвоката? Закон о нас и КПЭА. Если кому-то этой гарантии не хватает, то это его проблемы, которые он разрешает с использованием своих полномочий, в т.ч. и властных.
        А жив ли опрашиваемый и обстоятельства опроса может быть проверено тем, в чьи обязанности и полномочия входит проверка доказательств. И пусть оценивают. 
        Да никаких слабостей, Алексей Вячеславович. Если Вы хотите указать как слабость отсутствие формализованных требований к опросу, так это особенность именно адвокатской или иной частной деятельности при защите, которая не терпит каких-либо ограничений, кроме запрета на прямое несоответствие закону.
        Считаю, что придание опросу значения доказательства всего лишь наличия источника информации является ограничением его значения. 
        Не буду употреблять «легитимность сведений», но их достоверность опять же может быть проверена. Если адвокат при осуществлении защиты использует их, значит считает их достоверными и представляет их следователю (дознавателю), в суд, которые уполномочены проверять их на достоверность и оценивать, а адвокат в этом может участвовать. Профриск, разумеется, есть, как и почти во всём, что делает адвокат… Задача адвоката в том, чтобы к представлению опроса в суд или орган предварительного расследования все возможные риски были обдуманы.

        +1
        • 07 Октября 2019, 16:46 #

          Уважаемый Курбан Саидалиевич, вы сами упомянули «возможность проверки», т.е. подтверждение изложенных в опросе обстоятельств другими доказательствами. В этом то и суть. Без проверки невозможно считать самодостаточным доказательством. А проведение проверки с помощью других доказательств, добытых в рамках УПК или ГПК, может рассматриваться и как самостоятельный процесс доказывания без учета информации, изложенной в опросе. 
          Я не в коей мере не утверждаю, что опрос бесполезен. Я утверждаю, что он не может являться самодостаточным доказательством.
          Закон о нас и КПЭА — это правила поведения, но отнюдь не гарантия. И практика это показывает, особенно в гражданских делах, когда адвокат действует не добросовестно, если не сказать преступно, фальсифицируя доказательства. Я не говорю, что все или большинство грешат этим, но одна паршивая овца портит все стадо.

          +1
          • 07 Октября 2019, 17:29 #

            Уважаемый Алексей Вячеславович, согласитесь, самодостаточных доказательств не бывает в принципе, за исключением преюдициальных решений.
            Вы задались вопросом о  том, является ли опрос доказательством вообще. Я склонен к однозначно положительному ответу. 
            Выдержит ли опрос проверку другими доказательствами, это уже зависит от качества опроса и других доказательств.  То же испытание проходит любое доказательство, не имеющее заранее установленную силу.

            +2
            • 07 Октября 2019, 17:36 #

              Уважаемый Курбан Саидалиевич, ну не путайте самодостаточные, т.е. отвечающие требованиям ГПК/УПК с обстоятельствами не требующими доказывания. Если дело состоит из заявления потерпевшего, показаний 1 свидетеля и 5 опросов, опровергающих свидетельские показания какова стоимость опросов?, и какова стоимость свидетельского показания, которые можно проверить только показаниями потерпевшего. а вот если опросы трасформируются в допросы свидетельских показаний их ценность вырастит в разы.

              +1
  • 05 Октября 2019, 19:55 #

    Уважаемый Алексей Вячеславович, не совсем с Вами согласен. Постом выше пояснил почему.

    0
  • 06 Октября 2019, 14:36 #

    Уважаемый Алексей Вячеславович, Вы затронули очень важную тему. На мой взгляд она многогранна и вскрывает противоречия, накопившиеся в процессуальном Законе. К сожалению, она отражает ущербность принципа состязательности, который не предоставляет участникам уголовного судопроизводства (остановлюсь на нем) равных прав. Мы не можем ни полноценно допросить, ни назначить экспертизу. В этой части защитник занимает подчиненное положение и может лишь ходатайствовать о проведении тех или иных следственных действий. Благо, что ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» дает нам в руки инструмент, позволяющий наши ходатайства подкреплять тем, что может быть признано в качестве «иных документов». Спасибо Вам за статью.

    +2
    • 07 Октября 2019, 12:13 #

      Уважаемый Олег Владимирович, спасибо за оценку. Проблема состязательности — это отдельный огромный вопрос. Речь в статье и идет о том, что является ли опрос полноценным доказательством о сведениях, имеющих значение для разрешения у.д. или нет. Причем применительно к закону, а не праву. Речь не шла об оценке с точки зрения права как такового, а исключительно утилитарно — с точки зрения процессуальных кодексов.

      +1

Да 31 31

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Адвокатский опрос - доказательство?» 5 звезд из 5 на основе 31 оценок.
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Краснодар, Россия
+7 (926) 004-7837
Персональная консультация
Банкротство, арбитражный управляющий: списание, взыскание долгов, оспаривание сделок, субсидиарная ответственность. Абонентское сопровождение бизнеса. Арбитраж, СОЮ, защита по налоговым преступлениям
https://fishchuk.pravorub.ru/
Эксперт Лизоркин Егор Владимирович
Пятигорск, Россия
+7 (960) 228-1228
Персональная консультация
Независимый эксперт по наркотикам. Рецензирование экспертизы наркотиков. Помощь адвокатам в оспаривании экспертиз наркотических средств. Выезд в суд любого региона страны.
https://lizorkin.pravorub.ru/
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/
Адвокат Архипенко Анна Анатольевна
Южно-Сахалинск, Россия
+7 (924) 186-0606
Персональная консультация
Защита прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве и оперативно-розыскной деятельности.
https://arkhipenko6.pravorub.ru/

Продвигаемые публикации