Продолжая цикл публикаций, посвященных отдельным вопросам банкротства, настал черед темы признания в процедурах банкротства сделок недействительными. Актуальность темы очень велика, так как сейчас, вступая в договорные отношения можно легко нарваться на иск о признании сделки недействительной, так как должников становится все больше, а они токсичны, так как всегда можно пострадать от возврата полученного по сделке в конкурсную массу, а требование по реституции полученного должником реально исполнено не будет, так как все придется возвращать в процедуре банкротства, т.е. можно не получить обратно ничего. Поэтому важно понимать, как защищаться от подобных требований. Естественно, это не всегда возможно, но есть ситуации, когда можно победить.

Для меня тема недействительных сделок еще интересна и тем, что в моей практике и вне банкротства приходится довольно часто участвовать в делах о признании сделок недействительными. 

Основания оспаривания сделок при банкротстве

Ч.1 ст. 61.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает следующее:

Сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

Таким образом, основания сделок, оспариваемых в банкротстве можно разделить на два больших класса: класс оснований, специально установленных в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», и класс общих оснований, предусмотренных ГК РФ. Первый класс оснований можно условно назвать сделки, совершенные во вред кредиторам, а второй может включать сделки, например, совершенные с нарушением корпоративного законодательства либо сделки, противоречащие закону так далее.

Существуют ли какие-либо принципы конкуренции оснований признания сделок недействительными? Иначе говоря, может ли, например конкурсный управляющий (далее по тексту – КУ), который пропустил годичный срок исковой давности (далее по тексту – СИД) по специальному основанию оспаривания, квалифицировать те же самые действия должника, например по ст. 10 и 170 ГК РФ, по которым установлен 3-х годичный СИД, т.е. обойти специальные нормы, путем применения общих оснований для оспаривания?

 СКЭС ВС РФ дает отрицательный ответ на данный вопрос. В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.03.2019 N 305-ЭС18-22069 по делу N А40-17431/2016 как раз находим обсуждение данного вопроса, и в нем делается следующий вывод:

Поскольку определенная совокупность признаков выделена в самостоятельный состав правонарушения, предусмотренный пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (подозрительная сделка), квалификация сделки, причиняющей вред, по статьям 10 и 168 ГК РФ возможна только в случае выхода обстоятельств ее совершения за рамки признаков подозрительной сделки. Это означает, что если обстоятельства совершения сделки полностью подпадают под признаки специальных оснований оспаривания, то квалификация её по общим основаниям будет обходом закона. В вышеназванном определении говорится, что в противном случае оспаривание сделки по статьям 10 и 168 ГК РФ по тем же основаниям, что и в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, открывает возможность для обхода сокращенного срока исковой давности, установленного для оспоримых сделок, и периода подозрительности, что явно не соответствует воле законодателя.  

Приведу пример из судебной практики.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.12.2019 N Ф07-15848/2019 по делу N А56-11608/2017
Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в абзаце четвертом пункта 4 Постановления № 63 и пункте 10 постановления от 5 А56-11608/2017 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» разъяснил, что наличие в законодательстве о банкротстве специальных оснований оспаривания сделок само по себе не препятствует суду квалифицировать сделку, при совершении которой допущено злоупотребление правом, как ничтожную (статьи 10 и 168 ГК РФ).

Вместе с тем в упомянутых разъяснениях речь идет о сделках с пороками, выходящими за пределы дефектов сделок с предпочтением или подозрительных сделок. В данном случае финансовым управляющим в обоснование своего заявления указано на то, что оспариваемая сделка направлена на уменьшение имущества должника в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, заключена с заинтересованными лицами при наличии у должника признаков неплатежеспособности.

Вместе с тем названные основания не выходят за пределы диспозиции пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, иных оснований финансовым управляющим не указано. Таким образом, поскольку основания для признания оспариваемого Договора дарения ничтожным ни финансовым управляющим, ни Банком не указаны, срок исковой давности, установленный для оспаривания ничтожных сделок и составляющий 3 года, в данном случае применен быть не может.

 Следующей особенностью банкротства является то, что в нем правила об оспаривании сделок применяется и к действиям, направленным на исполнение обязанностей и обязательств и даже во исполнение судебных актов. Многим непривычен такой подход законодательства, но это просто вопрос терминологии. Например, в США не говорят об оспаривании сделки, а признают недействительной передачу имущества, в случае если она была обманной и там существует термин fraudulent transfer (обманная передача). В ч.3 ст. 61.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» как раз и говорит об обманных передачах, которые признаются недействительными.

 Таким образом, не только сами сделки, но и платежи во исполнение существующих договоров, выплаты заработной платы, передача имущества на основании соглашений о разделе имущества супругов или брачного договора и т.п. могут признаваться недействительными.

 Для успешной защиты от требований о признании сделок недействительными крайне важно знать и понимать различные сроки, СИД, а также периоды, предшествующие принятию заявления о банкротстве, когда совершена оспариваемая сделка. Это крайне важно, так как нарушение сроков является безусловным основанием для отказа в удовлетворении заявления и оценку перспектив спора надо начинать именно с проверки сроков.

 В этой публикации я не буду подробно останавливаться на том, какие обстоятельства подлежат доказыванию по каждому основанию оспаривания сделок, а остановлюсь на том, каковы сроки подозрительности и на сроках исковой давности. В следующих же публикациях я расскажу об основных правовых позициях СКЭС ВС РФ и судов округов по каждому из оснований.

Подозрительные сделки

Сделки, основания недействительности которых определены в ч.1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», могут быть оспорены лишь в случае, если они совершены в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления. Подчеркну, что здесь речь идет не о сроке исковой давности, а о периоде подозрительности. Если сделка совершена за пределами периода подозрительности, то по данным банкротным основаниям она не подлежит оспариванию. Этот срок в отличие от срока исковой давности является объективным, т.е. зависит от конкретной даты. Соответственно кредиторы должны быть заинтересовано не медлить с подачей заявления о признании должника банкротом, чтобы иметь возможность наполнить конкурсную массу за счет оспаривания таких сделок.

Сделки, совершенные с целью причинения вреда кредиторам

Сделки, основания недействительности которых определены в ч.2 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которые также являются подозрительными сделками, могут быть оспорены лишь в случае, если они совершеныв течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления.

Как мы видим, данный вид подозрительных сделок предусматривает довольно длинный период подозрительности.

Сделки с предпочтением

Сделки, основания недействительности которых определены в ст. 61.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», могут быть оспорены если она совершена после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, а в некоторых случаях в течение шести месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом.

Еще раз подчеркну, так как некоторые путают данные сроки со сроками исковой давности. Сроки исковой давности являются сроками обеспечения судебной защиты права, а сроки подозрительности являются сроками, определяющими глубину исследования сделок должника во времени по банкротным основаниям. Если, например, сделка с предпочтением была совершена за 7 месяцев до принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, то по данным основаниям она оспариваться не может. Возможно, в ней будут основания для оспаривания, как сделки во вред кредиторам, что позволит увеличить период подозрительности, но это уже другое основание.

Кстати, СКЭС ВС РФ исходит из того, что подача КУ об оспаривании сделок по банкротным основаниям за пределами подозрительности свидетельствует о непрофессионализме КУ. Так в недавнем Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 29.01.2020 № 308-ЭС19-18779(1,2) говорится:

Судебное оспаривание сделок должника является одним из механизмов пополнения конкурсной массы. Однако, не всякое оспаривание может привести к положительному для конкурсной массы результату. Так, в частности, если сделка совершена должником или за счет должника за пределами трехлетнего периода подозрительности, исчисляемого с даты принятия судом заявления о возбуждении в отношении должника дела о банкротстве, то вполне очевидно, что ее оспаривание по основаниям, предусмотренным главой III.1 Закона о банкротстве, не имеет судебных перспектив на положительное удовлетворение. Следовательно, бездействие арбитражного управляющего в отношении оспаривания подобных сделок разумно и рационально и по общему правилу не может быть признано противоправным.

Напротив, возбуждение по инициативе арбитражного управляющего судебных производств по заведомо бесперспективным требованиям может указывать либо на его непрофессионализм, либо на его недобросовестность, влекущие для конкурсной массы дополнительные издержки.

Исковая давность оспаривания сделок при банкротстве

Применение исковой давности в защите от оспаривания сделок в процедурах банкротства часто приходит на помощь и понимание момента, с которого начинает течь срок исковой давности признания сделки недействительной по банкротным основаниям, крайне важно для успешной защиты от подобных требований.

Сделки, оспариваемые по банкротным основаниям, являются оспоримыми и согласно ч.2 ст. 181 ГК РФ СИД по их признанию недействительными составляет 1 год. Соответственно для применения СИД необходимо установить, когда КУ или иные лица, оспаривающие сделку, узнали либо должны были узнать о наличии соответствующих оснований. Подчеркну, что для КУ СИД не может течь ранее его утверждения.

Что нам говорит об этом профильный пленум, а именно п.32 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 декабря 2010 г. N 63
«О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“

В соответствии со статьей 61.9 Закона о банкротстве срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный внешний или конкурсный управляющий (в том числе исполняющий его обязанности - абзац третий пункта 3 статьи 75 Закона) узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. Если утвержденное внешним или конкурсным управляющим лицо узнало о наличии оснований для оспаривания сделки до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, поскольку оно узнало о них по причине осуществления полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения. В остальных случаях само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом не приводит к началу течения давности, однако при рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. При этом необходимо принимать во внимание, в частности, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под статьи 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве. В частности, разумный управляющий запрашивает у руководителя должника и предыдущих управляющих бухгалтерскую и иную документацию должника (пункт 2 статьи 126 Закона о банкротстве), запрашивает у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (в частности, недвижимого имущества, долей в уставном капитале, автомобилей и т.д.), а также имевшихся счетах в кредитных организациях и осуществлявшихся по ним операциям и т.п.Из вышеизложенного следует, что применительно к каждому конкретному случаю следует устанавливать момент начала течения СИД.

Посмотрим, как применяются положения о СИД по подобным требованиям в судебной практике.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 18.11.2019 N Ф07-13257/2019 по делу N А05-2366/2016 

Как установлено судами, процедура наблюдения в отношении Общества введена определением от 24.05.2016, временным управляющим должником утверждена Чепурная Л.Ф., на которую впоследствии решением от 11.11.2016 было возложено исполнение обязанностей конкурсного управляющего должником. Определением от 02.12.2016 конкурсным управляющим утверждена Ляпунова Е.В.

Суды указали на то, что разумный и добросовестный конкурсный управляющий мог и должен был принять своевременные меры по истребованию информации о совершенных должником сделках, в том числе перечислениях взыскателю в исполнительном производстве денежных средств (с учетом шестимесячного срока конкурсного производства).

В силу пункта 6 статьи 20.6 Закона о банкротстве утвержденные арбитражным судом арбитражные управляющие являются процессуальными правопреемниками предыдущих арбитражных управляющих.

В связи с этим суды пришли к выводу о том, что срок исковой давности для обращения с заявлением об оспаривании сделок по основаниям, предусмотренным главой III.1 Закона о банкротстве, начал течь с момента открытия в отношении должника конкурсного производства и истек 14.11.2017.

Мы видим, что в данном случае суды исчисляли начало течения СИД с момента открытия конкурсного производства. В данном случае КУ мог без затруднений получить необходимые для установления оснований оспаривания сведения в ССП. Кроме того, суды учли и то, что смена арбитражных управляющих не влечет изменения момента начала течения СИД.

В то же время далеко не всегда СИД исчисляется с момента открытия конкурсного производства, так как разумный управляющий даже изучив всю документацию о деятельности должника, имеющуюся у него в наличии, не всегда может найти в них сведения об оспоримости сделки. Также не всегда КУ получает весь объем документов. В таком случае возникает вопрос о том, что об определенных основаниях недействительности он мог узнать даже за пределами годичного срока с момента начала конкурсного производства. И судебная практика в таком случае признаёт, что СИД начал течь позже открытия конкурсного производства.

Так, АС МО, отменяя акты нижестоящих судов, которые считали, что СИД начал течь для КУ с момента открытия конкурсного производства, исходил из того, что КУ узнал об основаниях недействительности сделки лишь из обособленного спора. В постановлении Арбитражного суда Московского округа от 12.02.2018 N Ф05-3474/2017 по делу N А40-151852/2015 говорится:

Вынося оспариваемые судебные акты, суды не обратили на это обстоятельство внимания, формально определили момент начала течения срока исковой давности с даты открытия в отношении АО «Темех-1» процедуры конкурсного производства, должным образом не проверили факт своевременной передачи, либо не передачи документов по оспариваемой сделке конкурсному управляющему бывшим руководителем должника сразу после открытия конкурсного производства. Информация о заключении Должником оспариваемой сделки стала известна управляющему от одного из конкурных кредиторов, а не из переданных ему руководством должника документов. Доказательства передачи конкурсному управляющему документов по оспариваемой сделке в материалах дела отсутствуют.Итак, СИД по оспариванию сделок по банкротным основаниям начинает течь с момента открытия конкурсного производства, но в случае представления КУ доказательств невозможности узнать об основаниях для оспаривания в силу объективных обстоятельств, СИД начинает течь с момента, когда КУ узнал об этих обстоятельствах.

Автор публикации

Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович
Санкт-Петербург, Россия
Представление интересов граждан и организаций в судах. Арбитраж. Защита от субсидиарной ответственности и оспаривания сделок. Сложные споры о разделе имущества супругов.
www.advokatizosimov.ru

Да 20 20

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Климушкин Владислав, Блинов Анатолий, Беляев Максим, Баркунов Сергей, Изосимов Станислав, Сирик Алла, Глазунов Евгений
  • 12 Февраля, 19:30 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо, что дали информацию к размышлению. Есть к чему приглядеться, над чем подумать на досуге.

    +4
  • 12 Февраля, 19:57 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, банкротство дает очень много пищи для размышления. одна из динамично развивающихся частей гражданского права.

    +5
    • 15 Февраля, 14:45 #

      Уважаемый Станислав Всеволодович, законодательство о банкротстве просто следует за определенными  тенденциями, то есть, на всякие новые «схемы» и «механизмы» ушлых дельцов вводятся соответствующие нормы...
      Ну или судебная практика позволяет определенным образом пресекать недобросовестное поведение...

      Но иногда, к сожалению, страдают и добросовестные люди, попавшие так сказать под маховик защиты прав кредиторов

      +2
  • 12 Февраля, 20:58 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо. Очень полезно.

    +2
  • 13 Февраля, 05:32 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за очередной подробный обзор правоприменения по вопросам оспаривания сделок в процедурах банкротства! (handshake)

    +5
  • 13 Февраля, 08:20 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, сейчас все больше людей обращаются за помощью именно по защите либо от субсидиарки, либо от оспаривания. КУ оспаривают все что нужно и не нужно. Конечно, не все заявления безосновательные, а поэтому приходится в том числе применять и сроки. Недавно писал отзыв на заявление об оспаривании по неравноценности, в котором помимо возражений по существу еще применили и СИД. КУ пропустил буквально несколько дней. Поэтому сроки, порой, могут оказаться ключевой защитой.

    +2
  • 13 Февраля, 09:45 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за Ваши обзоры. 
    Интересно, а возможно было бы решение суда типа "… установлено, что конкурсный управляющий был неразумным, его пришлось заменить, потому срок исковой давности следует считать с момента, когда приступил к своим обязанностям новый и разумный конкурсный управляющий"?

    +2
    • 13 Февраля, 12:53 #

      Уважаемый Владислав Александрович, такие есть, но только когда КУ был привлечен к уголовной ответственность Есть Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.08.2018 N 308-ЭС17-6757(2,3) по делу N А22-941/2006, правда, по субсидиарке, но его выводы будут верны и для оспаривания сделок.
      ↓ Читать полностью ↓
      В нем говорится:
      ск о привлечении к субсидиарной ответственности является групповым косвенным иском, так как предполагает предъявление полномочным лицом в интересах группы лиц, объединяющей правовое сообщество кредиторов должника, требования к контролирующим лицам, направленного на компенсацию последствий их негативных действий по доведению должника до банкротства. С точки зрения норм частного права, пособничество конкурсного управляющего в преднамеренном банкротстве в данном случае означает, что он недобросовестно осуществлял возложенные на него полномочия и фактически действовал в условиях конфликта интересов, так как был заинтересован не в наполнении конкурсной массы для удовлетворения требований кредиторов, в том числе посредством привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности, а напротив, в исключении подобного хода развития событий, то есть его материально-правовые интересы совпадали не с позицией истцов по косвенному иску (как это должно быть), а с позицией другой стороны спора. Такой вывод, в свою очередь, исключает возможность исчисления давности исходя из фигуры недобросовестного арбитражного управляющего.


      … по мнению судебной коллегии, она (исковая давность) подлежит исчислению не ранее чем с даты наделения полномочиями нового конкурсного управляющего…, к которой прибавляется период времени, необходимый для разумного и добросовестного арбитражного управляющего на получение информации о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности и о личности контролирующих и действовавших совместно с ними лиц.
      Я писал об этом

      +2
    • 14 Февраля, 10:58 #

      Уважаемый Владислав Александрович, подобный спор был у меня, и суды отказали в восстановлении процессуального срока. 

      Вот выдержка из определения ВС РФ по делу № А56305/2010 от  03.04.2015 г. 

      Доводы заявителя о том, что будучи назначенным конкурсным управляющим 25.07.2014 он узнал об оспариваемом определении 25.08.2014 и к нему возможно применение статьи 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судами рассмотрены. Отказывая в восстановлении пропущенного процессуального срока на подачу апелляционной жалобы и подтверждая законность такого отказа, суд апелляционной инстанции и суд округа руководствовались статьями 117, 259 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пунктом 6 статьи 20.3 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которому утвержденные арбитражные управляющие являются процессуальными правопреемниками предыдущих арбитражных управляющих, при этом учли, что апелляционная жалоба подана с пропуском установленного месячного срока, даже если исчислять его с даты назначения заявителя конкурсным управляющим. Поскольку стороной спора по делу является общество, а не конкретный арбитражный управляющий, отклонение судом округа ссылки заявителя на положения статьи 42 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является правомерным и согласуется с пунктом 6 статьи 20.3 Закона о банкротстве.
      Мне думается, что в подобных случаях возможно пересмотреть судебный акт по вновь открывшимся обстоятельствам.

      +2
      • 14 Февраля, 15:46 #

        Уважаемый Максим Юрьевич, вот и странность в этой оценке «разумный арбитражный управляющий». Если задача в пресечении незаконных действий против кредиторов, то понятно какова основа для оценки «был/не был разумным». Но вместо объективной оценки имеем субъективный волюнтаризм.… В общем, «хотели как лучше, а получилось как всегда».

        +2
  • 13 Февраля, 16:35 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, мне понравилось определение «токсичный должник»:D

    +4
    • 13 Февраля, 19:49 #

      Уважаемый Анатолий Сергеевич, это действительно так. Порой, контакт с таким должником  может обернуться весьма большими проблемами. В прошлом году писал отзыв предпринимателю, который занимается срочным выкупом квартир. Понятно, что срочный выкуп подразумевает более низкую цену. Купил он так две квартиры у будущих должников и ему прилетел через некоторое время иск от ФУ о признании сделки недействительной по причине неравноценного предоставления. Вывод: должники токсичны для участников оборота.

      +5
  • 14 Февраля, 10:59 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович,  интересный обзор. Благодарю :)

    +1
    • 14 Февраля, 15:10 #

      Уважаемый Максим Юрьевич, пишу, так как самому всегда надо что-то вспоминать, а оно уже записано и легко найти. Иначе говоря, пишу записки для себя, чтобы быстрее находить и вспоминать, так как всегда что-то забывается. Польза и для себя и для других. Благодарю за интерес.

      +4

Да 20 20

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Оспаривание сделок должника при банкротстве. Вопросы применения сроков исковой давности.» 3 звезд из 5 на основе 20 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации