Продолжая публикации по некоторым вопросам, связанным с отдельными аспектами банкротства, остановлюсь на теме признания недействительными сделок с неравноценным встречным предоставлением.

На самом деле многие даже не подозревают, что купив что-либо по цене ниже рынка, они могут легко оказаться в орбите процедуры банкротства продавца в качестве ответчика по заявлению финансового или конкурсного управляющего о признании такой сделки недействительной. Здесь я попытаюсь рассказать, как можно защищаться от оспаривания подобных сделок, а также, что делать, чтобы, заключив сделку, шанс её оспаривания по данному основанию был бы минимален.

Понятие сделки с неравноценным встречным предоставлением

 

Тот, кто занимается банкротством, знает, что ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» содержит специальные основания для признания определенных сделок недействительными. В общем, таких оснований три: заключение сделки с целью причинения вреда кредиторам (ч.2 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»), сделки с предпочтением (ст. 61.3 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» и сделки с неравноценным встречным предоставлением (ч.1 ст. 61.2ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Ч.1 ст. 61.2ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает:

Сделка, совершенная должником в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия указанного заявления, может быть признана арбитражным судом недействительной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной сделки, в том числе в случае, если цена этой сделки и (или) иные условия существенно в худшую для должника сторону отличаются от цены и (или) иных условий, при которых в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки (подозрительная сделка). Неравноценным встречным исполнением обязательств будет признаваться, в частности, любая передача имущества или иное исполнение обязательств, если рыночная стоимость переданного должником имущества или осуществленного им иного исполнения обязательств существенно превышает стоимость полученного встречного исполнения обязательств, определенную с учетом условий и обстоятельств такого встречного исполнения обязательств.

Несмотря на простоту формулировки, как будет видно далее, иногда суды допускают ошибки. Для формирования правильной и убедительной правовой позиции при защите от требования о признании сделки по данному основанию недействительной необходимо все же подробно разобрать все признаки порочности такого вида сделок.

Первое, что бросается в глаза, это отсутствие требования знания контрагентом должника того обстоятельства, что должник неплатежеспособен. Иначе говоря, самого по себе объективного факта неравноценности встречного исполнения достаточно, чтобы удовлетворить требование об оспаривании сделки. Так, в п.9 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“ (далее – ППВАС № 63) разъясняется, что если подозрительная сделка была совершена в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом или после принятия этого заявления, то для признания ее недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве, в связи с чем наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

Таким образом, следует помнить, что занижение стоимости приобретаемого имущества в договорах или его покупка по явно заниженной стоимости всегда содержит риск признания таких сделок недействительными в случае банкротства продавца.

Следующим важным моментом являются признаки неравноценности. Подчеркну, что здесь следует понимать, что анализируемая норма не говорит просто о несоответствии цены сделки рыночной цене, а необходимо исследовать стоимость предоставления именно в сравнимых обстоятельствах с учетом условий и обстоятельств такого предоставления. Как ни странно, как раз непонимание данного момента является причиной неправильных судебных решений. Это конечно, простительно для тех КУ и ФУ, которые, например, в апелляционной жалобе просят признать недействительным решения суда первой инстанции, но недопустимо для судей.

Временной промежуток подозрительности по данной категории сделок составляет один год до  принятия заявления о признании банкротом. Если аналогичная сделка совершена за пределами этого временного промежутка, то она может быть признана недействительной уже по правилам ч.2 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Но это уже совсем другая история.

Теперь можно перейти к обзору некоторых судебных актов по оспариванию сделок по мотивам неравноценности встречного предоставления. В них как раз можно найти ответы на вопросы адекватной защиты от заявлений КУ, ФУ или кредиторов о признании таких сделок недействительными.

Правовые позиции СКЭС ВС РФ по признанию недействительными сделок с неравноценным встречным предоставлением

 

Определение СКЭС ВС РФ от 15 февраля 2019 года № 305-ЭС18-8671 (2)

Данное определение, на мой взгляд, является очень важным, так как оно показывает, как можно исказить смысл существования самой нормы, что было сделано нижестоящими судами, а также, что важно выяснять для определения неравноценности встречного предоставления.

Решения нижестоящих арбитражных судов, коими являлись АСГМ, 9 ААС, АС МО, являются образцами слепого и бездумного применения нормы права, которое было исправлено лишь СКЭС ВС РФ.

Гражданка купила у АО, которое было через некоторое время признано несостоятельным, квартиру. Квартира была оплачена с привлечением кредитных средств (около 3 млн. руб.) и средств материнского капитала (около 350 тыс. руб.), остальная сумма (467 тыс. руб.) была оплачена  самостоятельно.

Стороны согласовали цену квартиры в размере 3 890 000 руб. Согласно заключению, сделанному в рамках проведения судебной экспертизы по обособленному спору, рыночная цена квартиры на момент ее продажи составляла 5 461 673 руб. Разрешая спор, суды исходили из того, что оспариваемая сделка совершена в пределах одного года до возбуждения дела о банкротстве должника при неравноценном встречном исполнении со стороны покупателя, в связи с чем на основании положений ч.1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» признали ее недействительной.

Как мы видим простой гражданин приобретя квартиру, оказался в орбите процедуры банкротства, и, более того, суды столичного региона с легкостью признали сделку недействительной и удовлетворили требования КУ, взыскав с него  1 571 673 рубля в пользу должника.

Да, как мы помним, ППВАС № 63 не требует недобросовестности контрагента должника, а одного лишь объективного факта неравноценности встречного предоставления. В данном деле суды не учли то, что ч.1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требует внимания не только к цене, но и учитывать сравнимость обстоятельств.

Гражданке повезло, что СКЭС ВС РФ направило внимание судов на данные требования закона. Отменяя акты нижестоящих судов, ВС РФ исходил из следующего:

…помимо цены для определения признака неравноценности во внимание должны приниматься и все обстоятельства совершения сделки, то есть суд должен исследовать контекст отношений должника с контрагентом для того, чтобы вывод о подозрительности являлся вполне убедительным и обоснованным.

Из материалов дела следует, что на всем протяжении рассмотрения обособленного спора Черемисина М.А. в своих отзывах и возражениях на иск конкурсного управляющего ссылалась на то, что спорная квартира была оплачена с привлечением кредитных средств (около 3 млн. руб.) и средств материнского капитала (около 350 тыс. руб.), остальная сумма (467 тыс. руб.) была оплачена заявителем самостоятельно. Соответствующие условия о порядке оплаты содержались в п. 2.1 оспариваемого договора купли-продажи. При получении кредита в ПАО «Сбербанк России» производилась оценка приобретаемой квартиры и согласно результатам оценки ее цена соответствовала сумме, указанной в договоре.

По мнению судебной коллегии, названные факты указывают на то, что сопутствующие заключению договора обстоятельства и контекст взаимоотношений сторон, в том числе сведения об источниках 3 отыскания денежных средств на оплату квартиры, в рассматриваемом конкретном случае исключают вывод о подозрительности сделки, а также о неравноценном характере осуществленного контрагентом должника встречного предоставления. При этом конкурсный управляющий не приводил доводы о том, что Черемисина М.А. являлась аффилированным лицом должника или действовала недобросовестно.

Таким образом, из данного определения следует, что иногда при оценке сделки, как подозрительной, даже по мотивам неравноценности встречного предоставления имеет значение отсутствие недобросовестности контрагента должника. Оно подлежит учету именно в связи с тем, что норма требует исследования заключения сделок в сравнимых обстоятельствах.

Определение СКЭС ВС РФ от 21.11.2019 N 306-ЭС19-12580

 

Как Вы думаете, если продается один автомобиль обстоятельства его продажи сравнимы с продажей сразу шести автомобилей единым лотом? Следует ли договора, совершенные в один день по продаже шести автомобилей, как шесть отдельных договоров или как продажу шести автомобилей единым лотом? Следует ли определять неравноценность встречного предоставления по каждому из таких договоров в отдельности или определять неравноценность встречного предоставления по единому лоту? Именно данная правовая проблема и рассматривалась ВС РФ. Это определение очень интересно, так как дает пищу для размышлений и хороший ориентир для любого практика, кто защищает ответчиков по подобным обособленным спорам.

Посмотрим на факты данного дела.

По шести договорам купли-продажи от 23.07.2015 № № 42, 43, 44, 45, 46, 49 должник (продавец) передал обществу «ТД АКОСЧЕЛНЫ» (покупателю) транспортные средства:

автомобиль марки «ГАЗ 27527» по цене 534 189 рублей,

автомобиль марки «Infinity JX 35» по цене 1 216 491 рубль,

автомобиль марки «Nissan Almera Classic» по цене 163 999 рублей,

автомобиль марки «ГАЗ 2705» по цене 10 000 рублей,

автомобиль марки «Suzuki SX4» по цене 818 563 рубля,

автомобиль марки «Suzuki Jimny» по цене 695 464 рубля.

Покупатель уплатил согласованную в договорах цену и принял транспортные средства в собственность. Решением Арбитражного суда Республики Татарстан должник признан несостоятельным, в отношении него открыта процедура конкурсного производства. Обратившись в суд с заявлением о признании упомянутых договоров недействительными, конкурсный управляющий Валиев М.И. сослался на то, что эти сделки совершены в годичный период подозрительности, установленный пунктом 1 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), их цена существенно отличается от рыночной, по которой в сравнимых обстоятельствах совершаются аналогичные сделки.

Удовлетворяя заявление управляющего в части, суд апелляционной инстанции принял во внимание результаты судебной экспертизы о рыночной стоимости проданных должником транспортных средств на день их отчуждения (23.07.2015). При этом суд установил, что цена продажи автомобилей, отчужденных по договорам № 42 и № 46, превышает рыночную стоимость, согласованная в договоре № 49 цена несущественно отличается от рыночной, а определенные в договорах № № 43, 44 и 45 цены ниже рыночных. Указав, что договоры № № 43, 44 и 45 совершены менее чем за год до возбуждения дела о банкротстве продавца при неравноценном встречном предоставлении со стороны покупателя, суд апелляционной инстанции признал эти сделки недействительными на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

При этом суд апелляционной инстанции отклонил доводы общества «ТД АКОС-ЧЕЛНЫ» о взаимосвязанности шести договоров купли-продажи транспортных средств, заключенных 23.07.2015.

ВС РФ счел подобный прямолинейный подход судов не соответствующим смыслу банкротного законодательства. В частности в определении ВС РФ говорится следующее:

Судебной практикой выработаны определенные критерии, применяемые для квалификации сделок в качестве взаимосвязанных, к которым, в частности, относятся: преследование единой хозяйственной цели при заключении сделок, в том числе общее хозяйственное назначение проданного (переданного во временное владение или пользование) имущества, консолидация всего отчужденного (переданного во временное владение или пользование) по сделкам имущества у одного лица, непродолжительный период между совершением нескольких сделок (абзац первый пункта 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.06.2018 № 27 «Об оспаривании крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность»).

По смыслу приведенных разъяснений, взаимосвязанными могут быть признаны такие сделки, которыми опосредуется ряд хозяйственных операций, направленных на достижение одной общей (генеральной) экономической цели.

В рассматриваемом случае шесть договоров купли-продажи заключены в один день – 23.07.2015. Отношения оформлены типовыми документами, содержащими стандартные условия. Все сделки направлены на продажу должником объектов, относящихся к одной группе товаров (автомобили, бывшие в употреблении), обществу «ТД АКОС-ЧЕЛНЫ», которое вело деятельность на рынке перепродажи транспортных средств.

Как видно из заключений, составленных по результатам судебной экспертизы, которые суды приняли в качестве надлежащих доказательств по делу, независимый эксперт в экономическом смысле оценил договоры купли-продажи от 23.07.2015 как сделки, направленные на отчуждение одной партии автотранспортных средств с пробегом, в связи с чем при определении их рыночной стоимости с использованием сравнительного подхода применил скидку на оптовую покупку, то есть эксперт рассматривал данные сделки как взаимосвязанные.

При таких обстоятельствах, судебная коллегия не может согласиться с выводами судов о невзаимосвязанности договоров, поскольку установленные ими обстоятельства свидетельствовали об обратном – о намерении покупателя (добросовестность которого не была опровергнута другими участниками спора) одновременно приобрести у должника несколько бывших в употреблении автомобилей и о намерении продавца реализовать ряд автомашин так, как если бы они составляли единый лот.

С учетом изложенного, договоры от 23.07.2015 не могли быть проанализированы на предмет недействительности в отрыве друг от друга.

Пункт 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной сделки должника, совершенной при неравноценном встречном исполнении обязательств другой стороной этой сделки. При этом в части, касающейся согласования договорной цены, неравноценность имеет место в тех случаях, когда эта цена существенно отличается от рыночной.

Судами установлено, что разница между общей договорной ценой шести взаимосвязанных сделок (3 438 706 рублей) и совокупной рыночной стоимостью отчужденных но ним транспортных средств (4 067 772 рубля) составила 15,5 процента. Такое расхождение не является существенным, а значит, его наличие не является достаточным основанием для признания взаимосвязанных сделок недействительными на основании пункта 1 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Следовательно, требования конкурсного управляющего о признании недействительными договоров купли-продажи от 23.07.2015 и о применения последствий их недействительности не подлежали удовлетворению.

Думаю, что эти два определения можно назвать базисными в практике по оспариванию сделок по мотивам неравноценности встречного предоставления.

Еще одним моментом, который имеет значение для разрешения рассматриваемой категории споров, заключается в понятии существенности отличия цены от той, по которой заключаются аналогичные сделки. В ч.1 ст. 61.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» говорится не просто об отличии цены от рыночной, но о существенном отличии.

Понятие существенности дает судам определенную степень усмотрения. Как мы видели, в последнем определении ВС РФ счел, что расхождение в 15,5% не является существенным.

Посмотрим теперь на то, что имеет значение для определения рыночной цены для целей определения неравноценности, а также, как оценивать существенность отклонения цены.

Неравноценное встречное предоставление

 

Определение СКЭС ВС РФ от 22.02.2018 № 306-ЭС17-17171

Данное определение имеет отношение к вопросу оценки судами заключения экспертов. Суд не всегда связан заключением экспертизы, особенно если они находятся в противоречии с иными доказательствами. Именно такую ситуацию рассматривал ВС РФ в данном деле, так как по оценке экспертов рыночная стоимость имущества оказалась значительно ниже кадастровой, а также цены приобретения имущества..

Итак, что же по данному поводу сказала СКЭС ВС РФ. В определении говорится следующее:

Ходатайствуя о проведении повторной экспертизы, конкурсный управляющий ссылался на то, что выводы эксперта не согласуются с кадастровой стоимостью спорного имущества (16 336 924,75 руб., в том числе здание административно-ремонтного центра — 12 731 043,46 руб., здания складских и вспомогательных помещений — 3 605 881,29 руб.) без учета права аренды земельного участка, которая существенно превышает закрепленную в спорном договоре и установленную экспертом его общую стоимость. При этом обращал внимание на цену (19 000 000 руб.), по которой названное имущество приобреталось должником в 2011 году.

Кадастровая и рыночная стоимости объектов взаимосвязаны. Кадастровая стоимость по существу отличается от рыночной методом ее определения (массовым характером). Установление рыночной стоимости, полученной в 3 результате индивидуальной оценки объекта, направлено, прежде всего, на уточнение результатов массовой оценки, полученной без учета уникальных характеристик конкретного объекта недвижимости (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.06.2013 № 10761/11).

В рассматриваемом случае определенная экспертом рыночная стоимость спорного имущества, оказавшаяся значительно ниже его кадастровой стоимости и цены приобретения, принята судом без выяснения указанных обстоятельств и обоснования причин столь существенной разницы. Заключение эксперта не имеет для суда заранее установленной силы и подлежит оценке наряду с другими доказательствами. По результатам оценки доказательств суду необходимо привести мотивы, по которым он принимает или отвергает имеющиеся в деле доказательства (части 4, 5, 7 статьи 71, пункт 2 части 4 статьи 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Признавая результаты судебной экспертизы достоверными, суд апелляционной инстанции не указал, какие индивидуальные особенности зданий, не учтенные при проведении оценки массовым методом в ходе государственной кадастровой оценки, привели к значительному завышению кадастровой стоимости по отношению к рыночной цене, не сослался на какие-либо ошибки, допущенные при проведении кадастровой оценки земельных участков (в том числе, на недостоверность сведений о недвижимости, использованных при кадастровой оценке).

Вопрос соотношения цены приобретения спорного имущества, его кадастровой стоимости со стоимостью, определенной по результатам экспертизы, судом вообще не исследовался.

Данное определение, кстати, может быть очень полезно и тем, кто защищает ответчиков по таким спорам. Например, по ангажированному заключению экспертов стоимость имущества может оказаться существенно выше кадастровой, но тогда уже встает вопрос обоснованности заключения эксперта и т.п.

Теперь посмотрим, какую разницу в стоимости предоставления суды признать существенной.

  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 05.07.2019 N Ф01-769/2019 по делу N А29-4518/2016. 1 200 000 рублей и 507 000 рублей — существенная разница.

  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.04.2019 N Ф01-1068/2019 по делу N А11-569/2016. Договор аренды был заключен с оплатой 136 623 рублей в месяц. Согласно оценке стоимость аренды 516 022 рубля в месяц. Но, с учетом того, что суды приняли во внимание отсутствие в материалах дела доказательств того, что передача имущества в аренду была возможна по цене, существенно превышающей размер арендной платы, установленный сторонами в договоре, договор не был признан недействительным.
  • Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.07.2018 N Ф01-2348/2018 по делу N А38-7310/2015. В соответствии с заключением эксперта рыночная стоимость имущества по состоянию на дату заключения спорного договора с учетом обременения составляла 137 712 300 рублей. Продало оно было по цене 93 000 000 рублей. При решении вопроса о равноценности встречного исполнения по договору купли-продажи суды первой и апелляционной инстанций приняли во внимание выводы эксперта, изложенные в заключении, не установив оснований для 7 А38-7310/2015 проведения повторной экспертизы, и с учетом того, что итоговая величина рыночной или иной стоимости имущества является предполагаемой, вероятной ценой, по которой объекты оценки могут быть отчуждены на открытом рынке в условиях конкуренции, пришли к выводу о недоказанности совершения сделки при неравноценном встречном исполнении обязательства со стороны контрагента
  • Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 02.06.2020 N Ф04-6144/2019 по делу N А03-17493/2016. Рыночная стоимость автомобиля  составила 651 000 руб, а цена продажи -.445 000 руб. Признано, что предоставление неравноценное. Суд первой инстанции в определении написал, что автомобиль приобретен  по цене 445 000 руб., что более чем на 30 % отличается от рыночной стоимости автомобиля, т.е. исходил из того, что разница в цене более 30% является существенной.
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.07.2020 N Ф05-16696/2016 по делу N А40-77319/2016.… само по себе совершение сделки на иных условиях, чем это предусмотрено указанными конкурсным управляющим альтернативными предложениям рынка, не может служить достаточным доказательством неравноценности встречного обеспечения и, соответственно, основанием для признания данной сделки недействительной.Кроме того, представленные распечатки с сайтов сети Интернет (drom.ru) не могут быть положены судом в основу судебного акта, как доказательства занижения стоимости продаваемого имущества, поскольку не являются допустимыми и относимыми доказательствами по делу, поскольку сведения, содержащиеся в представленных распечатках, не позволяют сравнить указанные в них транспортные средства с отчужденным автомобилем должника по техническому состоянию, с учетом поломок и пробега.
  • Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.07.2020 N Ф05-6028/2020 по делу N А40-157259/2017. Кадастровая стоимость отчужденной квартиры составляет 7 708 247 руб. 65 коп. Фактическая цена по договору купли-продажи  составила 4 300 000 руб. Обстоятельства, наличие которых послужило бы основанием для снижения цены спорного имущества в договоре не отражены.

Здесь я кратко дам минимальные рекомендации, как покупать имущество, чтобы сделка не была оспорена.

  • Если Вам продают имущество по цене ниже рыночной на 40-50% и ниже, то будьте бдительны, так как если окажется, что его продает будущий банкрот, то риск признания сделки по продаже такого имущества очень велик.
  • Не идите на поводу у продавца, который предлагает существенно занизить цену приобретаемого имущества под предлогом снижения налоговой базы, так как в случае его банкротства сделку, скорее всего, признают недействительной и Вам придется доказывать, что фактически была уплачена иная сумма, но поверит ли в это суд. никому неизвестно.
  • Если имущество продается очень дешево, то проверьте наличие исполнительных производств в отношения продавца и наличия в арбитражном суде заявления о признании его банкротом.
  • Если все же решили купить имущество по явно заниженной цене, то необходимо указывать в договоре обстоятельства, которые повлекли ее снижение.
  • Желательно проводить платеж через счет в банке, так как в случае банкротства продавца Вам еще придется доказывать, что у Вас имелась возможность оплатить имущество. 
  • Идеальный вариант — привлечь консультанта для оценки рисков и юридического сопровождения сделки по приобретению имущества по низкой цене.

Конечно же, не существует никаких универсальных рецептов. но вышеизложенные меры могут снизить риски признания сделок недействительными. Из своей практики могу сказать, что в подобные судебные споры может попасть любой добросовестный покупатель просто потому, что он не принял никаких мер предосторожности, которые, на самом деле, индивидуальны для каждого случая.  То же можно сказать и о защите от заявлений КУ. Необходимо кропотливо анализировать фактическую ситуацию, хорошо понимать практику применения соответствующих норм, включать смекалку и тогда можно находить правильные решения, если таковые существуют. 

Автор публикации

Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович
Санкт-Петербург, Россия
Арбитраж: договорное право, корпоративное право, защита права собственности. Банкротство: споры по включению требований в реестр, защита от субсидиарной ответственности, оспаривание сделок и другое.

Да 40 40

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Галкина Ольга, Изосимов Станислав, Иванов Николай, Подвалов Сергей, Шулепов Герман, Ларин Олег
  • 24 Августа 2020, 05:50 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, познавательная публикация о банкротстве и неравноценном встречном предоставлении.
    Что касается сроков признания сделок недействительными при банкротстве, то в данном случае следует ещё обращать внимание на то обстоятельство, были ли более ранние попытки признать банкротом и каковы были их результаты (в своё время на Праворубе публиковал судебную практику о споре с арбитражным управляющим).

    +6
  • 24 Августа 2020, 11:42 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за интерес. Публикация написана на основании личного опыта защиты ответчиков по обособленным спорам. Конечно, она не претендует на абсолютную полноту, но объять необъятное и невозможно.

    +2
  • 24 Августа 2020, 13:03 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, отличная статья! Мне как адвокату занимающемуся банкротством физических лиц она будет очень полезна. Сам неоднократно представлял интересы ответчика по заявлению финансового управляющего о признании сделки недействительной.  К счастью, пока удается отбиваться от притязаний. Правда, по основанию неравноценности еще не было… Еще раз спасибо за публикацию!

    +5
  • 25 Августа 2020, 10:56 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за подборку!

    +3
  • 25 Августа 2020, 19:47 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за интересную статью! Изложение материала как всегда великолепное!

    +2
  • 28 Февраля 2021, 08:52 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за статью!
    Как раз готовлю отзыв на заявление финансового управляющего о признании договора купли-продажи автомобиля недействительным.
    Куплен за 15 тысяч рублей при реальной стоимости около 400 тысяч. Нет расписки и  других доказательств, подтверждающих реально уплаченную сумму.
    Из доказательств — объявление продавца-банкрота на сайте Дром  с реальной ценой и документы, подтверждающие платежеспособность ответчика на момент совершения сделки.
    Жалко Доверителя.

    +1

Да 40 40

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Защита от оспаривания сделки в процедурах банкротства. Особенности признания недействительными сделок с неравноценным предоставлением.» 5 звезд из 5 на основе 40 оценок.
Адвокат Анцупов Дмитрий Владимирович
Москва, Россия
+7 (926) 881-7373
Качественная юридическая помощь. 100% соблюдение сроков.
Срочный выезд. Официальный договор.
Не тратьте ваше время, нервы и силы. Доверьте мне решение ваших проблем.
https://user63088.pravorub.ru/ Стать VIP
Юрист Фищук Ольга Сергеевна
Краснодар, Россия
+7 (999) 637-2795
Арбитражный (финансовый) управляющий. Честное банкротство физических и юридических лиц в любом регионе РФ. Специальные условия в рамках профессионального сообщества юристов и адвокатов "Праворуб"
https://fedresurs.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Гречанюк Василий Герольдович
Владивосток, Россия
+7 (914) 342-9220
компетенции: трейдинг, инвестиции, страхование, налоги, юридические лица, долги, ответственность, комбинации.
Консультации, дела.
Действую с интересом, спокойно и тщательно, очно и дистанционно.
https://urmanwin.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Мамонтов Алексей Вячеславович
Воронеж, Россия
+7 (919) 184-9057
Специализация: споры о собственности, об обязательствах, банкротство, интеллектуальная собственность, защита по уголовным делам в сфере экономики, коррупционные и должностные преступления
https://taimyr68.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/ Стать VIP

Похожие публикации