Возможно ли, после прекращения уголовного дела за примирением сторон взыскать компенсацию морального вреда? Вполне.

Ко мне обратилась за помощью моя тезка, Ольга Николаевна, рассказав следующую историю.

В 2015 году  по вине водителя, который управлял автомобилем «Шевроле-Нива»,  произошло ДТП. Отвлекшись на набор номера на своем сотовом телефоне водитель  допустил выезд на встречную полосу движения, где совершил столкновение с потерпевшей,  движущейся во встречном направлении на велосипеде.

В результате дорожно-транспортного происшествия потерпевшая получила телесные повреждения:

— закрытый перелом левой бедренной кости в средней-нижней трети;

— закрытый перелом костей левой голени в верхней трети;

— закрытый перелом плечевой кости с повреждением лучевого нерва над линией перелома плечевой кости;

— закрытый перелом костей левого предплечья;

— рваную рану левой подколенной области.

Политравма осложнилась развитием травматического шока II  степени и  невропатией лучевого нерва.

Вышеуказанные телесные повреждения, были  расценены  как тяжкий вред, причиненный здоровью человека. В отношении  водителя было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 264 УК РФ. В период предварительного следствия водитель оплатил потерпевшей лечение, которое не было окончено, предстояли еще операции.

Материалы уголовного дела были направлены в суд для рассмотрения.

В день судебного заседания водитель  попросил потерпевшую заявить ходатайство о прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон, пообещав при этом оплачивать в дальнейшем все ее  лечение до полного выздоровления, поскольку оно  было не окончено. В подтверждение своих слов водитель  написал расписку, согласно которой он гарантирует оплату за ее лечение до полного выздоровления в связи с телесными повреждениями, полученными в результате ДТП.

Поверив обещаниям водителя,  выраженным, в том числе, в письменной расписке,  потерпевшая  написала заявление о прекращении уголовного дела в отношении водителя, указав, что причиненный преступлением вред возмещен в полном объеме. При этом она подразумевала только материальный вред, связанный с затратами на лечение.

Суд  вынес постановление о прекращении уголовного дела  в связи с примирением сторон.

После рассмотрения дела потерпевшей была установлена третья группа инвалидности (сроком на один год с последующим продлением), а также страховой компанией выплачено страховое возмещение в связи с причинением вреда здоровью в размере  465 250 рублей.

Также после прекращения уголовного дела потерпевшая  неоднократно проходила обследование и лечение в ГБУ РО «ОКБ» (г. Рязань), ФГБУ «НМХЦ им. Н.И.Пирогова» Минздрава России, ЦКБ РАН. Ей  было проведено несколько операций.

Несмотря на обещание и письменное обязательство оплачивать дальнейшее лечение потерпевшей до полного выздоровления, водитель  стал избегать контактов с ней. Каждый раз при  передачи денежной суммы на лечение и проезд стал говорить о том, что денег у него нет, что вынужден сам влезать в долги, намекая при этом, что пора заканчивать «клянчить» у него деньги.

Сами понимаете, что избежав уголовной ответственности, интерес виновной стороны к возмещению вреда пропадает. Кроме того водитель полагал, что полученное  потерпевшей стороной страховое возмещение, должно покрыть все расходы.

Такое положение вещей потерпевшую не устроило, ведь она сама не предполагала, что ее травма окажется настолько серьезной, поскольку был задет пучок нерв, в связи с чем ее верхняя конечность, несмотря на несколько операций, осталась неподвижной.

Рассказав мне эту историю, я сначала призадумалась, как при наличии письменного заявления потерпевшей о том, что каких-либо претензий к виновнику не имеет и вред заглажен им полностью, можно взыскать дополнительно какую-либо компенсацию.

Я искала судебную практику, но ничего похожего не нашла.

Не давая каких-либо положительных гарантий, составила исковое заявление, в которое включила утраченный заработок, ежемесячную выплату  в возмещение утраченного заработка (за потерю трудоспособности) и компенсацию морального вреда.

Ситуацию осложняло то обстоятельство, что потерпевшая не отрицала того факта, что виновник в период ее лечения выплатил ей около  315 000 рублей. При этом она утверждала, что все ушло на лечение. На часть суммы (около 200 000 рублей) нами были предъявлены платежные документы.

Фактически получалось, что потерпевшая получила 315 000  рублей от водителя и 465 250 рублей от страховой компании, то есть 780 250 рублей. Вполне приличная сумма.

На этой сумме и строилась позиция ответчика, который требовал от нас представить доказательства использования всей суммы на лечение потерпевшей, так как полагал, что исковые требования подлежат удовлетворению только в том случае, если мы докажем, что истратили все денежные средства на лечение.

В итоге, после уточнения исковых требований и нескольких заседаний суд частично удовлетворил наши требования, снизив при этом размер компенсации морального вреда с 500 000 рублей до 100 000 рублей, взыскал утраченный заработок,  ежемесячные выплаты в счет возмещения утраты трудоспособности.

С нашей стороны к решению оставались вопросы по тому факту, что в требованиях к страховой компании о взыскании разницы между лимитом страхового возмещения и выплаченной суммой страхового возмещения в счет утраченного заработка (500 000 -465 250 = 34750) на было отказано. Но решили жалобу не подавать.

в целом, потерпевшая была довольна, поскольку понимала, что виновник больше бы ей ничего не выплатил, а так дополнительно взыскали еще около 260 000 рублей.

Ответчик подал апелляционную жалобу, в которой компенсацию морального вреда он не оспаривал, а был не согласен с присужденной суммой утраченного заработка и ежемесячными выплатами.

В апелляции судья стал задавать неудобные вопросы: «Не считаем ли мы, что с нашей стороны идет неосновательное обогащение, что потерпевшая и так получила приличные выплаты». Мне этот вопрос  очень не понравилось, и я стала переживать, не отменят ли  решение.

В прениях я указала, что потерпевшая молодая женщина, мать двоих детей, осталась инвалидом, что рука уже не восстановится, что более трех лет она не может нормально спать и вести привычный образ жизни и т.д. Отметила, что ответчик является довольно обеспеченным человеком (руководитель дорожной организации), и что сумма утраченного заработка и ежемесячная выплата являются мизерными, поскольку рассчитаны с минимальной заработной платы, которую получала потерпевшая на момент ДТП.

В итоге суд апелляционной инстанции оставил решение в силе.

 Апелляционное определение по ссылке

Документы

1.Уточненный Иск37 KB
2.Решение167.7 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Склямина Ольга Николаевна
Рязань, Россия
Квалифицированная юридическая помощь.
Составление исковых заявлений, жалоб, ходатайств и других документов правового характера, в том числе дистанционно.
Представительство в судах.

Да 35 35

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Коробов Евгений, Щербинин Евгений, Тохтамишян Александр, Исянаманов Ильдар, Лукьянов Дмитрий, Склямина Ольга, Карабанов Алексей, Филиппов Сергей, Лёшин Александр

Да 35 35

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Компенсация морального вреда и возмещение утраченного заработка после прекращения уголовного дела за примирением сторон» 5 звезд из 5 на основе 35 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации