Unam in armis salutem. — Единственное спасение — в борьбе.

Первая часть публикации находится здесь.

Понятые

Итак, уголовное дело пошло в суд. Настало время вплотную заняться понятыми, которые присутствовали при составлении самого значимого доказательства данного уголовного дела — первоначального протокола осмотра места происшествия (гаража с контрафактной продукцией).

Адвокат обязательно должен старательно отработать все вопросы, касающиеся столь важного документа. А вопросов уже возникало много.

Оба понятых, мужчины среднего возраста, без определенных занятий, будучи допрошенными на предварительном следствии в качестве свидетелей, дали показания, что совершенно случайно находились в своих автомобилях неподалеку от места осмотра. К каждому из них якобы подходили два сотрудника полиции и предлагали принять участие в данном следственном действии, с чем они и согласились.

Мой подзащитный Артур, также присутствовавший при осмотре, рассказал мне, что понятые явились на осмотр гаража сами, вдвоем. Участвовавшие также в осмотре сотрудники полиции — двое оперативных уполномоченных, неотлучно находились при Артуре и никаких понятых искать не ходили.

Других сотрудников полиции в данной местности не было. А дознаватель приехала составлять протокол, когда вся «компания» уже была в сборе.

Еще Артур отметил, что понятые обменивались с операми репликами, вместе смеялись. А потом понятые помогали сотрудникам полиции пересчитывать бутылки и загружать изъятые ящики с алкоголем в грузовые автомашины. Какие-то странные понятые!?

Адвокатскую проверку хитрых понятых я начал с социальных сетей интернета. В разных сетях, но нашел таки странички каждого из них! Первый понятой указал на своей странице, что более двадцати лет назад окончил Тюменскую высшую школу милиции. Второй понятой написал, что десять лет проработал в органах госнаркоконтроля. Понятно, что это за понятые!

Этих понятых обязательно будут допрашивать в суде в качестве свидетелей, так как серьезные огрехи протокола осмотра по изъятию алкогольной продукции надо чем-то прикрывать, а просто огласить их показания, данные на предварительном следствии, защита, разумеется, не позволит.

Так что будет возможность допросить их о службе в органах в судебном заседании. Но кто знает, как там еще сложатся обстоятельства. Обязательно должен быть запасной вариант «разработки» понятых.

Делаю адвокатский запрос в областное ГУВД о том проходили ли данные субъекты службу в органах МВД. Понимаю, что скорее всего, ГУВД мне такую информацию не даст, но этот запрос нужен в большей степени для того, чтобы уже иметь право просить суд о запросе этой информации.

Потому что суд в таких случаях всегда указывает (и я с этим сталкивался неоднократно), что если защитник сам, имея право на получение подобной информации, адвокатский запрос не сделал и не получил хотя бы отказа, то не может просить суд о подобном запросе.

Однако чудеса иногда случаются. Областное ГУВД выдает мне справку о том, что наш первый понятой прослужил 20 лет в органах МВД, а относительно второго понятого указывает, что он в органах МВД службу не проходил.

Коллеги с «Праворуба», за что им отдельное спасибо, мне объяснили, что хоть органы госнаркоконтроля и являлись отдельным ведомством и в систему МВД не входили, но весь их архив все равно должен находиться в областном ГУВД.

Делаю еще один запрос в ГУВД, теперь уже относительно сотрудника наркоконтроля. Получаю ответ, что в соответствии с законом они не могут мне выдать информацию на сотрудника без его письменного согласия. Ну, и это уже кое-что.

Судебное заседание

В судебном заседании сразу заявляю ходатайство о возвращении уголовного дела прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ. Адвоката и подсудимого не ознакомили с рядом процессуальных документов, которые следствие вложило в дело после выполнения требований ст. 217 УПК РФ, а также есть основания признать следователя, составившего обвинительное заключение, процессуально не уполномоченным лицом.

Для нас заявление подобного ходатайства — беспроигрышный вариант. Либо суд возвращает дело прокурору и создает следствию очередные проблемы, либо отказывает в возврате, и, оставляя уголовное дело в стенах суда, создает эти проблемы уже себе, ибо устранить имеющиеся нарушения не получится, а свою роль в отмене приговора при его обжаловании, они, определенно, могут сыграть (и не факт, что этих нарушений не прибавится).

Суд смело выбирает второй вариант, следуя мнению, что указанные защитой нарушения УПК, сути обвинения не затрагивают и не препятствуют суду в рассмотрении данного дела (не хотите исправлять ошибки, да и не надо. Нам главное донести до суда, что «они есть» и, что защита о них знает)...

Допрашиваем девушку-дознавателя. Я прошу суд открыть искомый протокол и, подозвав девушку к судейскому столу, обращаю внимание на каждое нарушение. Она соглашается, что дописки и исправления делала после составления протокола осмотра.

Соглашается, что участники осмотра своими подписями дополнения и исправления в протоколе не заверяли, хотя она, конечно же, уведомляла их об этом. Почему в конце протокола не указала, что ей вносятся изменения и дополнения, пояснить не может.

Доходит очередь до понятых. Все идет по плану обвинения и суда. Первый понятой рассказывает, как вносились в протокол осмотра изменения и дополнения, как его об этом уведомляли и как он заверял своей подписью в конце каждой страницы все эти изменения.

Соглашается, что помогал сотрудникам полиции загружать изъятое спиртное в автомашину. Все чинно и благородно и ничего не предвещает «беды». Вдруг, как ушат холодной воды на голову, вопрос защиты: Вы проходили службу в органах МВД?

Понятой молчит и недоуменно глядит на прокурора. У всех легкое замешательство. Первым в себя приходит обвинитель: Прошу суд вопрос защитника снять как не относящийся к делу.

Суд: Вопрос снимается.

Все косвенные вопросы защиты на эту тему снимаются судом по тем же основаниям. Допрос второго понятого проходит точно по такому же сценарию. Обвинение и суд заботливо ограждают понятых от «неправильных» вопросов адвоката (думали наверно, что «сделали» защитника на этом вираже и не ожидали, что этот раунд еще далеко не закончен).

Значит, для суда не имеет значения факт того, что оба понятых ранее проходили службу в правоохранительных органах? А согласно требованиям УПК, понятой — лицо незаинтересованное. Проверить являются ли наши понятые заинтересованными в исходе дела лицами — прямая обязанность суда.

А обвинение показаниями этих «понятых» пытается затыкать дыры в вызывающем серьезные вопросы протоколе осмотра.

Допрошенные защитой в судебном заседании двое оперативных сотрудников, присутствовавших при осмотре места происшествия, относительно появления в данном следственном действии указанных понятых ничего пояснить не смогли: один сказал, что неотлучно находился при Артуре, и откуда взялись понятые не знает (может быть их второй оперативник пригласил); второй заявил, что относительно данного вопроса у него возникла тяжелая амнезия...

Ответ защиты

В конце судебного следствия заявляю письменное ходатайство о приобщении к материалам дела копии адвокатского запроса и справки из областного ГУВД о том, что первый понятой проходил службу в системе МВД, с указанием о том, какое значение имеет данная информация для объективного рассмотрения нашего дела.

Суд, несмотря на возражения обвинения, данную справку к делу приобщает (а куда ему деваться). Затем заявляю следующее письменное ходатайство с теми же основаниями в отношении второго понятого. Суд и эти документы к делу приобщает.

Затем следует третье письменное ходатайство защиты о том, чтобы суд сделал запрос данных из Тюменского областного ГУВД в отношении второго понятого, с указанием  того, что адвокату органы МВД подобную информацию давать отказываются. Суд и это ходатайство удовлетворяет (ну вот, а говорили, что эта информация не имеет отношения к делу).

Оказывается если «правильно» оформлять свои требования, то суд становится мягок, как пластилин (насмотрелся я уже на этих судей, которые беззастенчиво грубо работают на стороне обвинения, и церемониться с ними не собираюсь. И судьи это чувствуют и делают выводы).

И сторона обвинения тоже начинает перестраиваться, также заявляя суду ходатайство о проведении дополнительной оценки изъятого у Артура спиртного в сторону снижения стоимости, разумеется, при нашей полной поддержке. Суд и с этим соглашается. Делается запрос в ту же организацию, которая оценивала это спиртное ранее.

В этот раз изъятая водка оценивается уже не по твердо фиксированной цене, а исходя из процентного содержания в ней этилового спирта. В результате сумма стоимости спиртного снижается более чем на 100 тыс. рублей, но за рамки ч.6 ст. 171.1 УК РФ нам выйти все равно не удается. Все ближе подходим к приговору.

А чего, собственно, мы хотим от судебного приговора?

  • Не получить лишение свободы после оглашения приговора;
  • Не получить большого, неподъемного штрафа (а статья обвинения предусматривает очень серьезные денежные штрафы);
  • Не получить осуждения по ч.6 ст. 171.1 УК РФ (данная статья относится к категории тяжких, а мой подзащитный — иностранный гражданин, проживающий в РФ по виду на жительство. Согласно ст.7 п.1 ФЗ №115 «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», у иностранного гражданина, осужденного за преступление, относящееся к категории тяжких, аннулируется разрешение на временное проживание, и, соответственно, если он не осужден к реальному сроку лишения свободы, то подлежит депортации из РФ. А у Артура здесь жена, дочь (обе гражданки РФ), работа, — очень бы не хотелось от этого уезжать).

И если хоть одно из трех указанных обстоятельств нас не удовлетворит, то апелляционной жалобы от защиты суду не избежать. И суд, и обвинение, учитывая откровенно «вредную» деятельность адвоката в судебном заседании, это хорошо понимают. А с учетом тех «косяков», которые у суда имеются, приговор в суде второй инстанции, скорее всего, не устоит.

В своем выступлении в прениях я указал на все недостатки данного дела, раскрытием которых и занимался весь судебный процесс. Но оправдать своего подзащитного полностью, дальновидно, не просил, дабы не загонять суд в угол перспективой обязательного обжалования защитой любого обвинительного приговора (адвокаты меня поймут).

Приговор

Судья практически весь судебный процесс был к нам излишне строг и суров, явно находясь на стороне обвинения, и чего от него ожидать в приговоре было абсолютно непонятно (сторона обвинения просила реальное лишение свободы — 9 месяцев).

В своем приговоре суд не исключил из обвинения ни одной бутылки, за исключением той, которая «разбилась» при транспортировке, но, как ни странно, оказалось, что для нас это перестало иметь какое-либо значение.

При назначении наказания суд ограничился уже отбытым Артуром сроком в СИЗО и под домашним арестом, правда, слишком витиевато изложил это в приговоре, так, что потом мне с сотрудниками ФСИН пришлось пересчитывать и выправлять то, что насчитал судья, но это уже мелочи.

Определенный судом штраф составил 100 тыс. рублей, что моего подзащитного вполне устроило. И главный момент — суд, признав таки Артура виновным по ч.6 ст. 171.1 УК РФ, перевел данное деяние из состава тяжких в категорию средней тяжести.

Я, честно говоря, рассчитывал, что нам по этому делу еще предстоит тяжелая война в вышестоящих инстанциях для достижения своих целей, а тут нам дали все, чего мы хотели «на блюдечке с голубой каемочкой».

Судья, огласив приговор, попросил меня выключить диктофон и спросил:

Адвокат, Вы удовлетворены приговором? 

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Ходатайство о возвра​щении уголовного дел​а прокурору0.9 MB
2.Речь адвоката в суде​бных прениях1.7 MB
3.Приговор суда9.2 MB
4.Возврат приговора су​ду от ФСИН251.8 KB

Автор публикации

Адвокат Бандуков Дмитрий Ильдусович
Тюмень, Россия
тел. 7(3452)201-192
Тюменский адвокат по уголовным, гражданским делам.
"Тот, кто вступил в борьбу, может проиграть, а тот, кто от борьбы отказался - уже проиграл."

Да 72 72

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Коробов Евгений, Мамонтов Алексей, Бандуков Дмитрий, Лисовский Андрей, Саидалиев Курбан, Сидоров Александр, Гомон Максим, user40165
  • 06 Декабря 2021, 18:37 #

    Уважаемый Дмитрий Ильдусович, спасибо за публикацию!  Как вы отвечаете судье или гособвинителю в случае, если они на Ваше — понятые это бывшие сотрудники, студенты юр.факов, поднадзорные, отвечают, что понятые действовали следуя своей Активной гражданской позиции, в связи с чем не являются заинтересованными лицами.

    +13
    • 07 Декабря 2021, 16:42 #

      Уважаемый Максим Евгеньевич, спасибо за отзыв!(handshake)
      А зачем с судьями и прокурорами на эту тему вообще дискутировать, по-моему, бесполезно. Если могу доказать свою позицию и поставить под сомнения понятых и проведенные с ними следственные мероприятия, если это конечно, реально, важно, доказываю это допросами, протоколами судебного заседания и документами. А уж если я это докажу, то суд всегда примет это к сведению.
        В этом деле суд, как рыжая лиса, весь судебный процесс делал вид, что кто такие понятые для него не важно. А оказалось, что для суда это очень важно! И свою роль это, однозначно, сыграло.

      +3
  • 07 Декабря 2021, 10:37 #

    Уважаемый Дмитрий Ильдусович, хорошая работа. Инструмент работы с понятыми иногда действительно очень действенен. По крайней мере в моей практике 2 раза небрежность при оформлении протоколов следственных действий и приглашения понятых помогла развалить обвинение.

    +8
  • 08 Декабря 2021, 07:11 #

    Уважаемый Дмитрий Ильдусович, спасибо за публикацию, с нетерпением ждал её после первой части. Вы действительно, указали на такие огрехи, что просто мне кажется суд понял о неизбежности отмены более сурового приговора, так сказать нашел компромисс. Если не секрет, доводилось ли Вам признавать доказательства недопустимыми в случае заинтересованности понятых.

    +4
    • 08 Декабря 2021, 16:02 #

      Уважаемый Александр Евгеньевич, спасибо за Ваш отзыв!(handshake)
      Был у нас еще психологический момент. Судья допрашивает моего подзащитного и спрашивает: «Вы готовы отбывать наказание в виде лишения свободы?»  Подзащитный после этого ушел в глубокий аут, считая, что вопрос с его посадкой уже решен, и пребывал там две недели (суд длился несколько месяцев), пока до него не дошли мои объяснения о том, что при таких доказательствах суд никогда не пойдет с нами на прямой конфликт.доводилось ли Вам признавать доказательства недопустимыми в случае заинтересованности понятых. Мне раньше как-то не доводилось выводить на яркий свет понятых с таким явным окрасом.

      +4
  • 09 Декабря 2021, 06:16 #

    Уважаемый Дмитрий Ильдусович! прочитав вашу статью, очередной раз убеждаюсь в настоящей силе Адвоката! Сколько дебрей проходит, сравнивая с землей «болотников и водяных», вытаскивая живыми людей)

    +3
    • 09 Декабря 2021, 17:31 #

      Уважаемая Наталья Юрьевна, спасибо за Ваше мнение!(F)
      Сейчас, проработав адвокатом более 25 лет, я хорошо понимаю, что адвокат своими навыками, своими знаниями, реально, может очень серьезно влиять на расклад сил в судебном заседании и на приговор.

      +2
  • 09 Декабря 2021, 11:50 #

    Уважаемый Дмитрий Ильдусович, спасибо что поделились своей практикой. Особая благодарность за подробное изложение движения дела, ваших мыслей, размышлений, оценки текущей ситуации и прогнозирования защиты. Очень ценно.

    +4
    • 09 Декабря 2021, 17:37 #

      Уважаемый Андрей Викторович, спасибо за Ваш комментарий!(handshake)
      Работа по этому делу заняла около года, было время все по полочкам разложить. При работе над публикацией еще раз окунулся в подробный анализ и нашел для себя некоторые моменты, которым ранее значения не придавал.

      +3
  • 09 Декабря 2021, 21:30 #

    Уважаемый Дмитрий Ильдусович, так Вы довольны приговором? ;)

    +2
    • 09 Декабря 2021, 22:10 #

      Уважаемый Евгений Алексеевич, я ждал этого вопроса!(handshake)
      Мой подзащитный — доволен абсолютно и лучшего не желает.
      Мне жаль, что ему не нужен был, как воздух, приговор оправдательный, потому что у меня было большое желание «раскатать» этого судью с его амбициями и его приговором, и я видел как это можно сделать.
      Судья психологически нащупал через подсудимого нужный компромисс и завершил суд комфортно для себя. Формально судья отверг все мои доводы, но фактически он все это принял, сохранив, так сказать, честь мундира.
      Скажу так, уважаемый Евгений Алексеевич, как ремесленника резолютивная часть приговора меня устраивает, а вот как художник я бы еще над этим делом поработал.

      +3
      • 09 Декабря 2021, 22:45 #

        Уважаемый Дмитрий Ильдусович, если бы только от нас лично всё зависело.
        Мы в какой-то степени заложники наших Доверителей.
        И да, жаль, что иногда не получается вмазать по наглой рыжей морде! (giggle)

        +3
  • 10 Декабря 2021, 01:52 #

    Уважаемый Дмитрий Ильдусович, а можно выразить своё отношение к приговору?
    Так вот это 
    Адвокат, Вы удовлетворены приговором? Наилучшее признание Вашего профессионального успеха, демонстрация собственного удела глиняного колосса и страха деградации перед профессионализмом и высокой квалификацией. 
    А вот это:
    подзащитный — доволен абсолютно и лучшего не желаетА разве не это главная цель защитника?!

    +2

Да 72 72

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Ч. 6 ст. 171.1 УК РФ. Правомерность изъятия вещественных доказательств (часть вторая: как вывести на чистую воду "липовых" понятых и заставить суд считаться с доводами защиты)» 5 звезд из 5 на основе 72 оценок.
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Москва, Россия
+7 (932) 000-0911
Персональная консультация
Квалифицированная юридическая помощь и защита. Сильный коллектив единомышленников. Адвокаты, специализированные юристы, арбитражный управляющий. Очно, дистанционно. Все регионы России и за рубежом
https://fishchuk.pravorub.ru/
Эксперт Лизоркин Егор Владимирович
Пятигорск, Россия
+7 (960) 228-1228
Персональная консультация
Независимый эксперт по наркотикам. Рецензирование экспертизы наркотиков. Помощь адвокатам в оспаривании экспертиз наркотических средств. Выезд в суд любого региона страны.
https://lizorkin.pravorub.ru/
Адвокат Костюшев Владимир Юрьевич
Москва, Россия
+7 (903) 273-9292
Персональная консультация
Уникальная защита по уголовным делам различных категорий на основе большого опыта работы. Представление интересов по гражданским и административным делам, дорожно-транспортных происшествиях.
https://user58814.pravorub.ru/

Похожие публикации