Когда оперативные сотрудники задерживают лицо по подозрению в совершении преступления, они заинтересованы получить от него так называемое признание, чтобы облегчить следственным органам дальнейшее доказывание его вины по уголовному делу.

С этой целью могут применяться различные средства: уговоры, обман, угрозы и даже насилие. Застигнутый врасплох человек находится в стрессовом состоянии и легко может поддаться любому психологическому воздействию.

В результате возникают устные и письменные объяснения, протоколы личного досмотра, осмотра мест происшествий и другие документы, в которых задержанный признается в совершении одного или нескольких преступлений. Содержание объяснений может являться плодом бурной фантазии оперативников.

На ровном месте появляются группы лиц и организованные группы, а также множество вымышленных преступных эпизодов. Если задержанному очень повезет, после его доставления к следователю ему попадется принципиальный добросовестный адвокат по назначению.

В этом случае подозреваемый либо воспользуется своим правом не давать показания, в соответствии со статьей 51 Конституции РФ, либо даст показания, в которых не признает свою вину или признает ее частично, и откажется от своих письменных объяснений и заявлений в протоколах.

Если же ему не повезет, что, к сожалению, происходит достаточно часто, приглашенный органом дознания или следствия адвокат зафиксирует своей подписью признательные показания подзащитного в протоколах допроса подозреваемого и обвиняемого.

И тут уж, как говорится, «пиши пропало». Отказаться от признательных показаний, узаконенных подписью адвоката, в последующем практически невозможно. Точнее сказать, отказаться-то можно, но такой отказ не будет иметь доказательственного значения для суда.

В обвинительном приговоре на этот счет будет указано примерно следующее: «подсудимый отказался от своих показаний, данных на следствии, (или изменил свои показания), с целью избежать уголовной ответственности за совершенное преступление».

Поэтому в данной статье мы рассмотрим ситуацию, когда подозреваемому все-таки повезло. Как правило, отказ подозреваемого и обвиняемого от устных и письменных объяснений, а также заявлений, включенных в первоначальные протоколы, нисколько не смущает следователя.

На этот случай у него подготовлен отработанный метод воспроизведения «отказных» показаний в других доказательствах по уголовному делу. Чаще всего следователь просто допрашивает оперативников и понятых, которые дают ему полный расклад о том, что задержанный сообщил в письменных объяснениях, что он устно заявлял после своего задержания, а также что он сообщал в ходе проведения мероприятий с участием понятых.

Так рождаются вполне законные доказательства в виде показаний свидетелей, которые суд кладет в основу обвинительного приговора. Если же сторона защиты в судебном заседании усомнится в законности допросов оперов и понятых, суд по ходатайству государственного обвинителя вызовет на допрос самого следователя.

И уж он-то поставит конечную точку, развеяв все сомнения в законности проведенных следственных действий. Между тем, такой способ получения доказательств является незаконным, а у защитника есть реальная возможность добиться признания показаний оперативников и понятых недопустимыми доказательствами и исключить их из обвинительного приговора.

О недопустимости восстановления содержания показаний подозреваемого и обвиняемого в показаниях дознавателя и следователя неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации.

Так, в Определениях Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 года № 44-О и от 19 июня 2012 года № 1068-О даны следующие разъяснения: положения ст. 56 УПК РФ, определяющей круг лиц, которые могут быть допрошены в качестве свидетелей, не исключает возможность допроса дознавателя, следователя, проводивших предварительное расследование по уголовному делу, в качестве свидетелей об обстоятельствах производства отдельных следственных и иных процессуальных действий.

Вместе с тем эти положения, подлежащие применению в системной связи с другими нормами уголовно-процессуального законодательства, не дают оснований рассматривать их как позволяющие суду допрашивать дознавателя и следователя о содержании показаний, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым, и как допускающие возможность восстановления содержания этих показаний вопреки закрепленному в п. 1 ч.2 ст. 75 УПК РФ правилу, согласно которому показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде, относятся к недопустимым.

Тем самым закон, исходя из предписаний ст. 50 (ч. 2) Конституции Российской Федерации, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений. Названное правило является одной из важных гарантий права каждого не быть обязанным свидетельствовать против самого себя (ст. 51, ч. 1 Конституции Российской Федерации).

Вы спросите, а причем здесь показания оперативников и понятых, равно как и причем здесь какие-то устные и письменные заявления и объяснения задержанного, если речь в вышеуказанных Определениях идет конкретно о допросе дознавателя и следователя в отношении содержания показаний подозреваемого и обвиняемого. Все дело в том, что эти разъяснения подлежат расширительному толкованию, которое уже нашло свое практическое применение в судах апелляционной и кассационной инстанций.

Право на защиту у лица возникает не только с момента его задержания в порядке ст. 91 УПК РФ и проведения допроса в качестве подозреваемого, но и ранее, когда производится его фактическое задержание, и проводятся оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия с его участием.

Данное правило следует из Определения Конституционного Суда РФ от 15 ноября 2007 года № 924-О-О и Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве» (п. 1) и заключается в том, что правом на защиту обладает любое лицо, права и свободы которого существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, свидетельствующими о направленной против него обвинительной деятельности, независимо от формального процессуального статуса такого лица.

Необходимость применения этого правила подтверждается и судебной практикой Верховного Суда РФ. Так, согласно Кассационному определению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 января 2022 года № 127-УД21-21-А3 обязательное обеспечение лица, в отношении которого в рамках возбужденного уголовного дела ведется уголовное преследование, защитником, не ставится в зависимость от того, что проводимые с его участием действия осуществлялись не как уголовно-процессуальные, а как оперативно-розыскные.

Из вышеизложенного можно сделать вывод о том, что на стадии, предшествующей процессуальному задержанию лица в порядке ст. 91 УПК РФ и проведению его допросов в качестве подозреваемого и обвиняемого, в роли дознавателя и следователя фактически выступают оперативные сотрудники, а в качестве протоколов допросов – объяснения и любые протоколы, в которых отражена позиция задержанного относительно обстоятельств преступления.

Приведу конкретные примеры из своей практики для подтверждения такой позиции. 11 октября 2018 года апелляционным определением Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда свидетельские показания оперуполномоченного были признаны недопустимым доказательством и были исключены из числа доказательств по делу. В итоге суд исключил из квалификации осужденного признак «группа лиц по предварительному сговору», поскольку этот признак усматривался только из показаний оперативника, и снизил назначенное осужденному наказание на полгода.

28 октября 2021 года кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Второго кассационного суда общей юрисдикции из числа доказательств по делу были исключены не только показания оперативных сотрудников, но и понятых, в части пояснений задержанного, данных при проведении его личного досмотра, об обстоятельствах и участниках совершенного преступления.

Суд кассационной инстанции снизил осужденному наказание на полгода и отменил дополнительное наказание в виде штрафа. Вместе с тем, не всегда суд кассационной инстанции соглашается с позицией стороны защиты о том, что из числа доказательств следует исключать показания понятых и представителей общественности.

Также не всегда исключение показаний оперативных сотрудников может повлиять на изменение приговора в части квалификации или размера назначенного наказания. Так, 17 января 2023 года кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции были исключены показания оперативного сотрудника УФСБ в отношении полученных от задержанного пояснений.

Однако исключить по аналогичным основаниям показания понятой суд кассационной инстанции отказался, указав следующее: «что касается доводов кассационной жалобы о необходимости исключения из приговора по аналогичным основаниям показаний свидетеля (понятой в ходе проведения ОРМ), то они несостоятельны, поскольку названный свидетель не относится к категории лиц, показания которых в соответствии с вышеприведенной правовой позицией Конституционного Суда РФ не могут быть использованы в качестве доказательств, в том числе об обстоятельствах, ставших им известными из объяснений подозреваемого, данных им в ходе совершенных с участием таких свидетелей процессуальных действий».

Исключив показания оперативного сотрудника, кассационный суд не стал менять квалификацию и снижать наказание осужденному, мотивировав это тем, что «исключение из приговора ссылки на показания свидетеля в указанной части не влияет на общий вывод о доказанности виновности осужденного в инкриминируемом ему преступлении, поскольку он подтверждается другими исследованными в судебном заседании доказательствами…».

Таким образом, поскольку в судебной практике имеют место случаи исключения показаний как оперативных сотрудников, так и понятых в части содержания показаний задержанных лиц, прихожу к выводу о том, что просить об этом при обжаловании приговора суда можно и нужно.

При этом целесообразно подкреплять указанные доводы совокупностью иных установленных нарушений судами уголовного и уголовно-процессуального закона, чтобы исключение показаний свидетелей могло повлечь за собой изменение квалификации на менее тяжкий состав преступления и (или) снижение подзащитному размера наказания.

Более подробно о том, как правильно составить кассационную жалобу на приговор суда и апелляционное определение, и какие доводы при этом использовать, я изложил в своем обучающем материале по этой ссылке.

Да 47 47

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Коробов Евгений, Матвеев Олег, uslugi-advokata, Чикунов Владимир, Федоров Валерий, Саидалиев Курбан, Архипенко Анна, Хлынина Ирина
  • 27 Февраля 2023, 14:41 #

    Уважаемый Владимир Юрьевич, да, практики на эту тему — навалом. Весь вопрос, знает ли адвокат о ее существовании и использует ли в своей работе. Для обвиняемого же вопрос еще проще — к правильному ли адвокату он обратился8-|

    +11
    • 27 Февраля 2023, 14:54 #

      Уважаемый Олег Витальевич, согласен. К моему удивлению многие коллеги не то чтобы не знают о существовании такой практики, но и утверждают, что это все бесполезно, так как суды все равно не исключат такие доказательства.

      +6
      • 27 Февраля 2023, 15:10 #

        Уважаемый Владимир Юрьевич, да, а потом правоприменители рассказывают что они уже (называется цифра) дел на таких доказательствах через суд протащили, и ничего…

        +6
      • 27 Февраля 2023, 18:23 #

        Уважаемый Владимир Юрьевич, у меня в прошлом году мировая судья в приговоре признала такое доказательство недопустимым. В ходе судебного заседания заявлял  такое ходатайство, она оставила его без рассмотрения, но в приговоре разрешила.

        +5
        • 27 Февраля 2023, 20:31 #

          Уважаемый Валерий Юрьевич, я уже давно не заявляю о нарушениях в отдельных ходатайствах. Судьи уже рефлекторно отказывают в их удовлетворении. То они считают, что эти ходатайства заявлены преждевременно, то указывают, что суд даст оценку доводам ходатайства в совещательной комнате, то еще что-нибудь… Так что я теперь просто собираю все нарушения в кучу и вываливаю их в письменной речи в прениях. При этом ни о чем не прошу, а просто ставлю суд перед фактом: мол, это нарушение по таким-то основаниям, и точка. Пусть в совещательной комнате все и разрешают.

          +6
      • 27 Февраля 2023, 18:23 #

        Уважаемый Владимир Юрьевич, полагаю, это, скорее всего, потому, что дальше своего носа (то есть, дальше Мосгорсуда) не смотрят. К сожалению.

        +3
        • 27 Февраля 2023, 20:32 #

          Уважаемый Курбан Саидалиевич, это аналогия безусловного рефлекса, уже на подсознательном уровне выработано.

          +2
  • 27 Февраля 2023, 15:55 #

    В СК Республики Башкортостан встречал интересную практику.
    В случае отказа от явки с повинной и сообщении иных сведений, по отношении к объяснению, следователь в протоколе письменно задает вопрос: Ранее Вы опрошены сотрудником, в объяснении сообщили такие-то сведения — дословно перечисляются пояснения. Вы давали такие объяснения или нет. При этом устно следователь пытается получить ответ «ДА, давал», мотивируя тем, что подпись обвиняемого в протоколе настоящая, не поддельная.

    Второй вопрос — впоследствии вы отказались от этих показаний, разъясните — почему?

    После такого допроса следователь проводит очную ставку с оперативниками, в ходе которой он сначала выяснял у оперативника как бралось объяснение, явка с повинной, каково их содержание, а затем ответы обвиняемого по обстоятельствам получения явки с повинной и опросу.

    Слышал такое впервые, немного офигел. Посоветовал обвиняемому просто не отвечать на все эти вопросы.

    +8
    • 27 Февраля 2023, 16:09 #

      Уважаемый Владимир Юрьевич, так это ничего не меняет. Вопрос не в том, была или нет явка с повинной, и о чем она была, а в том, что она была дана без участия защитника и без разъяснения процессуальных прав, а также положений статьи 51 Конституции РФ. Обвиняемому в этом случае достаточно отказаться от содержания очной ставки в суде, чтобы она стала недопустимым доказательством. Более того, у меня по одному делу суд апелляционной инстанции сам исключил явку с повинной, хотя мы об этом и не просили, как доказательство виновности моего подзащитного, но при этом оставил ее как обстоятельство, смягчающее наказание, предусмотренное п. «и» ч.1 ст. 61 УК РФ.

      +4
      • 13 Марта, 20:25 #

        Уважаемый Владимир Юрьевич, вот интересно ваше мнение по такой ситуации: заявлено ходатайство о признании явки недопустимым доказательством, в т.ч. из-за нарушения ч.1.1. ст. 144 УПК РФ (будет разрешено в совещательной)… После этого Гособвинитель приглашает оперативного сотрудника, и тот дает показания лишь о том, при каких обстоятельствах отобрана явка (давления не было, стражей не угрожали), т.е. о том. что явка дана добровольно… Естественно возражения, т.к. если не добровольно, тогда в действиях оперативника, как вариант уголовно-наказуемое деяние, и потому его показание не могут никакими иными, кроме как оправдывающими самого оперативника… В практике признание таких показаний оперативника недопустимыми у вас было:??

        0
    • 27 Февраля 2023, 16:11 #

      Уважаемый Владимир Юрьевич, в данном случае недопустимым доказательством будет протокол очной ставки — в части показаний оперативного сотрудника об обстоятельствах получения и содержания явки с повинной.

      +1
    • 27 Февраля 2023, 18:17 #

      Уважаемый Владимир Юрьевич, это довольно распространённая на низовом звене следственных органов практика, исходящая, как правило, от стремления подать желаемое за действительное и наполнить «совокупность доказательств» любым процессуальным хламом. В расчёте на то, что защитник махнёт рукой и не будет заморачиваться о тех вещах, о которых говорится в настоящей публикации. И Ваш совет обвиняемому, конечно, наиболее простой и столь же эффективный.

      +2
      • 27 Февраля 2023, 20:28 #

        Уважаемый Курбан Саидалиевич, так ведь и машут рукой. В этом и проблема:(

        +2
  • 27 Февраля 2023, 18:20 #

    Уважаемый Владимир Юрьевич, спасибо за очередную полезную публикацию и ещё более полезную практику. Как у профессионального кассатора, всё чётко, ёмко, по существу и с обоснованием (handshake)

    +1
    • 27 Февраля 2023, 20:26 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, пожалуйста! Благодарю Вас за столь высокую оценку моих статей(bow)

      +1
  • 27 Февраля 2023, 21:18 #

    Уважаемый Владимир Юрьевич, скажу одно, кто хочет выполнять свою работу должным образом, тот ищет любую возможность к пользе своего подзащитного. А кому то достаточно и того, что ему платят.

    Когда то по молодости судья Ступинского городского суда Московской области Грачева возмущалась моей выходкой и бегала «по потолку» своего кабинета, восклицая, как так можно на судью подать в суд и получить из вышестоящего суда положительное решение и указание судье исполнять закон. Это был старый суд. Сейчас такое невозможно даже представить себе.

    +3
    • 27 Февраля 2023, 22:06 #

      Уважаемый Евгений Алексеевич, сегодня многое чего невозможно себе представить. Но, как Вы абсолютно верно отметили, нужно продолжать выполнять свою работу должным образом к пользе своих подзащитных. И хотя коэффициент отдачи от многих действий адвоката в настоящее время стал существенно меньше, чем раньше, тем не менее руки опускать нельзя. Жизнь штука переменчивая, дай Бог, будет и на нашей улице праздник.

      +3
  • 08 Марта 2023, 01:03 #

    Уважаемый Владимир Юрьевич, спасибо за такую полезную публикацию)

    +1

Да 47 47

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Показания оперативников и понятых как недопустимые доказательства» 5 звезд из 5 на основе 47 оценок.
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Краснодар, Россия
+7 (926) 004-7837
Персональная консультация
Консультирование по финансово-экономическим вопросам, налоговой безопасности. Проверка контрагентов, анализ сделок, инвестиций. Юридическая помощь и консалтинг высокого уровня в любом регионе РФ
https://fishchuk.pravorub.ru/
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/

Похожие публикации

Продвигаемые публикации