В недавнем Определении ВС РФ от 23 июня 2020 года по делу №46-УД20-9 были затронуты интересные вопросы широко известного, но малоприменяемого института освобождения от уголовной ответственности — малозначительности деяния.

Перефразируя фразу из известного сериала: «Практика темна, и полна ужасов», хочу поделиться своими некоторыми мыслями.

 АЗЫ

 Институт «малозначительности» как основания для освобождения от ответственности, свойственен именно деликтному праву, то есть в нашей стране — уголовному и административно-правонарушительному.

 Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания. Соответственно, не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (ст. 14 УК РФ).

Административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность (ст. 2.1КРФобАП).

Соответственно, При малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием (ст. 2.9 КРФобАП).

 Как видно из легальных определений, именно уголовное законодательство содержит в себе единственный критерий, по которому можно установить малозначительность деяния — это непредставление деянием общественной опасности.

Как показывает судебная практика, такой же подход (критерий) применяется и в делах об административных правонарушениях.

Но именно в легальном определении малозначительности и кроются проблемы в правоприменении данного института.

Предлагаю Вниманию ПРОфессионалов Праворуба, всех интересующихся и даже просто мимопроходящих свои мысли. Заранее приношу свои извинения за то, что в процессе рассуждения мои мысли будут «прыгать с места на место» (менять угол зрения на проблему; забегать вперёд; возвращаться назад) — в конце концов, алмаз гранят со всех сторон сразу, а не по каждой грани отдельно; заранее также винюсь в том, что мои выводы могут (и будут) неоднозначными и неконкретными: я же не поучаю, а всего лишь размышляю, и приглашаю Вас присоединиться ко мне.

 БУКИ

 Напомню, что признаками состава правонарушения являются: объект, то есть охраняемые законом общественные отношения; объективная сторона, то есть совершение определенных действий либо бездействия; субъект, то есть лицо, выполняющее деяние, и субъективная сторона, то есть психическое (сознательное и волевое) отношение субъекта к деянию (вина).

А к какому элементу состава правонарушения привязана оценка малозначительности?

Правильный ответ — это… а вот правильного ответа здесь не будет (это же мои мысли, а не абсолютная истина). Почему нельзя дать однозначного, простого и всем понятного ответа? Во-первых, потому, что, как следует из самой конструкции состава преступления, общественная опасность деяния не включена в него. Во-вторых, потому что, одновременно, общественная опасность содержится во всех (размыта по всем) признаках состава: общеопасный способ деяния явно входит в объективную сторону, значимость защищаемого права (объекта) явно описывается самим установлением наказания за посягательство на объект; низменные (криминальные) побуждения (например, корысть, зависть, похоть) явно отнесены к субъективной стороне.

Очевидно, что понятия «наказуемое деяние», «правонарушение», «состав правонарушения» и «общественная опасность» — крайне сложно переплетены, частично включая (но не поглощая полностью) друг друга, и взаимодействуя различными способами.

 Если взять легальное определение преступления в ч.1 ст. 14 УК РФ, то несложно заметить, что преступность деяния определена через его наказуемость. Очень простой, понятный и легкодоступный способ обучения людей вести себя правильным способом: Всё, что наказуемо — запрещено, как преступление; всё, что не наказуемо — разрешено, как дозволенное.

Как и все простые решения, такой подход в корне неверен. Ведь задачей уголовного (шире — деликтного) права является не наказание за совершение (несовершение) определенных действий, задачей является защита определенных общественных правоотношений (ПРИМЕР моего Учителя Константина Лаврентьевича Акоева: в табличке «Не влазь-УБЪЁТ!» главное не «Убъёт», а «Не влазь!»). А вот они-то с течением времени могут меняться (и меняются); а установленное наказание (а значит, и преступность) могут и не поспевать за такими изменениями (или наоборот — значительно их опережать).

Приведу простой пример номер раз: если преступность деяния устранена новым законом, то уголовное преследование подлежит прекращению, даже если деяние совершено в период действия закона. Если преступность деяния введена новым законом, то деяние подлежит преследованию после введения наказания. Самый близкий для ныне практикующих юристов образчик — это история с многострадальными побоями, которые сначала были уголовным преступлением, потом стали административным правонарушением; потом снова стали преступлением, но но не все.

Приведу простой пример номер два: есть преступность деяния определена законом, а общество не считает деяние преступлением, то ответственность всё-равно наступает. Самый наглядный пример — распространение порнографии; помню, как в мемуарах одного из «фарцовщиков» меня задела фраза, как он выйдя из колонии, где сидел за распространение порнографии (в виде «домашнего» видеопоказа «Греческой смоковницы» в 1988 году), он был просто поражен гигантской афишей «Эммануэли» на дневной и вечерний киносеанс (в 1992 году). На сайте «Закон. Форум прокуроров и следователей» очень долго и эпично обсуждалась тема: «Порнография. Удивляюсь». Многие из нас (коллеги не краснейте!) тоже могли попробовать снять «домашнее видео» (техника-то не стоит на месте), и даже поделиться (или обменяться) им ( мораль в обществе не стоит на месте, и такие действия в принципе сильно не осуждаемы). А вот наказание за это — всё ещё есть.

Приведу простой пример номер три: наказания деяния (а значит, и его преступности) нет; хотя общественные мнения высказываются за такую ответственность. Самый наглядный пример — требование об ограничении конституционных прав тех лиц, которые желают участвовать в управлении государством, например, требования к депутатам представительных органов не иметь второго (третьего, и т. д.) гражданства, не иметь финансовых интересов заграницей, возложение дополнительной на них обязанности непосредственно пользоваться результатами вводимых ими нововведений (например, ограничение их денежного довольствия устанавливаемыми ими же минимальными размерами) и т. д. Запрос в обществе есть; обсуждаемость этих проблем есть; осуждаемость их есть (в моральном плане) есть. Нету наказуемости.

ЗЫ: как я уже указывал ранее, все простые примеры (решения) — неправильные. Эти три — тоже :) Но они хорошо показывают, что определять преступность деяния только через его установленную наказуемость — неверно.

 Собственно говоря, примерно об этом в далёком 1999 году высказался КС РФ, который в соответствующем Постановлении от 15.07.1999 № 11-П дал толкование понятию соразмерности при привлечении к ответственности за совершение того или иного противоправного деяния. Конституционный Суд отметил, что этот принцип, «выражающий требования справедливости, предполагает установление публично – правовой ответственности лишь за виновное деяние и ее дифференциацию в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию при применении взыскания. Указанные принципы привлечения к ответственности в равной мере относятся к физическим и юридическим лицам»Именно поэтому в ч.2 ст. 14 УК РФ и сказано, что малозначительное деяние формально содержит все признаки состава преступления! Как мне в далёком 1998 году сказал мой первый РСО: «термин «формально» нельзя использовать формально. Потому что если «формально» есть состав преступления, то нужно формально привлекать, и формально осуждать».

 ДИСКУССИЯ: раз уж пишется статья для обсуждения, то предлагаю обсудить соотношение морали (нравственных устоев), общепринятых (и потому общеизвестных) правил поведения, и закона (в виде нормативного поведения с наказанием за отклонение). В далёком 1996 году, на курсе уголовного права, я, как слушатель СФ ЮИ МВД РФ, легко решал задачки из практикума, но с тех пор придумал несколько вопросов, на которые сам не могу дать однозначного ответа. Вопрос первый: сможет ли православный священник убедить правоверного самурая, что самоубийство (харакири) — смертный грех? Вопрос второй: если бы в 1994 году Уэсли Снайпс в рамках промотура фильма «Разрушитель» приехал бы в славный город Ставрополь, и был бы убит студентом Ставропольской государственной медицинской академии из Республики Гана, по законам которой негр-блондин-с-голубым-глазом

является колдуном, угрожающим самому существованию Вселенной и потому, подлежащим безусловному уничтожению, то был бы у этого студента ПРЕСТУПНЫЙ умысел на убийство?

ВЫВОД ПЕРВЫЙ: малозначительным может быть только реально имевшее место быть деяние. Исходя из формулировки ч. 2 ст. 14 УК РФ, очевидно, что не может быть малозначительным такое деяние, которое не было совершено (п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ). Также не может быть малозначительным деяние, в котором нет состава преступления (п. 2 ч.1 ст. 24 УПК РФ).

 ВЕДИ

 А не является ли каким-либо иным правонарушением такое деяние, которое в силу малозначительности не является преступлением?

Крайне интересный вопрос.

 КС РФ в Определении от 16 июля 2013 г. N 1162-о «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Филимонова Дмитрия Ивановича на нарушение его конституционных прав частью второй статьи 14 Уголовного Кодекса Российской Федерации» указал, что ст. 14 УК РФ, определяя общие признаки преступления, устанавливает, что преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное данным Кодексом под угрозой наказания (часть первая), и не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного данным Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности (часть вторая). Приведенная норма позволяет отграничить преступления от иных правонарушений и направлена на реализацию принципа справедливости, в соответствии с которым наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т.е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (часть первая ст. 6 УК РФ). Тем самым обеспечивается адекватная оценка правоприменителями степени общественной опасности деяния, зависящая от конкретных обстоятельств содеянного. В качестве таких обстоятельств могут учитываться размер вреда и тяжесть наступивших последствий, степень осуществления преступного намерения, способ совершения преступления, роль подсудимого в преступлении, совершенном в соучастии, наличие в содеянном обстоятельств, влекущих более строгое наказание в соответствии с санкциями статей Особенной части УК Российской Федерации (пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 октября 2009 года N 20 «О некоторых вопросах судебной практики назначения и исполнения уголовного наказания»). Этим не исключается учет при оценке степени общественной опасности деяния значимости для потерпевшего того или иного блага, выступавшего в качестве объекта посягательства.

 Соответственно, лицо, совершившее малозначительное деяние, не подлежит уголовной ответственности, но — при наличии к тому оснований — может быть привлечено к другому виду юридической ответственности (например, административной, дисциплинарной).

Таким образом, непреступное в силу малозначительности деяние вполне себе может быть другим правонарушением, например, административным.

 Как разделить эти два деяния (непреступное в силу малозначительности, и наказуемое в другом порядке).

И тут есть судебное мнение: тот же КС РФ в Определении от 26 октября 2017 г. N 2257-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Гафитулиной Таисии Ивановны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 статьи 1 Федерального Закона от 3 июля 2016 года № 323-фз «О внесении изменений в Уголовный Кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» растолковал, что основанием уголовной ответственности является, согласно статье 8 УК Российской Федерации, совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом. Общественно опасные последствия совершенного преступления — в зависимости от конструкции его состава: материального или формального — могут входить или не входить в число его обязательных признаков (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 7 апреля 2015 года N 7-П). Вместе с тем отсутствие указаний на такие последствия в диспозиции соответствующей статьи Особенной части данного Кодекса в качестве признака состава предусмотренного ею преступления не означает, что совершение этого преступления не влечет причинение вреда или реальную угрозу его причинения. В правовой системе России преступлению — в отличие от иных правонарушений — присуща криминальная общественная опасность, при отсутствии которой даже деяние, формально подпадающее под признаки уголовно наказуемого, в силу малозначительности не может считаться таковым (часть вторая ст. 14 УК РФ).

 Из этих судебных определений видно, что могут быть совершены следующие виды деяний (применительно к теме обсуждения):

  1.  преступление, которому присуща криминальная общественная опасность, и потому никак наказуемое;
  2. непреступное в силу малозначительности деяние, которое является другим правонарушением, например, административным, и потому ненаказуемое в уголовном порядке, но наказуемое в административном порядке;
  3. непреступное в силу малозначительности деяние, одновременно не влекущее и административной ответственности, и потому вообще никак ненаказуемое;
  4. и административное правонарушение, которое также является малозначительным, и потому ненаказуемым.

 Чувствуете, как всё запутано? А всё оттого, что весьма сложный институт описан всего-то двумя строчками, да ещё негодной юридической техникой (правда, возможна и альтернатива — запутался я:) ).

 В любом случае понятие «малозначительности» упирается в понятие «общественной опасности».

 В уже приведенном Определении КС РФ от 26 октября 2017 г. N 2257-О также указано, что федеральный законодатель, в рамках своих полномочий определяя содержание уголовного закона, устанавливает преступность тех или иных общественно опасных деяний, их наказуемость, а также порядок привлечения виновных к уголовной ответственности, учитывая при этом степень распространенности таких деяний, значимость охраняемых законом ценностей, на которые они посягают, и существенность причиняемого ими вреда (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2005 года N 7-П и от 10 февраля 2017 года N 2-П). Именно поэтому часть первая ст. 73 УПК РФ признает подлежащим доказыванию обстоятельством наряду с событием преступления (пункт 1) характер и размер вреда, причиненного преступлением (пункт 4).

 Как видно, КС РФ считает, что при определении преступности учитывается в первую очередь распространенность деяний, значимость охраняемых ценностей, и существенность причиняемого вреда.

 Очевидно, что существует гигантское множество действий, которые в силу: а) своей распространенности, б) значимости общественных отношений, в рамках которых совершаются эти действия, и в) отсутствию каких-либо неблагоприятных последствий — не являются правонарушениями. Назовём такое положение дел «нулевой общественной опасностью». По смыслу легального регулирования — это «желаемое» общественное поведение.

 Также очевидно, что совершается и гигантское множество действий, которые в силу: а) своей распространенности, б) значимости общественных отношений, в рамках которых совершаются эти действия, и в) наступлению каких-либо неблагоприятных последствий — влекут причинение определенного (и порой весьма существенного) вреда (например, материального) человеку и гражданину (и порой не одному, а весьма многим и многим). В качестве примера приведу имевшее место быть недавнее причинение существенного материального ущерба самостоятельным торговцами фьючерсами на нефть. Да, там, конечно, самодеятельные инвесторы торговали на свой страх и риск. С другой стороны, лицо, предоставившее площадку, не предусмотрело в программе ограничительных механизмов, и когда ситуация стала развиваться по непредвиденному сценарию, вообще остановила торги в нарушение регламентов. По-приведенным выше выкладкам КС РФ такое положение дел можно назвать общественной опасностью некриминального характера. По смыслу легального регулирования — это «опасное, но ненаказуемое поведение».

А вот далее идёт следующий уровень легального регулирования — «опасное наказуемое поведение», которое в силу различных степеней опасности (и потому — ответственности) состоит из двух кластеров: «опасное наказумое некриминальное поведение» (то есть административные правонарушения), и «опасное наказуемое криминальное поведение» (то есть преступления).

 Прошу обратить внимание, что описание деяний идёт по степени возрастания общественной опасности — «снизу вверх», «от минимума к максимуму», «от ноля к бесконечности».

И вот на границе «наказуемого некриминального» и «наказуемого криминального» поведения возникает ещё одна глобальная проблема применения малозначительности — а всякое ли деяние может быть признано малозначительным?

По-сути, имеет место быть сложное взаимодействие понятий «преступное деяние», «административное правонарушение», и «состав» каждого из двух приведенных терминов; причем в рамках этого взаимодействия не всегда можно дать однозначный ответ на поставленный вопрос.

 ГЛАГОЛ

 Поскольку единственным критерием малозначительности является отсутствие общественной опасности, то сразу же укажу, что по мнению судебной власти существуют такие находящиеся под охраной общественные правоотношения, само посягательство на которые ТАК нарушает правопорядок, что подобные деяния никак не могут быть признаны малозначительными.

В этом смысле судебная практика идет примерно по такому пути: суды вырабатывают определенные критерии, по которым делают выводы об отсутствии малозначительности, ввиду высокой степени значимости тех общественных отношений, которые охраняются определенной статьёй. Но вот чем определяется эта самая «высокая степень значимости» — тот еще вопрос.

 После приснопамятного «слияния в противоестественом экстазе» систем судов общей юрисдикции с системой арбитражных судов, произошло много всего занимательного, но не произошло главного — соединенное судопроизводство не стало профессиональным (как это было в арбитражном судопроизводстве), вследствие чего были утеряны (по-моему мнению) многие отличные позиции, выработанные практикой экономического (профессионального) судопроизводства.

Приведу простой пример (и заранее повторюсь — простые решения (примеры), как правило (возможно), неправильные :):):) )

В частности, хотелось бы напомнить абз. 2 п. 18.1 постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 № 10, в котором более 15 ЛЕТ НАЗАД было сказано, что «возможность или невозможность квалификации деяния в качестве малозначительного не может быть установлена абстрактно, исходя из сформулированной в КоАП РФ конструкции состава административного правонарушения, за совершение которого установлена ответственность. Так, не может быть отказано в квалификации административного правонарушения в качестве малозначительного только на том основании, что в соответствующей статье Особенной части КоАП РФ ответственность определена за неисполнение какой-либо обязанности и не ставится в зависимость от наступления каких-либо последствий»А вот в Постановлении Пленума ВС РФ от 24.03.2005 № 5 указано, что «необходимо иметь в виду, что с учетом признаков объективной стороны некоторых административных правонарушений, они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения. К ним, в частности, относятся административные правонарушения, предусмотренные статьями 12.8, 12.26 КоАП РФ» (абз. 4 п. 21).

То есть ВАС РФ считал, что можно оценить (и в том числе признать малозначительным) всё, а ВС РФ считал, что бывает и такое, что заранее малозначительным быть не может!

Из этих примеров можно видеть, что есть ДВА подхода (по критериям) для оценки деяния, как малозначительного:

ВАС РФ – это отсутствие существенной угрозы общественным отношениям;

ВС РФ – отсутствие общественно-вредных последствий; такие последствия устанавливаются независимо от конструкции состава (формальный/материальный), поскольку это лишь влияет на квалификацию правонарушения как оконченного).

 По-сути, ВАС РФ указывал, что можно и нужно оценивать как «опасное криминальное поведение», так и «опасное некриминальное поведение» по критерию «а насколько опасное?»; а ВС РФ избрал формально более простой путь: нужно оценивать и «опасное криминальное поведение», так и «опасное некриминальное поведение» по критерию: «а что повлекло такое поведение?».

Очевидно, что критерий, предложенный ВС РФ, на практике более понятен, удобен и прост (ну а о качественности простых решений я уже писал выше :):):) ).

Применительно к теме обсуждения выскажу своё личное мнение: я считаю, что критерии малозначительности деяния применимы к любому деянию.

То есть, проще говоря, проверить-то по-определённым критериям «на малозначительность» можно всё (любое деяние, но вот только далеко не всё (не любое деяние) такую проверку пройдёт.

Приведу из судебной практики ПРИМЕР высокой значимости защищаемых общественных отношений: 30 ноября 2016 года Президиумом Верховного Суда РФ был принят Обзор судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Защищаемое правоотношение (объект) — АНТИКОРРУПЦИОННЫЕ МЕРЫ!!!!, которые выражены в том, что если вы берёте на работу практически любого бывшего госслужащего (или оформляете с ним гражданско-правовой договор) — вы обязаны в 10-дневный срок направить уведомление его бывшему работодателю («представителю нанимателя») о свершившемся событии. Иначе — штраф от ста до пятисот тысяч рублей на юридическое лицо, или иные страшные последствия (… раздача слонов, материализация духов, наказание невиновных, награждение непричастных и т.д...) ЗЫ: кстати, ежели кто из практиков не знал — по этой статеечке срок давности = 6 лет (как за тяжкое преступление!)

Так вот п 8 данного Обзора установлено, что «административное правонарушение, состав которого предусмотрен ст. 19.29 КОАП РФ, ввиду особой значимости охраняемых законом общественных отношений, выступающих объектом посягательства этого административного правонарушения, не может быть признано малозначительным».

Видно, что ВС РФ умозрительно сослался именно на ЗНАЧИМОСТЬ охраняемых общественных отношений, но при этом свой вывод — в чем же именно состоит эта высокая значимость — никак не обосновал.

В дальнейшем судебная практика признания «немалозначительностью» значительно (ой, каламбур) расширилась. Угадайте с ОДНОГО раза, какой критерий т.с. «немалозначительности» суды кладут в обоснование своих решений??? Наказуемость деяния (вернее, размер наказания)!!!

Вот такой подход (обретающий в последнее время всё большее распространение) отражен в определении ВС РФ от 16.04.2019 по делу № А42-10638/2017. В нём ВС РФ (конкретный состав) решил, что само по-себе отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание, при наличии обстоятельств, смягчающих наказание, само по-себе не являются основанием для применения положений о малозначительности; при этом коллегия решила, что неисполнение требования ФАС России вообще подрывает основы государственности (однако конкретики в Определении не приведено); кроме того (главнее того), был сделан вывод, что повышенные штрафы (от 50 000 рублей) (это при МРОТ в 11 280 рублей) свидетельствует об особой заботе к этим отношениям. В результате коллегия пришла к выводу о том, что посягательство на данные отношения не может быть охарактеризовано как малозначительное.

То есть имеет место следующее: само по-себе назначение наказания за какое-то деяние вовсе не означает, что такое деяние не может являться малозначительным; но если наказание за такое деяние весьма сурово, то это явно говорит о том, что такое деяние никак не может быть малозначительным; более того — малозначительным может быть любое деяние, но при этом существуют такие деяния (пусть даже и с маленькими наказаниями), но которые в силу свой общественной значимости ни за что не будут малозначительными :)

Покажу ещё одну грань определения «немалозначительности» через степень значимости общественных отношений и размер наказания. Хотите узреть истинное чудо? В области уголовного права (правоприменения) малозначительным может быть даже тяжкое преступление.

Например, существует почти устойчивая судебная практика (примеры есть на нашем Праворубе), когда тяжкие преступления, предусмотренные ч.3 ст. 160 УК РФ, выразивщиеся в оплате штрафов должностного лица — руководителя предприятия, наложенных за нарушения в его служебной деятельности, за счёт самого предприятия, признавались малозначительными.

Ставропольский краевой суд в Апелляционном определении от 18 апреля 2017 г. по делу N 22-2007/2017 указал, что… вместе с тем, при решении вопроса о привлечении лица к уголовной ответственности необходимо иметь в виду, что по смыслу закона деяние, формально подпадающее под признаки того или иного вида преступления должно представлять собой достаточную степень общественной опасности, которая свидетельствует о способности деяния причинить существенный вред общественным отношениям. Согласно ч. 2 ст. 14 УК РФ не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. Анализ обстоятельств совершенного Б.Н. деяния по эпизоду хищения на общую сумму… рублей и где ему назначено наказание в виде штрафа в размере… рублей в доход федерального бюджета, не позволяют сделать однозначный вывод о том, что содеянное Б.Н. обладает признаками достаточной общественной опасности, которая позволила бы признать содеянное им преступление. Совершенное Б.Н. деяние по данному эпизоду формально подпадает под признаки преступления предусмотренного ч.3 ст. 160 УК РФ, однако учитывая, что оно не причинило существенный вред интересам предприятия МУП "...", а также каких-либо иных общественно опасных последствий, то это деяние в силу малозначительности не является преступлением, в связи с чем состоявшееся в отношении Б.Н. судебное решение подлежит изменению по данному эпизоду.

 В тоже самое время и по уголовным деликтам есть практика признания деяний «немалозначительными» по-умолчанию: например, в Кассационном Определении ВС РФ от 5 февраля 2013 г. N 46-О13-5 сказано, что Еремеев Д.С. признан виновным в покушении на дачу должностному лицу взятки в виде денег за совершение заведомо незаконных действий (бездействия), за которое предусмотрено наказание, в том числе, в виде лишения свободы сроком до 8 лет. Уголовным законом такое деяние отнесено к категории тяжких преступлений, кроме того, оно совершено в сфере государственной службы, в отношении представителя власти и в силу этих обстоятельств оно не может быть признано малозначительным.

ДИСКУССИЯ: действительно ли есть деяния, которые в силу значимости защищаемых правоотношений, ни при каких условиях не могут быть признаны малозначительными? Приведу умозрительно-дискуссионный пример. В соответствии со ст. 2 Конституции РФ, Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Наивысшей личной ценностью для человека, согласно ст. 20 Конституции РФ, является его жизнь и здоровье.

Самые суровые наказания в деликтном праве предусмотрены именно за посягательство на жизнь человека. При этом наказуемы буквально любые деяния: от минимума — просто за причинение боли (которая никак не может лишить жизни) — по ст.6.1.1 КРФобАП, до максимума — до самого лишения жизни.

Если взять нижний предел — причинение боли — то весьма легко привести примеры малозначительности посягательства на жизнь и здоровье в виде причинения физической боли. Например, я со своими друзьями «расписал пульку» «на-щелбаны». Проигравшему — по заранее обговоренным условиям и по заранее возникшему умыслу — причиняется физическая боль! Налицо деяние, имеющее полный состав деликта, но… малозначительное. Однако если ровно тоже самое действие («пробить щелбан») я применю к постороннему лицу, то, как минимум, рискую получить ответственность по ст.6.1.1 КРФобАП, а то и по ст. 116 УК РФ (хотя и тут есть судебная практика о малозначительности — смотри Кассационное определение Верховного Суда РФ от 07.04.2005).

А если взять верхний предел — лишение жизни — можно ли тут привести пример именно малозначительности деяния? Варианты необходимой обороны не подходят, это самостоятельное основание для отказа в уголовном преследовании. Крайняя необходимость — совсем не то. Я придумал такой пример: после нападения Третьего Рейха на СССР бойцы РККА, «моча фашистов», действовали в состоянии необходимой обороны. А вот с момента освобождения территории СССР, выхода на Государственную границу Союза ССР, и далее до Берлина — как квалифицировать их деяния? Необходимая оборона? Так непосредственная опасность защищаемым правоотношениям — независимости СССР — уже устранена. Исполнение приказа? Ну так исполнение приказа освобождает от ответственности, только если приказ законен. А законным мог быть приказ, отданный в условиях необходимой обороны, которой, как я полагаю, уже не было. В итоге, как я полагаю, совершались многочисленные деяния, содержащие полный состав преступления (убийство), но в силу малозначительности (с нашей точки зрения) явно не представляющие общественной (в общепланетарном смысле) опасности. Ибо убить фашиста (нациста) = безусловное благо!

 ВЫВОД ВТОРОЙ: По букве и духу Закона малозначительность деяния определяется исключительно неопасностью такого деяния для общества; на практике малозначительность деяния может быть определена отсутствием общественно-опасных последствий его совершения. Далеко не все деяния на практике могут быть признаны малозначительными; при этом малозначительными могут быть признаны деяния, относимые к категории тяжких.

… внезапно наступил  лимит текста в рамках публикации, и Автор прекратил свои дозволенные речи… но мы же на Праворубе, а потому — сказка продолжается, а продолжение — следует!

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Апелляционное опреде​ление Ставропольског​о краевого суда108.3 KB
2.Кассационное определ​ение Верховного Суда​ РФ от 05.02.201396.7 KB
3.Определение Конститу​ционного Суда РФ от ​16.07.2013 N 1162-О85.5 KB
4.Определение Конститу​ционного Суда РФ от ​26.10.2017 N 2257-О102.6 KB
5.Кассационное определ​ение Верховного Суда​ РФ от 07.04.2005109 KB
6.Обзор судебной практ​ики Верховного Суда ​Российской Федерации366.2 KB

Автор публикации

Адвокат Гулый Михаил Михайлович
Ставрополь, Россия
Для адвоката главное в профессии - честность перед Доверителем. Я не самый умный, знающий и опытный из адвокатов. Но обещаю приложить все свои силы, чтобы помочь тому, кто мне доверится.

Да 27 27

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Пятицкий Евгений, Изосимов Станислав, Бесунова Алёна, Ларин Олег
  • 16 Сентября, 04:46 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, спасибо за столь основательный разбор проблемы малозначительности- весьма пользительно! (Y)

    +6
  • 16 Сентября, 10:28 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, очень интересная тема и Ваши мысли по ней. 
    Перехожу ко второй части.8-|

    +1
  • 16 Сентября, 13:44 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, очень интересная тема малозначительности. Особенно в уголовном процессе.

    +1
  • 16 Сентября, 22:31 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, спасибо за интересную публикацию. Фотографию подобрали хорошую. Как раз на ней потерпевший (между Бастрыкиным и Красновым) по делу в котором я участвовал. Это они смотрят нечеткую запись с видеокамер. В итоге дело оказалось пшиком, хотя расследовал целый полковник Второго следственного управления СК РФ. Это дело, кстати, пример, как из мухи (незначительного) делают слона (значительное), но это не получается сделать. То есть как раз хорошая иллюстрация к теме малозначительности(handshake)

    +1
  • 20 Сентября, 19:34 #

    Уважаемый Михаил Михайлович, большое спасибо. Интересная и очень полезная публикация.

    0

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Фантастическая Малозначительность, и где она обитает» 5 звезд из 5 на основе 27 оценок.

Другие публикации автора

Похожие публикации