– Расскажите о своем пути в адвокатуру.

– Адвокатом я хотел стать, когда был студентом. Уже тогда я думал об адвокатской работе. В это время я прочитал книжку Барщевского. Но при этом я понимал, что до того, как стать адвокатом, мне нужно научиться работать. По тем временам, а это были девяностые годы, попасть в адвокатуру было очень сложно. Чтобы всё-таки научиться работать, нужно было пройти тем или иным путем какую-то школу. Я пришёл сначала в прокуратуру. Мне подсказали старшие товарищи – иди в прокуратуру, там тебя научат работать. Это было действительно так. Постсоветская прокуратура еще сохраняла советские традиции, и там действительно учили работать, и главное – было у кого поучиться. Поэтому я сначала пошел в прокуратуру.

Работал следователем и уже подумывал уйти в адвокатуру. Мои знакомые, коллеги, отработав какое-то время в прокуратуре, постепенно уходили. Я тоже собирался следом за ними, но здесь мне предложили повышение. Я решил, что задержусь на некоторое время в прокуратуре, потому что уйти я успею всегда, а поработать на более высокой ступени в прокуратуре будет полезно. Так в итоге и вышло. Когда я работал следователем, к нам приходили адвокаты из бывших сотрудников прокуратуры, и они нам говорили: «Ребята, вы всё равно будете у нас».

Работа в прокуратуре в 90-х было занятие явно для энтузиастов либо для молодых. Я сейчас сам в это не верю, но моя зарплата, когда я уходил из прокуратуры, составляла 200 долларов. Став адвокатом, сразу же за первое дело я взял гонорар 500 долларов. Ну, ничего себе!!! 500 долларов!!! Я был молодой начинающий адвокат, дело было не особо сложное, 500 долларов мне сразу дали. Я понимал, что это нижняя планка для адвоката, а в прокуратуре моя зарплата за месяц была 200 долларов.

– Нужно ли пройти путь в правоохранительных органах или стоит сразу идти в адвокаты?

– Я считаю, что не обязательно быть до этого сотрудником правоохранительных органов. Но вот та ситуация, с которой я в своё время столкнулся, когда впервые посмотрел внимательно на адвокатуру… Я увидел такую ситуацию: человек получает удостоверение адвоката, и ему говорят: «Всё, иди работай». Он, не имея опыта, не имея знаний, выходит в чистое поле, где вообще-то происходит битва. И там довольно быстро его начинают носом по столу возить.

В уголовном процессе у нас и так обвинительный уклон – всё в пользу государства, всё в пользу стороны обвинения. А тут ещё молодой пришёл. И его начинают возить носом по столу. Это очень неправильно. Это создает порочную практику в адвокатуре. Когда тебя, молодого такого, раз повозили носом по столу, два повозили носом… Впоследствии у тебя вырабатывается, на мой взгляд, психология «лузера». Поэтому для того, чтобы выходить в чистое поле на эту самую битву, на мой взгляд, нужно сначала где-то приобретать знания.

Как вариант, они могут быть приобретены в правоохранительных органах. Это раз. Но не обязательно. К примеру, за свои 20 с лишним лет работы в уголовном процессе я единственный раз увидел адвоката, который просто меня поразил. У меня возникло желание попроситься к нему в ученики. Просто вот так сказать: «Возьмите меня к себе в ученики». Это очень сильный адвокат, зовут его Александр Михайлович Гофштейн. Он не проходил школу правоохранительных органов. Он сразу стал адвокатом, но у него были отличные учителя. С молодых ногтей у него были отличные учителя, и ему можно в этом только позавидовать. Это, во-первых, его папа – корифей российской адвокатуры Михаил Александрович Гофштейн. И это его старший товарищ, в контору к которому он попал – это Падва Генрих Павлович. Он прошёл эту школу, его научили работать старшие товарищи, поэтому он не был беспомощным адвокатом. Отсюда вывод: где-то нужно учиться. Гофштейн учился у корифеев российской адвокатуры, я пошёл учиться в прокуратуру. Имея фундамент, можно выходить в чистое поле с адвокатским удостоверением.

Когда я стал молодым начинающим адвокатом, однажды мы сидели за столом со старенькими уже дядьками адвокатами. Один из них сказал: «Ну, ребята, в гражданском процессе ещё можно побороться, можно чего добиться. В «уголовке» вообще даже не стоит пробовать». Отсюда негативное отношение у людей к адвокату в уголовном процессе. Если у них изначально позиция такая, что здесь ничего невозможно… обвинительный уклон… и другое адвокатское нытье, которое я терпеть не могу, соответственно и у людей такое отношение к адвокатам. И адвокаты изначально становятся в позицию проигравшего. Это такая выученная беспомощность.

Поэтому прежде чем начинать работать адвокатом, нужно где-то учиться. Где – это уже второй вопрос. Если найдёшь в адвокатуре наставника – хорошо. Не нашёл – тогда в правоохранительных органах. Как складывается порой – получил удостоверение и вперёд – это никуда не годится!

– На Ваш взгляд, кто такой успешный адвокат?

– Честно скажу, не знаю. Потому что в понимании разных социальных слоёв «успешный адвокат» – это совершенно разные люди. Один – который на «Bentley» приезжает в суд, другой – на самокате приезжает в суд в бабочке. Один мой подзащитный, «первоход», находясь в следственном изоляторе, сказал что в СИЗО между сидельцами идут разговоры о «Десятке самых крутых адвокатов». Поэтому что такое успех, каждый для себя определяет сам. Для кого-то успех – это результаты по делу. Для кого-то успех – это много денег. А это не одно и то же – результаты и количество денег. Для меня успешный адвокат – тот, у кого получается добиваться результата по делу. И это не всегда сопровождается финансовым воздаянием.

Я думаю, что на определенный уровень оплаты, который адвокат считает для себя справедливым, достойным, нужно выходить. Прежде чем ты его достигнешь, нужно пахать, пахать и пахать. Но эта пахота не всегда будет сопровождаться финансовыми результатами. Есть и противоположная сторона. Мы её тоже постоянно видим и знаем. Когда я наблюдал за одним известным процессом, я думал, когда же этого адвоката начнут бить? Его не стали бить, его просто выгнали...

Генрих Падва сказал в одном из интервью: «Я не самый высокооплачиваемый адвокат. Я беру деньги сравнительно небольшие, по сравнению с тем, что я вижу у некоторых своих коллег». Это сказал Падва, имя нарицательное. Даже он, наверное, не вышел на тот уровень оплаты, который соответствует его уровню. Что же говорить о нас… Я считаю, что нужно добиваться результата, а деньги… они потом придут. Но я не жалуюсь, я же с голода не помираю.

– Что важнее для адвоката – знание, постоянное обучение, имидж, реклама, продвижение себя?

– В нашем обществе, которое по мнению многих аналитиков сильно поглупело, люди стали гораздо более манипулируемые, здесь большую роль играет продвижение. Но для чего это работает? Это нужно, чтобы вытянуть из людей деньги. Как некоторые адвокаты говорят (я таких не видел, но на Праворубе это упоминалось), есть такая поговорка: «соглашение заключил – дело выиграл». Деньги в карман положил – задача выполнена. Для этого нужно продвижение. Для того, чтобы делать результат, нужны знания, нужно чтобы изначально от Бога тебе были вложены мозги в коробке черепной, а во-вторых, нужно учиться в школе, учиться в университете, учиться всю жизнь на работе. Все это нужно для результата. Получается такая развилка: для финансового успеха необходимо одно, для результата в работе необходимо другое. Хотя есть и золотая середина.

Очень глупо, когда ты весь такой умный, потратил кучу времени на обучение, работаешь, чего-то добиваешься, но при этом тебя никто не знает. Это глупо. Я сошлюсь на Евангелие: зажженную свечу под кровать не ставят. Если ты зажег свечу, будь любезен выставить её. Почему я и повелся на участие в Праворубе… Если ты зажег свечу, если это свеча горит для других людей, ты её выставляй напоказ, не стесняйся этого… Если ты её зажёг и спрятал в чулан – это глупо. Надо работать, добиваться результатов.

При этом надо постоянно учиться. Без этого никуда. И, конечно же, себя показывать. Что мы и делаем на Праворубе. Когда вместо конфетки в фантике предлагается один фантик без конфетки – это глупость. Это не глупость, конечно, для адвоката, который деньги хочет быстрее отжать у людей. Он себя продвигает только для того, чтобы денег отжать. Но будущего у такого адвоката нет. Это всё сиюминутное. Я открываю Яндекс, и на меня вываливаются все эти люди, у которых костюмы, целеустремленный взгляд, молотки судейские на столах. Люди на это ведутся, потому что, повторюсь, по мнению многих аналитиков люди, к сожалению, глупеют. Как говорит Герман Греф, человеку нужна одна кнопка, эту кнопку нажал – и все твои «хотелки» удовлетворяются.

– Как адвокату относиться к конфликту, как избежать стресса?

– Во-первых, когда я ещё был молодым следователем, и когда я был молодым адвокатом, я пытался что-то там обсуждать со своим оппонентом, вступать с ним в перепалку. Это ненужная муть. Наша работа конфликтная. Мы все это понимаем, понимают это прокуроры, следователи и судьи. Не надо без нужды усугублять конфликты. Как говорил один мой коллега, когда я работал следователем – «бычка вхолостую»… То есть, просто «побыковать», показать, какой я умный, а ты дурак… Этого не нужно! Нужно делать ровно то, что необходимо для достижения результата. Очень сильно можно минимизировать эти конфликты.

Не надо ругаться со следствием. Зачем с ним ругаться? Его нужно побеждать! Как побеждать стресс, не могу сказать. Не знаю. Наверное, я очень спокойный. Кроме того, за время работы обрастаешь какой-то коркой, становишься циничным… Опять же, всегда в нашей среде поддерживается юмор. Везде, где тяжеловато, там определенный уровень смехачевства поддерживается.

Я в свое время прочитал, что следственный изолятор – это то место, где постоянно присутствует смех, люди не переставая шутят, смеются. Это психологическая реакция человека, когда ты находишься в таких условиях, которые противоречат норме. Постоянные шутки, подколки… То же самое, между прочим, происходит и в правоохранительных органах. Иначе не выдержишь.

Это же видно по нашим публикациям на Праворубе.

Юмор нас не покидает, без него нельзя. Звериная серьёзность, что ты выходишь на последний в своей жизни бой, не нужна. Тогда этот бой для тебя будет действительно последний. Когда твой клиент весь кипит, ночами не спит… для него это закончится… может, через месяц… может, через год… возможно, через два года. А у меня это 20 лет не кончается! Если я буду вот так перегорать, как перегорает он, я тогда закончу свою карьеру через год или два. Так нельзя.

Для этого организм и включает защитные реакции, чтобы не происходило перегорание. Специально же я ничего не делаю, чтобы как-то снимать стресс.

– Ваш типичный рабочий день? На что акцентируете внимание, как планируете день, неделю?

– Когда я ещё учился в университете, у нас был предмет – судебная психология.

Я запомнил тогда, что первые три часа после пробуждения организм не находится в достаточно рабочем состоянии. Первые три часа после пробуждения не нужно заниматься чем-нибудь серьезным, нужно заниматься всякой ерундой.

Следующие три часа нужно заниматься делами, требующими максимальной концентрации. Для меня это работа, когда я сажусь перед компьютером, у меня там дело полностью сфотографированное, и я начинаю в деле ковыряться. Эта самая высококвалифицированная, на мой взгляд, работа, требующая наибольшей концентрации внимания. Опытным путём я определил, что на такую концентрацию я способен часа три, может быть, четыре в день. Не больше.

Вот и получается первые три часа после пробуждения заниматься всякой ерундой, следующие три часа, когда ты выходишь на рабочее состояние, можно уделить работе, которая требует максимальной концентрации внимания, чтобы мозги работали максимально, был максимальный КПД. Дальше уже идёт спад, можно заниматься опять какой то ерундой.

Вот примерно так я планирую, насколько я самостоятелен в планировании своей работы.

Я обнаружил для себя просто беду в адвокатской работе: адвокат – это человек, который не всегда сам планирует свою работу. У меня недалеко от дома находится обувная мастерская. Сидит там дяденька, починяет обувь. Он сам планирует свою работу. Он решил открываться в девять утра, а в восемнадцать закрываться, с часу до двух у него обед – все клиенты под него подстраиваются. Решил он уехать в отпуск – повесил объявление и уехал. Адвокат так не может, потому что работу адвоката во многом планирует его оппонент – следователь, судья… Они говорят адвокату: «Меня не интересует твоя загруженность, меня не интересует твоя занятость, такого-то числа, во столько-то часов ты должен быть у меня».

Недавно у меня произошел конфликт с такой судьей. Как правило, судьи спрашивают у адвоката: вот этот день подходит тебе или не подходит? Потому что если адвокат не придёт, работа судьи будет впустую. Эта дама почему-то решила, что она будет вести себя по-другому. Она, не согласовывая со мной, назначала даты заседаний. И получалось, что на назначенное время у меня были заседания очень далеко от этого суда. Так произошло несколько раз. Когда ей говорил: «Что Вы делаете? Вы сами срываете свои же судебные заседания», она в ответ:»«Вы соглашение заключили? Идите и работайте». Ничего она от этого не выиграла. Я не приходил, написал жалобы, разослал уведомления, что я не приду, потому что занят… Заседание у неё соответственно срывалось. Здесь слабое звено – это мой клиент, который начинает дергаться: «А как же… как же… я вот беззащитный получаюсь». Она таким способом ставила моего клиента в ситуацию, когда он не защищен. Я говорю: «Ничего, терпи».

Поэтому мы не всегда можем планировать свою работу, к огромному сожалению. В этом отличие нас от большинства других профессий, которые на эту тему не напрягаются вообще. Скажем, индивидуальный предприниматель, он свою работу планирует сам. Мы такого себе не можем порою позволить. Поэтому приходится крутиться, вертеться… Обычный же мой день примерно проходит как я и рассказал.

Какими-то энергиями пользоваться, о которых сейчас много говорят, я просто не умею… Кто практикует цигун или еще что-либо… Сядет, сконцентрирует свое внимание на 3 см ниже пупка, и ему, наверное, это помогает. Если бы меня этому научили, может быть, и я этим способом пользовался, но покуда меня этому не научили…

Конечно, когда я прихожу в процесс, я начинаю себя подкручивать немножко. Для этого каких-то специальных приёмов у меня нет. Во-первых, не даёт покоя, конечно же, ответственность за ту работу, которую я взял на себя. Как я это делаю, не задумывался, само происходит. Мы все живём в обычной жизни. У нас есть дни удачные и неудачные, разное настроение, погода и так далее. Но, тем не менее, ты приходишь и понимаешь, что здесь надо бороться. Эта мысль включает в голове тумблер «вперёд».

– А можете поделиться своим алгоритмом подготовки по новому делу?

– Это зависит от стадии, на которой я включаюсь в работу.

Если я начинаю свою работу в суде, то первое, что я делаю – это фотографирую дело от корки и до корки. После этого сажусь его изучать. Условно говоря, у меня получается изучить один том за два дня, если непрерывно работать. Заключил соглашение, сфотографировал, предположим, три тома, на ближайшие шесть дней моя работа – ковыряться в этом деле, изучить его полностью от корки до корки. По результатам изучения я уже понимаю, что я буду в дальнейшем делать.

Вот здесь уже какие-то алгоритмы вырабатываются. Ведь я работаю на ошибках следователей. Поэтому меня интересуют их ошибки, интересуют их нарушения. Всё, что я найду по результатам такой работы… я докладываю обстановку клиенту и сам вырабатываю для себя алгоритм работы.

Если же я вступил в уголовное дело на стадии следствия, то конечно я не могу ознакомиться с делом, мне его никто не даёт. Здесь тактика совершенно иная. Как правило, я исхожу из принципа «не навреди». Я уже писал в одной из своих публикаций, что когда мы вступаем на стадии следствия, мы находимся как будто в тёмной комнате. Мы не видим обстановку вокруг себя. Воевать, не видя обстановки вокруг себя, это очень рискованное занятие.

Тут два варианта: либо ты, не смотря на то, что ничего не видишь, но ты досконально знаешь эту обстановку – и тогда ты можешь двигаться вслепую. Такое случается крайне редко. У меня был клиент, который был абсолютно невиновен. Он мне всё рассказал, и я знал, что там в деле, и как я буду себя вести даже на следствии… Либо мы не знаем, что там. Нас окружает абсолютно тёмная комната. Махать шашкой в этих условиях – это занятие неблагодарное. Поэтому по принципу «не навреди» ложимся на дно. Очень часто пользуюсь статьей 51 Конституции. Лежим на дне с целью избежать причинения нам наибольших повреждений.

До тех времен, когда в этой комнате включат свет. Свет включается при выполнение требований ст. 217 УПК РФ, то есть при ознакомлении с делом. Когда у нас открываются глаза, мы уже можем работать. Тогда мы приступаем к активным действиям. В остальном же мои действия зависят от обстоятельств конкретного дела. Это только у полицейских и следователей дела одинаковые. Они говорят: «Мы уже десятки таких дел в суд направили». Не такие дела вы в суд отправляли! В каждом деле есть своя изюминка, ее только найти надо. Следователи на эти изюминки не смотрят, им не интересно, они штампуют, у них конвейер.

У адвоката задача зацепиться за изюминку, и дальше из нее вырастет огромный баобаб.

– Вы взяли новое дело. Как правило, много неизвестных обстоятельств. Какие чувства, эмоции в этот момент Вы испытываете?

– Я только недавно нашёл для себя ответ на этот вопрос. Первое что я испытываю – это страх. Ко мне приходят люди, они в слезах, они плачут, они жалуются мне: «Всё пропало… сидеть 10 лет… видеозапись есть…» Я думаю, ёлки-палки, как я буду браться за это дело? Как я буду брать с людей деньги, и что они мне потом скажут? Скажут: «Мы тебе кучу денег отдали, а где результат?»

И первое мое чувство – страх. На тебя движется такое огромное чудовище, Годзилла. Что с ней делать, непонятно. Но поскольку я работают уже давно, жизнь научила меня, что этот страх обманчив. Это только первое впечатление, что на тебя движется чудовище. Я точно знаю, что если заглянуть внутрь этого чудовища, внутри оно гнилое. Снаружи оно большое и страшное, а внутри гнилое.

Почему так? Я работаю на ошибках следователя, и за двадцать с небольшим лет своей работы я не видел ни одного уголовного дела без ошибок. 100% внутри какая-то гниль есть. Поэтому не нужно бояться этого чудовища, которое на тебя надвигается. Нужно залезать ему под шкуру, залезть ему вовнутрь, найти эти гнилушки… Здесь, конечно, нужны знания. Нужно знать, где прячутся гнилушки – слабые уязвимые места, где скорее всего что-то сфальсифицировано либо просто проведено с нарушением закона. Всё это можно находить, и 100% это есть.

Я не могу сказать клиенту при обращении ко мне, что я даю тебе 100%, что я развалю твоё дело. Но я могу ему на базе своего опыта сказать, что 100% какие-то нарушения в деле есть. Другой вопрос, насколько они существенные, насколько они нам помогут, насколько они позволят нам что-то с этого поиметь. Но то, что они есть, я в этом уверен. Поэтому, конечно, страшно, когда на тебя движется такое чудовище, но нужно перебороть страх, залезть к нему под шкуру, нужно найти эти слабые места и ножничками эти сухожилия аккуратно перерезать. Тогда, вероятнее всего, это огромное чудовище, как мешок с картошкой упадёт на землю, и от него ничего не останется. Но вначале действительно страшно.

Родители воспитали у меня чувство ответственности, поэтому когда я заключаю новое соглашение, я беру на себя ответственность за судьбу этого человека. При этом я никогда не пообещаю, что я его спасу. Во-первых, это запрещено. Во-вторых, есть чувство ответственности за человека и за те деньги, которые я беру с клиента. Поэтому и страшно, конечно. Боишься, что вдруг не получится, и тебе скажут, что ты тут делал? Надо этот страх перебороть с пониманием, что с этим чудовищем бороться с можно и нужно.

– Как Вы относитесь к ошибкам в работе адвоката? Это неизбежность, или адвокат не имеет права на ошибку?

– Я думаю, что адвокат ничем не отличается от других профессий. С одной стороны, он не имеет права на ошибку, с другой стороны эти ошибки случаются. Никуда от этого не деться. У адвоката нет какой-то особой роли, отличающейся от представителей других профессий. Вы посмотрите на врача. Там всё гораздо строже, и последствия ошибок врача могут быть даже существеннее.

Адвокат в такой ситуации не уникален. Например, если шиномонтажник гайку не закрутил, и колесо отвалилось по дороге… Это тоже последствия ой-ой-ой… Я думаю, человек имеет право ошибаться. Другое дело, что каждый в меру своих способностей, в меру своей добросовестности стремится этих ошибок избегать. Есть, конечно, люди недобросовестные, раздолбаи… Как и в любой другой профессии.

– Приходилось ли Вам сталкиваться с выгоранием в работе? Как адвокату избежать выгорания?

– Наверное, мне не приходилось с этим сталкиваться. Я частично ответил на этот вопрос, когда рассказал, как бороться со стрессом. Были у меня периоды, когда руки опускаются. Был период, когда я хотел уйти из профессии адвоката. У меня было одно дело в 2005 году, я приложил все усилия, а результат был отрицательный. Хотя как можно было его считать отрицательным? Моему клиенту светил реальный срок, а он получил условно и даже отказался обжаловать приговор суда. Получается, что результат был скорее положительный, чем отрицательный. Но меня по молодости, видимо, подкосило, и я подумал, что потратил столько сил, всего себя в это дело вложил, а нужного мне результата не получил. Я получил результат, который устроил моего клиента. А вот для себя я результата не получил.

Вот тогда у меня возникло ощущение, что всё бесполезно, обвинительный уклон и так далее… После этого я как-то не особо работал и даже хотел уйти из профессии, но потом меня уговорил остаться мой старый товарищ.Он сказал что-то типа «ты нужен людям, ты можешь им помогать, тебе Господь дал, иди и работай». Я пошёл, и больше у меня это не повторялось.

– Можете дать совет, как адвокату избежать конфликта с клиентом?

– Я расскажу, как я делаю. Я клиентов выбираю. Во-первых, нельзя клиента обманывать на стадии своего продвижения. Многие адвокаты, полагаю для того, чтобы получить побольше клиентов, немножко про себя привирают. Я имею ввиду то, что мы видим постоянно в рекламе. Это хорошо на стадии продвижения своих услуг, это хорошо с целью заполучить клиентов. Когда же ты получаешь клиента, у которого либо завышенные ожидания от тебя или какие-то неадекватные ожидания, он ждёт от тебя другого, и это выходит адвокату боком.

Если ты зародил у клиента какие-то необоснованные ожидания, наступит момент, когда он придёт к тебе и скажет: «Ты, такой гений и корифей, где результат?» Поэтому я клиентов гоняю и отсеиваю. Я не пытаюсь им понравиться.

Буквально вчера мне звонила женщина. У нее уже есть адвокат, он уже участвует в следственных действиях. Адвокат уехал в отпуск, а следователь их зовет. Я спросил: «Вас чем-то не устраивает адвокат?» Она говорит: «Ну, мы же его не знаем». Я в ответ: «А меня вы что, знаете? Почему вы решили что я буду лучше?» Я не особо, может быть, церемонюсь со своими потенциальными клиентами, но те, которые до меня дойдут, приходят осознанно. Тогда клиенты не ожидают каких-то невиданных чудес.

Был у меня случай, когда ко мне обратилась женщина по рекомендации судьи. Я у судьи участвовал в деле, участвовал успешно. Судья посоветовала меня своей знакомой. Приходит ко мне эта женщина. Я от неё бегал 3 дня. Я говорил ей: «Подумайте… Еще раз подумайте…»  

У адвоката с клиентом должно быть взаимопонимание. Они должны разговаривать на одном языке. Клиенты должны понимать, что я не чудеса творю. Я работаю, у меня есть определенные механизмы. Они в какой-то степени должны понимать, как эти механизмы работают, без подробностей, конечно. Потому что эти подробности – уже мои профессиональные знания. И вот приходит ко мне эта женщина: «Вот мне вас такой человек посоветовал!» Я вижу, что она не понимает. Глядя на неё я вижу, что общего языка у нас не будет. Я от неё бегал 3 дня. Я говорил: «Подумайте, еще раз подумайте...» В итоге через 3 дня она сказала: «Я всё равно хочу, чтобы вы были нашим адвокатом». Я подумал про себя: раз она этот фильтр прошла, значит пусть будет моим клиентом. Мы заключили соглашение, и довольно скоро она от меня отказалась.

За всю практику от меня отказывались раза два или три, может быть. На женщину надавили полицейские, у неё сын был под стражей. Они ей пообещали, что сделают все, что она хочет, только убери этого адвоката. Я даже готов был вернуть ей часть денег, которые были заплачены за работу. Она отказалась: «Вы же помогли всё равно...» Таким образом, если человек прошел через фильтр, начинаем работать.

Во-вторых, я не вру. Я никогда не рассказываю сказки, не обманываю. При этом случается и другое. Есть у меня клиент, с которым у меня происходило недопонимание. Клиент считал, что нужно делать вот так. А я говорю – нет, надо делать по-другому. Произошла ссора. На такой случай я нашел для себя выход, который и использовал. Я говорю: «Отказывайся от меня. Давай, расторгаем соглашение, деньги возвращаю». Но никто не отказывается. У меня было так несколько раз: я считаю, что вот так, ты считаешь, что вот так… При этом принято думать, что мы, адвокаты, должны следовать воле своего клиента. В какой-то степени должны. Но в вопросах тактики мы явно разбираемся лучше. Мы же видим, что своими действиями он толкает себя в яму. Поэтому нам и дано право не соглашаться с клиентом в случае его самооговора.

Поэтому я смело говорю: «Я не согласен с тем, что ты предлагаешь. Если мы с тобой не понимаем друг друга, отказывайся». Никто не отказывается. Мы проходим через эту острую фазу. Клиент понимает – адвоката он не продавил, и после этого конфликтов больше не возникает. Либо надо расставаться. Водить друг друга за нос не надо.

Привлечение клиентов через рекламу – это всегда немножко вранье. Когда ты себя продвигаешь, ты всегда немного врёшь. Если твоя задача впарить широкому кругу клиентов какой-то товар (например, унитаз), ты ему по ушам проехался, он ушёл от тебя с унитазом. И для тебя он больше не существует. Когда ты вступаешь в уголовное дело, тебе с этим человеком идти по жизни в течение полугода, года. У меня сейчас есть дело, где мы уже пятый год вместе. И тут просто так обмануть человека не получится. Если же конфликт произошел, нужно расставаться и с клиентом, и с деньгами. Не надо цепляться за эти деньги. Они выйдут боком. 

– Как Вы отдыхаете от работы?

 – Иногда удаётся чего-то почитать, иногда что-то посмотреть, крайне редко куда-то съездить. Мне много не нужно. Вот сейчас, к примеру, у нас чудесная погода — солнце светит, но не жарко, небо такое в облачках, как в мультике про белогривые лошадки. Это моё любимое время года. Посмотрел на облачка, и нормально. Работать много приходится, поэтому отдыхаю нечасто.

– Можете поделиться своими планами, мечтами?

 – Вот здесь у меня серьезный просчет. У меня есть клиент, он руководитель бизнеса, он решил провести опрос среди своих подчиненных и спросил их: «Какой у вас план на год, какой у вас план на пятилетку, на десятилетие?» У людей нет плана. Они живут сегодняшним днем, зарплату получил – нормально, на работу сходил – уже неплохо. Он же, как руководитель, считает, что все нужно планировать.

Когда он поделился со мной своими мыслями, я подумал про себя, что я ничем не лучше. У меня есть только какие-то примерные, очень смутные планы. Я хотел бы выйти на определенный уровень работы. Мне нравится заниматься делами глубоко, как можно меньше бегать, как можно больше работать головой, за компьютером изучая дела. Ведь в глубине самое интересное, самый смак. По верхушечкам ведь абсолютно глупая работа. Поэтому мое стремление чтобы количество дел было меньше, а оплата побольше.

Что интересно, тот же клиент мне сказал: «В представлении большинства людей адвокат – это человек, который ходит по судам». В этой фразе ключевое слово «ходит». У адвоката есть удостоверение в кармане, у него есть костюм, и главное, что он делает – это «ходит»!

У меня есть друг детства, он умный человек. И у него представление об адвокатах тоже примерно такое же! Это люди, которые «ходят». Я ему отвечаю: «Нет, кто ходят – это ходоки. А адвокат должен головой работать». Вот я всю жизнь стремлюсь минимизировать ходьбу и потратить свое время на работу головой. Но здесь возникает вопрос оплаты – как уменьшить количество дел, сохранив при этом прежний материальный доход. Для этого нужно повышать стоимость своей работы. Мы опять упираемся в продвижение. Здесь я очень благодарен Праворубу и Морохину Ивану Николаевичу, создателю сайта. Вот такие у меня смутные пожелания по своему будущему.

Соавторы: Матвеев Олег Витальевич

Да 99 99

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Более 20 участников...
  • 02 Сентября, 18:56 #

    Уважаемый Андрей Викторович, большое спасибо за интересную публикацию.
    Для себя всегда извлекаю пользу из статей замечательного коллеги Матвеева Олега Витальевича, на мой взгляд, профессионала высокого уровня. 
    Поэтому очень интересно было услышать от самого Олега Витальевича о профессии, его отношению к ней, отношений с клиентами, его подготовке и работе с делами.

    +19
    • 03 Сентября, 12:57 #

      Уважаемый Дмитрий Владиславович, спасибо за ваш интерес к публикации. В первую очередь это заслуга Олега Витальевича за содержание и сочный «язык». Я всего лишь записал.

      +8
  • 02 Сентября, 19:36 #

    Уважаемый Андрей Викторович, спасибо, очень интересная и полезная публикация. Олег Витальевич — кладезь уголовно-процессуальной мудрости, да в принципе и не только уголовно-процессуальной...

    +15
  • 03 Сентября, 04:35 #

    Уважаемые Андрей Викторович и Олег Витальевич, огромное вам спасибо за столь интересное и содержательное интервью! (Y) (bow) 
    Эту традицию нужно продолжить и опубликовать серию статей с ответами на аналогичные вопросы других коллег — это будет очень полезно для всех, особенно для молодых, тех, кто только начинает свою карьеру на юридическом поприще, и такие интервью помогут им определиться с собственным стилем работы. 

    Мне очень импонирует стиль работы Олега Витальевича — на основе его опыта можно написать учебник для начинающих (и не только) адвокатов, а его подход к выбору доверителей и стилю работы с ними очень близок мне лично — я тоже всегда отдаю предпочтение качеству, а не количеству и не люблю шаблонной работы. Только вдумчивый, творческий, индивидуальный подход к любому делу приносит максимально возможный результат.

    +22
    • 03 Сентября, 13:00 #

      Уважаемый Иван Николаевич, полностью разделяю и поддерживаю ваши  предложения. На основе таких статей — интервью возможно и выйдет учебник для адвокатов. 
      Олег Витальевич — это кладезь знаний и опыта.

      +8
  • 03 Сентября, 07:01 #

    Уважаемые господа! И мне понравился формат интервью. И не только он. С содержательной стороны согласен почти  со всем. Очень глубоко, продуманно и профессионально. Единственно, в чем я был бы категоричен в оценке сказанного — адвокатом в уголовном процессе должен быть бывший следователь и прокурор. Именно в такой последовательности. Тут ведь вот какая штука. Одно дело, когда юрист приходит в правоохранители ради получения навыков зарабатывания денег, другое — по романтическим соображениям. По моей молодости, в 70-ые, последних было большинство. Романтичные люди всегда порядочны — это аксиома. И когда порядочность сочетается с полученным профессионализмом — можно и в адвокаты. Может быть мне не повезло, но Адвокатов без правоохранительного прошлого не встречал. Надувающих щеки Великих, как встречал и коллега А.Ю.Николаев, -  неоднократно. Словом, здесь, как полагаю, нет предмета для дискуссии (она вряд ли приведет к выявлению истины, поскольку у каждого свой опыт и шкала ценностей). Но в своей, связанной с правом деятельности, которой уже далеко за 40 лет, в правильности того, о чем пишу, убеждался неоднократно. Недавно разговаривал со своим однокурсником по университету, председателем суда (бывший следователь прокуратуры и прокурор), он полностью солидарен со мной в этих взглядах. Более того, он был еще более категоричен: прокурор, который не был следователем — пустое место не только в суде, но и на предварительном следствии, в том числе при утверждении обвинительного заключения. И здесь еще одна проблема: деградация прокуратуры без следствия в ее подчинении, при невозможности роста следователя до заместителя прокурора и прокурора района.  И если нет башковитых и знающих дело прокуроров при таких обстоятельствах, то где основания утверждать, что адвокаты с ущербным опытом -  комильфо? От осинки не родятся апельсинки))). Спасибо за публикацию.

    +11
    • 03 Сентября, 13:24 #

      Уважаемый Олег Вениаминович, вот видна в Вас старая прокурорская школа :D Я ее застал чуть-чуть. И насколько знаю, не назначали в той школе человека прокурором, если он следователем не был. Работа следователем была обязательной ступенью. 

      Мой первый прокурор — Городов Михаил Юрьевич — на моих глазах в 1998 году пытался уломать своего сына, выпускника юрфака, пойти поработать следователем прокуратуры. Мотивировка такая: работа следователем дает навык принятия самостоятельных решений. При этом Михаил Юрьевич не считал, что в следствии необходимо задерживаться — года 3 достаточно, 5 максимум, поскольку потом следует профессиональная деформация. И после работы следователем, как он считал, необходимо было, опять же, идти на самостоятельный участок работы — руководителем, например, небольшим. Опять же, чтобы принимать самостоятельные решения. Всех остальных он именовал «клерками». 

      Сына он не уломал — в прокуратуру тот не пошел вовсе. Следствие с тех пор сильно изменилось — современные следователи утратили право принимать самостоятельные решения. Поэтому сейчас взгляды моего шефа выглядят, пожалуй, старомодными :)
      И когда порядочность сочетается с полученным профессионализмом — можно и в адвокаты.Очень интересное замечание. Напоминает Фазиля Искандера

      +13
      • 03 Сентября, 15:13 #

        Спасибо, уважаемый Олег Витальевич! Тема прокуратуры действительно для меня больная. В моих статьях, если Вам интересно, имеется публикация по поводу возвращения прокурору ранее существовавших у него полномочий в уголовном процессе. В отношении старомодности я бы с Вами поспорил. Всякое новое, как известно, хорошо забытое старое. Надеюсь, что интересанты кастрации прокуратуры, скоро сами помрут. И вот тогда прокуратурка заиграет по нотам, близким гимну законности. Надеюсь на это. Плохое не может продолжаться слишком долго. И адвокатам точно будет легче с умными-то и опытными, которые будут горазды не только палки в отчеты ставить, но и пахать по конкретным делам… Хотя, развращение прокуроров имитацией надзора зашло слишком далеко. Опросы прокуроров показывают, что они не хотят возвращения им права возбуждения уголовных дел, руководства следователями, если последние опять будут в прокуратуре. Они НЕ УМЕЮТ И БОЯТСЯ работать!
        За сравнение в Фазилем Искандером — отдельное мерси)))

        +5
  • 03 Сентября, 08:08 #

    Уважаемый Андрей Викторович, большое спасибо за интересное, глубокое, очень полезное интервью с таким замечательным человеком и адвокатом.
    Олег Витальевич это не только классный адвокат, владеющий тонкостями профессионального мастерства, но и человек с глубоким, я бы сказал, философским мировоззрением.
    Получил большое профессиональное и эстетическое удовольствие от прочтения этой беседы.(H)

    +9
    • 03 Сентября, 13:03 #

      Уважаемый Дмитрий Ильдусович, спасибо за ваш комментарий. Взяв интервью у Олега Витальевича сам находился в восторге. Я получил ответы на многие вопросы, которые оставались для меня открытыми.

      +8
  • 03 Сентября, 09:41 #

    Уважаемый Андрей Викторович, с удовольствием и даже наслаждением прочёл интервью. Спасибо, что Вы возобновили этот формат для «Праворуба» (а у нас уже были интервью с коллегами, и это действительно то, что ведёт к глубоким размышлениям и очень много даёт). 
    Олегу Витальевичу хочу пожелать такой же «спокойной неуспокоенности» — это, пожалуй, его отличительная черта. А ещё, ещё… — по поводу планов на будущее: план нужен и его построить просто, нужно понять как ты умрёшь.

    +11
  • 03 Сентября, 11:31 #

    Уважаемый Андрей Викторович, Олег Витальевич интереснейший представитель нашей профессии, всегда с удовольствием читаю его статьи! Интервью с ним не стало исключением, посему спасибо Вам за его опубликование на страницах Праворуба(handshake)

    +7
  • 03 Сентября, 11:37 #

    Уважаемый Андрей Викторович и Олег Витальевич, Вот представил себе, как сам бы ответил на подобные вопросы.
    Ваш подход к делу через преодоление страха перед чудовищем использую. Используя навык не убегать от него, а наоборот идти на него. Есть «мертвое пространство», где оно тебя не зажует.
    А к этому стал приходить относительно недавно, где-то с 2008 года.
    Битва в уголовном процессе, длинной с 2008  по 2010 год, где на противоположной стороне выступал адвокат Костанов Ю.А. на определенные вещи дала возможность взглянуть иначе.
    Моему безжалостному оппоненту и учителю благодарен. Более того, я даже рад, что находился на другой стороне баррикад.

    Ну, а что касается каких-то внутренних переживаний, то увы, почти за четверть века в адвокатуре, я так и не научился не волноваться и не переживать, и с этим ничего не могу поделать.
    Вряд ли наращу мозоли как у верблюда, спокойно ходить по раскаленному песку. Но, это уже индивидуальные особенности.

    +11
  • 03 Сентября, 14:10 #

    Уважаемый Андрей Викторович, очень интересный формат публикации,  выбор персоны для интервью и актуальность материала.(Y)
    Олег Витальевич и в своих статьях раскрывается, как тонкий, думающий и погруженный в профессию человек, а в интервью ответил на вопросы,  которые и сам себе задаешь, и в профессиональной деятельности возникают ситуации, из которых учишься выходить просто фиксируя убытки, без излишней тревожности и рефлексии. С пониманием, что в нашей профессии в первую очередь  необходимо сохранять целостность и себя самого, и собственного профессионального и человеческого достоинства. 
    В общем, нашла в себе полный отклик от сказанного Олегом Витальевичем.
    Благодарю! Олега Витальевича за искренность, а Андрея Викторовича за способность раскрыть в интервью личность персоны. Очень круто!

    +9
  • 03 Сентября, 15:49 #

    Давненько не видел публикаций такой тематики и формы! Круто. Зацепило!

    Я думаю каждый прочитавший пропустил статью через себя и словно оказался перед зеркалом, если нет то он или не адвокат или только совсем начал или он решала:)!

    Никогда не думал о волнении перед «зверем», всегда принимал как вызов, который мотивирует обдуманно атаковать). Но есть волнение перед самим собой, как страх не пройти идентификацию, как специалист в своих же глазах, но парадоксально то, что клиент в 90% случаях доволен:)

    А на счёт учителя очень интересный момент, почему бы не открыть школу адвоката Матвеева, проводить курсы мастерства (школа не для новичков, а даже для среднячков и выше), учеников будет несколько, но с гарантией, что это будут хорошие профессионалы, которые возможно спасут не одну жизнь!

    +10
    • 03 Сентября, 16:01 #

      Уважаемый Михаил Меликович, Вы писали:
      хорошие профессионалы, которые возможно спасут не одну жизнь!Я что-то пропустил? Опять стали расстреливать?! Или планируют в недалеком будущем?

      +2
      • 03 Сентября, 16:24 #

        Уважаемый Олег Вениаминович, нет конечно же :)) я немного о другом….!

        +3
        • 03 Сентября, 18:53 #

           
          ↓ Читать полностью ↓
          Уважаемый Михаил Меликович, Вы меня заинтриговали. Раскройте, пожалуйста, свое видение проблемы))). Кстати, о расстрелах. Конечно, бывали расстрельные дела ранее, в которых и адвокаты показывали себя специалистами, чья позиция учитывалась при отмене таких страшных приговоров или при их изменении с избранием другой меры наказания. Но в Прокуратуре Союза ССР было немало и прокуроров в уголовно-судебном управлении (ранее оно называлось управлением по надзору за рассмотрением уголовных дел в судах), благодаря которым отменялись и изменялись такие приговоры по протесту Генерального прокурора СССР или его заместителей. Тогда был порядок изучения всех уголовных дел этой категории, по которым осужденные обращались за  помилованием. Без заключения Генерального прокурора СССР вопрос о помиловании или об отказе в этом не решался. Это к вопросу об ответственности, о чем написал уважаемый Олег Витальевич (я общаюсь в этом сообщении сразу с Вами и ним). Хотелось бы только подкорректировать Олега Витальевича в дефинициях. Здесь речь идет не о страхе ответственности, а только о чувстве ответственности. Ответственности не надо бояться, ее надо чувствовать. Если ты боишься ответственности, то зачем тебе в адвокаты или прокуроры? Вышивай крестиком… И сравнение с подзащитным, который куда-то там залез, допущенное каким-то там патриархом, мне кажется совсем неудачным. Представляется более правильным сказать, что на плечах у нас СОВЕСТЬ и ЧЕСТЬ. Оступишься — вляпаешься в бессовестное бесчестие. Если адвокат убежден, что доверитель занимается самооговором, и потому адвокат законно поступает вопреки воле доверителя, то разве доверитель сидит на плечах?! На них только совесть, честь и профессионализм. Вроде бы, разговор с моей стороны шутейный (между своими же мы), но в каждой шутке, как известно, только доля шутки. На самом деле Олег Витальевич написал о наиважнейшей, не скажу, что только для адвокатов, вещи. Она, эта вещь, важна для всех, от кого много зависит. Вот, как-то так. Чтобы обсуждение не заглохло…

          +2
          • 04 Сентября, 11:26 #

            Уважаемый Олег Вениаминович, насчет видения проблемы ничего сказать не могу, так как проблем я не выделял никаких:).
            Представляется более правильным сказать, что на плечах у нас СОВЕСТЬ и ЧЕСТЬ. Оступишься — вляпаешься в бессовестное бесчестие. Если адвокат убежден, что доверитель занимается самооговором, и потому адвокат законно поступает вопреки воле доверителя, то разве доверитель сидит на плечах?! На них только совесть, честь и профессионализм.
            здесь я согласен!

            Мой посыл был на самом деле прост, жизнь человека бесценна, хоть день, хоть час… И когда адвокат проявляет высокий уровень профессионализма, оправдывая человека, переквалифицируя статью (часть, пункт) и это снижает или убирает ответственность хотя бы на день раньше чем это должно было быть, то жизнь (комфорт его жизни или частички жизни, если правильней) «спасена»…

            +4
            • 06 Сентября, 02:24 #

              Молодец, уважаемый Михаил Меликович, выкрутился. Как истинный адвокат:) Но опять цепляюсь: адвокат кого-то оправдывает? Видимо, Вы вели речь о наказании, снижения которого добивается защитник, а также о ходатайстве защитника о переквалификации действий? Что касается частички спасенной жизни — мне понравилась такая образность. Знаете, меня и внук нередко «хватает за язык». Благодарен ему. Это дисциплинирует. Понятно, что мы, сидя в этой социальной сети, не находимся  в процессе, но тем не менее...;)

              +2
    • 03 Сентября, 17:48 #

      Никогда не думал о волнении перед «зверем»Уважаемый Михаил Меликович, я «зверя» не боюсь, поскольку он мне лично не угрожает. Есть страх ответственности за судьбу человека, которую ты на себя берешь, когда заключаешь соглашение.

      Кто-то из патриархов адвокатуры сравнил это с тем, как если бы подзащитный залез тебе на плечи, и ты должен был его нести, и нельзя оступиться. К сожалению, не помню, кто это сказал. Искал, не нашел. Буду очень благодарен, если коллеги подскажут, чье это высказывание. 

      Бремя этой ответственности, оно тяжелое. И только оно заставляет меня работать. Ни что иное.

      +6
      • 03 Сентября, 19:32 #

        Уважаемый Олег Витальевич, к вопросу об ответственности, о чем Вы написали. Хотелось бы только подкорректировать Вас в дефинициях. Здесь речь идет не о страхе ответственности, а только о чувстве ответственности. Ответственности не надо бояться, ее надо чувствовать. Если ты боишься ответственности, то зачем тебе в адвокаты или прокуроры? Вышивай крестиком… И сравнение с подзащитным, который куда-то там залез, допущенное каким-то там патриархом, мне кажется совсем неудачным. Представляется более правильным сказать, что на плечах у нас СОВЕСТЬ и ЧЕСТЬ. Оступишься — вляпаешься в бессовестное бесчестие. Если адвокат убежден, что доверитель занимается самооговором, и потому адвокат законно поступает вопреки воле доверителя, то разве доверитель сидит на плечах?! На них только совесть, честь и профессионализм. Вроде бы, разговор с моей стороны шутейный (между своими же мы), но в каждой шутке, как известно, только доля шутки. На самом деле Олег Витальевич написал о наиважнейшей, не скажу, что только для адвокатов, вещи. Она, эта вещь, важна для всех, от кого много зависит. Вот, как-то так. Чтобы обсуждение не заглохло…

        +3
      • 06 Сентября, 15:40 #

        Уважаемый Олег Витальевич, это слова Федора Никифировича Плевако (blush)
        За прокурором стоит закон, а за адвокатом – человек со своей судьбой, со своими чаяниями, и этот человек взбирается на адвоката, ищет у него защиты, и очень страшно поскользнуться с такой ношей.

        +3
        • 06 Сентября, 15:44 #

          Уважаемая Наталья Борисовна, да, спасибо огромное (handshake) Я был уверен, что это он, но ни Яндекс, ни Гугл не помогли мне найти подтверждение. Плохо искал.

          +3
          • 06 Сентября, 15:47 #

            Уважаемый Олег Витальевич, 
            Яндекс, ни Гугл не помогли мне найтиДа что они там понимают про адвокатов (giggle)

            +4
          • 06 Сентября, 18:07 #

            Уважаемый Олег Витальевич, вторая заповедь Христа: «Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу, и что в воде ниже земли. Не поклоняйся им и не служи им…».
            ↓ Читать полностью ↓

            Перевожу на современный язык применительно к нашему порталу: адвокат, живи своим умом, никому не верь на слово, анализируй фактические обстоятельства, делай выводы только на основе проверенных и достоверных фактов.

            Итак, «За прокурором стоит закон, а за адвокатом – человек со своей судьбой, со своими чаяниями, и этот человек взбирается на адвоката, ищет у него защиты, и очень страшно поскользнуться с такой ношей.»

             А что, за адвокатом закон не стоит? А что, за прокурором не стоит человек? Смотрим в закон о прокуратуре. В статье 1 на первом месте для прокурора надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, и только на последующих местах уголовное преследование в соответствии со своими полномочиями, а также выполнение иных функций.

            И что, доверитель сейчас «взбирается» на адвоката?! Да я Вас умоляю. Открываем любое Соглашение с доверителем, смотрим взаимные обязанности. Например:

            «2. Обязанности Сторон
            2.1. Адвокат обязан:
            — честно, разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы Доверителя всеми не запрещенными, имеющимися в его распоряжении средствами;
            — сохранять адвокатскую тайну и не разглашать сведения, ставшие ему известными в связи с оказанием юридической помощи без согласия Доверителя;
            — по требованию Доверителя сообщать ему все сведения о ходе исполнения поручения.
            2.2. При выполнении своих обязанностей по Соглашению Адвокат руководствуется законодательством РФ, иными нормативными правовыми актами, а также правилами, принятыми в адвокатской профессии. Каких-либо обещаний, «гарантий» и т. п. о ходе и результатах разрешения жалоб, ходатайств, других обращений, Адвокат при заключении настоящего соглашения и в период его действия, никому не дает.
            2.3. Доверитель обязан:
            -  своевременно оказывать содействие Адвокату в выполнении его обязанностей по Соглашению;
            предоставлять Адвокату всю информацию и документы, необходимые для выполнения его обязанностей по Соглашению, своевременно на условиях и в размере, установленных Соглашением, оплачивать Адвокату гонорар».

            Пусть попробует доверитель что-то не выполнить! Кто давно работает адвокатом, то также давно знает, что главный враг адвоката не следователь, не прокурор и не судья, а клиент…

            И что, при указанной регламентации его обязанностей, при его стремлении заплатить мало, а выжать по полной, он у меня сидит на шее, взобравшись?

            Нет, конечно, на мне сидит, на меня давит грузом, как я уже писал, совесть и честь, а помогает им профессионализм.

            Если уж руководствоваться изречениями Великих, то я бы вспомнил Иммануила Канта:

            «Две вещи наполняют душу всегда новым и все более сильным удивлением и благоговением, чем чаще и продолжительнее мы размышляем о них, — это звездное небо надо мной и моральный закон во мне». — Иммануил Кант

            Вот он мне ближе. Предпочтительней мне не держать клиента, взобравшегося на меня и ножки свесившего, а чувствовать внутри нравственный закон: честь и совесть. И руководствоваться только ими. В том числе и выполняя обязанности защитника.

            +1
  • 03 Сентября, 21:05 #

    Уважаемый Андрей Викторович, прочитал с величайшим удовольствием! Спасибо! Я не знаю, новое у Вас это качество или нет, но проявились, скажу Вам, весьма успешно и поздравляю с почином. (Y)
    Олегу Витальевичу большое спасибо за искренность и открытость. Откровения очень ценные, многим коллегам, наверняка, знакомые и оттого ещё более близкие. (handshake)
    Солидарен Иваном Николаевичем, такое начало и такой формат нужно непременно развивать и продолжать соответствующие публикации.

    +7
    • 03 Сентября, 21:44 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, спасибо вам за оценку моего труда. Мне самому хотелось получить ответы на вопросы, которые стояли передо мной и не давали мне покоя. Эти вопросы я и поставил перед Олегом Витальевичем. Ему громадная благодарность за то, что не стал уходить от вопросов, а открыто поделился своими мыслями.

      +8
  • 03 Сентября, 21:19 #

    Уважаемый Андрей Викторович, полностью с Вами согласна. У меня стаж более 40 лет и после МГУ меня М.А. Гофштейн взял в адвокатуру. Я больше нигде не работала, но то что я умею, меня научили учителя. Вечная им помять!

    +8
  • 04 Сентября, 02:34 #

    Уважаемый Андрей Викторович, с удовольствием внимательно прочитал Вашу публикацию.
    ↓ Читать полностью ↓
    Про оплату и чудовище можно сказать следующее:
    Я, конечно, не адвокат, а как это правильно называется — частнопрактикующий юрист, тем не менее, оказывая правовую помощь, те же моменты с оплатой труда и с чудовищем страха.
    По оплате труда, которая приемлема для оказания правовой помощи и своей жизни (не только хлеб с маслом, но и удовлетворение необходимых разумных потребностей) и не будет явно обременительной для обратившегося за правовой помощью, это всегда только приблизительно, и никогда не выйти на реальный уровень. За всё время своей реальной юридической практики, начиная с 2007 года (с некоторыми перерывами), когда вначале работал и в государственных и частных организациях — были и официальные, и неофициальные периоды работы в данной сфере, пробовал с компаньонами наладить работу нашей общей компании в сфере правовой помощи, только после переезда в Юргу Кемеровской области из Красноярского края к 7-му году частной практики в Юрге вышел на приемлемый уровень оплаты своего труда (приемлемый, конечно, для жизни в Юрге). У кого как сложилось в данном направлении — это их истории.
    Что касается чудовища страха, то по прочтении публикации, вспомнив страх как в далеком, так и недавнем, прошлом, сейчас вновь преодоление страха, т.к. после недавно пережитого вновь приходится налаживать свою память, начиная, буквально, чуть ли не с азов (может и утрирую в этом), представил себе такое сравнение: есть такая многомерная виртуальная реальность, когда надеваешь специальные очки и полностью погружаешься в виртуальный мир, к примеру, гибели «Титаника» или «Звёздных войн» или ещё каких моментов реальной истории или фантастических миров, созданных кинематографом, будто сам находишься там и участвуешь. Но ведь преодолеваешь страх?.. Так и в реальной жизни — страх можно преодолеть и нужно преодолевать, иначе зачем пришел в юриспруденцию… Правда, в реальной жизни страх преодолевать значительно сложнее. Но это же не «тарзанка» (вот здесь точно не уговорите — «жить охота»).

    +6
  • 04 Сентября, 04:26 #

    Уважаемый Андрей Викторович, надеюсь, перед первой публикацией цикла интервью, Вы опросили всех участников Вашего проекта...
    Если бы я прочитал раньше, то давая интервью, я бы все время боялся бы повторить коллегу Матвеева...
    А так не боялся и  в основных моментах повторил (giggle)

    +11
  • 04 Сентября, 09:32 #

    Уважаемый Андрей Викторович, спасибо Вам за интересное интервью. 

    Уважаемый Олег Витальевич, спасибо Вам за искренние ответы. Всегда читаю Ваши публикации. В каждой из них прослеживается Ваша «профессиональная философия», которая, я думаю, близка многим праворубцам. (handshake)

    +6
  • 04 Сентября, 10:50 #

    Коллега Андрей Викторович!
    Ну, просто СУПЕР!!!
    Вы прирожденный ИНТЕРВЬЮЕР:)
    ИМХО: может было бы целесообразнее включить в Перечень вопросов:
    «А что нельзя делать адвокату»?:(
    Понятно, что про нашу профессию написано много книг.
    Но Новейшее время с новыми проблемами имеет место быть.

    Коллега Олег Витальевич!
    Практически под каждым ответом я подписался бы. Есть, конечно, дискуссионные темы.
    Но то, что сие интервью полезно для тех коллег, которые только становятся на ноги (в т.ч. и для меня — статус менее 3-х лет)  — безусловно.

    СПАСИБО обоим!!!

    +7
  • 04 Сентября, 12:55 #

    Уважаемые Андрей Викторович и Олег Витальевич! Спасибо за публикацию.
    Я не адвокат, а как уже говорил Олег Юрьевич Ларин — практикующий юрист.
    Получить статус адвоката останавливает то, что в основном занимаюсь делами гражданскими и административными, а для участие наличие статуса не является обязательным. Плюс изменения в законе, что первые пять лет должен отработать на дядю, прежде чем самостоятельно осуществить выбор.
    Я когда-то в далеком прошлом работал сыщиком (оперуполномоченным отдела уголовного розыска). Работу свою любил и относился к ней добросовестно, с энтузиазмом. Полученный огромный опыт прежней работы использую и в работе по делам гражданским.
    Многие ответы из интервью совпадают с моими принципами.

    +4
    • 04 Сентября, 14:17 #

      Я когда-то в далеком прошлом работал сыщиком (оперуполномоченным отдела уголовного розыска). Уважаемый Андрей Викторович, я понял, кого Вы мне напоминаете! В. А. Колокольцева. Он, говорят, был хорошим опером. И, кстати (не все знают), в этом качестве даже в кино снялся. 
       https://www.youtube.com/watch?v=CwCXZb9hvTQ

      +3
      • 04 Сентября, 20:55 #

        Уважаемый Олег Витальевич, с января 2007 года Колокольцев — начальник Управления внутренних дел по Орловской области, а я уволился в 1997 году после командировки на Северный Кавказ в первую компанию в 1996 году. По возвращении пошёл обман по командировочным. Казалось простая наука математика -  22 рубля (пайковые) Х 3 =66 рублей, а у нашего главного бухгалтера получалось 46 рублей за день командировки. Начальник милиции не смог урегулировать эту проблему. Затем за служебную командировку в качестве старшего группы вычли из зарплаты. Проблему не получалось решить и в УВД, после чего принял решение и сказал им всем — Прощайте! С тех пор в свободном плавании. Некоторое время поработал начальником юридического отдела администрации, но понял свободу я люблю больше, чем фиксированную сумму оклада.

        +7
    • 05 Сентября, 00:37 #

      Уважаемый Андрей Викторович,
      «первые пять лет должен отработать на ДЯДЮ»
      Что за дядя????

      +2
      • 05 Сентября, 09:28 #

        Уважаемый Юрий Борисович, раньше после сдачи экзамена можно было сразу выбирать. Коллегия, бюро, кабинет. После изменений только через пять лет возможен такой выбор. 
        «первые пять лет должен отработать на ДЯДЮ»
        Что за дядя????

        Это образно. Это работа в коллегии, уплата взносов, не своевременное получение перечисленного гонорара и многое другое. Вступительный взнос под сотку. Мне это в настоящее время не нужно.

        +2
        • 05 Сентября, 11:48 #

          Уважаемый Андрей Викторович,
          «Колхоз — дело добровольное» (народная мудрость).
          Однако.
          С 01.03.2020 необходимый стаж статуса для образования адвокатского кабинета снижен с 5-и лет до 3-х. Аналогично и для учредителей Коллегии и бюро.
          «Работать» в Коллегии вовсе не обязательно. Можно и дома.
          «Уплата взносов» — размер в разных коллегиях разный. Это я проходил. Но надо же оплачивать работу секретаря (офис-менеджера), аренду, свет, бухгалтера.
          «не своевременное получение перечисленного гонорара»
          Возможно бывает и такое. От стиля работы бухгалтера зависит.
          «Вступительный взнос под сотку»
          В АП города Москвы чуть меньше — чуть больше 61 т.р. (3 прожиточных минимума для трудоспособного населения).
          А так, конечно, каждый выбирает сам свой жизненный путь.

          +2
        • 05 Сентября, 17:22 #

          Уважаемый Андрей Викторович, коллегия для адвоката — это совсем не дядя. Это слуга. Она мне оказывает некоторые услуги (бухгалтерия, канцелярия), которые я ей оплачиваю (взносы). Гонорар мне перечисляют за вычетом налогов и взносов в день поступления.

          Я в коллегии уже почти 20 лет и не жалею. Желания становиться «кабинетчиком» нет (лишние хлопоты). Фактически, единственная моя обязанность перед коллегией — это ежемесячные взносы, которые суть (повторюсь) — оплата оказываемых ею мне услуг.

          +3
          • 08 Сентября, 13:24 #

            Уважаемый Олег Витальевич, с этим понятно. Простите. если не корректно выразился. Коллегии бывают разными. Многие из них заинтересованы в исключительном получении взносов. Часто слышал от адвокатов, как они не могут своевременно получить заработанное.
            Для меня в настоящее время нет интереса в получении статуса вообще — я не работаю по делам уголовным, а для других дел в нём нет необходимости.

            +2
  • 04 Сентября, 17:14 #

    Уважаемый Андрей Викторович, очень хорошее получилось интервью. Может подумать о видео формате с тайм-кодами и прочими профессиональными ютьюб-штучками?

    +6
  • 04 Сентября, 21:06 #

    Кстати очень умная мысль!

    +4
  • 05 Сентября, 06:47 #

    Уважаемый Андрей Викторович, очень интересный формат публикации. Прочитала интервью с Матвеевым О.В. три дня назад, а до сих пор ключевые фразы перед глазами стоят. Такое впечатление, как будто лично пообщались. Я понимаю, что этому способствовал огромный опыт и неповторимая внутренняя философия самого Олега Витальевича. Читается на одном дыхании. Буду с интересом ждать новых интервью с нашими Гуру.

    +4
    • 05 Сентября, 10:09 #

      Уважаемая Екатерина Сергеевна, полностью с вами согласен. Я тоже был очень впечатлен от ответов Олега Витальевича. Задавал ему много вопросов, которые меня давно волновали и не давали покоя. Из ответов Олега Витальевича понял что не одного меня такие вопросы озадачивали.

      +4
  • 05 Сентября, 08:17 #

    Уважаемый Андрей Викторович, это надо прочитать каждому потенциальному доверителю в принципе, для более правильного представления нашей работы.

    +4
    • 05 Сентября, 10:11 #

      Уважаемый Александр Валерьевич, Будем направлять наших потенциальных доверителей на портал для просвещения. Если что можем распечатать и давать как памятку. (giggle)

      +5
  • 06 Сентября, 11:50 #

    Уважаемый Андрей Викторович, прочитал на одном дыхании. Спасибо обоим участникам интервью за злободневные вопросы и откровенные ответы. У каждого свой путь в профессию и в профессии. Все мы разные. Кто то найдет для себя что то полезное. Для себя, например, я нашел то, что некоторые моменты совпадают, с чем то полностью согласен, с чем то нет.
    Полностью согласен, что уровень гонораров не является показателем успешности. На мой взгляд, успешность адвоката — это его востребованность.

    +6
  • 06 Сентября, 15:14 #

    Уважаемый Андрей Викторович, Спасибо Вам за интересное интервью! Вы не ошиблись с выбором.
    Олег Витальевич — очень интересный человек, классный адвокат. Мне нравится читать его статьи,  стиль изложения, ход мыслей.  Очень содержательное интервью! (Y)

    +5
  • 07 Сентября, 18:54 #

    Уважаемый Андрей Викторович, спасибо Вам за такое замечательное интервью и прекрасные вопросы, ответы на которые так легко и непринуждённо дал многоуважаемый Олег Витальевич.Прекрасно понимаю, какой труд стоит за этой кажущейся лёгкостью.Мне  такого чудесного интервью оказалось мало (хотя я понимаю, что его достаточно быть не может в принципе), а как  студенту не хватило информации о студенческой жизни в плане учёбы — какие были любимые предметы, что из пройденного пригодилось, а что пришлось навёрстывать уже в рабочем процессе, какой совет хотелось бы дать себе тогда или что хотелось бы посоветовать начинающим.Ещё раз спасибо за вопросы и ответы — получился прекрасный вечер в вашей такой тёплой компании (H)

    +2
    • 07 Сентября, 22:19 #

      Уважаемая Татьяна Васильевна, попробую ответить. 

      Когда после университета пришел в прокуратуру, то там действительно встретил людей, у которых учился работать. И один из них, мой старший товарищ, опытный следователь Глазнев В. А., сказал: «Ерунду говорят,  что после получения диплома все, чему учили, надо забыть». Полностью его поддерживаю. На студенческой скамье надо учиться, а потом поверх полученных знаний накладывать практику. 

      Интерес к университетским предметам, как правило, определялся личностью педагога. Яркий педагог вызывал интерес к своему предмету, и наоборот. Вообще курса до 3-го я увлекался цивилистикой и в ней собирался работать, а мой товарищ Степа Захаров (ныне судья Самарского облсуда по гражданским делам) — наоборот. Но жизнь все, как видите, развернула. 

      Уже перейдя в «уголовку» в университете и имея интерес к адвокатской работе, диплом пошел писать куда бы Вы думали? К педагогу по судебной речи — адвокату В. А. Лазаревой. Чем же, если не речами, славна отечественная адвокатура! Сейчас понимаю, что полностью бесполезное занятие, и томики речей — музейный экспонат. Те адвокаты и их речи были полезны в период существования той адвокатуры, которая была гуманитарной. Сегодняшняя адвокатура, да и юриспруденция в целом — это механика. 

      Будущая юриспруденция, на мой взгляд — это юриспруденция роботов (искусственного интеллекта). Это будет торжество объективности и беспристрастности. Но людям в ней места не останется. На мой век, я надеюсь, хватит. А дальше… Поэтому если бы сегодняшние студенты спросили у меня совета, я бы посоветовал им подумать, какое место для себя в этой юриспруденции они видят.

      +5
      • 08 Сентября, 07:18 #

        Уважаемый Олег Витальевич, спасибо большое за такой развёрнутый ответ!
        Безусловно, какая-то часть решений вполне могла бы быть роботизирована (по моему скромному мнению, вынесение судебного приказа и его отмена — лишняя трата судейского времени и государственных денег).
        Что касается остального...
        ЕГЭ тоже предполагался как торжество объективности. Только не случилось.
        Надеюсь, что судьбами человеческими всё же заниматься будут люди :)
        Еще раз спасибо за интервью.
        (F)

        +4
  • 18 Сентября, 14:16 #

    Уважаемый Андрей Викторович, с удовольствием прочел публикацию, спасибо! С Олегом Витальевичем довелось поработать в Люберецкой прокуратуре, даже в  следственной группе у него приходилось быть, так что при прочтении поток ностальгии меня можно сказать захлестнул. Я совершенно согласен с тем, что были раньше в прокуратуре настоящие учителя-наставники, было у кого набираться ума.

    +1

Да 99 99

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Адвокат Олег Матвеев: "Когда на тебя движется чудовище, нужно перебороть страх, залезть под шкуру чудовища и ножничками сухожилия аккуратно перерезать" » 5 звезд из 5 на основе 99 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации