Из всех клиентов мне больше по душе те, которые готовы, что называется, идти до конца, когда есть вполне реальная возможность добиться максимально положительного результата.

Нет, речь идет не о случаях «да, я ударил потерпевшего по голове, и забрал его бумажник, но так сложилась жизнь, поэтому я не виноват», а о ситуациях, когда, даже, при наличии совершения каких-либо предосудительных действий подзащитным, эти действия, либо, квалифицированы неправильно, либо, в его действиях вообще отсутствует состав преступления.

Но есть категория граждан, которые, при всей очевидной возможности выйти из нехорошей ситуации с прекращенным уголовным делом за отсутствием состава преступления, что, правда, потребует большего времени, предпочитают пойти на компромисс в виде прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, зато быстро.

И вот здесь у адвоката два пути; либо, поступить по принципу – «любой каприз за ваши деньги», и, особо не утруждая себя, «освятить» своим присутствием процедуру раскаяния, прощения и примирения, либо, коль уж подзащитный упорно не хочет внять голосу разума, озвученного защитником, хотя бы, отрезать следствию и прокуратуре возможность переиграть ситуацию, а сделать это можно только став хозяином положения.

Вот с таким делом мне пришлось столкнуться, приняв его у уважаемой Ольги Николаевны Кутузовой. О причинах, по которым она решила более не вести это дело, я умолчу – скажу лишь, что в ее основе лежали те причины, о которых я рассказывал на апрельской Конференции «Праворуба», т.е., дело было совсем не в адвокате, тем более, что, забегая вперед, со всей ответственностью могу сказать – работа уважаемой Ольгой Николаевной была проделана огромная.

Суть дела заключалась в том, что гражданин И., став владельцем одного из подмосковных ломбардов, совершил, прямо скажем – поступок удивительный; он реализовал вещи, являвшиеся предметом залога по договору займа с ломбардом до истечения льготного срока их хранения, заложив их в другом ломбарде.

Правда, заемщик ломбарда не спешил их выкупать, в течение определенного в залоговом билете срока, а, фактически, вновь перезакладывал их, заключая новый договор займа с тем же предметом залога.

Наступил день, когда И. понял, то ломбард – это совсем не такое прибыльное дело, как он предполагал вначале, да и надзор за деятельностью ломбардов со стороны государственных органов для его вольнолюбивой натуры чрезмерен, и решил он ликвидировать ломбард, о чем сообщил в объявлении, повешенным на дверях того же ломбарда.

Справедливости ради нужно отметить, что, по возможности, он обзвонил и заемщиков – мол, рассчитывайтесь с ломбардом, забирайте то, что вы заложили – мы закрываемся.

Слух о том, что «контора закрывается», дошел и до заемщика, чьи вещи, переданные в залог, И. уже заложил в другом ломбарде.

Поняв, что риск не получить заложенное обратно весьма велик, заемщик обратился в полицию, где с ходу возбудили уголовное дело по ч.2 ст. 159 УК РФ, а оперативники «приняли» И. при выходе из того ломбарда, куда он закладывал вещи, заложенные М.

Уже традиционно для наших правоохранителей, не составляя протокола задержания в порядке ст.ст.91 и 92 УПК РФ, продержав И. сутки в отделе полиции, для страховки составив в отношении него протокол об административном правонарушении, якобы, за мелкое хулиганство, на вторые сутки была получена «явка с повинной», тут же оформленная в виде протокола.

Поскольку особенности оформления такой «явки с повинной», включая и то, что она составлялась без адвоката, являлось настоящим подарком для защитника, приняв это дело, я решил особо не спешить с ее анализом в своих жалобах, тем более на жалобы адвокатов, по таким основаниям, сейчас особого внимания никто не обращает.

Свидетельством тому был целый том копий жалоб, подготовленных Ольгой Николаевной Кутузовой, ответы на которые иным, чем издевательством, я назвать не могу.

У каждого из нас свой стиль работы по формированию линии защиты. Мой основан на работе «крупными мазками» — то есть, основное внимание уделяется сути предъявленного обвинения, впоследствии положенное в основу обвинительного заключения, которое, по недоброй традиции, превращается в мотивировочную часть приговора. Понятно, обвинительного.

А это значит, что, прежде всего, следует проанализировать правильность квалификации вменяемого преступления, включая и возможность отсутствия состава преступления в действиях подзащитного, т.е. того, что будет являться предметом судебного разбирательства.

Основной же своей задачей, как адвоката, я вижу приведение доводов обвинения в такой вид, что, если уж дело попало в суд, то закончиться оно должно максимально выгодно для подзащитного.

Разумеется, обжалование незаконного задержания, ночных допросов и прочих безобразий современного следствия – дело нужное, но не основное, тем более, что, в частности, на такую «мелочь», как содержание задержанного сутки и более без составления протокола задержания в отделе полиции сейчас особого внимания никто не обращает.

В данном же деле для меня, практически с самого начала, было очевидным – в действиях И. не то, чтобы мошенничества, но и вообще отсутствует состав преступления.

Вспомним, что под хищением понимается совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Поскольку М. получила займ, обеспечив его возврат залогом, ни о какой безвозмездности не могло идти речи.

Напомню, что в силу ч.1 ст. 807 ГК РФ, деньги или иные вещи определенные родовыми признаками, передаются заемщику в собственность – возврату же подлежит та же сумма с начисленными на нее процентами.

Поскольку сделку М. совершила добровольно, согласилась с суммой оценки переданных ею в качестве залога вещей, ни о каком обмане, или злоупотреблении доверием, речи идти не могло.

Следователь и сама понимала, что ничего похожего на мошенничество в действиях И. нет, но, по ее мнению, имеется состав иной формы хищения – в форме растраты или присвоения.

Пришлось развивать мысль дальше – а где у нас ущерб, и как его размер определялся?

И вот тут наступил кульминационный момент – в качестве ущерба следствием была принята сумма займа, который М. получила, эта же сумма фигурировала в размере оценки вещей, переданных в качестве залога.

Но, позвольте – о каком ущербе, с уголовно-правовой точки зрения, может идти речь, если М., получив заем, передала в залог вещи на ту же сумму, а ломбард эти вещи не вернул?

В данном случае работает Закон «О защите прав потребителей», соответственно, проблему невозврата залога по невозвращенному займу должен решать суд, причем, учитывая размер суммы – мировой судья, но никак не следствие.  

Ситуация, прямо скажем – для следствия совсем неприятная – расследовать элементарное дело, аж, семь месяцев, неоднократно продлевая срок расследования, и получить на выходе «пшик» — за это благодарность в приказе не вынесут и к внеочередному званию не представят – скорее, наоборот.  

Свои доводы я подкрепил письменным ходатайством о прекращении уголовного дела за отсутствием в действиях И. состава преступления.

О том, как следователь не хотела лично это ходатайство принимать, и как, все же, мне удалось убедить ее это сделать – отдельная история.

А, может, закончим примирением сторон? – последовало предложение от следствия.

Разумеется, меня такой исход дела никак не устраивал, но, как оказалось, мой подзащитный был иного мнения – он был готов на все, лишь бы завершить это дело.

Напрасны были мои увещевания, что прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям подобно необезвреженной мине – когда она взорвется, и с какими последствиями, никто не знает, и будет эта «мина» сопровождать человека пожизненно. Но, как говорится – не в коня корм…

Единственно, что я мог сделать в данной ситуации – подготовить «признание» подзащитного таким образом, чтобы, внешне соблюдя необходимый церемониал признания и раскаяния, звучало это таким образом, чтобы, впоследствии, ни у кого не возникло соблазна «вернуть все на круги своя».

Подготовив соответствующее заявление от имени моего подзащитного, я мог только молить св.Иво Кермартенского, чтобы то, что я написал в полном объеме вошло в протокол дополнительного допроса обвиняемого.

Святой покровитель юристов и адвокатов меня услышал.

Но, убейте не пойму – за что мой подзащитный так горячо благодарил меня – ведь, прояви он немного упорства и терпения – уголовное дело в отношении него закончилось бы куда благополучнее.

Документы

1.Признание77.8 KB
2.Ходатайство о прекра​щении94.4 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Николаев Андрей Юрьевич
Королев, Россия
Адвокат, руководитель Центра судебных экспертиз при ГРА.
Специализация: уголовные дела в сфере экономики, корпоративное право, защита прав потребителей.

Да 58 58

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Николаев Андрей, Коробов Евгений, Гулый Михаил, Матвеев Олег, Новикова Валентина, Насибулин Сергей, Лукьянов Дмитрий, Бесунова Алёна, Ильичев Владимир, Сизоненко Александр, Аршинов Михаил, Лисовский Андрей
  • Юрист Коробов Евгений Алексеевич 13 Июля, 23:58 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, да не только Вас всей «мордой лица» об стол! Понятно, что обидно, но многие моменты, к сожалению, находятся за пределами наших желаний!

    Поэтому примите поздравления с завершением дела, в котором Вы сделали всё, что только было Вам позволено! (handshake)

    +13
  • Адвокат, модератор Гулый Михаил Михайлович 13 Июля, 23:59 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, у меня как-то в практике было дело, когда в суде возникла ситуация «защитной шизофрении»: подсудимый всё признавал, и во-всём каялся, а защитник громко утверждал, что это самооговор, и засыпал суд заявлениями-ходатайствами о незаконности-недопустимости. 

    В итоге суд и доводы о незаконности самого возбуждения учёл (путём отказа в удовлетворении ходатайства защитника, естественно), и одновременно исполнил обязанность учесть поведение подсудимого — признание, раскаяние, возмещение. Результат — по тяжкому имущественному преступлению — срок по низшей мерке санкции. Условно.

    +18
  • Адвокат, модератор Морохин Иван Николаевич 14 Июля, 07:22 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, к сожалению, далеко не все наши доверители способны критически оценивать даже собственные поступки, не говоря уже о «творческих версиях» правохоронителей, и соответственно не способны адекватно реагировать на различные «предложения доброго следователя», которому «злой адвокат» мешает быстренько прекратить уголовное дельце по абсурдному обвинению, по нереабилитирующему основанию... 
    Однако, каждый сам является «кузнецом своего п.. счастья» и наверное заслуживает его... 
    Вы свою работу сделали отлично, но если уж клиент сам того страстно желает, наверное мы не вправе мешать ему, хотя разъяснить все варианты кончено обязаны, но Вы это сделали, и ваша совесть чиста (handshake)

    +12
    • Адвокат, модератор Николаев Андрей Юрьевич 14 Июля, 12:55 #

      Уважаемый Иван Николаевич, у меня от этого дела осталось ощущение, которое, наверное бы испытала моя «азиатка», отними я у нее кусок рубца, что, естественно, я никогда не сделаю…

      +7
  • Адвокат, модератор Матвеев Олег Витальевич 14 Июля, 13:09 #

    Но, убейте не пойму – за что мой подзащитный так горячо благодарил меняУважаемый Андрей Юрьевич, меня однажды благодарили после того, как выгнали из дела, польстившись на заманчивое предложение следователя при условии «чтобы этого адвоката тут не было» :?

    +10
  • Адвокат Новикова Валентина Алексеевна 14 Июля, 14:07 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, ваша статья актуальна как никогда. Следователи всегда  старались уговорить обвиняемых в том, что для него «единственный выход —  честно признаться». Но в последнее время они особенно активизировались. Как только поймут, что адвокат добросовестно ведет защиту, то идут на все, чтобы убедить подзащитного в том, что у него плохой адвокат, что линия защиты неправильная и что из-за такого адвоката суд назначит гораздо более строгое наказание. Все эти уговоры ведутся за спиной защитника, и даже не всегда от самого следователя, а от каких-либо других лиц – сокамерников, «случайных» знакомых, «нечаянно» оказавшихся рядом итп. И как объяснить подзащитному, что его умело разводят ?

    Но если бы только следователи. У моего коллеги был совершенно невообразимый случай, когда он  ставил вопрос об отсутствии состава по ст.159 ч.3 УКРФ на том основании, что в действиях подзащитной отсутствовало безвозмездное присвоение денежных средств, а  фабула обвинения укладывалась в гражданско-правовые отношения, о чем и заявил при выполнении ст. 217 УПК РФ. Перед самым судом подзащитная без всякого предупреждения сменила адвоката и заявила о согласии на особый порядок. После приговора она позвонила своему бывшему адвокату и с торжеством в голосе рассказала, что ей дали условный срок, а судья (!) сочувственно ей сказал, что если бы она оставила прежнего адвоката, то пришлось бы ее посадить, потому что по его наущению она не признавала своей вины (!). Я бы не поверила, но этот разговор происходил в моем присутствии.

    Но теперь у меня, наверное, также, как и у остальных наших коллег один вопрос: КАК объяснить нашим подзащитным, что нельзя доверять ни следствию, ни всяким другим «нечаянным» советчикам? На Праворубе постоянно публикуются статьи на эту тему, надеюсь, наши посетители их читают, но, к сожалению, ничего не меняется…

    +10
    • Адвокат, модератор Матвеев Олег Витальевич 14 Июля, 14:18 #

      КАК объяснить нашим подзащитным, что нельзя доверять ни следствию, ни всяким другим «нечаянным» советчикам?Уважаемая Валентина Алексеевна, никак. Наблюдается тотальное отупление населения вплоть до животного, едва мычащего, состояния. Мы еще не раз вспомним добрым словом советское образование и здравоохранение, но увы — поезд ушел. Похоже, точку невозврата мы прошли.

      +11
      • Адвокат Ильичев Владимир Борисович 15 Июля, 08:08 #

        Уважаемый Олег Витальевич, Вы безусловно правы. Чтобы восстановить тот уровень национального образования и культуры, с которого началось падение, понадобятся поколения. Имея представление о старой советской школе следствия, я в ужасе от того, что мы имеем сейчас.

        Точку невозврата мы еще не прошли. Еще живы и в разуме некоторые «динозавры», среди которых есть настоящие и следователи, и судьи, и прокуроры. Их нужно срочно отыскать, привлечь и создать им условия для того, чтобы у них появилось желание поделиться своими бесценными прикладными знаниями.

        Вопрос, надо ли это государству? Государству, наверное, надо, а вот системе… Скорее всего, нет.

        +1
        • Адвокат, модератор Матвеев Олег Витальевич 15 Июля, 13:21 #

          Уважаемый Владимир Борисович, вот и я о том же. Помимо времени, о котором Вы говорите
          Чтобы восстановить тот уровень национального образования и культуры, с которого началось падение, понадобятся поколениянеобходима еще и политическая воля. Ее-то где взять?

          +2
          • Адвокат Ильичев Владимир Борисович 15 Июля, 13:29 #

            Уважаемый Олег Витальевич, ну здесь, я думаю, сработать может только чисто русское — когда петух клюнет...

            Раньше у нас, как правило, все надеятся на авось!

            +2
    • Адвокат, модератор Николаев Андрей Юрьевич 14 Июля, 14:40 #

      Уважаемая Валентина Алексеевна, к сожалению, адвокатура за последние лет 20 сделала все, чтобы превратиться в то, что мы имеем сейчас, и дальше все будет еще хуже. Соответственно, и доверие к такой адвокатуре, как к продавцу китайским ширпотребом, выдающим его за брендовые модели — безусловно, есть и нормальные адвокаты, и «Праворуб» тому подтверждением, но общественное мнение формирует общая тенденция.

      +11
  • Адвокат Лукьянов Дмитрий Николаевич 15 Июля, 05:05 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, а где судебное решение то? 
    Что касается квалификации, то в Вашем случае-это ч.1 ст. 330 УК РФ, по моему мнению:
    Статья 330. Самоуправство

    1. Самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред, -
    наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев.
    (в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)
    (см. текст в предыдущей редакци

    +2
  • Юрист, модератор Бесунова Алёна Александровна 15 Июля, 05:31 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, я считаю, что в таких случаях решать действительно только доверителю, он рискует собственной свободой. Не каждый готов в борьбе за справедливость поставить её на кон.

    +3
    • Адвокат Ильичев Владимир Борисович 15 Июля, 08:01 #

      Уважаемая Алёна Александровна, мне кажется, что доверители в подобных делах на кон ставят свою свободу тогда, когда совершают действия не богоугодные, хотя бы и формально, но имеющие признаки преступлений.

      В сложившейся ситуации я на стороне Андрея Юрьевича. Результат, конечно, есть, не осудили. Но как адвоката, при том, что была очевидная возможность дело прекратить, я его понимаю.

      +2
    • Адвокат, модератор Николаев Андрей Юрьевич 15 Июля, 09:13 #

      Уважаемая Алёна Александровна, в данном случае речь шла не о свободе, а о далеко идущих последствиях в виде факта привлечения к уголовной ответственности, и последствия эти касаются не только доверителя.

      +3
  • Адвокат Аршинов Михаил Борисович 15 Июля, 08:39 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, в такие моменты сразу вспоминается

    https://ok.ru/video/16347040505?fromTime=5

    +1
    • Адвокат, модератор Николаев Андрей Юрьевич 15 Июля, 09:19 #

      Уважаемый Михаил Борисович, плохой историк этот Костик — забыл, видать, как внедрялась в сознание необходимость выращивания в России нашего «национального продукта» — картофеля:) Так, что редко, но бывало, что и «железной рукой» загонял доверителя к его счастью:)

      +3
  • Адвокат Сизоненко Александр Аркадьевич 15 Июля, 16:32 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, как бы то ни было, Вас надо поздравить! Завершилось дело далеко не так плохо, как могло бы! То что доверитель не захотел бороться до конца и рисковать — его дело, а Вы сделали все что могли.

    +4
    • Адвокат, модератор Николаев Андрей Юрьевич 16 Июля, 20:11 #

      Уважаемый Александр Аркадьевич, сейчас, когда эмоции немного улеглись, соглашусь с Вами — а что это я так переживаю, коль сам молодых коллег призываю к тому, что, перед вами, друзья мои, лишь объект с проблемами, который он (объект) сам себе и создал:)

      +4
  • Юрист Насибулин Сергей Равильевич 17 Июля, 10:54 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, мы исходим из предположения, что человек разумен и человек порядочный. Очень часто (почти всегда) такое предположение в отношении лиц подозреваемых (обвиняемых) в совершении преступления является неверным (не говоря уже о следователях и стороне обвинения в общем).

    Поэтому отношение к одним и тем же обстоятельствам разумного, порядочного человека и человека не обладающего такими качествами может значительно отличаться.

    Насильно мил не будешь.

    0
  • Адвокат Лисовский Андрей Викторович 17 Июля, 13:22 #

    Уважаемый Андрей Юрьевич, адвокат всегда будет недоволен если не достиг цели, которую ставил в процессе. Но если клиент останавливается на полпути и считает что поставленная адвокатом цель не его, то что делать адвокату? Риторический вопрос.

    0
  • Адвокат Новикова Валентина Алексеевна 18 Июля, 14:19 #

    Уважаемые коллеги, с одной стороны  вы, конечно, правы, спрашивая: — клиент доволен, ну и что еще нужно? Но  думаю, беда в том, что проблема гораздо шире желаний одного отдельно взятого клиента.
    ↓ Читать полностью ↓

    Юрист Насибуллин С.Р. в своем комментарии правильно заметил, что многие  наши клиенты  не могут похвастаться моральным обликом строителя коммунизма. Но ведь это не значит, что на них не распространяется презумпция невиновности и другие конституционные права. А наша с вами работа адвоката как раз и заключается в защите этих прав. И если адвокат видит, что клиент не виноват, он не должен примиряться с тем, что сообразительные следователи быстренько подводят прекращение дела под не реабилитирующие обстоятельства или вдруг находят ранее не существовавшие доказательства.

    Вот тут и происходит самое главное: клиент неожиданно меняет свое мнение и начинает соглашаться с обвинением, потому что ему популярно объясняют, что адвокат неправильно защищает, а следователь поможет получить «условку» и вообще любое снисхождение. И клиент верит, потому что видит, что все действия и вообще мнение адвоката пренебрегаются не только следствием и прокурором, но и судом. А свобода, как известно, дороже всего, даже своего доброго имени, вот они и идут на  сделки со следствием.

    Так вот, беда заключается в том, что такое поведение клиентов уже давно стало повсеместным и широко распространенным явлением. Людей, осужденных не виновно, и следовательно, получивших судимости и связанные с ними ограничения  прав, становится все больше, а верящих в правосудие – все меньше. А  причина  этого явления заключается  в равнодушном отношении нашего государства к качеству и законности работы  правоохранительной и судебной системы и честности ее кадров. Во главе угла лежит только требование отсутствия оправдательных приговоров и хорошая статистика любым способом.

    Обо всем этом нам адвокатам, конечно,  давно известно. Но коллеги задают обоснованный вопрос: — Чем плохо, если клиент доволен результатом? Так вот я считаю: — Плохо причиной этого результата. Плохо тем, что в масштабах страны постепенно  нивелируется само понятие правосудия и защиты. Люди видят, как обвиняют невиновных и «не доказывают» вину настоящих преступников,  и в результате усваивают простую «истину» о том, что со следствием лучше договариваться. А адвокат, как тот скрипач  из известного фильма, – не нужен…

    Наверное, нет адвоката, который бы не столкнулся с подобными случаями. Поэтому я поддерживаю  переживания автора этой публикации —  это переживания настоящего адвоката.

    +1
    • Юрист Насибулин Сергей Равильевич 18 Июля, 21:02 #

      Уважаемая Валентина Алексеевна, совершенно согласен с Вами. Считаю, что в КПЭА и процессуальное законодательство необходимо внести соответствующие изменения, которые позволят без последствий для клиента (в интересах законности) продолжить битву адвоката со стороной обвинения уже после фиксации результата клиентом.

      Хотя и так, кассационный порядок обжалования принятого решения еще никто не отменял.

      0

Да 58 58

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Воля доверителя превыше всего, к сожалению...» 5 звезд из 5 на основе 58 оценок.

Похожие публикации