Адвокаты пытаются доказать невиновность своих подзащитных. Приносят документы, приводят свидетелей. И проигрывают… А потом (в свое оправдание?) жалуются на недостатки нашего правосудия. На этом вся история заканчивается. И если это не мошенничество со стороны адвоката, что бывает (имитация работы), то, как правило, неверное понимание нашего отечественного уголовного процесса. Итак, на что жалуются адвокаты? 

На что жалуемся? 

Набор стандартный и хорошо известный, там много пунктов. Остановлюсь на двух важных и часто приводимых — это так называемый обвинительный уклон суда и отсутствие реальной состязательности. Адвокаты жалуются, что судьи, прокуроры, следователи — все заодно, все на службе государства, и это сила, с которой ничего поделать нельзя.

Но зададимся вопросом: действительно ли это недостатки нашего процесса или всего лишь его особенности, которые надо учитывать и не более того? На улице дождь — что на него жаловаться? Зонтик возьми. 

1. обвинительный уклон

Да, он есть. Все так. Следователь и прокурор — это сторона обвинения уже по закону. И сил и возможностей у них выше крыши. Суд по закону стороной обвинения не является (должен быть беспристрастным арбитром), а по факту — да, при обычных обстоятельствах всегда поддержит сторону обвинения. 

Это трагедия? Нет, это особенность нашего уголовного процесса. Его букве она не соответствует, зато соответствует духу, который не так легко подменить новой буквой в ходе реформы. И название у этой особенности есть вполне научное — инквизиционный процесс (который не то же самое, что процесс состязательный). 

Всегда уголовный процесс в нашей стране был инквизиционным. После 1991 года его украсили некоторыми элементами состязательности, не более того. От того, что на «Жигули» навесить шильдик «Рено», они в иномарку не превращаются. Особенность развивающейся страны, здесь все как бы не всамделишное, все декоративное. Будем смотреть на шильдик или на суть?

2. отсутствие состязательности

Вытекает из вышесказанного. Нет у нас ни равенства сторон, ни состязательности. Сказки все это. Применительно к обсуждаемой теме (можно ли доказать невиновность?) давайте посмотрим на возможности сторон по доказыванию.

Ключ в ст. 86 УПК РФ, цитировать не буду. Там указано, что арсенал стороны обвинения и примкнувшего к ним суда — это (!) все действия, предусмотренные УПК РФ. Передо мной сейчас лежит эта книжка, в ней около 300 страниц мелким шрифтом, и все это — возможности наших оппонентов по собиранию доказательств. 

А каковы наши возможности? Они в части 3 этой статьи, это (!) 6 строчек о каких-то очень сомнительных мероприятиях по получению предметов и документов, которые (!) доказательствами не являются. Таковыми они могут быть признаны (!) нашими оппонентами по нашей просьбе. Захотят ли? Еще побегать придется.

В этой части законодатель-декоратор над нами откровенно посмеялся. И как же мы собираемся с таким арсеналом доказывать невиновность подзащитных? Я ниже расскажу, как. В общем, с этим все плохо. И что же теперь делать? 

Подбор инструментов

Инструменты надо подбирать правильно. Суп надо есть ложкой, а спагетти вилкой (попробуйте наоборот). Правильный подбор инструментов основывается на правильной оценке ситуации. По ситуации (см. выше) мы не в состязательном, а в инквизиционном процессе. Инструменты должны быть соответствующими - для инквизиционного процесса. Из американских фильмов, где процесс состязательный, не годятся. Какие же инструменты нам нужны? 

1. презумпция невиновности

Удивлены? Этот принцип процесса обычно идет одним из недостатков нашего правосудия, критикуемых адвокатами. Но посмотрите на него с другой стороны — там черным по белому все написано. 

Ст. 49 Конституции РФ:

1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

И об этом же — ч. 1, ч.2 ст. 14 УПК РФ:

1. Обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном настоящим Кодексом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения.

Итак, во-первых, здесь прямо указано — не надо доказывать невиновность. Да, нам не дали инструментов для доказывания (см. выше), но при этом нас освободили от обязанности что-либо доказывать. Пусть наши оппоненты доказывают виновность, а мы посмотрим, что у них из этого получится. Во-вторых, виновность сторона обвинения должна установить в предусмотренном законом порядке. Это обычно пробегают глазами, не цепляясь, а здесь-то вся самая соль. 

2. законность

В законе написано, что все должно быть по закону. Общие слова? Ничего подобного! Кто не знает, уголовно-процессуальный закон — это самый строгий, самый жестко регламентирующий закон, написанный в буквальном смысле кровью (в том числе неправосудно казненных). Он регламентирует процесс установления виновного в преступлении, здесь ошибка дорогого стоит. Этот закон — одновременно защита и от дурака, и от произвола. К нему особое отношение. 

Если в другом законе разрешено все, что не запрещено, то здесь разрешено только то, что прямо предусмотрено законом, остальное запрещено. Эту разницу в нормальных ВУЗах студентам объясняют. Применение этого закона по аналогии, что практикуют цивилисты, здесь запрещено. Шаг в сторону — и ты выпал из правового поля. Поэтому (!) установлен приоритет уголовно-процессуального закона над всеми иными федеральными законами (ч. 1, ч.2 ст. 7 УПК РФ): 

1. Суд, прокурор, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель не вправе применять федеральный закон, противоречащий настоящему Кодексу

2. Суд, установив в ходе производства по уголовному делу несоответствие федерального закона или иного нормативного правового акта настоящему Кодексу, принимает решение в соответствии с настоящим Кодексом.

В общем, нет круче закона, чем уголовно-процессуальный. И еще, важное для этой публикации — в ч.3 ст. 7 УПК РФ:

3. Нарушение норм настоящего Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания, начальником органа дознания, начальником подразделения дознания или дознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств. Аналогичная норма есть в ст. 50 Конституции РФ. 

Главный вопрос

А теперь давайте, наконец, подойдем к главному вопросу, который решается в уголовном процессе. И что же это за вопрос? Мне скажут, что это вопрос ч.1 ст. 299 УПК РФ:

Доказано ли, что преступление совершил подсудимый?

Но разве не этот же вопрос обсуждают на кухнях, в телевизионных ток-шоу, на скамейке у подъезда? Люди любят этот вопрос, увлекаются им, только дай повод. Желтая пресса повод дает с удовольствием, чем и живет. Вот только ответ на него на разных кухнях получается разный. И как же теперь быть? Ответ какой кухни верный? Так казнить или помиловать?

Поэтому «кухонное» правосудие оставляют бабушкам на скамейке. А вопрос, казнить или помиловать, отдают государственному правосудию, которое, с учетом сказанного, от «кухонного» должно чем-то отличаться, не так ли? И я скажу, чем оно отличается — тем самым главным вопросом, который здесь выглядит несколько иначе:

Доказано ли ЗАКОННЫМИ СПОСОБАМИ, что преступление совершил подсудимый?В этих двух словах («законными способами») — вся разница между «кухонным» правосудием и настоящим. В них — та самая защита от дурака и произвола, то есть защита от судебной ошибки. У «кухонного» правосудия такого предохранителя нет, вероятность ошибки велика, в связи с чем такое «правосудие» недопустимо. И недопустимо скатывание государственного правосудия на уровень кухонного. Из этого следует далеко идущий вывод:

доказанность незаконными способами = НЕдоказанность

Как работает правосудие

Рассмотрим идеальное правосудие, где есть суд — независимый арбитр (его зависимость и обвинительный уклон пока выведем за скобки) — и две спорящие стороны: сторона обвинения и сторона защиты. Каждая из сторон пытается убедить судью в своей правоте, для чего предлагает суду свою модель того, «как на самом деле было». Стороны имеющимися силами и средствами строят каждая свою модель, а суд из предложенных выбирает понравившуюся.

1. сторона обвинения

Ее ресурсы огромны. Это вся система правоохранительных органов (прокуратура, следствие, полиция, ФСБ и т. д.), в каждом из которых толпы сотрудников разных специальностей, плюс мощное финансирование, плюс властные полномочия, включая полномочия по собиранию доказательств, указанные выше. Минусы тоже есть. Здесь и часто низкая квалификация, и вороватость — в общем, так себе работнички. Но криво-косо что-то вполне представительное из железа и бетона они построить могут.

2. сторона защиты 

Прямая противоположность. Никаких ресурсов, за исключением интеллектуального. Полномочия по собиранию доказательств также указаны выше, и они никакие в сравнении со стороной обвинения. Постройка делается, как говорят в народе, «из г…на и палок».

3. суд

Суду предстоит выбрать, какая постройка ему больше нравится. С учетом описанного выше обвинительного уклона и инквизиционного характера нашего уголовного процесса постройка защиты суду не нравится изначально. Вопрос лишь в том, может ли он с ней что-то сделать. Может. С учетом ее конструктивных особенностей он поступит с ней, как волк в сказке про трех поросят. У сооружения «из г…на и палок» шансов никаких. 

Что же делать адвокату? 

Для меня ответ очевиден. Еще раз: мы в инквизиционном процессе, в концепции которого «строитель» только один — это сторона обвинения. Защита — не «строитель», инструментов у нее нет, любые ее попытки «строительства» — это колхозная самодеятельность. А потому защите ничего строить не нужно (вспоминаем презумпцию невиновности).

А что же защите делать? Ломать сооружение стороны обвинения! Ту самую железобетонную конструкцию. Инквизиционный процесс — это само по себе не плохо, он также, как и состязательный, не заинтересован в судебных ошибках и неправосудных приговорах. И защите здесь отведена важная роль критика, рецензента, ОТК и госприемки. Она должна ломать построенное стороной обвинения (кто-то выразится мягче: «проверять на прочность»). 

Если постройка обвинения качественная и добротная («ладно скроен, крепко сшит»), то защита ее сломать не сможет, и на выходе будет также добротный (законный и обоснованный) обвинительный приговор. Обществу только такие и нужны. Правосудие торжествует. 

Если же постройка обвинения трухлявая, приговор из нее законным не получится. Незаконный приговор — зло. При этом сама по себе трухлявая конструкция обвинения без помощи защиты не рухнет, и зло победит. Если же защита сломает эту постройку, то тем самым предотвратит незаконный приговор, что, опять же, на пользу всем, кроме нерадивых представителей стороны обвинения, которые получат по заслугам. И снова правосудие торжествует.

Отсюда вывод, он же — ответ на вопрос в заголовке статьи:

не нужно пытаться доказать невиновность — нужно не дать доказать виновность, 

что для меня всегда было очевидным, вся биография вела к этому выводу. 

В студенчестве (середина 90-х) практические занятия по криминалистике вел действующий следователь. Отпечатки пальцев, методика следственных действий, экспертизы… Но запомнилось другое — он говорил, насколько важно следователю соблюдать закон, потому что в противном случае «адвокат от дела одну „корку“ оставит». Я мотал на ус. Все эти отпечатки пальцев, экспертизы и прочие следственные действия летят в мусорную корзину, если закон в ходе их производства нарушен, и адвокат это «просек».

В следственной работе (конец 90-х) меня как подающего первые признаки грамотности посадили на дела, идущие в суд присяжных. Тогда присяжные только вводились в порядке эксперимента лишь в нескольких регионах, и для следователей это был «ад и израиль». И сейчас присяжные порой оправдывают, а тогда они оправдывали очень часто. И именно потому, о чем нам говорил преподаватель — адвокаты «ломали» дела на нарушениях следователей. Прямо по этим «швам» дела и «рвали». От следователя требовалось безупречное соблюдение закона. 

Возглавив следственное подразделение прокуратуры (начало 2000-х), столкнулся с судьей, который был хуже присяжных. «Рвал» дела из личной неприязни к прокуратуре, в которую меня угораздило попасть. И все по тем же «швам», которые мне для предотвращения  развала дел приходилось вычищать. Или я найду ошибки и нарушения, или их найдет суд, и тогда — кранты. Приходилось выискивать ошибки и заставлять следователей их исправлять.

И поверьте бывшему следователю (руководителю следователей, прокурору): не боится сторона обвинения жалких попыток защиты доказать невиновность. Что слону дробина. Стойкий 100-процентный иммунитет. Она боится, что найдут ошибки и нарушения в ее работе — «ревизора» она боится (подробности в статье "Шантаж и насилие в работе уголовного адвоката"). Но никто не ищет. Все заняты доказыванием невиновности. Это легче. А чтобы найти ошибки в работе следователей, прокуроров и судей, в ней надо разбираться.

Чтобы сломать постройку стороны обвинения, нужно знать ее устройство, ее слабые места, где сэкономили, где своровали, где схалтурили. Находить эти места и бить точно по ним, чтобы вся конструкция сложилась, как карточный домик. Тяжелая работа. Куда легче на радость клиенту и на потеху судье построить шалашик. А потом на его обломках жаловаться на несправедливость мира. 

Вы все еще доказываете невиновность? Тогда мы идем к вам! 

Автор публикации

Адвокат Матвеев Олег Витальевич
Москва, Россия
Только уголовные дела. Следователь с 1998, прокурор с 2001, адвокат с 2002.

Да 79 79

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Ульянов Андрей, Иванов Роман, Пятицкий Евгений, Елсаков Анатолий, Пиляев Алексей, Матвеев Олег, Бандуков Дмитрий, Петров Игорь, Болонкин Андрей, Немцев Дмитрий, Ильичев Владимир, Савин Сергей, Саидалиев Курбан, Безуглов Александр, Ларин Олег, Белова Наталья, Гомон Максим, Зиновьев Дмитрий, Харин Дмитрий
  • 15 Июня, 03:46 #

    Уважаемый Олег Витальевич, благодарю за обстоятельное изложение таких нюансов и указания на те ошибки, которые делаются изначально, вследствие чего обвинительный приговор и впоследствие требования в гражданском иске о взмещениях материального и (или) морального вреда.

    +10
  • 15 Июня, 04:56 #

    Уважаемый Олег Витальевич, спасибо за продолжение раскрытия основополагающих принципов работы адвоката в уголовном процессе! (handshake) 
    К сожалению, многие адвокаты идут на поводу у своих подзащитных, увлекаются, и начинают доказывать именно невиновность, отстаивать свою версию событий, и вязнут в потоке документов (часто бессмысленных, но «юрообразных»), создаваемом стороной обвинения. 
    Защищать нужно не «обёртыванием» своего доверителя множеством малоэффективных доводов, а путём «разоружения нападающего» ;)

    +21
    • 15 Июня, 08:34 #

      Уважаемый Иван Николаевич, именно! Развалить нарушениями процессуального права! Когда учился в бурсе, то препод по УПК говорил, типа материальным правом можете махать как вам заблагорассудится а вот уголовный процесс- святое!!!

      +12
      • 15 Июня, 14:20 #

        уголовный процесс- святое!!!Уважаемый Сергей Николаевич, именно так. Юристы, далекие от УПК, об этом не знают, не понимают особость этого закона.

        Неюристы не знают даже о его существовании. Про УК знают, а про УПК не слышали. Между тем у нас УК лежит на дальнем углу стола, а УПК мы из рук не выпускаем. Главный рабочий инструмент

        В действительности все не так, как на самом деле ©

        +6
    • 15 Июня, 15:28 #

      Защищать нужно не «обёртыванием» своего доверителя множеством малоэффективных доводов, а путём «разоружения нападающего»Уважаемый Иван Николаевич, да, хорошее сравнение(Y) Да, на нападающего надо нападать. И, повторюсь, грамотного нападения он боится (знает кошка, чье сало съела).

      +5
  • 15 Июня, 07:41 #

    Уважаемый Олег Витальевич, Ваш материал, является инструкцией не только для адвокатов, но и сможет помочь разобраться доверителям в работе адвоката. Не будет возникать вопрос о проделанной работе, не будет возмущения со стороны членов семьи подзащитного. Часто у доверителя возникает вопрос, за что платят адвокату, если он на досудебном этапе ничего не делал, как думает доверитель. 
    И адвокатам не плохо разбираться в тонкостях обвинения. Спасибо за статью! (handshake)

    +9
    • 15 Июня, 15:40 #

      Уважаемый Игорь Иванович, все эти вопросы, возникающие у доверителя к адвокату — плохой знак. Или адвокат до начала работы (на берегу) не объяснил ее суть, что плохо, или вовсе обманул клиента, что еще хуже.

      Эту статью я действительно написал во многом для своих будущих клиентов. Чтобы они до обращения ко мне знали, что я делаю, а что нет, и почему.

      +6
      • 15 Июня, 23:26 #

        Уважаемый Олег Витальевич, для примера возьму свой случай. Пришли на консультацию. Час объяснял. Сказали, что все понятно. Через неделю, все те же вопросы. Опять час разъяснений. Через месяц, опять двадцать пять, а почему нельзя. При этом есть доверители, которые пришли после прочтения моих статей, и у них не возникает вопросов. Я практикую в Ростове-на-Дону. Есть своя специфика, хотя она везде есть. Но, на Дону, она сильно превалирует. И все, думают, что, если нельзя, но очень хочется, то можно. В ходе одного заседания, мне было высказано замечание, почему я не поставил судью на место. И начали мне рассказывать, как это делать. Потом пояснили, что видели на телевидении, что так адвокат делал.

        +5
        • 16 Июня, 00:03 #

          Уважаемый Игорь Иванович, про телевизор — пять баллов(Y)
          есть доверители, которые пришли после прочтения моих статей, и у них не возникает вопросовСвятая правда. Огромна разница между клиентами с Праворуба и с сарафанного радио. У последних в головах действительно приходится проводить уборку, причем регулярно, поскольку сами они там не убираются.

          И не лучше ли если не отказываться от них сразу, то хотя бы устраивать им вступительный экзамен? Мне скажут, что я с жиру бешусь (разбрасываюсь клиентами). Но я возражу, что эти уборки в головах — большой труд, причем неоплачиваемый, создающий ситуацию, когда наши расходы начинают превышать наши доходы, и тогда возникает вопрос: нам это зачем?

          +6
          • 16 Июня, 00:21 #

            Уважаемый Олег Витальевич, хорошее предложение, про вступительный экзамен!:)  Приму на вооружение! (Y)
            И да, если расходы превышают доход, то тогда зачем это… нарушается баланс...

            +4
    • 15 Июня, 23:19 #

      Уважаемый Игорь Иванович, как то работал по одному резонансному делу. Балахонщик все мои ход-ва тупо отметал но в деле то они остались. Срок дал по максимуму. В апеляшке я все ход-ва продублировал. Опять отлуп но срок уменьшили на 2 (ДВА!) года! Где это видано, что бы апеляшка снизила реальный срок на два года? Меня потом один коллега из молодых пытал: кому и сколько я занёс… Не заносил я!

      +5
      • 15 Июня, 23:33 #

        Уважаемый Сергей Николаевич, ну, это Вы, кому-то другому расскажите!:D … это про занос.. 
        У меня дело было, где наказание до 7 лет. Суд назначил штраф 100 т.р., да ещё и снизил его до 50 т.р., т.к. мой подзащитный отсидел год под домашним арестом. Кто и кому, и за что... :D

        +2
  • 15 Июня, 08:31 #

    Уважаемый Олег Витальевич,

    «Нас готовили к жизни и службе в одно стране, а строить жизнь и судьбу пришлось в совершенно другой. Пришлось делать выбор и срочно искать себя в новой реальности. Кому-то это удалось, кто-то сломался. Судить, насколько удачным был выбор, или осуждать кого-то — бессмысленно" Маркеев

    +6
  • 15 Июня, 08:53 #

    Уважаемый Олег Витальевич, приветствую!(handshake) Вот опять Вы прекрасно изложили всю сущность нашего уголовного судопроизводства. Свои доказательства невиновности (палки) нужно вбивать в уже появившиеся трещины в бетонном здании, тогда их по крайней мере заметно станет.

    +8
    • 15 Июня, 15:43 #

      доказательства невиновности (палки) нужно вбивать в уже появившиеся трещины в бетонном зданииУважаемый Александр Александрович, это называется «вбивать клин» — еще один способ разрушения. Извините, я все о своем:)

      +5
  • 15 Июня, 08:59 #

    Уважаемый Олег Витальевич, спасибо за публикацию, получил огромное удовольствие от прочтения!(handshake)
    Вам удается красиво, доходчиво и образно излагать глубокие принципы  работы  настоящего защитника в стране по названием РФ!

    +10
  • 15 Июня, 11:23 #

    Уважаемый Олег Витальевич, роскошный материал, спасибо! И себе в «Избранное» закину (будет время, перечитаю с удовольствием), и одному своему подзащитному скину ссылочку, для сведения и общего понимания происходящего.

    +7
  • 15 Июня, 11:36 #

    Уважаемый Олег Витальевич, очень познавательная публикация, захватывающая внимание с первых строк! Интересно было узнать о таком взгляде на работу защитника. 
    Если брать во внимание такой подход, часто ли требуется помощь специалистов (экспертов) для поиска процессуальных огрехов ОРД (изъятия материалов баз учёта, например), работы экспертов?

    +6
    • 15 Июня, 16:19 #

      Если брать во внимание такой подход, часто ли требуется помощь специалистовУважаемый Дмитрий Евгеньевич, нечасто. Именно потому что так устроен закон. Он об этом не говорит, но мы-то понимаем, что есть первосортные доказательства, а есть второсортные. Заключение эксперта — первосортное доказательство. Заключение специалиста, полученное защитником — второсортное. Может быть использовано как повод для получения первосортного. 

      Я сейчас для работы в кассации использовал заключение судебно-медицинских специалистов. И только потому, что
       
      1. в выводах суда явная ошибка в части механизма причинения телесного повреждения, причем эта ошибка очевидна и без привлечения специалистов, но я перестраховался (чтоб бумага была с печатями и учеными степенями),

      2. есть детская, примитивная, также очевидная ошибка в проведенной по делу экспертизе (эксперт отказался отвечать на тот самый вопрос о механизме причинения),

      и то не знаю, как суд кассационной инстанции это будет переваривать. В более сложных и неоднозначных случаях вообще не знаю, как заключением специалиста переломить экспертизу. Ну, при наличии совокупности иных доказательств, может быть… В общем, несильное доказательство.

      +4
      • 16 Июня, 11:35 #

        Уважаемый Олег Витальевич, благодарю Вас за содержательный ответ! Согласен с Вами, процессуальная значимость заключения специалиста стремится к нулю, к сожалению. Вернее, к шалашу из палок :(
        И эта проблема стала, на мой взгляд, ещё более актуальной после Распоряжения Правительства РФ от 16.11.2021 № 3214-р о передаче производства некоторых видов судебных экспертиз исключительно государственным экспертным учреждениям.

        +3
        • 16 Июня, 11:56 #

          … а также внесения в том же году изменений в постановление Пленума ВС РФ № 28 от 21.12.2010 «О судебной экспертизе по уголовным делам». Как будто фигуру специалиста из уголовного процесса вытесняют.

          +2
      • 19 Июня, 23:17 #

        Уважаемый Олег Витальевич,

        Заключение специалиста, полученное защитником — второсортное. Может быть использовано как повод для получения первосортного. Согласен с Вами. Но заключение специалиста может быть использовано и не только в этих целях, если присмотреться к нему повнимательнее.

        Планирую выступить по этому поводу осенью в Питере, если руководство допустит. Приедете?

        +2
    • 15 Июня, 18:10 #

      Уважаемый Дмитрий Евгеньевич,
      часто ли требуется помощь специалистов (экспертов) для поиска процессуальных огрехов ОРД (изъятия материалов баз учёта, например), работы экспертов?Если я правильно понял, то вопрос у Вас возник не на пустом месте.
      Искать нарушения ФЗ об ОРД для меня всегда на первом месте, включая нарушения процедурного характера. Но на практике необходимости специальных познаний (кроме правовых) не возникало.
      А вот вопрос Ваш заставил задуматься. Хотя бы над тем, а как эксперт (специалист) может помочь юристу в поиске именно процессуальных (читай — процедурных) нарушений ФЗ об ОРД? Особенно учитывая, что в этом законе именно процессуальных моментов можно пересчесть по пальцам?
      Уверен, что не только меня это интересует ;)

      +2
      • 16 Июня, 11:25 #

        Уважаемый Курбан Саидалиевич, научное сообщество на последних конференциях обращало внимание на проблему криминалистически и процессуально грамотного отбора и хранения материала для экспертного исследования, ведь объекты — это основа исследования. К примеру, специалист (практикующий эксперт, учёный в области криминалистики и теории судебной экспертизы) может разъяснить суду, почему предоставление эксперту полученного в ходе ОРД доступа к серверу с данными, а не готовых, зафиксированных на носителях баз данных может повлиять на оригинальность, неизменность данных на сервере. В итоге встанет вопрос о допустимости исследования такого объекта в принципе.
        Вот с такой позиции я интересовался мнением практикующих юристов, защитников по вопросу привлечения специальных знаний.

        +1
  • 15 Июня, 12:39 #

    Уважаемый Олег Витальевич, очень правильный и важный материал.

    А почему так происходит? Если допустить что любой адвокат в уголовном процессе понимает все то что Вы достаточно доходчиво описали, то выходит адвокат в самом начале работы с клиентом стоит перед выбором, либо долго скрупулезно рушить конструкцию обвинения, либо в суде эффектно вывалить доказательства защиты, получить в приговоре знакомую фразу «суд к показаниям такого-то относится критически», тяжело вздохнув сказать клиенту «ну Вы сами все видели»…

    На мой взгляд здесь можно выделить несколько проблем, они достаточно чувствительные, но смею надеяться ни кого из профессионалов они не обидят, по крайней мере мне бы этого крайне не хотелось.

    1. Деньги- время. Как правило, на период предварительного следствия, до передачи материалов дела в суд, адвокат с клиентом оговаривают вознаграждение. Это вознаграждение не меняется, хоть бы одна 217 была, хоть бы несколько. Получается что адвокат заинтересован в скорейшем передаче дела в суд. Мне кажется подобный подход, не очень стимулирует адвоката к подробному изучению дела. Следующая стадия, следующий гонорар, в суде разберемся.

    2. Что хочет клиент? Вы совершенно верно заметили, что клиент хочет оправдаться. Его потребительские ожидания от услуги именно такие. Он нанимает адвоката именно для этого, доказать невиновность. Быстро, хлестко, как в кино. Хочет ли адвокат с этим спорить, хочет ли на самом начальном этапе сотрудничества с клиентом переубеждать клиента в том что это низкоэффективная стратегия или проще идти у клиента на поводу? Думаю второе. То есть сама услуга, глазами клиента, она построена на переубеждении участников уголовного преследования.

    +6
    • 15 Июня, 16:30 #

      Уважаемый Дмитрий Владимирович, все так. По пунктам:

      1. Это называется «деньги получил = дело выиграл»:)

      2. Любопытное наблюдение:
      услуга, глазами клиента, она построена на переубеждении участников уголовного преследованияПлохо, когда естественная реакция = неправильная реакция. Это как выведение машины из заноса: естественная реакция отпустить педаль газа на заднем приводе будет правильной, на переднем — наоборот.

      +4
    • 15 Июня, 17:24 #

      Уважаемый Дмитрий Владимирович! 
      ↓ Читать полностью ↓

      1. вознаграждение не меняется, хоть бы одна 217 была, хоть бы несколько. Получается что адвокат заинтересован в скорейшем передаче дела в суд. Мне кажется подобный подход, не очень стимулирует адвоката к подробному изучению дела. Следующая стадия, следующий гонорар, в суде разберемся.

      2. Что хочет клиент? Вы совершенно верно заметили, что клиент хочет оправдаться. Его потребительские ожидания от услуги именно такие. Он нанимает адвоката именно для этого, доказать невиновность. Быстро, хлестко, как в кино. Хочет ли адвокат с этим спорить, хочет ли на самом начальном этапе сотрудничества с клиентом переубеждать клиента в том что это низкоэффективная стратегия или проще идти у клиента на поводу? Думаю второе. То есть сама услуга, глазами клиента, она построена на переубеждении участников уголовного преследования.
      1. Если соглашение об оказании юридической помощи ограничить именно таким подходом и содержанием, то да, о юридической защите в данном случае говорить не приходится.
      Но на формулу 
      хоть бы одна 217 была, хоть бы нескольколично я никогда не соглашусь. У многих доверителей нет возможности предварительно оплачивать всю сумму гонорара, а адвокат по практике прогнозирует длительность выполнения поручения, предполагающего активное участие защитника в производстве по делу на всём протяжении досудебного производства, и адвокат с доверителем могут договориться о ежемесячной оплате оказываемой помощи. Есть множество других вариантов, единый подход для всякой ситуации придумать невозможно.
      Например, дело о преступном сообществе с десятками участников и эпизодов. Подзащитный находится под стражей. Доверитель решил обратиться за помощью буквально перед 217-ой. Это не редкая ситуация и многие доверители, в т.ч. подзащитные, уверены, что таким образом они существенно сэкономили, отказавшись от помощи адвоката в течение годичного или более длительного срока предварительного следствия. Но я никогда не соглашусь за жалкий полтинник читать несколько сот томов уголовного дела и после этого строить позицию защиты, выковыривать нарушения, пытаться добиваться возврата дела следователю и новой стадии с 217-й.
      Каждая ситуация требует индивидуального подхода и предварительного обсуждения и прогнозирования длительности предстоящей работы. Единственное общее, что могу подчеркнуть, это то, что на стадии завершения досудебного производства (а лучше, если раньше) уже нужно прогнозировать  необходимость защиты в судебной стадии. Без такого подхода обращаться к адвокату за помощью бессмысленно, поскольку адвокат не будет ждать повторного обращения данного доверителя к нему за помощью в судебной стадии, а если обращаться к новому адвокату, то для последнего выполнение поручения будет существенно усложнено. Хотя бы тем, что он должен сам ознакомиться с делом и выработать предложения о дальнейшей позиции защиты.

      2. Если адвокат изначально смирится с позицией доверителя и выберет для себя именно роль «переубедителя», то день такого выбора следует считать последним днём юридической помощи, поскольку адвокат уже выбрал для себя второстепенную, зависимую роль. Между тем профессионалом в сфере юридической защиты является именно он, а не доверитель, и от него, в первую очередь, зависит качество и эффективность защиты. Именно ему предстоит выработать предложения на этапе формирования позиции защиты, а доверителю решать, согласен он с такими предложениями или нет. В противном случае, лично я позволю себе усомниться в том, что доверителю нужна именно помощь адвоката.

      +3
      • 15 Июня, 19:52 #

        Уважаемый Курбан Саидалиевич, по пунктам, хорошо что их всего два)

        1. Вы безусловно правы, вариантов определения вознаграждения масса, ровно как и способов расчета. Я лишь оттолкнулся от максимально упрощенного подхода, досудебная стадия и судебная. Как мне представляется, клиент в момент выбора защитника отталкивается от именно этих стадий, что бы оценить «по карману ли ему банкет».
        2. В этом пункте я попытался сформулировать потребительские ожидания клиента. Он рассчитывает оправдаться, переубедить участников процесса в их неверной интерпретации событий и (или) его роли в этих событиях. Иными словами спорить «по сути». Профессиональный же защитник понимает, что кроме спора по сути (опровергнем сейчас это все и еще свидетелей в суд приведем) есть еще спор по форме (законность полученных доказательств) и что возможно более эффективно, по причине того что базируется на  кодексе. Таким образом, адвокат понимает что у него две задачи, спорить по сути, что отражает ожидания клиента и спорить по форме, о которой клиент зачастую даже не догадывается. Будет ли брать адвокат на себя просветительскую функцию и на этапе определения позиции защиты, разъяснять клиенту (ломать потребительские ожидания), что в первую очередь нужно спорить по форме, а уже затем по сути, если потребуется. Ведь, как мне кажется, в этом один из месседжей, который хотел донести Олег Витальевич.

        +2
        • 16 Июня, 02:37 #

          Уважаемый Дмитрий Владимирович!
          ↓ Читать полностью ↓
          1. Вряд ли получится упростить (надеюсь, многие коллеги согласны с этим). Причина та же — каждое дело особенное.
          Например, дела о наркозакладчиках. В Москве они возбуждаются ежегодно тысячами. Наверняка думаете, что подавляющую их часть можно считать типовыми. Но уверяю, это не так. Даже оперативно-следственная практика в разных территориальных органах внутренних дел порой разительно отличается. В частности, одни недотёпы ловят закладчика, после чего устремляются по его следам и составляют протоколы осмотра мест происшествий по каждой выявленной закладке. И лишь после этого регистрируют сообщения о преступлениях в виде рапортов. 
          Имели место случаи, когда куцо-грубо оформляли всё это в рамках ОРД, затем составляли рапорт о выявлении преступлении… и всё! То есть, без постановления о представлении следователю ему направлялись материалы и тот возбуждал.
          Встречаются и другие варианты подходов к документированию преступления. С точки зрения закона безупречных я ещё не видел. И это только на начальной стадии и только по делам о сбыте наркотиков, только по закладкам.
          Весьма приблизительно можно высказаться лишь о сроках расследования таких дел — в среднем 7-8 месяцев. По другим делам даже это невозможно.
          А доверителю, чтобы оценить, сможет ли он нести бремя оплаты помощи адвоката, нужно не строить свои догадки, а договориться с адвокатом о встрече и задать ему все свои вопросы, в т.ч. о вознаграждении адвоката, и лишь после этого решать, нужна ли ему помощь именно этого адвоката и сможет ли он (доверитель) оплатить его помощь.2. Уважаемый Дмитрий Владимирович, адвокат, на мой взгляд, обязан ломать потребительские ожидания доверителя, чтобы он понял, что спор по сути (о доказанности признаков преступления, его совершения подзащитным, о виновности последнего, о квалификации его деяния и т.д.) допустим тогда, когда стороны готовы к такому спору. Как правило, это возможно после ознакомления с материалами дела в досудебном производстве (спор не между равными, ибо последнее слово за следователем (дознавателем) и прокурором) и после исследования доказательств в судебной стадии (спор между условно равными, а последнее слово за судом). 
          До этих двух моментов в соответствующих стадиях споры по указанным вопросам в целом бесполезны. Исключениями могут быть редкие случаи, например, явно незаконного возбуждения уголовного дела, когда действия лица, указанные в постановлении о возбуждении дела не содержат состава преступления и т.д.
          Если начать такие споры раньше, то они очень быстро закончатся и явно не в пользу защиты.
          Считаю, что это нужно доводить до доверителя до принятия поручения на защиту и заключения соглашения. И если это просветительство, значит, адвокат выполняет ещё одну социально-полезную функцию.

          +2
          • 16 Июня, 10:53 #

            Уважаемый Курбан Саидалиевич, по первому пункту, я не сторонник усложнений, особенно на рынках оказания услуг. Адвокат — это ремесленник, его экспертность должна стоить понятных клиенту денег, либо в единицу времени, либо за  услугу целиком. Погружение клиента в детали или составление сметы с оплатой за то или иное следственное мероприятие (вдруг у клиента денег не будет) превращает адвоката в консультанта по праву, не более того. А клиент  думает что его «грузят и кошмарят». Да и в подобном подходе, все всё время про деньги думают, что не на пользу предмету сотрудничества. Возможно я не верно понимаю, но по-моему адвокат работает с последствиями совершенного(ых) не им действия(ий) и с момента заключения соглашения, дело клиента становится его делом. Иными словами, вот такие деньги, вот что я буду делать, вы мне не должны мешать, а делать так как я скажу, вот моя ответственность, вот такие возможны результаты. 
            По второму вопросу, по сути до 217 споров то и нет,  за исключением того что вы подметили. Я упираю лишь на то что возможно страх потери клиента, заставляет адвоката потакать неверным стереотипам сложившимся в голове клиента после просмотра многочисленных ток шоу. Я тоже считаю что потребительские ожидания нужно корректировать, не бояться говорить слово нет.

            +1
            • 16 Июня, 11:16 #

              Уважаемый Дмитрий Владимирович,возможно страх потери клиента, заставляет адвоката потакать неверным стереотипам сложившимся в голове клиентаНикак нет, ибо адвокат в этом случае теряет самое дорогое для него — независимость.

              +1
      • 16 Июня, 08:39 #

        Уважаемый Курбан Саидалиевич, согласен. Ефремоф Миша из-за чего срок получил? Мне в начале 90-х (кажется еще до развала Союза) довелось с ним в компаниях друзей пересекаться, характер у него (по моему мнению) еще в те времена был не очень… Говорил с некоторыми коллегами по этому поводу. С их слов он хотел ПОЛНОГО оправдания. Никто из здравомыслящих адвокатов не согласился, хотя деньги предлагал ооочень хорошие, но за оправдашник и гарантии. Ну вот и получил. Я всё таки думал (когда произошло ДТП и он каяться начал), что условно будет или максимум посёлок года на два-три. Деньги у него есть и можно было правильную тактику разработать и решить вопрос с условкой. Вот так он сам себя и посадил

        +3
        • 16 Июня, 11:24 #

          Уважаемый Сергей Николаевич, не поверите, вот буквально в прошлом месяце расторгся. Человеку не понравилось, что подзащитный ушёл по 91-ой и 108-ой. Уверен, что он найдёт то, что ищет, поэтому пусть будет скатертью дорога ;)

          +2
    • 17 Июня, 12:09 #

      Уважаемый Дмитрий Владимирович, деньги — время. У меня прошло 33 судебных заседаний по делу средней тяжести. За какое доказательство не возьмётся государственный обвинитель, всё превращается в прах. Поэтапно заявляю ходатайства об исключении очередных доказательств, суд отклоняет в связи с их несвоевременностью и необоснованностью. Предложил прокурору выделить материалы в отношении оперативника, сфальсифицировавшего доказательство. Судья до сих пор не удалилась в совещательную комнату из-за процессуальных нарушений, допущенных в ходе доследственной проверки и предварительного следствия.
      Появилась возможность переквалификации на небольшую тяжесть и прекратить сроками. Хочется оправдания, но подзащитная устала. Решать ей. 
      Уверен, прокуратура перекрестится локтём, но именно прокурор подписывал обвинительное с сомнительными доказательствами, его помощники теперь и отдуваются.

      +3
  • 15 Июня, 13:21 #

    «Суп надо есть ложкой, а спагетти вилкой».
    ↓ Читать полностью ↓
    Полностью согласен с озвученной автором сего произведения мыслью.

    На эту тему есть замечательный детский стишок
    Как-то раз щенок Антошка рыбу ел столовой ложкой,
    Вилкой суп пытался кушать, не хотел советов слушать.
    Так ребята не годится, всем пора-бы научиться,
    кушать вилкой, кушать ложкой, а не делать как Антошка.

    Как-то на периодических курсах повышения квалификации преподаватель психолог, спросила присутствующих адвокатов, о том, что действительно ли им приходится сталкиваться с  фактами затрудняющими им осуществлять защиту в уголовном процессе,
    и как они на это реагируют, и что им помогает не «выгореть на работе».

    Сразу же многие стали говорить, о том, что довольно часто ходатайства адвокатов не удовлетворяются, как говориться как об стену горох, в отличие от ходатайств стороны обвинения, позиция защиты проверяется по микроскопом, и даже при наличии  100% доказательств алиби клиента, суд всячески пытается помочь стороне обвинения.

    Мой ответ был краток, от того что правила  действий участников процесса прописанные в УПК не работают нет ничего сверхъестественного. Вы знаете по каким «другим (не прописанным)» правилам работает «уголовно-процессуальная система» в которой вы находитесь и осуществляете защиту, у тут два варианта: либо находишь способы и приемы «контрправил», либо не даешь работать этим «другим (не прописанным)» правилам.

    «не боится сторона обвинения жалких попыток защиты доказать невиновность. Она боится, что найдут ошибки и нарушения в ее работе — «ревизора» она боится»

    А вот тут хочется дополнить, так ведь и судья не боится вынести приговор, больше всего судья переживает, что в вышестоящих инстанциях будут найдены ошибки.

    Да возможно, решение вынести оправдательный приговор дается сложнее, опять же,  в силу всем нам известных фактов, но если приговор «грамотный», объективный, пусть хоть 33 раза проверяют.

    Поэтому грамотность и профессиональный опыт лица принимающего итоговое процессуальное решение, главный залог успеха.

    +8
  • 15 Июня, 20:30 #

    Уважаемый Олег Витальевич, с удовольствием прочитал Вашу статью и для себя отметил, что и в делах по КоАП, тоже самое, доказывать невиновность бессмысленно, поэтому я строю защиту на поиске процессуальных «косяков», а если их нет, то ставлю суд или должностное лицо в такие условия, чтобы они практически гарантированно, появились и это работает!

    +4
  • 15 Июня, 23:04 #

    Уважаемый Олег Витальевич, спасибо за публикацию! Согласен с Вами на 100%. Да, такой подход отнимает много времени. Заявляя в судебном заседании обоснованные ходатайства о признании доказательств недопустимыми, суд в большинстве случаев формально отказывает. Но при этом понимает, что ходатайства обоснованные, и лучше, чтобы дело не перепроверяли в апелляции. В этом случае ходатайства о доказательствах полученных с нарушением закона становятся как минимум миной замедленного действия для апелляции, ну а как максимум, будет предметом компромисса, при вынесении более мягкого приговора.

    +5
  • 15 Июня, 23:25 #

    Уважаемый Олег Витальевич, отличное руководство к действиям для адвокатов — защитников по уголовным делам. Для клиентов — доверителей, по — моему, материал сложноват…

    +4
    • 16 Июня, 00:14 #

      Для клиентов — доверителей, по — моему, материал сложноват…Уважаемый Евгений Федорович, сложноват. Для большинства. Но оно (большинство) кухней и не интересуется, что вполне понятно. А есть еще неугомонное меньшинство, которое не хочет быть статистом в непонятных адвокатских экзерсисах. Вот для него (меньшинства) — пожалуйста, пусть и в общих словах, но достаточно полная картина происходящего:)

      +6
  • 16 Июня, 11:20 #

    Уважаемый Олег Витальевич, весьма полезно(Y) Прочитал. Вдохновился. Благодарю за труд. Шалашик и монолитно-каркасное фундаментальное здание… Хорошая аналогия. Шалашик хоть и экологически чистое созидание, но смысла строит его нет.  Мы приложим все усилия «попить кровушки» строителям монолитно-каркасного сооружения. А есть ли разрешение на строительство? А соответствует ли сооружение  СНИПам, ГОСТам, СанПинам? А соблюдены ли параметры отступления от ближайших жилых сооружений и т.д. Логика ваша понятна, ясна и полностью с ней соглашусь.

    +4
  • 17 Июня, 10:34 #

    Уважаемый Олег Витальевич, отличная статья. Сам уже давно работаю по такому же принципу. Правда сейчас становится все труднее доказать существенность процессуальных нарушений. Судьи прямо говорят, что на процессуальные нарушения следствия закроют глаза. У меня по делу начальник СО «забыл» подписать постановление о возобновлении следствия и установления срока. В этот период проводилось задержание, избрание меры пресечения. Районный суд вернул дело прокурору. Апелляция отменила это постановление.  Будем обжаловать в кассацию.

    +2
    • 17 Июня, 13:52 #

      Уважаемый Андрей Владимирович, спасибо за понимание(handshake) Унывать здесь совсем ни к чему. Вы опытный адвокат и знаете, что судьи и прочие правоприменители часто пытаются, что называется, «брать на понт» (я здесь власть, делаю, что хочу, и никто мне не указ). Вы знаете, что это не так — врут они сознательно. Пусть молодежь на это вранье ведется, а нам не к лицу, потому что знаем, что не власть они, а мелкие клерки, над которыми стоит начальство, из кабинетов которого они на карачках выползают, после чего еще долго заикаются. 

      На мой взгляд, правильная картина мира для адвоката — видеть, что ему противостоит не этот клерк, а вся система целиком сверху донизу. И она этого мелкого клерка пережует и выплюнет, не задумываясь. И до нее вполне можно достучаться, и сидящий конкретно сейчас перед нами клерк это должен чувствовать. Шкурой. Как сказал мне однажды клиент про судью, к которой мы попали: «Она Вас должна бояться». Не новость, вроде, но как сформулировано! Она не испугалась, и это стало ее очередной глупостью, плохо для нее закончившейся.

      +4
  • 20 Июня, 23:09 #

    Уважаемый Олег Витальевич, спасибо за вашу статью, которая заставляет думать. Плюс то я сразу поставил, как прочитал, а комментарий отложил и протянул.

    +3
    • 20 Июня, 23:28 #

      Уважаемый Анатолий Васильевич, спасибо, что читаете. Вовсе не был уверен в полезности этой статьи для коллег. Часто думаю, а нужно ли это кому-то? Знаю, что нужны лайфхаки — быстрое и легкое решение проблемы здесь и сейчас. Формирование подхода к работе, хуже того — пересмотр привычного подхода на непривычный — это тяжелый труд и, как принято сейчас говорить, выход из зоны комфорта. А не лучше ли послать этого Матвеева куда подальше? К этому готов, но некоторые вещи опубликовать считаю необходимым даже под угрозой летящих помидоров:)

      +3
      • 21 Июня, 10:19 #

        Уважаемый Олег Витальевич, это вы зря. Вашу статью прочитали 351 специалист и 77 согласились с вашими доводами и выводами!

        Кто стремится, кто ищет и хочет быть на высоте, тот не пропустит такие статьи. Им это полезно и важно, хотя бы отчасти, хоть в чем-то.

        Сегодня, когда практически перестал существовать прокурорский надзор по уголовным делам, грамотная и наступательная адвокатская защита должна расти и расти, «занимая опустевшую нишу».

        Другого не дано. Иначе обвинительный перекос в правосудии не уменьшится.

        +1
      • 21 Июня, 11:44 #

        Уважаемый Олег Витальевич, прошу прощения что врываюсь), но я лично уверен в том что стандарты в профессии необходимо не только формировать, но и актуализировать. В противном случае мы все будем находится в состоянии «невозможности победить болезнь». При этом, Вы совершенно верно делаете, делясь подобными рецептами, по двум причинам: Потенциальный клиент, не будет задавать большинство вопросов из серии «а почему так долго?», «а давайте мы им объясним, они просто не понимают» и так далее. Коллега при этом сможет увидеть, пусть и более тернистый, но возможно более эффективный путь, который, в силу его сложности, не часто используется, а для некоторых возможно и не существует.
        Вы довольно красочно объясняете тот факт что участники уголовного преследования, будь то оперативник, следователь, прокурор или суд, двигают уголовное дело в рамках  инквизиционной системы,  системы, которая не любит возвратов на предыдущий рубеж, ведь все участники этой системы мотивированы только на движение вперед, на спринтерское движение вперед. Указываете на что что это остановить можно только сбив скорость и указав на ошибки допущенные следователем впопыхах. Играя, в том числе, на страхе участников этой системы, что «мяч» в момент обнаружения нарушений, будет на их «поле», взывая к базовым инстинктам самосохранения, которые крайне обострены у каждого участника силового блока. Показываете то, что несмотря на то что система не различает лиц обвиняемых и молотит без остановки, есть способы заставить ее притормозить, оставить как минимум без «легкой палки», а как максимум развернуть все на исходную. По мне так это большое дело.

        +1

    Да 79 79

    Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

    Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

    Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

    Рейтинг публикации: «Доказать невиновность или не дать доказать виновность?» 5 звезд из 5 на основе 79 оценок.
    Адвокат Гречанюк Василий Герольдович
    Владивосток, Россия
    +7 (914) 342-9220
    компетенции: трейдинг, инвестиции, страхование, налоги, юридические лица, долги, ответственность, комбинации.
    Консультации, дела.
    Действую с интересом, спокойно и тщательно, очно и дистанционно.
    https://urmanwin.pravorub.ru/ Стать VIP
    Юрист Фищук Ольга Сергеевна
    Краснодар, Россия
    +7 (999) 637-2795
    Арбитражный (финансовый) управляющий. Честное банкротство физических и юридических лиц в любом регионе РФ. Специальные условия в рамках профессионального сообщества юристов и адвокатов "Праворуб"
    https://fedresurs.pravorub.ru/ Стать VIP
    Адвокат Морохин Иван Николаевич
    Кемерово, Россия
    +7 (923) 538-8302
    Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
    Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
    https://morokhin.pravorub.ru/ Стать VIP
    Адвокат Мамонтов Алексей Вячеславович
    Воронеж, Россия
    +7 (919) 184-9057
    Специализация: споры о собственности, об обязательствах, банкротство, интеллектуальная собственность, защита по уголовным делам в сфере экономики, коррупционные и должностные преступления
    https://taimyr68.pravorub.ru/ Стать VIP

    Похожие публикации