В продолжение серии публикаций на отдельные темы, связанные с банкротством, я хочу остановиться на вопросах субсидиарной ответственности главного бухгалтера. Как всем известно, сейчас, исходя из фискальных соображений, в сферу споров о субсидиарной ответственности попадают и бухгалтеры, и аудиторы, и юристы. Для защиты от привлечения к субсидиарной ответственности бухгалтера важно понимать, в каких случаях суды считают, что основания для её наступления имеются. 

Правовое основание субсидиарной ответственности главного бухгалтера В силу ч.1 и ч.2 ст. 61.10 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» при определенных обстоятельствах главный бухгалтер может быть отнесен к контролирующим должника лицам.

Кроме того, даже если бухгалтер не признан контролирующим лицом, тем не менее, в силу разъяснений, содержащихся в п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017  N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» (ППВС № 53), лица, не признанные контролирующими должника, на которых возложена обязанность по ведению и хранению соответствующей документации (например, главный бухгалтер), несут солидарно с бывшим руководителем субсидиарную ответственность за доведение до банкротства как соучастники, если будет доказано, что они по указанию бывшего руководителя или совместно с ним совершили действия, приведшие к уничтожению документации, ее сокрытию или к искажению содержащихся в ней сведений.

Таким образом, во втором случае бухгалтер несет ответственность, как лицо причинившее вред кредиторам совместно с контролирующим лицом, т.е. здесь фактически работает ст. 1080 ГК РФ, а мы помним, что субсидиарная ответственность является деликтной.

Бухгалтеру всегда стоит помнить, что он находится в зоне риска при банкротстве должника, так как КУ все чаще пытаются привлечь их к субсидиарной ответственности и при определенных обстоятельствах это им удается сделать. Поэтому посмотрим, в каких случаях суды привлекают бухгалтера к субсидиарной ответственности, а когда отказывают в удовлетворении требований КУ.

Когда суды привлекают главного бухгалтера к субсидиарной ответственности?

Искажение главным бухгалтером информации в документах бухгалтерского учета и отчетности является основанием субсидиарной ответственности.

Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 24.10.2019 N Ф08-9528/2019 по делу N А63-577/2015 

В рамках данного дела было установлено, что бухгалтерская отчетность должника за период 2012-2015 годы не подтверждена аудиторским заключением, имеет существенные расхождения с бухгалтерским учетом, система внутреннего контроля не регламентирована, аудит бухгалтерской отчетности и инвентаризация имущества должника перед составлением годовой бухгалтерской отчетности не проводились, что свидетельствует о том, что Феофановой Е.Г. была искажена информация в документах бухгалтерского учета и отчетности в соучастии с поочередно сменяющими друг друга директорами должника Даниловым В.В., Лойторенко В.Л., Даниловым Р.В., Некрасовым С.Ф., Горяиновым С.Н., повлекших существенное затруднение проведения процедур банкротства.

Также было установлено, что в бухгалтерском учете не отражалась дебиторская задолженность, что первичные учетные документы, необходимые и достаточные для отражения сведений о ряде хозяйственных операций в регистрах бухгалтерского учета отсутствуют.

В итоге суды пришли к выводу, что отсутствие в регистрах бухгалтерского учета сведений о работах, выполненных должником, но не нашедших отражения в бухгалтерском учете, повлекли невозможность выявления всего круга лиц, контролирующих должника, его основных контрагентов.

В постановлении суда округа говорится:

При таких обстоятельства, суды приняв во внимание, что сведения бухгалтерского учета и отчетности не содержат информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, имеют искажения, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе не обеспечено формирование и реализация конкурсной массы, сохранность первичных учетных документов, не приняты меры по восстановлению документов бухгалтерского учета, не обеспечено ведение ежегодного аудита; кроме того, Феофановой Е.Г совместно с руководителями должника совершены действия, приведшие к уничтожению документации, ее сокрытию или к искажению содержащихся в ней сведений, правомерно указали на наличие оснований для привлечения Феофановой Е.Г. к субсидиарной ответственности по основанию, предусмотренному статьей 10 Закона о банкротстве. Осведомленность главного бухгалтера банка, являющегося членом кредитного комитета о том, что кредиты являются «техническими», и не сообщение данной информации независимым членам кредитного комитета и акционерам является основанием СО 

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 02.12.2019 N Ф05-19214/2017 по делу N А40-109569/2014
Суды установили, что договоры, на основании которых выдавались кредиты, были подписаны Ревзоном Д.А. и главным бухгалтером и членом правления Банка — Доронкиной Т.В., которая также являлась членом кредитного комитета.

Суды указали, что кредитные договоры, подписанные Доронкиной Т.В., содержали все условия выдачи Банком денежных средств, в том числе условия о предоставляемом обеспечении, при этом учли, что в уголовном деле было установлено, что Доронкина Т.В. знала о безвозвратности выдаваемых «технических кредитов», однако к ее мнению не прислушивались.

Вместе с тем, судами было принято во внимание, что каких-либо действий, направленных на воспрепятствование выдаче «технических кредитов», в частности, путем обращения к независимым членам кредитного комитета Банка, его акционерам, Доронкиной Т.В. предпринято не было, в связи с чем не нашли оснований для освобождения ее от субсидиарной ответственности.

Как мы видим, здесь главного бухгалтера кредитной организации привлекли к субсидиарке только потому, что им не были предприняты меры по информированию акционеров банка и независимых членов кредитного комитета о том, что кредиты фактически безвозвратные. Кроме того, главбух  подписывала кредитные договоры.

На мой взгляд, в этом деле не было установлено, что главбух являлся КДЛ, но, тем не менее, так как природа субсидиарной ответственности является деликтной, то деятельность главного бухгалтера вписывается в ст. 1080 ГК РФ, как лица совершившего деликт совместно с КДЛ. Это веяния современной судебной практики по СО, когда привлекают к СО и лиц, которые формально не могут быть названы КДЛ, но фактически причиняют вред кредиторам совместно, зная, что их действия идут во вред кредиторам.

Приведу еще один пример привлечения к субсидиарной ответственности. 

Действия главного бухгалтера по сокрытию от участников должника информации о представлении ими заведомо ложных сведений в налоговых декларациях, приведших к существенному занижению сумм налогов и начислению штрафа и пени, привели к доначислению должнику существенной недоимки, что явилось причиной банкротства должника

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.07.2019 N Ф05-11711/2019 по делу N А40-161770/2014
Являясь ответственным за ведение бухгалтерского и налогового учета в Обществе, Цыбин В.А. включал в налоговые и бухгалтерские регистры заведомо недостоверную информацию, на основании которой им составлялись налоговые декларация для представления в налоговый орган. Таким образом, Цыбин В.А. осознанно ежеквартально отражал в налоговом учете Общества операции по вышеуказанным контрагентам, составлял недостоверную отчетность и сообщал об этом Рыжкову А.Я., вместе с Рыжковым А.Я. подписывал бухгалтерскую отчетность. Действия Цыбина В.А. и Рыжкова А.Я. были согласованны и направлены на реализацию общего намерения — причинение ущерба бюджетной системе РФ.

Цыбин В.А. и Рыжков А.Я. совместно осуществляли перечисление денежных средств Общества на расчетные счета вышеуказанных контрагентов.

В Определении Верховного Суда РФ от 27.11.2019 N 305-ЭС19-21244 по данному делу, которым было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании СКЭС ВС РФ, указывалось, что должность главного бухгалтера сама по себе не презюмирует наличие контроля над должником, что однако не исключает возможность применения положений статьи 1080 Гражданского кодекса Российской Федерации о соучастии в гражданско-правовом нарушении совместно с контролирующими лицами.

Таким образом, когда суды устанавливают, что действия бухгалтера были умышленными и они состоят в причинной связи с банкротством должника, и бухгалтер понимал, что такими действиями причиняется вред кредиторам или бюджетной системе, то субсидиарка здесь вполне вероятна, даже если установлено, что бухгалтер не был КДЛ.
Когда суды отказывают в привлечении бухгалтера к субсидиарной ответственности 

 Как правило, суды приходят к выводу, что главный бухгалтер не является контролирующим должник лицом. В таком случае они, естественно, отказывают в привлечении бухгалтера к СО, но с учетом того, о чем говорилось выше. Приведу примеры. 

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.02.2020 N Ф05-5092/2017 по делу N А41-34395/2016
Суд апелляционной инстанции пришел к правомерному выводу о том, что применительно к настоящему обособленному спору, и действовавшим в спорный период нормам права — Четверикова Е.И. не отвечает критериям контролирующего должника лица, а значит не может быть привлечена к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 10.12.2018 N 08АП-10922/2018 по делу N А46-6454/2015
В отношении требования о привлечении бухгалтера Кожемякиной Веры Ивановны к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, апелляционный суд поддерживает вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения заявления с учетом следующего.

Осуществление фактического контроля над должником возможно вне зависимости от наличия (отсутствия) формально-юридических признаков аффилированности (через родство или свойство с лицами, входящими в состав органов должника, прямое или опосредованное участие в капитале либо в управлении и т.п.). Суд устанавливает степень вовлеченности лица, привлекаемого к субсидиарной ответственности, в процесс управления должником, проверяя, насколько значительным было его влияние на принятие существенных деловых решений относительно деятельности должника.

В данном случае заявителями не доказано, что Кожемякина В.И. имела фактический контроль над должником, была вовлечена в процесс управления, совершения сделок должника. У суда апелляционной инстанции отсутствуют основания считать, что Кожемякина В.И., являясь наемным работником должника, могла самостоятельно принимать те или иные решения относительно совершаемых должником сделок и их оформления и целенаправленно (единолично либо совместно с Маренко С.А.) совершала действия, повлекшие объективное банкротство ООО «СП „МК-С“.

Также суд апелляционной инстанции не считает доказанным то обстоятельство, что полное погашение требований кредиторов невозможно вследствие действий и (или) бездействия Кожемякиной В.И. Как указывалось выше, конкурсным управляющим и конкурсным кредитором не представлено доказательств отсутствия документов бухгалтерского учета или отсутствия в них информации об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, либо искажения указанной информации, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы, то есть не представлено доказательств, позволяющих констатировать наличие оснований для привлечения главного бухгалтера к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Некоторые суды ошибочно полагают, что на бухгалтере лежит обязанность по передаче документов должника конкурсному управляющему, но на самом деле согласно ст. 126 ФЗ „О несостоятельности (банкротстве)“  такая обязанность, естественно, лежит на руководителя должника. Соответственно, привлечение бухгалтера к СО по данному основанию неправомерно (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.10.2018 N Ф04-2681/2016 по делу N А03-16481/2014).

Если главный бухгалтер банка не был вовлечен в принятие решений по выдаче кредитов, то он не может быть привлечен к СО за то, что не препятствовал заключению таких договоров, зная о заведомом невозврате кредита. Так, по одному из дел КУ пытался привлечь к СО главного бухгалтера банка по этому основанию. Но суды не согласились с ним. В Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 01.06.2020 N Ф05-23820/2018 по делу N А40-151891/2014 находим:

… конкурсным управляющим должника не представлено доказательств извлечения Чеховских Л.В. выгоды из совершенных сделок, впоследствии признанных недействительными. Как не представлено и доказательств, которые бы свидетельствовали о том, что Чеховских Л.В. имела более широкие полномочия, чем предполагают функции главного бухгалтера, а именно, имела возможность определять условия заключаемых сделок, давать указания об их заключении.

Само по себе получение Чеховских Л.В. премии в размере 4 176 000 руб., как правильно указали суды первой и апелляционной инстанции, не дает достаточных оснований для возложения на нее субсидиарной ответственности перед всеми кредиторами Банка в размере 605 569 663, 68 руб. В связи с этим основания для привлечения Чеховских Л.В. к субсидиарной ответственности отсутствуют.

Судами установлено, что отвечая за ведение бухгалтерского учета в банке, Чеховских Л.В. тем не менее не была вовлечена в принятие решений, в том числе связанных с выдачей кредитов. Напротив, как установили суды, такие решения принимал Рудин Е.А., исполняя обязанности председателя правления банка в период с 21.03.2014 до даты отзыва у Банка лицензии.

Таким образом, если главбух не участвовал в схемах вывода активов или в совершении должником налоговых правонарушений,  прикрывая это искажением бухгалтерского учета и т.п., что привело к последующему банкротству должника, то у него хорошие шансы не быт привлеченным к СО. 

 

Автор публикации

Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович
Санкт-Петербург, Россия
Представление интересов в арбитражных судах и СОЮ. Обособленные споры в банкротстве. Споры о включении требований в реестр. Защита от субсидиарной ответственности и оспаривания сделок.

Да 35 35

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Шелестюков Роман, Климушкин Владислав, Мамонтов Алексей, Изосимов Станислав, Гурьев Вадим, Анкудинов Дмитрий, Бондина Ирина
  • 20 Сентября, 13:59 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, в который раз убеждаюсь, что сейчас управляющим лицам и лицам ответственным за ведение учёта, а также ответственным за оформление документации (юристам) фактически навязывается необходимость иметь контрольные копии практически всей документации организации, т.к. иначе не доказать свою непричастность. Это явление заметил ещё в 1998-ом году на примере дела, в котором привлекли к уголовной ответственности главного бухгалтера одной коммерческой организации, она имела несчастье уволиться, но её вызвали, якобы: «Сдать текущую отчётность, потому, что пока нового бухгалтера не приняли», — тут их и «повязали» оперативники БЭП. Доказывать что-то было крайне трудно, так как с документами явно поработали в тот период, пока бухгалтера не было на работе. Подобное после наблюдал неоднократно и не только в отношении главного бухгалтера. Хроническим стало привлечение к уголовной ответственности тех же матотверственных лиц, например, увольняется человек с работы, а ему, спустя непродолжительное время, выкатывают все подотчётные суммы, якобы он по ним не отчитался. И бесполезно доказывать, что были закупки, был авансовый отчёт, в бухгалтерских документах их нет и говорят, что «никогда не было». 
    Что-то надо с этим делать, но вот что?

    +8
  • 20 Сентября, 14:23 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, в избранное (Y)

    +3
  • 20 Сентября, 14:43 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, посмотрел ещё раз 
    ↓ Читать полностью ↓
    Федеральный закон «О бухгалтерском учете» от 06.12.2011 N 402-ФЗ и обнаружил некоторую нестыковку:
    Судя по приведённой Вами судебной практике суды вменяют субсидиарную ответственность гавбуху: — за искажение налоговой отчётности, которая не совпадает с текущим бухгалтерским учётом; — за отсутствие документов бухгалтерского учёта; — за контроль над действиями должника, когда бухгалтер выступает как руководитель.
    Однако Закон «О бухгалтерском учёте» содержит запреты несколько иного рода, это:
    Каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом. Не допускается принятие к бухгалтерскому учету документов, которыми оформляются не имевшие места факты хозяйственной жизни, в том числе лежащие в основе мнимых и притворных сделок. (ч.1 ст.9 Закона);То есть, суды, видимо, не оценивают наличие необоснованных первичных документов. Это странно, так как получается, что можно таким путём избежать субсидиарной ответственности.
    Не допускаются пропуски или изъятия при регистрации объектов бухгалтерского учета в регистрах бухгалтерского учета, регистрация мнимых и притворных объектов бухгалтерского учета в регистрах бухгалтерского учета. Для целей настоящего Федерального закона под мнимым объектом бухгалтерского учета понимается несуществующий объект, отраженный в бухгалтерском учете лишь для вида (в том числе неосуществленные расходы, несуществующие обязательства, не имевшие места факты хозяйственной жизни), под притворным объектом бухгалтерского учета понимается объект, отраженный в бухгалтерском учете вместо другого объекта с целью прикрыть его (в том числе притворные сделки). Не являются мнимыми объектами бухгалтерского учета резервы, фонды, предусмотренные законодательством Российской Федерации, и расходы на их создание. (ч.2 ст.10 Закона).
    Получается, что вменяют недостоверную налоговую отчётность, а в Законе подобного запрета нет, он говорит только об объектах бухгалтерского учёта. Так мне в жизни встречались бухгалтеры, которые предпочитали побольше заплатить налогов, чтоб не было претензий, а потом, в последующие периоды, регулировали эту переплату, то есть, они создавали своеобразный «резерв». В приведённой Вами практике суд пришёл к выводу, что переплаты налогов и повышенные налоговые обязательства в отчётности, вызывают субсидиарную ответственность бухгалтера.
    И, видимо, бухгалтеру нужно иметь ввиду ч.8 ст.7 Закона «О бухгалтерском учёте», в силу которой:
    8. В случае возникновения разногласий в отношении ведения бухгалтерского учета между руководителем экономического субъекта и главным бухгалтером или иным должностным лицом, на которое возложено ведение бухгалтерского учета, либо лицом, с которым заключен договор об оказании услуг по ведению бухгалтерского учета:
    1) данные, содержащиеся в первичном учетном документе, принимаются (не принимаются) главным бухгалтером или иным должностным лицом, на которое возложено ведение бухгалтерского учета, либо лицом, с которым заключен договор об оказании услуг по ведению бухгалтерского учета, к регистрации и накоплению в регистрах бухгалтерского учета по письменному распоряжению руководителя экономического субъекта, который единолично несет ответственность за созданную в результате этого информацию;
    2) объект бухгалтерского учета отражается (не отражается) главным бухгалтером или иным должностным лицом, на которое возложено ведение бухгалтерского учета, либо лицом, с которым заключен договор об оказании услуг по ведению бухгалтерского учета, в бухгалтерской (финансовой) отчетности на основании письменного распоряжения руководителя экономического субъекта, который единолично несет ответственность за достоверность представления финансового положения экономического субъекта на отчетную дату, финансового результата его деятельности и движения денежных средств за отчетный период.

    Только вот остаётся неясным вопрос, будет ли это гарантировать от субсидиарной ответственности?

    +3
    • 20 Сентября, 19:22 #

      Уважаемый Владислав Александрович, привлекают к СО не просто за искажения, а за те умышленные искажения, которые приводят к банкротству, обману кредиторов. уклонению от налогов. Иначе говоря, когда ГБ является соучастником КДЛ по причинению вреда кредиторам, только тогда его и можно привлечь к СО на основании ст. 1080 ГК РФ.

      +6
  • 21 Сентября, 04:01 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, благодарю за очередной полезный обзор проблем связанных с привлечением к субсидиарной ответственности (handshake)

    +4
  • 21 Сентября, 13:29 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, очень подробный анализ. Всегда исхожу при работе с клиентами о том, что необходимо постоянно следить за каждым действием и словом.

    +3
  • 21 Сентября, 14:57 #

    Прочитал статью и понял для себя главное — должность главбуха, сродни сапёру. с той лишь разницей, что сапёр при ошибке погибает, а главбух лишается всего и может стать«бомжом на лавочке».
    Вот и получается, что заняв должность главбуха или заключив договор на оказания бухгалтерских услуг, гражданин должен, заранее, обеспечивать себе «алиби». Но это при том, если его руководитель или заказчик, не деспот, проныра или «прожженный тип». 
    У нас нет, четкой защиты или стандарта для глав.бухов. По умолчанию. они уже виноваты тем, что занимаются, по сути всем, начиная от обработки первички и заканчивая подбором кадров, юридическим направлением и т.д. Не нравиться, откажешься, тогда свободен.

    +5
  • 22 Сентября, 11:41 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за очередную подборку судебной практики. Очень полезная информация. Жду с нетерпением продолжения цикла публикаций (по юристам и адвокатам).

    +2
  • 23 Сентября, 17:57 #

    Уважаемый Станислав Всеволодович, как всегда ваша тема привлекает внимание8-| Спасибо за публикацию(handshake) Да, уже и нашего брата привлекали к субсидиарке (хотя это редкие случаи). Однако, их надо знать(call), что бы, как говориться, случайно не напороться на неприятности(smoke)

    +2

Да 35 35

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Субсидиарная ответственность главного бухгалтера в судебной практике. » 5 звезд из 5 на основе 35 оценок.

Другие публикации автора

Похожие публикации