Продолжая цикл публикаций по отдельным вопросам банкротства, я хочу остановиться на теме субсидиарной ответственности за неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника.

Учитывая, что заявления о привлечении к субсидиарной ответственности по данному основанию весьма распространены, то здесь, так как меня интересует, прежде всего, защита от данных требований, я попытаюсь показать, когда суды не привлекают директоров к субсидиарной ответственности. Здесь я не рассматриваю вопросы привлечения к субсидиарной ответственности за неисполнение обязанности по подаче заявления лицами, указанными в п.3.1 ст.9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Субсидиарная ответственность за неподачу заявления

Ст. 61.12 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает следующее:

Неисполнение обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд (созыву заседания для принятия решения об обращении в арбитражный суд с заявлением должника или принятию такого решения) в случаях и в срок, которые установлены статьей 9 настоящего Федерального закона, влечет за собой субсидиарную ответственность лиц, на которых настоящим Федеральным законом возложена обязанность по созыву заседания для принятия решения о подаче заявления должника в арбитражный суд, и (или) принятию такого решения, и (или) подаче данного заявления в арбитражный суд.

Отмечу, что ранее действующая ст.10  ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривала практически аналогичные правила для привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по данным основаниям.

При наличии, каких обстоятельств, и в какие сроки руководитель должника должен обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании несостоятельным? Правильное определение существуют ли данные обстоятельства имеет решающее значение для защиты от субсидиарной ответственности руководителя должника.

Ч.1 ст.9 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает следующее:

Руководитель должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд в случае, если:

удовлетворение требований одного кредитора или нескольких кредиторов приводит к невозможности исполнения должником денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей и (или) иных платежей в полном объеме перед другими кредиторами;

органом должника, уполномоченным в соответствии с его учредительными документами на принятие решения о ликвидации должника, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

органом, уполномоченным собственником имущества должника — унитарного предприятия, принято решение об обращении в арбитражный суд с заявлением должника;

обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможной хозяйственную деятельность должника;

должник отвечает признакам неплатежеспособности и (или) признакам недостаточности имущества;

имеется не погашенная в течение более чем трех месяцев по причине недостаточности денежных средств задолженность по выплате выходных пособий, оплате труда и другим причитающимся работнику, бывшему работнику выплатам в размере и в порядке, которые устанавливаются в соответствии с трудовым законодательством;

настоящим Федеральным законом предусмотрены иные случаи

В предмет доказывания по спорам о привлечении руководителей к ответственности за неподачу заявления входит установление следующих обстоятельств (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.06.2016 по делу N 309-ЭС16-1553, N А50-4727/2012):

— возникновение одного из условий, перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона;

— момент возникновения данного условия;

— факт неподачи руководителем в суд заявления о банкротстве должника в течение месяца со дня возникновения соответствующего условия;

— объем обязательств должника, возникших после истечения месячного срока, предусмотренного пунктом 2 статьи 9 Закона о банкротстве.

Для применения вышеназванной нормы крайне важны следующие разъяснения п.9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» даются следующие разъяснения (далее — ППВС № 53), в котором говорится следующее:

Обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве.

Если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Иначе говоря, ППВС № 53 ориентирует на применение стандарта обычного разумного руководителя с учетом масштаба деятельности организации. Поэтому здесь нет никаких общих правил, а существует стандарт, который применяется с учетом конкретных обстоятельств обособленного спора.

Итак, рассмотрим правовые позиции, содержащиеся в определениях СКЭС ВС РФ и постановлениях судов округов, и обратим внимание на некоторые важные моменты.

Правовые позиции

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 20.07.2017 N 309-ЭС17-1801 по делу N А50-5458/2015
Для определения признаков неплатежеспособности или недостаточности имущества правовое значение имеет совокупный объем возникших долговых обязательств, а не их структура. При анализе финансового состояния должника из общего числа его обязательств не исключаются те обязательства, которые не позволяют кредитору инициировать процедуру банкротства.

Иначе говоря, для определения признака неплатежеспособности не имеет значения, что обязательства, которые не могут быть исполнены, относятся к обязательствам, по которым нельзя подать заявление о признании должника несостоятельным. В данном случае важно учитывать сумму всех неисполненных обязательств.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 14.06.2016 по делу N 309-ЭС16-1553, N А50-4727/2012

В данном определении содержатся следующие важные правовые позиции: 

Постановление по делу об административном правонарушении по ст. 14.13 КОАП РФ в отношении руководителя должника не является в части данных обстоятельств преюдициальным для арбитражного суда. В Определении говорится следующее:

В соответствии с частью 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Однако в данном случае решение было принято по административному делу о привлечении Буракова М.И. к ответственности за нарушение норм Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, а не по гражданскому делу.

В связи с этим правовая оценка судом общей юрисдикции действий Буракова М.И. и примененные им положения закона, на которых основан вывод о наличии состава административного правонарушения, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, имеющего преюдициальное значение для арбитражного суда, рассматривающего дело.

Вместе с тем, обстоятельства, установленные судом общей юрисдикции, должны учитываться арбитражным судом. Если арбитражный суд придет к иным, нежели содержащиеся в судебном акте суда общей юрисдикции, выводам он должен указать соответствующие мотивы. Данный подход согласуется с правовой позицией, изложенной в пункте 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях».

В рассматриваемом случае, оценив представленные по делу доказательства по правилам главы 7 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суды констатировали недоказанность фактов, безусловно свидетельствующих о возникновении одного из условий, перечисленных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве, и привели при этом надлежащие мотивы, по которым пришли к иным выводам, чем мировой судья, отметив отсутствие в решении мирового судьи вывода о моменте, когда руководитель должника Бураков М.И. обязан был обратиться с заявлением о признании общества банкротом.

Также в Определении говорится о том, что делать выводы о наличии задолженности лишь одного бухгалтерского баланса недостаточно:

Бухгалтерский баланс, на который ссылается конкурсный управляющий, сам по себе не может рассматриваться как безусловное доказательство начала возникновения у должника какого-либо обязательства перед конкретным кредитором для целей определения необходимости обращения руководителя должника в суд с заявлением о признании должника банкротом в соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, поскольку отражает лишь общие сведения об активах и пассивах применительно к определенному отчетному периоду.

Определение Верховного Суда РФ от 13.03.2015 N 301-ЭС15-723 по делу N А31-9327/2011 (отказное)

… наличие у должника задолженности по платежам в бюджет само по себе не может рассматриваться как безусловное доказательство начала возникновения у должника какого-либо обязательства перед конкретным кредитором для целей определения необходимости обращения руководителя должника в суд с заявлением о признании должника банкротом в соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, при том, что иные финансовые показатели должника в указанный период свидетельствовали о стабильной финансово-хозяйственной деятельности общества

Иначе говоря, для того, чтобы привлекать к субсидиарной ответственности по данному основанию необходимо наличие, как минимум двух кредиторов.

Следующим важным моментом для выяснения того, существовала ли обязанность по обращению с заявлением в суд, является установление обстоятельство того, было ли должник несостоятельным. И здесь возникает вопрос, а является ли само по себе обстоятельство превышения размера долгов над стоимостью активов основанием для обращения с заявлением руководителя должника?

Как оказывается, далеко не всегда наличие данного обстоятельства является основанием для обращения в суд. В данном случае следует учитывать позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в постановлении от 18.07.2003 N 14-П, в соответствии с которой формальное превышение размера кредиторской задолженности над размером активов, отраженное в бухгалтерском балансе должника, не свидетельствует об отсутствии у должника возможности исполнить свои обязательства; такое превышение не может рассматриваться как единственный критерий, характеризующий финансовое состояние должника, а приобретение разницей между суммами задолженностей отрицательных значений не является основанием для немедленного обращения в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве.

Данная позиция активно применяется судами с учетом вида деятельности должника. Приведу примеры.

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.02.2018 N Ф04-6208/2017 по делу N А27-12230/2014
Наличие неисполненных перед кредиторами обязательств не влечет безусловной обязанности руководителя должника обратиться в суд с заявлением о признании банкротом.

Кроме того, положения пункта 2 статьи 10 Закона о банкротстве направлены на защиту прав лиц, вступивших в договорные отношения с должником после даты возникновения у него признаков банкротства. Между тем кредиторы должника (ресурсоснабжающие организации) в силу законодательного регулирования их деятельности не имели возможности отказаться от исполнения своих обязательств по договорам, заключенным с должником, конечными получателями услуг которых являлись граждане — собственники и пользователи помещений в многоквартирных домах и жилых домов.

В данном случае именно специфика бизнеса должника позволила его руководителю защититься от субсидиарной ответственности.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 10.12.2019 N Ф05-20921/2019 по делу N А41-88201/2016
Ситуация, при которой организация имеет непогашенную задолженность перед ресурсоснабжающими организациями одновременно с кредиторской задолженностью населения, является обычной для функционирования управляющих организаций. В свою очередь ресурсоснабжающие организации не могли прекратить исполнение обязательств по поставке энергии, водоснабжению и водоотведению, конечными получателями которой являлись жители многоквартирных домов.

Ресурсоснабжающие организации, являющиеся кредиторами должника, не могли отказаться от заключенных договоров энергоснабжения, водоснабжения и водоотведения, поскольку такие действия привели бы к отключению жилых многоквартирных домов от энергетических и водных ресурсов. В этой связи задолженность управляющей компании перед кредиторами, возникшая после неисполнения должником своих обязательств по оплате тепловой и электрической энергии, водоснабжению и водоотведению, не может быть включена в размер субсидиарной ответственности на основании статьи 9 Закона о банкротстве.

Вместе с тем, ответственность, предусмотренная статьей 10 Закона о банкротстве, является гражданско-правовой, и при ее применении должно быть доказано наличие состава правонарушения, включающее наличие вреда, противоправность поведения причинителя вреда и причинно-следственную связь между противоправным действием и негативными последствиями.

Следовательно, как обоснованно указали суды, в условиях реальной хозяйственной деятельности управляющей компании, наличие средней шестимесячной просрочки по обязательствам перед ресурсоснабжающими организациями не выходит за пределы обычного предпринимательского риска

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.08.2019 N Ф05-12019/2019 по делу N А40-261246/2018
Таким образом, для целей разрешения вопроса о привлечении бывшего руководителя к ответственности по упомянутым основаниям установление момента подачи заявления о банкротстве должника приобретает существенное значение, учитывая, что момент возникновения такой обязанности в каждом конкретном случае определяется моментом осознания руководителем критичности сложившейся ситуации, очевидно свидетельствующей о невозможности продолжения нормального режима хозяйствования без негативных последствий для должника и его кредиторов.

В связи с этим в процессе рассмотрения такого рода заявлений, помимо прочего, необходимо учитывать режим и специфику деятельности должника, а также то, что финансовые трудности в определенный период могут быть вызваны преодолимыми временными обстоятельствами.

Следующим, крайне важным моментом, имеющим значение для привлечения к субсидиарной ответственности по рассматриваемому основанию, является установление даты, когда руководитель должника должен был бы обратиться с соответствующим заявлением в арбитражный суд.

При этом следует помнить, что такая дата должна быть определена КУ в заявлении о привлечении к субсидиарной ответственности и если она в нем определена неправильно, то арбитражный суд не может сам изменить данную дату. Если суд убедится, что в дату, указанную в заявлении КУ, когда руководитель должника должен был обратиться в суд, должник не соответствовал критериям, при наличии которых руководитель должен был бы обратиться с заявлением, то суд должен отказать в привлечении руководителя к субсидиарной ответственности по данному основанию.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 02.04.2019 N Ф07-2290/2019 по делу N А66-10892/2015
Для целей разрешения вопроса о привлечении бывшего руководителя к ответственности по упомянутым основаниям установление момента подачи заявления о банкротстве должника приобретает существенное значение, так как момент возникновения такой обязанности в каждом конкретном случае определяется моментом осознания руководителем критичности сложившейся ситуации, очевидно свидетельствующей о невозможности хозяйствования в нормальном режиме без негативных последствий для должника и его кредиторов.

В связи с этим в процессе рассмотрения такого рода заявлений, помимо прочего, необходимо учитывать режим и специфику деятельности должника, а также то, что финансовые трудности в определенный период могут быть вызваны преодолимыми временными обстоятельствами.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22.01.2018 N Ф07-13878/2017 по делу N А05-13795/2015
Отказывая в удовлетворении требований конкурсного управляющего, суды обоснованно исходили из того, что конкретная дата, с которой в соответствии с положениями статьи 9 Закона о банкротстве у руководителя возникла обязанность по подаче в суд заявления о банкротстве Общества, а также обязательства, возникшие после такой даты, если таковые имели место, заявителем не определены.

 * * * * * 

Другие публикации цикла:

Защита от субсидиарной ответственности за неисполнение обязанности по передаче документации должника конкурсному управляющему.

Сроки привлечения к субсидиарной ответственности. Исковая давность по субсидиарной ответственности в банкротстве.

Субсидиарная ответственность при банкротстве организаций. Основания субсидиарной ответственности. Обзор позиций СКЭС ВС РФ.

Контролирующее должника лицо. Субсидиарная ответственность. Обзор правовых позиций СКЭС ВС РФ.

Стандарты доказывания в банкротстве. Правовые позиции СКЭС ВС РФ относительно стандартов доказывания в процедурах банкротства.

Автор публикации

Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович
Санкт-Петербург, Россия
Представление интересов граждан и организаций в судах. Арбитраж. Защита от субсидиарной ответственности и оспаривания сделок. Сложные споры о разделе имущества супругов.
www.advokatizosimov.ru

Да 22 22

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Изосимов Станислав, Федосимов Борис, Бесунова Алёна

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Субсидиарная ответственность директора за неподачу заявления должника в арбитражный суд. Обзор правовых позиций СКЭС ВС РФ.» 4 звезд из 5 на основе 22 оценок.

Похожие публикации