Поводом для написания данной заметки явилась дискуссия о прекращении уголовных дел публичного обвинения в связи с примирением сторон, а также противоречивая практика применения данного института.

Как известно, в соответствии с положениями статьи 25 УПК РФ и статьи 76 УК РФ по делам публичного и частно-публичного обвинения о преступлениях небольшой и средней тяжести обязательными условиями для прекращения уголовного дела являются совершение обвиняемым преступления впервые, заявление потерпевшего о примирении с обвиняемым, а также то, что причиненный вред был заглажен [1].

Таким образом, в случае выполнения требований ст.ст. 15, 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ потерпевший вправе претендовать на прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон.

Однако в случае, если в качестве потерпевшего выступает представитель власти, прекращение уголовного дела по основаниям, предусмотренным ст. 25 УПК РФ на практике вызывает определенные проблемы.

Связано это с тем, преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 318 УК РФ, относится к преступлениям средней тяжести.

С другой стороны, уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ считаются уголовными делами публичного обвинения. И согласно сложившейся судебной практике уголовные дела публичного обвинения прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемыми не подлежат [2].

Поэтому даже несмотря на ходатайство потерпевшего и обвиняемого прекратить уголовное дело в связи с примирением сторон, суд (следователь или дознаватель) крайне неохотно соглашаются с доводами и прекращают уголовные дела по данному основанию. Называя вещи своими именами, в абсолютном большинстве случаев правоохранительные органы отказывают, ссылаясь на то, что прекращение уголовного дела за примирением сторон является их правом, а не обязанностью.

Возникает резонный вопрос, для чего же тогда существуют права потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого, если их выполнение не является обязательным для суда (следователя или дознавателя)?

Почему выполнение воли участников уголовного судопроизводства о примирении сторон по преступлению небольшой или средней тяжести ставится в зависимость от желания органа государства?

В чем смысл невыполнения правоохранительными органами желания и воли потерпевшего, подозреваемого и обвиняемого? Кому это нужно?

Вынесенные же постановления о прекращении уголовного дела за примирением с потерпевшим вышестоящие суды нередко отменяют.

Например, судом было указано, что заявление потерпевшего о примирении с обвиняемым не влечет обязательного прекращения уголовного дела. Оно является лишь одним из обязательных условий, которые учитывает суд при решении данного вопроса наряду с другим обстоятельствами по делу и, в частности, с объектом преступного посягательства. В тех случаях, когда примирение с таким объектом невозможно, уголовное дело прекращено быть не может, поскольку преступные действия посягают не столько на личность представителя власти, сколько на нормальную деятельность органа государственной власти [3].

Верховный суд Республики Татарстан отменил постановление суда первой инстанции за примирением сторон, поскольку объектом преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ является порядок управления в стране, а не личность потерпевшего [4].

По мнению Свердловского областного суда, фактически потерпевшим является государство в лице представителя власти, а здоровье и жизнь, честь и достоинство гражданина, как должностного лица и представителя власти, являются лишь дополнительным объектом посягательства [5].

На эти же обстоятельства указано и в других судебных актах.

Получается, что все же личность представителя власти здесь имеет далеко не самое важное значение?

Правда Конституционный Суд РФ отметил, что в уголовно-правовых отношениях «решение вопросов о возбуждении уголовного дела и его дальнейшем движении, а также о прекращении уголовного дела или уголовного преследования, не зависит от волеизъявления потерпевшего – оно предопределяется исключительно общественными интересами, конкретизируемыми на основе требований закона и фактических обстоятельств дела» [6].

Следовательно, по мнению судебных органов, волеизъявление и интересы потерпевшего стоят далеко не на первом месте. Получается, что общественные интересы важнее интересов потерпевшего?

Но почему интересы общества или государства поставлены выше, нежели интересы конкретного индивида?

Однако не вдаваясь в суть дискуссии про фикцию под названием «общественные интересы», хотел бы обратит внимание на следующее.

Имеется мнение, что прекращение уголовных дел в соответствии со ст. 25 УПК РФ по делам о двухобъектных преступлениях при наличии потерпевшего возможно, поскольку уголовный и уголовно-процессуальный законы не содержат запретов для прекращения дел указанной категории [7].

Пермский краевой суд указал, что даже несмотря на доводы государственного обвинителя о том, что объектом посягательства по ст. 318 УК РФ является не только жизнь и здоровье потерпевшего, но и государственная власть и порядок управления и оставил постановление суда первой инстанции без изменения [8].

Московский городской суд также оставил без изменения постановления суда первой инстанции, которыми производством по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, было прекращено в связи с примирением с потерпевшим [9].

В данных случаях, соблюдение условий, предусмотренных ст.ст. 15, 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ явилось достаточным основанием для реализации судом своего права о прекращении уголовного дела публичного обвинения в связи с примирением сторон.

Согласно обобщения практики рассмотрения районными судами Чувашской Республики уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 318 и 319 УК РФ в одних случаях судам отказывалось в удовлетворении ходатайств потерпевших о прекращении дела в связи с примирением с подсудимыми, которые впоследствии были осуждены по ст. 318 ч. 1 УК РФ, в других же случаях суды прекращали дела в связи с примирением сторон [10].

Такая неоднозначная и противоречивая эта судебная практика…

По данным ГАС «Правосудие» в Краснодарском крае имеются немногочисленные случаи прекращения уголовных дел по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ за примирением сторон, ограничиваясь применением положений ст.ст. 25 и 76 УК РФ [11].

Случаев прекращения уголовных дел по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 318 УК РФ за примирением сторон обнаружить не удалось.

Что касается личного опыта, то уголовное дело в отношении клиента, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ, постановлением суда первой инстанции было прекращено в связи с примирением с потерпевшими.

Этому предшествовало длительное участие на предварительном следствии, переговоры с потерпевшими, заявленные ходатайства от потерпевших и подсудимого в суде. В отношении выполнения требования о заглаживании причиненного вреда, то все ограничилось принесением извинений потерпевшим.

Постановление суда вступило в законную силу.

«Не пора ли, друзья мои, нам замахнуться на Вильяма, понимаете, нашего Шекспира?» (к вопросу о поднятии планки по поводу прекращения уголовных дел публичного обвинения в связи с примирением сторон)


[1] п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»

[2] Определение Верховного Суда РФ от 19.06.2007 г. по делу № 53-007-23; Определение Верховного Суда РФ от 01.11.2012 г. № 38-Д12-29; Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 14.08.2013 г. № 55-АПУ13-6 и др.

[3] Обзор судебной практики Верховного Суда РФ «Обзор судебной работы гарнизонных военных судов по рассмотрению уголовных дел за 2005 год».

[4] Обзор судебной практики Верховного суда Республики Татарстан по уголовным делам за I квартал 2009 года

[5] Определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 25 июля 2007 г., дело № 22-6902/2007

[6] Постановление Конституционного Суда РФ от 27.06.2005 г. № 7-П «По делу о проверке конституционности положений частей второй и четвертой статьи 20, части шестой статьи 144, пункта 3 части первой статьи 145, части третьей статьи 318, частей первой и второй статьи 319 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами Законодательного Собрания Республики Карелия и Октябрьского районного суда города Мурманска»

[7] Ответы Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Удмуртской Республики на вопросы судов, касающиеся применения УПК РФ и УК РФ // 

[8] Кассационное определение Пермского краевого суда от 20.07.2010 г. по делу № 22-5171-2010; Кассационное определение Пермского краевого суда от 22.07.2010 г. по делу № 22-5266

[9] Определение Московского городского суда от 16.03.2011 г. по делу № 22-3021; Определение Московского городского суда от 24.12.2007 г. по делу № 22-14699; Кассационное определение Московского городского суда от 27.10.2010 г. по делу № 22-13900

[10] Справка о результатах обобщения практики рассмотрения судами уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьями 318 и 319 Уголовного кодекса РФ (подготовлено Верховным судом Чувашской Республики) // Судебный вестник Чувашии. 2010. № 2-3.

[11] Постановление Центрального районного суда г. Сочи Краснодарского края от 22 сентября 2010 г.; Постановление Геленджикского городского суда Краснодарского края от 10 декабря 2010 г. по делу № 1-453/10; Постановление Крымского районного суда Краснодарского края от 05 ноября 2013 г. по делу №1-374/2013 г.; Постановление Северского районного суда Краснодарского края 07 августа 2014 г. по делу № 1-197/14; Постановление Приморско-Ахтарский районного суда Краснодарского края от 18 сентября 2014 г.; Постановление Славянского районного суда Краснодарского края от 31 октября 2014 г. по делу № 1-136/2014 г.; Постановление Павловского районного суда Краснодарского края от 04 марта 2015 г. по делу № 1-30/15 г. // sudrf.ru

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Постановление о прек​ращении уголовного д​ела646.1 KB

Да 13 13

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Семячков Анатолий, advocativanov, gumnactka-qu, juristmitn, nesterov, romanskachkov1975, Борисов Юрий, Рисевец Алёна, nehochuha, user73525, bersenev
  • 24 Сентября 2015, 16:13 #

    Уважаемый Алексей Валерьевич!
    Сейчас прозябаю на отдыхе в Сочи, где в 1965 году окончил школу и уехал навсегда, не увидев перспектив роста.
    И вдруг такая замечательная обзорная статья краснодарского адвоката. Спасибо.
    И как замечательно схвачена суть. Потерпевшим-то является представитель власти, готовый примириться на определённых условиях. А суды приравнивают представителя власти к самой власти! Тогда государству надо отодвинуть своего представителя в сторону и от своего лица решать все вопросы.

    +5
    • 24 Сентября 2015, 16:18 #

      Уважаемый Анатолий Кириллович, хорошего отдыха! Погода стоит — второе лето)
      Действительно, сама власть не учитывает мнение потерпевшего — представителя этой же власти. Можно привести много высокопарных слов, как это делает КС РФ, но сути это не изменит. 
      Права и воля потерпевшего при этом остаются как бы в стороне. 

      +4
  • 24 Сентября 2015, 18:04 #

    Уважаемый Алексей Валерьевич, спасибо за публикацию. Как обычно, профессионально и информативно!

    +4
  • 24 Сентября 2015, 19:12 #

    Уважаемый Алексей Валерьевич, прекрасная обзорная статья по проблемным вопросам у Вас получилась. К сожалению, разрешение этих самых вопросов, в частности, примирение с потерпевшим и прекращение уголовного дела, отсутствие единообразного подхода к разрешению подобных дел, накладывает определенные трудности в рамках производства по уголовному делу, когда имеется возможность его прекращения по 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ.

    +3
    • 24 Сентября 2015, 21:46 #

      Уважаемый Сергей Николаевич, благодарю за мнение.
      Мне кажется, что одна из наших задач и заключается в выявлении проблем правоприменения и обращения на нее внимания. 

      +2
  • 24 Сентября 2015, 20:11 #

    Уважаемый Алексей Валерьевич, (Y)(handshake)

    +2
  • 24 Сентября 2015, 22:31 #

    Уважаемый Алексей Валерьевич!
    Суть понятна.
    ОЧЕНЬ напоминает установленный федеральным законодателем ОСОБЫЙ порядок (который первый — при согласии), когда подсудимый вправе — ПРИ СОГЛАСИИ обвинителя и потерпевшего.
    Полагаю, что комменты излишни?
    -Ваша честь! Я решил воспользоваться свои субъективным уголовно-процессуальным ПРАВОМ на ОСОБЫЙ порядок в порядке главы 40 УПК РФ.
    -Возражаем Ваша честь.

    +1
    • 24 Сентября 2015, 22:55 #

      Уважаемый Юрий Борисович,
      Согласие государственного обвинителя на прекращение дела за примирением сторон в судебном заседании не требуется. Поэтому даже при наличии возражений со стороны государственного обвинителя уголовное дело может быть прекращено судом за примирением сторон.
      Уже хотя бы в этом видно существенное различие.

      +1
      • 24 Сентября 2015, 23:47 #

        Уважаемый Александр Александрович!
        Ваш комментарий (с которым я согласен) навлек меня на некоторые мысли.
        Мысль ПЕРВАЯ.
        Статья 25 «Прекращение уголовного дела в связи с примирением СТОРОН» УПК РФ:
        «Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе на основании заявления ПОТЕРПЕВШЕГО или его законного представителя прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных статьей 76 Уголовного кодекса Российской Федерации, если это лицо примирилось с ПОТЕРПЕВШИМ и загладило причиненный ему вред.»
        Как-то НАЗВАНИЕ статьи не согласуется с ее содержанием?
        Видимо, следовало с точки юртехники озаглавить «Прекращение уголовного дела в связи с примирением потерпевшего с лицом, подозреваемым или обвиняемым в совершении преступления небольшой или средней тяжести»?
        Ведь гособвинитель как-бы является стороной обвинения (кроме уголовных дел частного обвинения)?
        Мысль ВТОРАЯ.
        Часть первая статьи 42 «Потерпевший» УПК РФ:
        «1. Потерпевшим является ФИЗИЧЕСКОЕ ЛИЦО, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации."
        Следовательно в преступлениях, предусмотренных разделами IX-XII: «Преступления против: безопасности и общественного порядка, государственной власти, военной службы, мира и безопасности человечества (соответственно)» такой субъект уголовно-процессуальных правоотношений, как Потерпевший отсутствует по определению.
        Как вывод: примирений тут быть не может.
        Если что не так — поправьте, пожалуйста? Буду искренне благодарен.

        +3
  • 25 Сентября 2015, 06:18 #

    Вот есть же у нас в правоохранительных органах хорошие, добрые люди! Вот его поколотили, а он примирился, понял и простил...(angel)
    А что касаемо самой проблемы применения ст. 76 УК РФ и ст. 25 УПК РФ по делам данной категории, то тут, на мой взгляд, как только обвинение изменится с публичного на частное, всем станет легче, судьи и следователи сразу поймут что от них хотят потерпевший и обвиняемый (подозреваемый).

    +1
  • 25 Сентября 2015, 08:44 #

    Уважаемый Алексей Валерьевич!
    Тема интересная.
    Утверждение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ в ее апелляционном определении от 14.08.2013 № 55-АПУ-6 относительно невозможности примирения по уголовным делам публичного обвинения для меня пока остается весьма спорным.
    Да, в ст.20 УПК РФ, ее частях 2 и 3 определены условия примирения с потерпевшим.
     А в части 5 нет ни слова о такой возможности. Ну, и что? Разве федеральный законодатель установил абсолютно определенную запретительную правовую норму: «уголовные дела публичного обвинения прекращению при примирении потерпевшего с обвиняемым не подлежат»?
    Тут в принципе вопрос в другом. Потерпевшим по определению может быть только ФЛ либо ЮЛ.
    Следовательно, если объектом преступления они не являются — а это относится и к ч.1 ст.318 УК РФ — то тогда нет Потерпевшего по определению.
    И как вывод: примиряться то не с кем.
    Ну, не предусмотрел наш федеральный законодатель примирение с Государством в лице Гособвинителя.....:(

    +1
  • 29 Сентября 2015, 07:35 #

    дело 5-летней давности, но… акцент суда был на то, что мой действия моего подзащитного были направлены в отношении конкретного лица, хоть и являющегося представителем власти и, оценивая предмет преступного посягательства, суд полагает, что в данном случае препятствий для прекращения уголовного дела в связи с примирением сторон не имеется

    +1
  • 10 Января 2017, 15:34 #

    Хорошая тема для диссертации или научной статьи. На основе научных разработок  деятельные люди инициируют проекты законов. Надеюсь в скором времени будут изменения в соответствующих главах УК и УПК. Спасибо за статью: бодрит.

    +1
  • 01 Мая 2017, 09:44 #

    Называя вещи своими именами, в абсолютном большинстве случаев правоохранительные органы отказывают, ссылаясь на то, что прекращение уголовного дела за примирением сторон является их правом, а не обязанностью.
    Законодатель определил круг лиц имеющих ПРАВО прекратить уголовное дело за примирением сторон, и обращение сторон с ходатайством  о прекращении уголовного дела в связи с примирением является не ПРАВОМ, а обязанностью лица, имеющего право на прекращение уголовного дела, и не должно зависеть от его настроения и желаний.

    0

Да 13 13

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Прекращение уголовного дела о применении насилия в отношении представителя власти в связи с примирением: обобщение судебной практики» 2 звезд из 5 на основе 13 оценок.
Адвокат Гречанюк Василий Герольдович
Владивосток, Россия
+7 (914) 342-9220
компетенции: трейдинг, инвестиции, страхование, налоги, юридические лица, долги, ответственность, комбинации.
Консультации, дела.
Действую с интересом, спокойно и тщательно, очно и дистанционно.
https://urmanwin.pravorub.ru/ Стать VIP
Юрист Фищук Ольга Сергеевна
Краснодар, Россия
+7 (999) 637-2795
БАНКРОТСТВО физических и юридических лиц "под ключ" в любом регионе РФ. Арбитражный (финансовый) управляющий. Честный анализ рисков. Консультационная поддержка. Специальные условия в рамках сообщества
https://fedresurs.pravorub.ru/ Стать VIP
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/ Стать VIP

Похожие публикации