В настоящее время я осуществляю защиту доверителей по 6 уголовным делам.  Это три 159, одно 146, одно 172+210, одно 228+228.1. Четверо из шести доверителей находились ранее под стражей, в следственном изоляторе. В настоящий момент содержится под стражей один из подследственных и вопрос о продлении срока еще предстоит обсуждать. В остальных случаях сомнения в законности принятых судами первой инстанции решений об избрании меры пресечения имеются не только у меня, но и как показывает практика, и у вышестоящих судебных инстанций.

Настоящий материал в этом смысле является продолжением темы, затронутой ранее здесь и дополняет его.
Оба материала объединяет одно – каких-либо оснований для применения такой строгой меры пресечения как содержание под стражей ни в том, ни в другом случае не было. Граждане  в течение длительного предварительного следствия не скрывались, привлекались к ответственности впервые, работали, положительно характеризовались и т.д.

Но это не единственное что делает похожими оба случая. Каждый раз после заключения под стражу  к находящемуся в СИЗО прибывал или прибывали  оперативные сотрудники для осуществления неких «бесед» явно не относимых к следственным действиям и явно без  какого-либо поручения со стороны следователя.  Суть бесед сводится к тому, что «вот мы тебе же обещали, что раз не даешь нужных нам показаний, то мы тебя «закроем», а если ты, побыв здесь, подумал хорошенько, и готов сотрудничать в нужном направлении, то мы тебя конечно сразу же выпустим из этого жуткого заведения, где так плохо». 

Формально, конечно, оперативные сотрудники и следователи не решают вопрос о помещении подозреваемого (обвиняемого) под стражу и подобные их обещания не более чем блеф. Данный вопрос по ходатайству следователя может решить только суд. Но после того, как первая часть «обещаний оперативников» судом разрешается положительно, задержанный попав в следственный изолятор, начинает верить в их всемогущество. А вот тут то и начинается разочарование. После дачи «необходимых» показаний задержанный вообще перестает интересовать не только оперативников, но и следователя, который часто даже следственные действия перестает проводить необходимые.  

Причины самооговора и оговора иных людей у задержанного могут быть разные. Человек зачастую мыслит сиюминутными категориями, живет сейчас, одним днем. У него могут быть больные дети, пожилые родители, важная работа, бизнес, который без него рушится. С одной стороны на весах сбитого с нормальной жизни пребыванием в СИЗО человека все это, с другой обещания помощи в будущем несурового, а может и условного приговора, освобождения из-под стражи и возможность уже завтра увидеть своих близких. 

Но никто никого из под стражи после любых показаний не выпускает, потому как оперативники этого сделать реально не могут, следователь ходатайствует далее о продлении срока содержания под стражей, ему так удобнее работать, а суд и тем более не станет брать на себя риск освобождать до суда гражданина который ранее был признан судом подлежащим определению в СИЗО — не дай бог убежит еще. Кто будет отвечать? Теперь уже нет смысла и вообще его выпускать – процесс плавно перейдет в отбытие наказания. 

Из всего выше  написанного, какие у кого имеются мнения о реальных целях  помещения граждан в следственные изоляторы? Нет, я конечно согласен, что есть случаи, когда заключение под стражу необходимо и таких случаев много. Но есть ли резон направлять в тюрьму граждан впервые обвиняемых в чем-либо «некровожадном», имеющим семьи, работу, постоянное жилье и фамилию которого даже участковый не знает?  Неужели суды и вправду думают, что эти люди будут скрываться от следствия с просроченными заграничными паспортами или оказывать давление на свидетелей, видимо приходя к ним в гости с горячим утюгом?  

Думаю, что нет.  В работе был такой случай, когда судья, после начала рассмотрения ходатайства следователя, вообще выпустил задержанного из клетки без наручников, усадил на лавку и рассматривал ходатайство следователя более двух часов, потом еще около часа принимал решение. Когда еще сбегать, если в зале остались задержанный, его адвокат и работник конвойной службы, который габаритами раза в два меньше задержанного и в здании суда давно никого нет? Значит не верит, что сбежит? Зачем тогда в СИЗО?
 
Категорически не верю я и в то, что суды, помещением подозреваемого в следственные изоляторы, помогают полицейским добиваться нужных результатов работы, но, тем не менее, статистика удовлетворенных судами ходатайств о помещении под стражу снижения не показывает.  Как было 9 человек на 6 коек, так и остается все 10 лет, пока работаю в адвокатуре.

Читаю в интернете, что Прокуратура области (края), проверив условия содержания заключенных в СИЗО, вынесла представление в УФСИН. Наверное, в качестве реакции на меры прокурорского реагирования ожидается, что УФСИН раздвинет стены камер дальше друг от друга или, что гораздо проще, — установит дополнительно специальные многоярусные раскладушки, которые днем будут убираться.

Так может органам прокуратуры стоит пореже поддерживать явно необоснованные ходатайства следователей перед судом, так глядишь всем коек и хватит? Но что-то, к сожалению, ни разу за годы работы я от прокурора мнения о нецелесообразности применения такой меры пресечения как содержание под стражей или предложения об избрании иной меры не слышал. И даже тогда когда суд вышестоящей инстанции отменял или изменял принятую ранее меру пресечения.
 
Официальная статистика такова, что сегодня, когда правоохранительные органы просят у суда кого-то отправить под стражу, у гражданина мало шансов остаться на свободе. В прошлом году суды удовлетворяли девять из десяти ходатайств об аресте. Всего же было взято под стражу более двухсот тысяч человек. А продлевали срок под стражей судьи и вовсе в 98 процентах случаев. Пополняется тюремное население России, которое ежегодно колеблется  между 900 тысяч  и 1 млн. человек. Около 80 тысяч граждан каждый год отпускают в зале суда по разным причинам. Кого-то (меньшинство) оправдывают. Кому-то дают условный срок или другие наказания, не связанные с тюрьмой. Может, вообще не стоило направлять в камеру таких граждан?
 
Ну, в общем, все  по теме. А в частности, по результатам работы (защиты) мне достался этот помещенный на фото паек «спецконтингента», который был выдан моему подзащитному для питания вне места содержания, но в связи с его перемещением под домашний арест, его дома ожидало иное питание, а мне достался этот «сувенир». Так что зашел в суд гражданином, а выйти можно «спецконтингентом».

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.апелляция1.1 MB

Автор публикации

Адвокат Блинов Анатолий Сергеевич
Тюмень, Россия
Адвокат по уголовным делам в Тюмени. Представительство интересов налогоплательщика в налоговых и правоохранительных органах. Ведение дел в арбитражных судах любых регионов.

Да 24 24

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Более 20 участников...
  • 11 Марта 2013, 16:12 #

    Уважаемый Анатолий Сергеевич, спасибо за интереснейшую публикацию и прекрасный ситуативный анализ.

    Действительно, наши следователи и суды слишком часто ограничиваются лишь перечислением формальных оснований для заключения под стражу, особенно упирая на тяжесть предъявленного обвинения, и «недопустимостью» вхождения в доказанность и обоснованность бредовость этих обвинений.

    +7
    • 11 Марта 2013, 16:34 #

      А ведь можно по началу неправильно квалифицировать деяние как особо тяжкое, под этим соусом попросить заключить под стражу, а потом когда посидел, перед судом квалификацию «поправить» в сторону менее тяжкого. В таких «близких» составах как «сбыт» и «пособничество в приобретении» например. Кто разбирается в нюансах, когда важна только «причастность»?:(

      +8
      • 11 Марта 2013, 16:46 #

        А ведь можно по началу неправильно квалифицировать деяние как особо тяжкое, под этим соусом попросить заключить под стражу Анатолий Сергеевич, ну неужели для Вас эта «технология» является чем-то новым? Мы все давно знаем, кем, как, и ради каких «ценностей» предопределяются такие решения…

        +5
  • 11 Марта 2013, 16:39 #


    Комментарий удален

    +5
  • 11 Марта 2013, 17:13 #

    Показательным примером, может служит речь прокурора в процессе избрания меры пресечения Дмитриченко по делу «Большого театра», где одним из оснований ареста он указывает, на тот факт, что подозреваемый продолжит заниматься преступной деятельностью, т.е если не арестуют, он продолжит дальше всех по одному ликвидировать из труппы, так что-ли. Бред полный.

    +5
    • 12 Марта 2013, 19:49 #

       
      ↓ Читать полностью ↓
      На мой непросвещённый взгляд подпункт 2 пункта 1 статьи 97 УПК РФ (строго он один в отрыве от остальных!) должен поломаться в Конституционном суде, если адвокатское сообщество попробует его там поломать. Требуется лишь инициировать массовое обжалование этого основания строго без обжалования других оснований заключения под стражу по одному и тому же аргументу. А именно: заключение под стражу не может преследовать цель превенции преступлений в будущем лицом, которое является заведомо невиновным по закону. Ну, как можно говорить о том, что некое лицо «может продолжать заниматься преступной деятельностью», если оно в силу презумпции невиновности считается (на данный момент) не совершившим даже того преступления, в котором его обвиняют? Как можно продолжать делать то, что не начинал делать? Суд, делая вывод о том, что некое лицо может продолжать заниматься преступной деятельностью, предвосхищает его виновность. Тем более, что речь идёт о предполагаемых поступках лица в будущем, которые вообще не охватываются предъявленным обвинением. На мой взгляд лучше всего заняться давлением на этот пункт по делам доверителей, у которых несколько оснований для заключения под стражу, включая и названный пункт. В этом случае заявитель как бы не за собственный интерес сражается, не «обжалует» в КС РФ решение судов общей юрисдикции, а борется за «чистое право», за права и реализацию принципа презумпции невиновности просто как гражданин России. Соответственно, материал для жалобы по названным мною мотивам есть почти в каждом «проходном» уголовном деле, главное — получить от доверителя согласие на жалобу в КС РФ, которая ему лично жизнь облегчить не призвана. Так сказать, услуга доверителя адвокату = использовать его дело для создания полезного прецедента. Единственно — в такой жалобе в КС РФ нельзя обжаловать любые другие нормы законом, кроме текста из пункта 2 статьи 97 УПК РФ. Чтобы не дать КС РФ улизнуть от рассмотрения действительно «чисто правовой» проблемы под морем текстуальной воды.

      +1
  • 11 Марта 2013, 17:24 #

    Знакомо… В таких случаях я стараюсь взять объяснение от «пациента» — кто, когда и зачем приходил, потом готовлю сообщение о совершенном преступлении по ст.286 УК РФ, одновременно, ставя в известность начальника СИЗО о противоправных действиях в отношении «сидельца». Когдаа подходит срок о продлении содержания под стражей, все это выкладываю перед судьей, сопровождая соответствующими комментариями об использовании суда в качестве инструмента для злодейств правоохранителей. Бывает — прокатывает...:)

    +9
    • 12 Марта 2013, 06:32 #

      Андрей Юрьевич, спасибо, взяла на заметку по поводу ст.286 УК РФ с одновременным извещением начальника СИЗО.

      +5
  • 11 Марта 2013, 17:38 #

    Когда читаешь такие решения суда возникает надежда что не все еще потеряно, что еще возможно правосудие в массовом порядке, раз оно стало возможно хоть в одном конкретном случае.

    Однако, резолютивная часть заставила меня призадуматься. Фраза «Запретить… за исключением...» может быть истолкована так что запрет не распространяется на случай необходимости общения с подельниками)))

    +5
  • 11 Марта 2013, 17:46 #

    Прямо про одно из моих сегодняшних дел написано. Женщина. Двое детей. Дом. Семья. Привлекается впервые. ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ. В СИЗО уже семь месяцев. Ну вот для кого она может быть опасной? Зато оперативники шастают постоянно и предлагают «дать показания». Отказалась. Про нее «забыли» и никаких следственных действий не проводится.

    Считаю, что под стражей должны содержаться только социально опасные лица, обвиняемые в совершении преступлений против личности. У остальных отбирать загранпаспорта, вешать браслеты и домой, на сухой паек.

    +8
    • 11 Марта 2013, 17:56 #

      Считаю, что под стражей должны содержаться только социально опасные лица, Точно! Судьи, прокуроры, понты.

      +5
    • 11 Марта 2013, 18:39 #

      Я бы так не стал — у меня была обвиняемая по ч.1 ст.105 УК РФ — удалось добиться подписки о невыезде — ну, ни разу она не социально опасная — что называется — «так звезды сошлись».
      Просто, игнорирование позиции КС, выраженной уже, не помню сколько раз, должно автоматически приводить к лишению статуса судьи (Мосгорсуда особо касается, кстати).

      +5
      • 11 Марта 2013, 22:43 #

        Исключения лишь подтверждают правило. Соглашусь, в каждом случае нужен индивидуальный подход. Но если нахождение в изоляторе разбойника еще можно как-то понять, то что там делают мошенники-первоходы? Поймали на второй попытке — милости просим в клеточку. Сам виноват. А вот первохода, не опасного для здоровья граждан — к чему?

        +6
    • 12 Марта 2013, 19:54 #

      > Отказалась. Про нее «забыли» и никаких следственных действий не проводится.
      А она или её защитник следствие ходатайствами ежеденно забрасывает? Что-то мне кажется, если постоянно доставать следователя — то забыть о ней он точно не сможет. Хотя, конечно, может жестоко отомстить. Но тот, кто отказывается от сотрудничества, должен рассчитывать на жёсткую бескомпромиссную борьбу, ну, или… текущее положение рассматривать как нормальное, поскольку отказ от сотрудничества со следствием сам по себе ничего её не даёт, включая моральное самоудовлетворение.

      0
      • 13 Марта 2013, 14:47 #

        У нас один коллега так действовал, завалил жалобами и ходатайствами, в результате сидельца «прессанули» в «хате» и он подписался под отказом от адвоката. Тут же у него появилось два адвоката из той же коллегии, снова стали заваливать. Начальник следствия посчитал случай особосложным, назначил следственную бригаду и дело ускоренно сшили в два месяца и направили в суд.

        +2
        • 14 Марта 2013, 11:28 #

          Что так сидеть, что после суда сидеть — разницы особо нет. В колонии бывает полегче, чем в СИЗО. Или Вы считаете, что если про «сидельца» забыли — то самое лучшая тактика «просто сидеть»? Рассчитывать на отказ в продлении очередного срока?

          +1
        • 14 Марта 2013, 11:29 #

          Опять-таки, чем дело будет более грубо «сшито» — тем больше шансов на условный срок.

          +1
        • 14 Марта 2013, 13:46 #

          Начальник следствия посчитал случай особосложным, назначил следственную бригаду и дело ускоренно сшили в два месяца и направили в суд.Владислав Александрович, а это хорошо или плохо?

          +1
  • 11 Марта 2013, 20:42 #

    Публикации Анатолия Сергеевича всегда читаю «на одном дыхании». Сначала сложилось мнение, что он в осонвном только хозяйственными спорами занимается. Публикаций по уголовной теме у него мало. За то какие.(Y) 

    +7
    • 12 Марта 2013, 08:39 #

      Спасибо Андрей Викторович. Часто публикация по уголовному делу возможна только через длительное время после его окончательного разрешения. Хотя конечно есть варианты когда публикация во время рассмотрения дела привлекает внимание к делу и это дает результаты о которых мы все хорошо знаем. По тактике защиты я предпочитаю во время следствия ходатайствовать о сборе доказательств и проведении необходимых действий, обжаловать отказы, чтобы потом суд идти с необходимым количеством нужных доказательств. Поэтому дела в которых участвую расследуются долго и не всегда попадают в суд. С одной стороны это непрактичная работа для адвоката, но я считаю ее более продуктивной, чем в суде, где даже доказательства не хотят приобщать.

      +6
      • 12 Марта 2013, 19:56 #

        Почему непрактичная? Почему непродуктивная? :(

        +1
  • 11 Марта 2013, 23:19 #

    Уважаемый Анатолий Сергеевич, вот уж где действительно преобладают шаблоны, так это в суде при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Сплошные стандартные «может продолжить заниматься преступной деятельностью», «может скрыться», «может воспрепятствовать». Да и при продлении все просто: «основания, послужившие для избрания данной меры пресечения, не изменились и не отпали». А что могло измениться или отпасть, когда зачастую никакого обоснования нет и не было. Откуда взялось «может продолжить», если не судим, а «может скрыться», если малолетние дети, престарелые родители и загранпаспорта нет? Про «иным способом воспрепятствовать» даже говорить не хочу. И все равно решение однозначное — если следователь до суда довез с ходатайством, значит заключение под стражу будет избрано. Исключения лишь подтверждают правило.
    А потом эта шаблонность и приводит к странным, но обвинительным приговорам, потому что при избрании меры пресечения суд не вникает в вопросы виновности и доказанности, а при постановлении приговора уже нельзя признать, что под стражей длительное время содержался невиновный, да еще и реабилитацию платить.

    +7
    • 12 Марта 2013, 08:45 #

      Шаблоны нам всем необходимо как то разрушать контрдоводами, подкрепленными документами из дела, с которыми мы смогли ознакомиться ранее, либо из материала который сордержится в ходатайстве следователя. Как то в одном деле одним из контрдоводов были показания свидетеля (близкого друга обвиняемого) данные полтора года назад и подтвержденные на очной ставке перед арестом. Раз они не изменились за такой промежуток времени, значит и давления не было на свидетеля, и почему оно быть теперь?

      +5
      • 12 Марта 2013, 17:54 #

        Тема интересная, в России этот шаблон уже обкатан до лакировки, суд никак не хочет менять наезженный до блеска путь.

        +3
  • 12 Марта 2013, 06:37 #

    Анатолий Сергеевич, присоединяюсь к вышесказанному и благодарю за столь ясную, развернутую и показательную публикацию.

    +2
  • 12 Марта 2013, 07:33 #

    М-да, тяжело у нас судам выпускать людей из тюрем и СИЗО! Ну как же, а вдруг он, негодяй такой, сбежит куда… и ничто ему не помеха, ни семья с детьми маленькими, родителями старенькими, ни отсутствие загранпаспорта и денег, ни прочие препятствия ему не преграда, — ага точно!

    За подзащитного, получившего усилиями Анатолия Сергеевича домашний арест, можно только порадоваться :)

    +6
  • 12 Марта 2013, 08:48 #

    Поднятая Анатолием Сергеевичем тема до боли знакомая защитникам, осуществляющим оказание юридической помощи по уголовным делам.

    Считаю, что в настоящее время мера пресечения в виде заключения под стражу выхолощена органом расследования с небезызвестной помощи суда до параметров процессуального формализма части 1 статьи 108 УПК РФ — в зависимости от размера наказания в виде лишения свободы.
    Санкция больше трех лет — «автоматическая посадка».

    И вот, законодатель с 2009 года начал «поход» за дифференцированностью данной меры пресечения, которая по объективным критериям не работала.
    Была добавлена часть 1.1. в статью 108 УПК РФ, где указан прямой запрет по конкретным составам, но опять же с лазейкой — при определенных условиях.
    Между тем, нормативное понятие исключительности заключения под стражу отдано на откуп правоохранителям. Т.е. всякая исключительность — это усмотрение следователя и ничего более.

    В таких условиях очень сложно добиться от судебного органа оценки действиям следователя, за что большое спасибо Анатолию Сергеевичу за правовую позицию и формирование законной и объективной судебной практики.(handshake)

    +5
  • 12 Марта 2013, 10:42 #

    Ознакомилась с документом, теперь вот мучает вопрос, а с какого момента у нас в Уголовно-процессуальном кодексе наличие заграничного паспорта является основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу? Это же через какую призму нужно смотреть на ст. 97 Уголовно-процессуального кодекса, чтобы без какой-либо мотивации перечисленных в статье оснований удовлетворять ходатайство следователя, тогда как по смыслу указанной статьи для избрания меры пресечения достаточно наличия одного из перечисленных оснований, если оно подтверждено необходимой совокупностью фактических данных, то есть доказательств?
    Браво, Анатолий Сергеевич!

    +6
  • 12 Марта 2013, 10:54 #

    Как знакомо, подъезжали к моему подзащитному, предлагали «ВАРИАНТ», отказался и заехал… в оконцовке, Краевой суд, через 2 года 6 месяцев содержания в СИЗО — изменил на домашний арест, с новой самостоятельной формулировкой (независимой от существа обвинения) в решении "… в связи с предпринимательской деятельностью..."… И до сих пор судимся, уже 6 лет с момента события…

    +4
    • 12 Марта 2013, 18:30 #

      … А потом начали разбираться более подробно когда подзащитный вышел, и был уже на домашнем аресте… Немаловажную роль при избрании стражи сыграла оперская справка, о том, что якобы соседка из квартиры такой то, при поквартирном обходе, сообщила, что господин Иванов не живет по данному адресу. А другая соседка, сообщила, что голодные не кормленные кошки так сильно мяукают по ночам, мол типа ни кто не кормит… И данные фальсификаты сыграли свою обычную роль в суде = арестовать сказала судья!!!.. ТАК ВОТ! Начали выяснять своими силами и установили, что одна соседка в то время не проживала по адресу, а вторую вообще установить не удалось… Справки делались как обычно не выходя из кабинета… Борьба и мельницы! Россия!

      +3
      • 13 Марта 2013, 14:52 #

        Самое интересное, что наверняка об этих справках не знает начальник органа, где работают опера. Когда начинаешь давить, начальник не причём, а опера просто превысили должностные полномочия, «мы их пожурим за это и они больше не будут».

        +2
  • 12 Марта 2013, 11:26 #

    Пока в правоохранительной системе существует в целом обвинительный уклон ещё не скоро удастся переломить взгляд судов при принятии решений, связанных с такой мерой пресечения как арест.
    Дело Минобороны — украли миллиарды — под домашний арест. И никакой роли не играет ни тяжесть совершенного преступления, ни действия в составе организованного сообщества, а уж какая возможность скрыться за границей?
    Необходимо кардинальным образом менять всю систему принятия решения, по крайней мере, к лицам, впервые привлекаемым к уголовной ответственности.
    За статью(Y)

    +3
  • 12 Марта 2013, 13:14 #

    Анатолий Сергеевич, у вас настоящая аналитическая статья (с позиций жанров журналистики)(Y)
    Вот так и хочется эту публикацию направить по инстанциям. А вдруг обратят внимание? Например, вы обоснованно критикуете прокуратуру, которая должна стоять на защите прав человека. Пусть бы генеральный задумался...
    Немало прочитала решений ЕСПЧ именно по этому вопросу — вы с Европейским Судом одинаково мыслите;)
    Странно только, почему наши суды в упор не хотят видеть эти решения ЕСПЧ, имеющие приоритет перед национальным законодательством.

    +5
    • 12 Марта 2013, 15:14 #

      Во как, даже с ЕСПЧ одинаково:D(giggle), а наши суды считают что я какую то ерунду им пишу, типа замечаний на действия председательствующего. Ну раз ерунда, так пойду еще раз подам.
      Что касаемо направления статьи по инстанциям, так мы размещаем здесь статьи и дела не только чтоб опытом поделиться или чтоб нас заметили как защитников. Не так ли? Капля камень точит и если хоть один гражданин, решающий вопрос об определении меры пресечения, ее прочитает и задумается, считаю что не зря я все это написал.

      +6
      • 12 Марта 2013, 17:12 #

        В жалобе в ЕСПЧ, которую я готовила, — помогала осужденному, я писала от его имени:
        ↓ Читать полностью ↓

        «Срок содержания под стражей мне продлевался неоднократно по одним и тем же основаниям – тяжесть преступления, необходимость проведения следственных действий. Сторона защиты доказывала, что в отношении меня можно избрать иную меру пресечения, но следствие и суд не слышали наших доводов.

        В отношении меня был нарушен установленный УПК РФ порядок применения меры пресечения. Статья 97 УПК РФ предусматривает, что мера пресечения может быть избрана при наличии достаточных оснований полагать, что лицо скроется от дознания, предварительного следствия или суда; может продолжать заниматься преступной деятельностью; может воспрепятствовать производству по уголовному делу.

        В соответствии со статьей 99 УПК РФ тяжесть обвинения является обстоятельством, учитываемым при избрании меры пресечения, но не основанием для ее избрания. Обоснование заключения под стражу исключительно тяжестью обвинения не допускается УПК РФ...

        Мое право на свободу и личную неприкосновенность неоднократным продлением срока заключения под стражу по одним и тем же мотивам, без появления новых доводов и оснований, нарушало мое право статьи 5 Конвенции. Сторона защиты и я неоднократно обжаловали решения суда о продлении срока заключения под стражу, но безрезультатно.

        Другой обвиняемый ХХ обращался с жалобами на незаконное содержание под стражей в суды первой и кассационной инстанций. Постоянно получал отказ в удовлетворении жалоб.
        Я вместе с защитником отстаивал свои права в суде, когда продлевался срок заключения под стражей. Но это не давало результатов. Суд традиционно не применяет иную меру пресечения, если обвиняемый обвиняется в тяжком преступлении.

        По установившейся практике в Российской Федерции такие обжалования не приносят результатов. Если человека обвиняют в тяжком преступлении, то никогда не согласятся на иную меру пресечения. Поэтому я считаю, что мое право по статье 5 Конвенции было нарушено.

        Европейский Суд уже неоднократно признавал нарушение властями Российской Федерации пункта 1 статьи 5 Конвенции в делах, в которых поднимались вопросы, аналогичные данному делу. Суд неоднократно разъяснял, что отсутствие в судебных постановлениях мотивированных оснований содержания под стражей в течение продолжительного времени несовместимо с принципом защиты от произвола, гарантированным пунктом 1 статьи 5 Конвенции, которая закрепляет строго определенный, исчерпывающий перечень допустимых ограничений неотчуждаемого права каждого на свободу и личную неприкосновенность (см. Нахманович против России, № 55669/00, §§ 70-71, 2 марта 2006 г., и Стазаитис против Литвы, № 47679/99, § 67, 21 марта 2002 г., Худоёров против России, № 6847/02, § 142, 2005 г.).

        Европейский Суд уже неоднократно признавал нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции по ряду дел относительно содержания обвиняемых под стражей исключительно на основании того факта, что обвинительное заключение передано в суд, в компетенцию которого входит рассмотрение дела (см. Барановский против Польши, № 39742/05, Йециуса против Литвы, № 34578/97). Суд вновь подчеркнул, что содержание обвиняемых под стражей без определенного юридического основания или четких правил, регулирующих ситуацию, приводит к тому, что обвиняемые без судебного решения лишены свободы в течение неограниченного периода времени, что несовместимо с основополагающими принципами Конвенции – правовой определенности и защиты от произвола. Этот вывод повторяется Судом в ряде дел против России (см. например, дело Худоеров против России, № 6847/02, дело Корчугановой против России, № 75039/01)».

        +6
        • 13 Марта 2013, 11:35 #

          Хорошие доводы и ссылки на мнение ЕСПЧ. Позаимствую.

          В своих жалобах при обосновании отсутствия оснований для продления срока содержания по тяжести деяний использую вот такие ссылки. Может быть пригодится.


          Европейский Суд по правам человека в своих решениях неоднократно указывал, что; «… тяжесть предъявленного обвинения не может сама по себе служить оправданием длительного срока содержания под стражей (например, Постановление Европейского Суда по делу «Илийков против Болгарии»).


          В решении по делу «Gusev v. Russia» Европейский Суд пошел дальше и предостерег от учета этого обстоятельства по следующим причинам: «российские суды при принятии решений о заключении заявителя под стражу и продлении срока содержания под стражей не рассматривали конкретные факты дела, лишь полагались на тяжесть обвинения. Это основание является недостаточным с точки зрения Суда для того, чтобы содержать заявителя под стражей, тем более что в российской системе тяжесть обвинения определяется прокуратурой и не контролируется судом вплоть до вынесения приговора по делу, что дает обвинению практически неограниченные возможности предопределять судебные решения о содержании обвиняемых под стражей в нарушение ст. 5 (3) Конвенции» (см. Жалоба № 67542/01; Решение от 15.05.2008).

          +5
          • 13 Марта 2013, 14:07 #

            И ваши примеры, Дмитрий Александрович, надо взять на вооружение;)
            А еще, читая решения ЕСПЧ по данному вопросу, заметила: Европейский Суд требует, чтобы при продлении срока содержания под стражей выдвигались НОВЫЕ основания, нельзя из раза в раз продлевать этот срок, ссылаясь на одни и те же доводы…

            +2
  • 12 Марта 2013, 21:39 #

    Мне кажется, Анатолий Сергеевич, что несколько впадаете в крайности. Следователь просит содержание под стражей, а вы — подписку. Ну, правда, добились домашнего ареста. А такие обеспечительные меры, как залог и поручительство, не пробовали?
    «Три 159, одно 146» -чистая экономика, т.е. деньги. Соответственно — мера обеспечения — залог, чем больше, тем лучше. Оправдают — вернут, признают виновным — пойдет на возмещение вреда.
    «Одно 172+210» — незаконная банковская деятельность+организация преступного сообщества, по моему, содержание под стражей более чем оправдано.
    «одно 228+228.1» — глава хорошая «Преступления против здоровья и общественной нравственности населения» — посидит некоторое время, сам дрянь глотать не будет и другим сбывать. Содержание под стражей, в данном случае тоже хорошая превентивная мера.

    -2
    • 12 Марта 2013, 21:43 #

      > Содержание под стражей, в данном случае тоже хорошая превентивная мера.
      Незаконно. Заключение под стражей не может преследовать цель наказания и, тем более, превенции преступлений.

      +1
    • 12 Марта 2013, 23:30 #

      ответ для serdyuckliudmila: Ну как не пробывали? Конечно все меры предлагали, в частности по этому делу были  два поручителя, один вообще профессор и академик. Так что в крайности, уж я то точно, не впадаю. По двум 159 из трех арест — это ли не крайность? По поводу превентивности даже спорить с Вами не буду. Чем Дмитрий Игоревич ответить лучше и не смогу. Целесообразность — это вообще не правовая категория.

      +4
      • 13 Марта 2013, 02:21 #

        > Целесообразность — это вообще не правовая категория.
        Не скажите, Анатолий Сергеевич. В гражданско-правовых отношениях вполне себе используется и эта категория. В уголовно-правовых отношениях ей тоже есть своё место — например, при назначении наказания. Но не следует использовать её там, где это незаконно и ненормально. Там, где это не предусмотрено целью того или иного правового института. Заключение под стражу — это именно та сфера, где нельзя, строго нельзя, использовать названную категорию.

        +1
  • 12 Марта 2013, 21:52 #

    Ну, если вы, Дмитрий Игоревич, сможете все это объяснить судье, да еще и по таким статьям — подсудимый на вас в обиде не будет, это точно. Кстати, каждый случай уникален, неизвестно ведь, каков объем хранения и сбыта, что сбывалось и хранилось, личность подозреваемого, степень подготовки материалов дела.
    Уверена, что уровень профподготовки оперов ФСКН, собравших материал на «земле» и уровень специалистов ОБЭП разнятся существенно.

    -2
    • 12 Марта 2013, 22:07 #

      Модератору.
      А как на этом движке понять, на какое моё сообщение дан комментарий?

      0
    • 12 Марта 2013, 23:32 #

      Ну например объем гашиш 2,2 грамма — для Вас достаточный для ареста объем?(smoke)

      +2
      • 12 Марта 2013, 23:58 #

        Вот я лично не понимаю, как вообще связаны между собой (в теории) объём гашиша, пусть даже в деле о сбыте, и ЦЕЛИ заключения под стражу. Я помолчу о том, что общественная опасность и тяжесть преступления — далеко не столь уж увязанные между собой вещи, поскольку последнее — дело рук законодателя, а то и взбесившегося принтера. Но и действительная тяжесть преступления — не повод для заключения под стражу. Повод — тот вред следствию, которого реально стоит опасаться от предполагаемого преступника.

        +1
        • 13 Марта 2013, 00:21 #

          Конечно никак! Но самый большой вред следствию похоже заключается в том, когда подозреваемый жалуется везде как его били при задержании и подбрасывали вещество. Ради избежания такого вреда стоит....:D

          +4
  • 13 Марта 2013, 11:50 #

    Ох какую благодатную тему для праведного гнева по наболевшим вопросам поднял коллега! Анатолий Сергеевич, приветствую! Спасибо! Позволю высказаться по личным наблюдениям.

    За 10 лет практики у меня в среднем вопрос об избрании меры пресечения судом или продления срока содержания под стражей вставал примерно 1-2 раза в месяц. Бывало, что суд отказывал в ходатайствах следователя и жулика выпускали на свободу либо судом первой инстанции либо кассационной, но это из разряда исключений, всего пару раз было. Цифры одинаковые, также 1-2 раза, но уже в календарный год. Вот такая усредненная пропорция )) Маловато будет! ))

    Из тех 10-20 отправленных на свободу практически всем избиралась новая мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Из этого количества нарушил подписку, и совершил новую кражу соседской курицы на пропой в период следствия, причем никуда не скрываясь, только один!

    Указанные размышления в кулуарах судьи слушают, головой кивают, но в постановлениях только стандартные штампы…

    +5
  • 13 Марта 2013, 14:38 #

    Широкому применению залога препятствуют различные причины.
    ↓ Читать полностью ↓

    Не знаю как в крупных городах и субъектах, но у нас определенные в ч.3 ст.106 УПК РФ тарифы для большинства граждан и их родственников непосильны. Допустим, обвиняемый по тяжкому преступлению ч.4 ст.159 УК РФ в состоянии собрать не менее 500.000 руб. Но эти граждане единичны. Основная масса фигурантов по ст.ст.111 ч.3 и 4, 158 ч.3 и т.д., а это же совсем другой слой населения – малоимущие люмпены.

    Да и наличие только нижнего ориентира судей пугает. Трудно самим определиться с материальным положением задержанного. Следователь, как правило, проверяет материальное положение жулика только после подачи иска потерпевшего в конце предварительного следствия. На стадии избрания ареста в суде такими сведениями не располагает. Суд затрудняется. Иногда боится ошибиться – минимум кажется несправедливым. А когда возникают проблемы с соизмеримостью, то доходят до абсурда. В частности, до сих пор в шоке от того залога в сумме 50 миллионов рублей, которые избрали смертельно больному Василию Алексаняну по делу «Юкоса».

    Второй момент – отсутствие сложившейся судебной практики и технические препятствия. Однажды судья согласилась избрать залог, но в итоге отказала по причине, что затруднилась с формулировками в резолютивной части постановления. Они не понимают, как под условием выпустить человека, как формулировать. А если не внесут деньги на счет, то какая мера пресечения будет действовать или будет сразу две, чего не может быть. А если не внесут, то потом еще раз собираться по мере пресечения и по инициативе суда или новому ходатайству следователя или как? Вопросов задают много, ответов не знают. В постановлениях пленумов четких разъяснений о механизме применения залога нет, методички не разрабатывали, универсальные фразы для постановлений еще не существуют.

    Путаница для судей возникает и с депозитными счетами. У многих судов его до сих пор нет. У кого он должен быть, у суда или у следственного органа? А кто и как будет отслеживать поступление средств на счет? Защитник или следователь приносит сведения в суд о поступлении средств или суд сам запросом проверяет? А если обвиняемый скроется, то как в доход государства заложенное имущество обращать? А когда обвиняемый скроется, как суд узнает об этом, и какое постановление должен будет принять? А если это деньги вносят родственники по ошибке, не до конца понимая последствий, а они у них пропадут при побеге? Или еще хуже – можно же принять деньги из воровского общака, что о нас подумают, если узнают? А вдруг меня в коррупции заподозрят и проверять начнут? Ну и так далее – вопросов без четких ответов масса, а на свой страх и риск судьи действуют только в исключительных случаях.

    Судьи не понимают, как рассматривать просьбу о залоге. Защитник и обвиняемый могут просто обосновать свое пожелание в итоговом выступлении или обязаны заявить отдельное ходатайство о залоге? Суд должен рассмотреть оба вопроса в одном постановлении или вынести два разных, одно по ходатайству следствия, второе по ходатайству защитника? В общем, беда-беда, огорчение…

    В комментариях и научной литературе допускается внесение на депозитный счет не только денег, но и иного имущества. Хорошее начинание! Попробуйте предложить суду в качестве залога вторую квартиру или гараж, скорее всего — результат будет отрицательный.

    За последние пару лет регулярно прошу залог по всем делам, ссылаюсь на пленум ВС РФ, который обязывает суд во всех без исключениях случаях ареста и его продления рассматривать вопросы и мотивировать возможность/невозможность применения иных мер пресечения, включая залог, как по инициативе сторон, так и по собственной. И что? Ноль эмоций, практически никто не мотивирует данный вопрос, предписания ВС РФ игнорируются, извечная проблемка…

    Вспоминаю последние случаи, которые кроме как странными и издевательскими со стороны судей и назвать иначе не могу:

    1. Дело по ст.264 УК РФ (объективно) и ст.131 УК РФ (под большим вопросом). Родители обвиняемого на отдыхе, денег в семье нет. Супруга собрала дома, по знакомым и т.д. золотые украшения, на глаз – почти пол пакета. Обратились в ломбард по моему запросу, взвесили, взяли справку о стоимости одного грамма лома, составили письменное ходатайство о залоге… Когда судья после оглашения ходатайства увидела наш пакет, ее чуть кондратий не хватил. Покраснела, вскочила, объявила перерыв, помимо конвоя пригласила приставов, потребовала срочно убрать «побрякушки» из зала суда. Залог не избрала, долго обижалась в кулуарах, говорила о какой-то подставе…


    2. Дело по ст.228-1 ч.3 УК РФ, два эпизода. Предложили суду в качестве залога автомобиль с обоснованием его цены и возможностью хранения на спец.стоянке областного или городского ГИБДД или на стоянках хранения вещественных доказательств, то есть даже отказались от управления им под условием не отчуждения по сохранной расписке. Бодрый такой пятилетний «Лексус – ЛХ 470». После оглашения нашего предложения, суд объявил перерыв на три часа. Якобы для изучения практики и технической возможности такого залога. Закончилось все нашим удивлением. Прокурор приобщил копию постановления следователя о признании авто вещественным доказательством по делу, так как оно якобы использовалось для перевозки наркотических средств и содержит следы преступления. Приобщили справку из РЭО ГИБДД, в которой сказано о применении запрета на снятие с регистрационного учета. На словах прокурор сообщила, что данным ОРД ей известно, что на авто был поставлен электронный жучок, по которому отслеживали перемещение по городу, правда никаких сведений о рассекречивании данных ОРМ не представила. Зачем, суд и таким сказкам поверит. Сразу возникли вопросы, зачем суд объявлял перерыв и как они умудрились все быстро провернуть?! Помахали несбывшемуся залогу ручкой на прощание…


    3. И кульминация! Дело по ст.111 ч.4 УК РФ, которое очень сходно по обстоятельствам с делом самбиста Мирзоева и, скорее всего, закончится по ст.109 УК РФ. При рассмотрении ходатайства следователя мы предлагали в качестве сдерживающего фактора в отношении 21-го летнего обвиняемого залог в размере 500.000 руб. Первый судья в залоге отказал, мотивировать отказ не стал. При продлении срока содержания под стражей через два месяца увеличили залог до 1.000.000 руб. Итог тот же. При следующем продлении стражи увеличили залог до 1.500.001 руб. Сначала суд поинтересовался, почему именно такая сумма и что означает последний рубль. Потом заинтересовался легальность суммы залога. Час выяснял все имущественные дела, связанные с работой и перепродажей автомобилей обвиняемого. Всерьез ставил на рассмотрение сторон вопросы о затребовании сведений из ГИБДД. Обсуждал наследственные дела обвиняемого и его родственников, какие деньги он получил после смерти матери-предпринимателя, и какая у него доля в торговом бизнесе. Хотел истребовать сведения из налоговой инспекции. Когда ему сообщили, что половину суммы внесет родная тетка. Объявил перерыв на час, захотел ее увидеть. Как же он был удивлен, когда она принесла ему всю сумму наличными, выложила на стол и предложила ему, секретарю или прокурору пересчитать? После чего, естественно, впал в прострацию, потом с чувством гнева и выполненного долга гордо озвучил постановление о продлении стражи. В третий раз залог разошелся с судом разными дорожками… В дальнейшем следователь поведал, что у этого в этом суде залоги никогда не проходят ввиду отсутствия депозитного счета. Ну и зачем судье понадобилось такое поведение и трата половины рабочего дня?

    В кассационном порядке оспариваемые постановления обжаловались также безуспешно. На риторический вопрос в прениях, почему судьи бояться как черт ладана, применение залога, опускали глаза в стол… Определения судебной коллегии сию тайну не раскрыли…

    Уважаемые коллеги, извиняюсь, за «многа букафф», но накипело! Посему вопрос, а как у вас обстоят дела с залогами по суммам, механизму реализации и положительным решениям?

    +5
    • 13 Марта 2013, 14:57 #

      В дальнейшем следователь поведал, что у этого в этом суде залоги никогда не проходят ввиду отсутствия депозитного счета И эти люди запрещают нам ковыряться в носу «вершат правосудие»?  :x

      +5
    • 13 Марта 2013, 15:04 #

      Да знают все какой финансовый институт на самом деле препятствует применению залога-то…
      И в этом альтернативном финансовом институте всё почему-то ясно, и когда вносить, и сколько, и кому…

      +2
    • 13 Марта 2013, 15:51 #

      Какой зигзаг дала тема, благодаря «накипевшему» от Дмитрия Александровича, прямо вторая часть «известного» балета.:D Спасибо, очень интересно было прочесть о таких примерах. Я полагаю,  увеличивать залог в два и три раза нет смысла. Если у суда есть понимание возможности внесения залога, определенных в законе тарифов достаточно вполне.

      +2
    • 13 Марта 2013, 21:10 #

      У меня было дело там обвиняемой была изменена мера пресечения со стражи на залог в 700000 рублей. Изменили при продлении  по ходатайству адвоката, деньги были внесены на счет Управления судебного департамента, что я считаю не правильно на стадии следствия, потому как деньги «должны быть внесены в орган, в производстве которого находится дело» (в нашем случае УФСКН).

      Кстати и с возвратом залога тоже не все продумано. В п.10 ст.106 указано, что при прекращении УД следователем — залог возвращается, а если он на депозите суда, как его следователь вернет? В постановлении указал: «меру пресечения отменить», а про вернуть ни слова… Значит через суд, в каком порядке — ходатайство заявить или по заявлению? От залогодателя или обвиняемого? А кого нужно вызывать в суд?... 

      Хотя это тоже, скорее исключение, чем реальная практика. 

      +1
  • 13 Марта 2013, 15:52 #

    Вспомнил еще недавний случай. Избиралась стража. Обвиняемый как личность весь из себя порядочный, впервые привлекается, семья, дом, ребенок, работа, без вредных привычек, учетов и прочего компромата, охарактеризован всеми, включая участкового, исключительно положительно. Трудно к чему-нибудь придраться, но ч.4 ст.111 УК РФ. Указание прокурора следователю вести в суд на санкцию.
    ↓ Читать полностью ↓

    Нам было любопытно, чем они смогут подтвердить стандартные голословные утверждения – скроется, навредит следствию, совершит новое преступление.

    И что вы думаете? Нашелся у прокурора убийственный козырь для суда.

    Как ни удивительно, но это постановление пленума ВС РФ от 22.09.2009 № 22 «О практике применения судами мер пресечения в виде заключения под стражу, залога и домашнего ареста». А точнее, пункт 15 этого постановления, предусматривающий, что потерпевший имеет право присутствовать при рассмотрения ходатайств об аресте и продлении срока содержания под стражей.

    «Исходя из смысла положений, содержащихся в статьях 19, 42, 108, 123 УПК РФ, когда решением вопроса о мере пресечения затрагиваются права и законные интересы потерпевшего, в том числе связанные с необходимостью защиты его личной безопасности от угроз со стороны подозреваемого, обвиняемого или обеспечения возмещения причиненного преступлением материального ущерба, он, его представитель, законный представитель вправе довести до сведения органов предварительного расследования, прокурора и суда свою позицию относительно избрания, продления, изменения, отмены той или иной меры пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого, а также обжаловать принятое решение.
    Потерпевший в соответствии с частью 4 статьи 354 УПК РФ вправе обжаловать судебное решение о мере пресечения в отношении подозреваемого или обвиняемого. При этом возможность обжалования не зависит от того, принимал ли потерпевший непосредственное участие в судебном заседании».

    Ход конем! Мать погибшего пришла в суд в траурном одеянии и в соответствующем эмоциональном состоянии. Просила заключить «убийцу» под стражу по двум основаниям. Во имя справедливости на земле и потому, что она боится обвиняемого и его родственников.

    Все! Дело в шляпе! Судье эмоций потерпевшей оказалось достаточно, решение об аресте было принято мгновенно, несмотря на отсутствие убедительных оснований в материалах дела.

    На вопросы защиты потерпевшей и наши доводы в прениях о том, что они живут в разных концах города, друг друга видят впервые, адрес потерпевшей не известен, к ней никто и никогда со стороны подозреваемого не подходил, не то что не вредил или не угрожал ей. Доводы о том, что потерпевшая никаких показаний следователю по факту угроз или иного отрицательного поведения со стороны подозреваемых в сторону потерпевших никогда не давала, и что она никогда не обращалась в органы с заявлениями о применении к ней мер безопасности в порядке ч.3 ст.11 УПК РФ – остались пустым звуком…

    Решил взять на вооружение этот прием со своей стороны, хоть это и палка о двух концах. Пару раз заявил ходатайства о вызове потерпевших в суд – отказали по надуманным основаниям., даже копии постановления потом не им вручали. Один случай был, что потерпевшим был признан родной брат обвиняемого, оба азербайджанцы. Как ни странно его на санкцию запустили, послушали, но мнение проигнорировали. А он, между тем, прямо заявил, что не желает, чтобы брат на этой стадии сидел за решеткой, потому что не верит в его причастность к преступлению, но если это все-таки он, то пусть уже после приговора отвечает по закону. А пока он ходит под взором Аллаха, по обычаям должен работать и кормить своих детей и супругу, да и пусть на возмещение похорон заработает и отдаст.

    Вот такая избирательность судей и по этому вопросу. А как у вас, коллеги, с присутствием потерпевших на санкциях и с учетом их мнения?

    +5
  • 13 Марта 2013, 16:22 #

    Буквально бесят набившие оскомину судейские «мотивы», которые прилежные помощники заранее перекопировали из других постановлений о продленках стражи. Основания не отпали, ничего не изменилось.
    ↓ Читать полностью ↓

    Иногда судьи интересуются, не заболел ли обвиняемый в СИЗО и тогда добавляется – медицинские противопоказания для дальнейшего содержания под стражей отсутствуют.

    Но недавно встретился с новым способом судейского стёба – ни обвиняемым, ни его защитником не были представлены суду новые данные, опровергающие доводы следователя. Ничего нового нет, пусть и сидит по старому. И намек такой, что же вы господин адвокат даже по соглашению не работаете…

    Ах, ничего нового не представляем? Ну, хорошо, в следующий раз – держитесь!

    По одному из дел, ранее уже как-то писал на сайте, следователь привел в обоснование необходимости ареста среди прочих и такие доводы – обвиняемый сможет воспрепятствовать производству по делу и уничтожить доказательства. Довод основан на справке характеристике участкового и рапорте оперативника. Участковый – сможет угрожать свидетелям, потому что является сыном криминального авторитета! Оперативник – сможет уничтожить доказательства, потому что по его просьбе охранник бара уничтожил видеозапись из бара, на которой была зафиксирована драка, после чего скрылся.

    Готовимся к продлению стражи, разбиваем доводы следствия.

    Отец парня действительно был судим за рэкет в известную эпоху накопления первоначального капитала. Но, во-первых это было очень давно и он не был криминальным авторитетом и не был вовлечен в деятельность ни одной из преступных группировок. Во-вторых, мать мальчика на тот момент, развелась с ним еще в период следствия, а после его освобождения они не общались и живут в разных городах. Представляем суду необходимые сведения по отцу.

    Дальше больше, охранник из бара с обвиняемым не знаком. Он скрылся из города в неизвестном направлении, потому что задолжал людям кругленькие суммы. Мы нашли его кредиторов и приобщили копии судебных решений о взыскании с него заемных средств. Более того, пока шел своим чередом срок стражи, успели провести компьютерную экспертизу жесткого диска компьютера бара. Следов уничтожения записи эксперты не установили.

    Надуманные доводы следователя не выдержали публичной критики перед судом? Как бы не так! Первоначальные доводы, учтенные при заключении под стражу не отпали и не изменились! Правда уже без упоминаний, что защита ничего нового не представила.

    Честно говоря, уже не смешно, а просто противно!

    +7
  • 13 Марта 2013, 16:57 #

    Еще ряд неразрешимых пока проблем по вопросам избраний мер пресечения и их изменений в суде.
    ↓ Читать полностью ↓

    Это формальность подхода судебных коллегий при кассационном обжаловании. Они реально удивляются зачем, мол, вы по такому мелкому поводу к нам приехали? Подумаешь продление стражи…

    По моим делам судебные коллегии не усматривали никаких нарушений при отсутствии перевода постановления суда о заключении под стражу азербайджанцу, не владеющему русским языком. Переводчик же был в суде, был? Ну и достаточно, он и перевел ему все устно, а жалобу вы сами за него написали – права не нарушены! А зачем тогда переводили в письменном виде постановление о привлечении в качестве обвиняемого? Ну, так следователю наверно удобнее работать по делу…

    При явной неэффективности следствия, когда по одним и тем же доводам неоднократно продлевают стражу ввиду не полученных и якобы не изготовленных экспертных заключений, ни разу суд не вынес частное постановление или определение на следователя, хотя такая мера реагирования не только просилась нами, но и прямо прописана в постановлении пленума ВС РФ. Кассацию и в этом моменте никогда ничего не смущает.

    При отсутствии в материалах дела постановления руководителя следственного органа о продлении срока предварительного следствия, чего суд первой инстанции не учел, кассация спокойно приобщает по просьбе прокурора только что полученную факсимильную копию этого постановления и никаких нарушений не усматривает. Реальное дело, реальное удивление тройки – ну и что, что судья его не потребовала при продлении стражи, оно же в природе существовало, просто забыли приобщить своевременно…

    Отсутствие защитника по соглашению при задержании и оформлении протокола задержания без уведомления о явке на допрос подозреваемого и не предоставлении хотя бы защитника по назначению и даже без выяснения у фигуранта необходимости в правовой помощи – не является нарушением его прав, задержание законно. На что вы ссылаетесь? На ранее представленный следователю ордер и ходатайство фигуранта о не проведении никаких процессуальных действий без адвоката, удовлетворенное следователем в отдельном постановлении. Да, действительно есть такое, но нарушений прав на защиту при задержании все равно нет.

    А извечные вопросы, что же является фактическим задержанием и задержанием в кабинете у следователя? Проблемы несоответствия этих формулировок в разных нормативных актах суд ни один из судов не волнуют.

    И последнее, не знаю что и делать. За последний год после активного напора по вопросам продлений стражи, суды частенько вместо запрашиваемых следователем двух месяцев, продлевали только на один. И что нам это давало фактически? А ничего! При сокращенных сроках обжалования, но с предоставлением длительного времени для возражения прокурорам и, неторопливости канцелярий или умышленных бюрократических затягиваний, еще ни разу не получалось рассмотреть в кассации жалобу на постановление о продлении стражи раньше 1 – 1,5 месяцев. А за это время уже успевали заново продлиться и прокурор перед судебной коллегией доставал как козырь и размахивал уже свежее испеченным новым постановлением о продленке. В таких случаях, как решение судебной коллегии, так и их подход к разбирательству были такими же предсказуемыми, то есть – формальными.

    Что делать?

    +5

Да 24 24

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Домашний арест после содержания под стражей» 4 звезд из 5 на основе 24 оценок.
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Краснодар, Россия
+7 (932) 000-0911
Персональная консультация
Консультирование руководителей и собственников бизнеса. Проверка контрагентов, анализ сделок, инвестиций. Юридическая помощь, защита и консалтинг высокого уровня в любом регионе РФ
https://fishchuk.pravorub.ru/
Адвокат Назарова Наталья Викторовна
Москва, Россия
+7 (925) 518-1627
Персональная консультация
Адвокат по половым преступлениям. Защита лиц, обвиняемых в совершении преступлений против половой неприкосновенности и свободы. Адвокат по ст. 131-135 УК РФ. Адвокат в суде присяжных. Нестандартно
https://nikan770.pravorub.ru/

Похожие публикации

Продвигаемые публикации