Продолжение. Первая часть Антологии находится здесь.Третья часть находится здесь. Четвертая часть здесь.

Защита хорошо подготовилась к судебным заседаниям. Ходатайства были составлены «на все случаи жизни». Особенно тщательно защита готовилась к возможному оглашению протокола допроса свидетеля Калашникова А.В. в порядке ст. 281 УПК РФ – данный протокол был тем самым связующим звеном между другими доказательствами обвинения. Что и говорить, следователь ФСКН, хотя и весьма по-дилетантски подошла в вопросу монтажа подписей Калашникова А.В., однако особо тщательно составила текст его показаний, стопроцентно вписывавшийся в канву обвинения, и подтверждающий каждое обстоятельство, подлежащее доказыванию.

Вот сейчас прокурор заявит ходатайство об оглашении протокола допроса свидетеля Калашникова А.В., а мы противопоставим ему такие доводы, что суд будет просто вынужден, как минимум, отложить вопрос оглашения до окончания проверки факта фальсификации данного протокола.

И тут гром среди ясного неба… Калашников А.В. разыскан, задержан и доставлен в суд для дачи показаний!

Дело его поручено… угадайте кому? Та самая следователь, фальсифицировавшая материалы уголовного дела Сергея. Она, конечно же, уже опрошена Следственным комитетом о подделке подписей Калашникова А.В. и будет пытаться обезопасить себя. Ее главная цель – чтобы в судебном заседании Калашников А.В. подтвердил показания, которые он в действительности не давал на предварительном следствии. Если свидетель Калашников А.В. подтвердит в судебном заседании «свои» показания, придуманные следователем ФСКН, это будет практически означать поражение защиты. Следственный комитет однозначно будет ссылаться на непризнание Калашниковым А.В. факта фальсификации протокола «его» допроса.

Ситуация осложнялась тем, что, во-первых, подписи в протоколе допроса свидетеля принадлежат Калашникову А.В. (они просто туда вмонтированы), а во-вторых, у свидетеля Калашникова А.В. с моим подзащитным конфликт, возникший из-за совместно открытого ими магазина.

Установлена личность свидетеля. Допрос начинает прокурор.

— Занимались ли вы когда-нибудь незаконным оборотом наркотиков?

— Нет.

Полчаса допроса прокурором. Свидетель настаивал, что не имеет отношения к незаконному обороту наркотиков, что подписать показания его заставила та самая следователь ФСКН, которая с его слов хвасталась, что наркотики ему могут подкинуть так же как и Галичеву С.Ю.

Свидетель рассказал, как оперативные сотрудники ФСКН похитили его в г. Уссурийске, засунули в багажник, как он от них сбежал. Прокурор тщетно пыталась «вразумить» свидетеля обвинения. Суд смотрел на обвиняемого так, как будто хотел сказать: «между прочим, в соседнем районе жених украл члена партии!».

Прокурор просит огласить два протокола явки с повинной и два протокола допроса свидетеля.  Свидетель в недоумении, как два по два? Со слов свидетеля, им была подписана одна «явка» и один протокол допроса свидетеля. Защита не возражает, а напротив, просит огласить и предъявить свидетелю Калашникову А.В. на обозрение все документы за его подписью, особенно те, которые составлены в тот период, когда здание Управления ФСКН он не посещал. Свидетель настаивает, что один из протоколов «его» допроса содержит показания, которые он никогда не давал. Протокол явки с повинной содержит показания, которые он также не давал. В постановлении о производстве выемки и соответствующем протоколе подделаны его подписи.

Допрос свидетеля окончен.

Прокурор просит перерыв в пять минут.

Через пять минут прокурор весело-надменно просит отложить судебное заседание для предоставления процессуального решения, вынесенного по результатам проверки заявления Василенко С.А. о фальсификации протокола допроса свидетеля Калашникова А.В.

Следующее судебное заседание, а прокурор и суд как будто забыли на чем остановились в прошлый раз. Ну давайте мы напомним – защита просит приобщить к материалам дела заключение служебной проверки ОСБ УФСКН РФ по ПК в отношении следователя-фальсификатора. Прокурор просит отложить разрешение ходатайства защиты, пока не будет истребовано процессуальное решение по заявлению о преступлении. Явно рассчитывает на «отказное» решение. После очередного отвода, прокурор в судебном заседании, не стесняясь адвоката, спросила судью: «если будет ходатайство об изменении меры пресечения, вы удовлетворите?». В протоколе, конечно же такой записи нет, но есть на диктофоне.

Инспектором ФСИН мне было сообщено, что в коридоре суда кое-кем было предложено составить рапорт о нарушении мной меры пресечения.

Прошел месяц, другой. А прокурор все «несет» процессуальное решение. Ну давайте защита в очередной раз поможет прокурору. Просим истребовать постановление о возбуждении уголовного дела по факту фальсификации протокола допроса свидетеля Калашникова А.В.

Прокурор категорически против, она ведь рассчитывала на отказ в ВУД, а тут совершенно неожиданное для обвинения решение. Суд солидарен с прокурором, ходатайство защиты об истребовании постановления о возбуждении уголовного дела по факту фальсификации оставлено без удовлетворения.

Пришлось напомнить суду, что когда прокурор просил истребовать процессуальное решение, суд удовлетворил. А когда защита ходатайствовала о приобщении этого же решения, суд отказывает. Ходатайство защиты удовлетворено, принцип равноправия сторон в уголовном процессе, пусть и не сразу, поддержан судом.

Защита в ходе процесса много раз просила суд признать недопустимыми доказательствами фальшивые протоколы следственных действий. Каждый раз, когда мы стоя выслушивали постановление судьи об отказе в удовлетворении ходатайства, у нас возникало чувство, что мы находимся в какой-то параллельной реальности: суд красочно и со вкусом описывал сущность доказательства и наши доводы, развернуто ссылался на положения закона, предписывающие судам исключать из состава доказательств протоколы следственных действий, проведенных с нарушением норм УПК РФ. В резолютивной части постановления суд раз за разом указывал, что в протоколе, где все подписи участников следственного действия поддельные, отсутствуют замечания,  а сами протоколы подписаны уполномоченным на то лицом. Поэтому, доказательство в деле остается…

Наконец, в очередной раз защита ходатайствует о признании протокола допроса свидетеля Калашникова А.В. недопустимым доказательством. Речь прокурора повергла защиту в шок! Государственный обвинитель просит суд не учитывать факт фальсификации доказательства и, поэтому, не признавать данное доказательство недопустимым. Прокурор добавляет, что просто отказывается от данного доказательства, как от доказательства обвинения.

Суд «мотивированно и обоснованно» постановил оставить ходатайство без рассмотрения!

Судебное разбирательство продолжается уже два года. В суд доставлен свидетель Галичев С.Ю. Он уже успел «осудиться», приговор был отменен по жалобе адвоката Шарапова О.А., и у свидетеля начался второй круг судебного разбирательства. Свидетель доставлен в наше заседание по ходатайству стороны защиты – защита просит предъявить свидетелю ряд процессуальных документов, где значится подпись от имени Галичева С.Ю. Суд самостоятельно осматривает подписи в процессуальных документах… и отказывает защите с мотивировкой: «суд не интересует наличие в деле фальсификата, свидетелю можно задавать вопросы только относительно причастности подсудимого к инкриминируемым деяниям».

На следующее заседание подсудимый заявляет отвод судье за то, что ее «не интересует наличие в деле фальсификата».

Пошел третий год судебного разбирательства. Защита обеспечила участие в судебном заседании специалиста в области ТЭД (технической экспертизы документа). Специалист допрошен, защита ходатайствует о приобщении к делу оригиналов трех заключений специалиста. Прокуратура попросила время подумать. Думала целых шесть месяцев! Хорошенько подумала и не стала возражать против удовлетворения ходатайства защиты. Суд приобщил заключения специалиста.

За это время защита добыла свободные, условно-свободные и экспериментальные образцы подписей Галичева С.Ю. и Калашникова А.В. Экспериментальные подписи были составлены в СИЗО № 1 г. Владивостока, заверены начальником СИЗО и направлены почтой специалисту-почерковеду. Также были собраны свободные и условно-свободные образцы подписей следователя ФСКН. Три заключения специалиста-почерковеда установили, что в протоколах следственных действий подписи Галичева С.Ю. и Калашникова А.В. поддельные, а подписи следователя настоящие – все это в целях указать суду и следствию на «неустановленное» лицо, фальсифицировавшее подписи.

Теперь мяч был на стороне моего доверителя, ему следовало подать заявление в Следственный комитет о ранее не заявленных фактах фальсификации и добиваться возбуждения уголовного дела по новым обстоятельствам.

Обвиняемый:

Казалось бы, возбуждено уголовное дело по факту фальсификации протокола допроса свидетеля Калашникова А.В. (хотя в признании меня потерпевшим было отказано), вот-вот установят «неустановленного» следователя, фальсифицировавшего протокол, возбудят уголовные дела по иным фактам совершения фальсификации и служебных подлогов, соединят в одно производство, и будет защите счастье.

В одно производство, конечно, соединили. Но вот только не уголовные дела, а банально присоединили материалы проверки КРСП к возбужденному уголовному делу. Не до конца понимая в чем суть маневров Следственного комитета, я на мгновение обрадовался и успокоился, но Олег Александрович сразу пояснил – присоединение материалов КРСП к уголовному делу является «формой умышленного сокрытия материалов КРСП от учета и проведения процессуальной проверки». И действительно, к уголовному делу, возбужденному по факту фальсификации протокола допроса конкретного свидетеля были приобщены рапортом следователя материалы КРСП в рамках которых проверялись иные факты подделки подписей: понятых, обвиняемых, экспертов и др. Само же уголовное дело было приостановлено в связи с «невозможностью установить лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого». Получалась нелицеприятная картина: материалы КРСП не проверили должным образом; укрыли от проведения проверки путем присоединения к уголовному делу; уголовное дело приостановили, исключив саму возможность проведения проверки материалов КРСП.

Предложенная Олегом Александровичем формулировка об «умышленном сокрытии материалов КРСП от учета» понравилась не только мне, но и руководителю Следственного комитета по субъекту Федерации, к которому на личный прием с жалобой в очередной раз прибыла моя мать. Жалоба была рассмотрена и следователем СК было составлено 7 рапортов «об обнаружении признаков преступления». Соответственно, было инициировано проведение проверки по «выявленным» Следственным комитетом фактам фальсификации и фактам совершения служебного подлога.

Правда в материалах проверки после такого «обнаружения признаков преступления» не оказалось ни первоначальных заявлений о преступлениях, ни полученных защитой заключений специалистов, ни даже самих поддельных документов. Только рапорты следователя. Отказывать в возбуждении уголовного дела по таким материалам проверки следователю было совсем нетрудно.

Выход, конечно же, из такой ситуации был найден. В соответствии с п. 35 Инструкции «об организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлении в следственных органах (следственных подразделениях) системы Следственного комитета Российской Федерации» к каждому материалу КРСП были поданы дополнительные заявления о преступлениях, куда были приложены копии поддельных документов, соответствующие заключения специалистов и иные, важные для изобличения следователя-фальсификатора, документы.

Также, по указанию Олега Александровича, «точечно» были поданы ходатайства о проведении конкретных проверочных действий по каждому материалу КРСП. Если честно, я даже не догадывался, что ходатайства от участника уголовного судопроизводства могут быть поданы не только в рамках уголовного дела, но и в рамках доследственной проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ. Для начала пришлось доказывать следователю и процессуальному контролю СК банальную истину: я участник уголовного судопроизводства – заявитель (ч. 2 и 6 ст. 142 УПК РФ, ч.2 ст. 148 УПК РФ), и мои ходатайства должны быть рассмотрены в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса РФ (ч.1 ст. 119 УПК РФ, ст. 122 УПК РФ). После чего, через многочисленные «личные приемы» у руководства краевого СК, удалось добиться признания необходимости проведения конкретных проверочных действий.

Естественно следователю СК стало намного труднее обосновывать «отсутствие события преступления» при вынесении постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела. Однако Следственный комитет добыл для себя и районного суда самое важное — время.

Галичев С.Ю. – 14 лет строгого режима.

Калашников А.В. – 14 лет строгого режима. По жалобе адвоката Шарапова О.А. наказание снижено всего на 6 месяцев.

Если до вынесения приговоров в отношении Галичева С.Ю. и Калашникова А.В. постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по ч.3 ст. 303 УК РФ имели хотя бы малейший намек на изящество и обоснованность, то истребовав вышеуказанные приговоры и приобщив их к материалам проверок, следователь Следственного комитета перестал утруждать себя необходимостью тщательно обосновывать причину отказа в возбуждении уголовных дел. Теперь причина отказа в ВУД по всем материалам проверок была одинакова – документы, о фальсификации которых мной заявлялось, были «проверены» при разрешении уголовных дел Галичева С.Ю. и Калашникова А.В. по существу, недопустимыми доказательствами не признавались, значит, в соответствии со ст. 90 УПК РФ, данное обстоятельство свидетельствует об отсутствии события преступления.

Прокурор, естественно, не лишил себя удовольствия ходатайствовать перед судом о приобщении к моему уголовному делу постановлений об отказе в ВУД по моим заявлениям о преступлениях. Ситуация для защиты была довольно сложная, казалось, война была проиграна на обоих фронтах: Следственный комитет фактически отказался проводить процессуальную проверку моих заявлений, сославшись на факт непризнания судом доказательств недопустимыми; суд отказался признать доказательства недопустимыми со ссылкой на постановления следователя СК. Круг замкнулся?

Очередной раз мама пошла на личный прием к руководителю СК по субъекту Федерации, где главным доводом была ссылка в жалобе на Определение Конституционного Суда РФ от 25 октября 2016 года № 2228-О «об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Сергиенко Владимира Ивановича на нарушение его конституционных прав статьей 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», гласящее: «при исключительных обстоятельствах, свидетельствующих о совершении участниками производства по уголовному делу, в том числе следователем или дознавателем, преступления, вследствие чего искажалось бы само существо правосудия, уголовно-процессуальный закон допускает возможность проведения отдельного, самостоятельного расследования этих обстоятельств, по результатам которого может быть вынесен приговор; вступление такого приговора в силу позволяет осуществить пересмотр ранее вынесенного приговора или иного судебного решения по делу ввиду вновь открывшихся обстоятельств».

Отказ. Отмена. Отказ. Отмена. Отказ. Отмена…

Адвокат:

Калашников А.В., сообвиняемый моего подзащитного, будучи допрошенный нами в судебном заседании, дал очень важные для защиты показания. Свидетель Калашников А.В. обозрел подписи в протоколе выемки заграничного паспорта и заявил, что подписи поддельные. Защита ходатайствовала о назначении судебной почерковедческой экспертизы, суд отказал – сослался на отсутствие данного наименования экспертиз в ст. 196 УПК РФ, хотя Определение КС РФ от 23 июня 2016 года № 1245-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ватулина Михаила Михайловича» это запрещает: «Положения ст. 196 УПК РФ не исключают право стороны защиты заявить ходатайство о проведении судебной экспертизы в случаях, прямо не указанных в данной статье, и не допускают при этом произвольного отказа в удовлетворении такого ходатайства, если обстоятельства, об установлении которых просит сторона защиты, имеют значение для конкретного уголовного дела».

Защита допросила в судебном заседании специалиста-почерковеда, суд приобщил к материалам дела соответствующее заключение, свидетельствующее о фальсификации подписей Калашникова А.В. В назначении судебной экспертизы опять отказано со ссылкой на ст. 196 УПК РФ.

Мы не стали удивляться тому, что прокурору и суду известно о том, как проводится проверка в Следственном комитете, а в Следственном комитете известно о том, как идет судебное следствие. Однако нас поразил тот факт, что следователь Следственного комитета, проводя процессуальную проверку в порядке ст. 144-145 УПК РФ по факту фальсификации протокола выемки загранпаспорта Калашникова А.В., сама совершила фальсификацию, с целью помочь преступнице-следователю ФСКН избежать уголовной ответственности.

В соответствии с положениями статей 170 и 183 УПК РФ выемка производится с участием не менее двух понятых. В протоколе выемки загранпаспорта Калашникова А.В. имелись сведения об участии двух понятых. Однако факт того, что подпись Калашникова А.В. в данном протоколе поддельная, а понятые – реально существующие люди, позволял нам предположить, что выемка в действительности не проводилась, и подписи понятых подделаны.

Каково же было наше удивление, когда в материалах доследственной проверки по факту фальсификации протокола выемки загранпаспорта Калашникова А.В. мы обнаружили объяснения этих двух «понятых», гласящие о том, что «свои подписи» они с уверенностью узнают и в следственном действии они участвовали.

В объяснениях понятых имелись их адреса и телефоны.

Мама доверителя встретилась с указанными «понятыми», показала им «их» объяснения и узнала, что ни в какой выемке заграничного паспорта Калашникова А.В. они не участвовали. Да, в объяснениях действительно стояли их подписи, однако следователь Следственного комитета обещала им написать в объяснениях, что они не участвовали в следственном действии по выемке загранпаспорта Калашникова А.В. – надо просто, в целях экономии личного времени, подписать чистые бланки объяснений. И они подписали.

Естественно, теперь отказ в возбуждении уголовного дела по факту фальсификации протокола выемки загранпаспорта Калашникова А.В.  Следственный комитет обосновывал фальсифицированными объяснениями «понятых».

На следователя Следственного комитета было подано соответствующее заявление о преступлении. Руководством краевого Управления Следственного комитета РФ по ПК в отношении следователя СК была назначена психофизиологическая экспертиза (полиграф). В возбуждении уголовного дела в отношении следователя СК отказали. С материалами доследственной проверки ознакомиться не дали, они засекречены постановлением руководителя СК по субъекту Федерации! Следователь СК уволилась по собственному желанию. Ранее эта следователь уже имела несчастье подделать протокол допроса свидетеля по делу, защиту по которому я осуществлял. Сменила тогда место работы,  но не изменилась сама.

Настало время допросить «понятых» в суде.

Допрос первой «понятой». Девушка заявляет, что подписи в протоколе выемки загранпаспорта Калашникова А.В. ей не принадлежат, и вообще она на момент «проведения» следственного действия была в роддоме по понятным обстоятельствам. Ходатайство защиты о назначении почерковедческой судебной экспертизы оставлено судом без удовлетворения со ссылкой на ст. 196 УПК РФ.

Допрос второй «понятой». И опять суд, получив явное свидетельство фальсификации подписей в доказательстве обвинения, отказывает защите в проверке доказательства путем незаконной ссылки на ст. 196 УПК РФ.

Прокурор обеспечивает явку свидетеля-следователя ФСКН в судебное заседание. Следователь ожидаемо настаивает, что все подписи в протоколе аутентичны. Задает суду, прокурору и защите риторический вопрос – «а подписи адвоката я что, тоже подделала?». Тоже.

Защитой обеспечена явка адвоката, от чьего имени имеются подписи в фальсифицированном протоколе. Адвокат категоричен – подписи подделаны, следственного действия не проводилось.

Отгадайте, чем закончилось разрешение ходатайства защиты об исключении доказательства? Правильно, прокурор попросил суд не учитывать факт фальсификации. Суд опять не отказал, а оставил без рассмотрения! ходатайство об исключении доказательства по тому основанию, что обвинение более не ссылается на данный протокол.

Ну и ладно, пусть прокурор не ссылается. Тогда сошлемся мы. Защита заявляет о своем праве представлять доказательства и просит суд огласить протокол допроса свидетеля Калашникова А.В. и протокол выемки его загранпаспорта. «Зачем?» — суд в ступоре. «Ну как же, Ваша честь, защита наравне с обвинением вправе представлять доказательства, и суд обязан будет в соответствии с ч.1 ст. 88 УПК РФ проверить допустимость и достоверность данных доказательств защиты» — на брошенную защите кость в виде отказа прокурора от доказательства мы не согласны. «Ходатайство о повторном оглашении доказательств оставить без удовлетворения, доказательства исследованы судом, недопустимыми не признавались» — взгляд судьи настолько красноречив, что кажется сейчас этим взглядом защита будет просто аннигилирована.

Оказывается Закон действует не только тогда, когда разрешено действовать правоприменителю.

«Защита явно затягивает сроки судебного делопроизводства» — эту фразу мы слышали от суда и прокурора в течение двух лет.

Но позвольте, Ваша честь, разве не прокурор по месяцу изучает ходатайства защиты, разве мы виноваты, что дело фальсифицировано «от корки до корки»?

«Подсудимый, вы готовы давать показания?» — на неоднократный вопрос мой подзащитный стандартно отвечает: «только после разрешения судом всех заявленных защитой ходатайств».

Давайте перейдем к не менее интересному факту фальсификации.

Защита, после очередного обвинения в намеренном затягивании судебного заседания, ходатайствует о прослушивании материалов ОРМ «ПТП». Чтобы не слишком «затягивать» сроки судебного разбирательства, защита просит суд исследовать не все подряд, а конкретные звуковые файлы, как на предмет их соответствия текстовому изложению в протоколах осмотра, так и на предмет их физического существования.

Суд в упор не хочет слышать очевидную подмену фраз. Важные для защиты слова, намеренно неуслышанные следователем, теперь не могут различить прокурор и судья. Ну что же, в этом нам тогда поможет заключение специалиста, уж он то в своей стенограмме точно определил содержание разговора.

Тут суд решил, что хватит с него приобщать всякие там непонятные заключения. Но как же, Ваша честь, мы же только начали…

Самый главный для обвинения разговор суд искал на протяжении четырех судебных заседаний – с утра до позднего вечера. Мы подсказали суду – несуществующий разговор на дисках с ОРМ «ПТП» отсутствует, зато есть в фальсифицированном протоколе допроса свидетеля Калашникова А.В., где последний даже якобы его комментирует. А может Уважаемые прокурор и Ваша честь согласятся с нами, что это одно и то же «неустановленное лицо» составило оба протокола? Вопрос, конечно же, риторический.

Прокурор обеспечивает повторную явку свидетеля-следователя ФСКН в судебное заседание. Свидетель показушно-судрожно «пытается» найти несуществующие разговоры (то к темю их прижмет, то их на хвост нанижет, то их понюхает, то их полижет). «Разговор был, я его прекрасно помню» — настаивает «неустановленное лицо». Суд отказывает защите в проведении компьютерно-технической судебной экспертизы и исключении из протокола осмотра (прослушивания) несуществующих разговоров по той причине, что следователь ФСКН прекрасно помнит о существовании данных разговоров.

Идем дальше. Мало того, что следователь ФСКН придумала несуществующие разговоры, а часть имеющихся разговоров намеренно исказила, так эта беззастенчивый фальсификатор еще и «подсунула» в качестве материалов ОРМ «ПТП» в отношении Авраменко К.В. и Галичева С.Ю. разговоры третьих лиц. Следствием приобщены к делу два заключения фоноскопических судебных экспертиз, соответственно в отношении Авраменко К.В. и Галичева С.Ю. Однако, в действительности, образцы голоса и речи у данных обвиняемых не изымались. Протокол получения образцов голоса у Авраменко К.В. фальсифицирован путем монтажа из протокола и постановления получения образцов отпечатков пальцев рук и оттисков ладоней Авраменко К.В. Подписи обвиняемого Галичева С.Ю. следователем ФСКН банально сымитированы.

Здесь хорошо видно, как подписи из «изъятия следов пальцев и отисков ладоней» переползли в «получение образцов голоса»

Опять отказ в проведении экспертиз. Опять ссылка на «необязательность» назначения экспертизы (ст. 196 УПК РФ).

Готовим отвод председательствующему. Напоминаем судье о том, как самоотверженно она обеспечивала объективность и беспристрастность на всем протяжении судебного разбирательства. Суд откладывает заседание сразу после разрешения отвода.

«На следующем заседании, подсудимый, готовьтесь давать показания»— это уже не дежурная фраза, это угроза.

Показания давно готовы. К прениям давно готовы. Готовы ко всему.

«Ваша честь, последнее ходатайство защиты, и подсудимый будет давать показания».

А может правосудие все же восторжествует… Или приговор все-таки вынесут, даже несмотря на тотальную фальсификацию доказательств?

Соавторы: Василенко Сергей Александрович

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Ходатайство Истребов​анияПостановления о ​ВУД60.4 KB
2.Ходатайство почерков​едческая77.1 KB
3.Отвод помощнику прок​урора73.8 KB
4.ВУД по монтажу подпи​сей Калашникова70.2 KB
5.Ходатайство исключит​ь голос Гал Итоговое120.3 KB
6.Ходатйство исключить​ экспертизу голоса А​враменко Итоговое89.6 KB
7.Запрос СК (своих не ​сдаем)206.3 KB
8.Отвод Судье142.1 KB

Автор публикации

Адвокат Шарапов Олег Александрович
Владивосток, Россия
Защита по уголовным делам.
Помощь по гражданским делам.
Таможенные споры, арбитраж. Административное производство.

Да 79 79

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Более 20 участников...
  • 03 Марта, 13:33 #

    Уважаемый Олег Александрович, это настоящий детектив, реальный юридический триллер, достойный экранизации! (Y) 
    Вы молодцы! Жду продолжения и не сомневаюсь в вашей победе! (handshake)

    +18
    • 03 Марта, 13:42 #

      Уважаемый Иван Николаевич, я наверное окончательно поседел на этом деле (giggle). Я и сейчас в таком же процессе сижу. В приобщении заключений специалиста (восемь штук) уже отказано.

      +13
  • 03 Марта, 13:59 #

    Уважаемый Олег Александрович, голова аж закружилась! 

    Всё, что не делают правохоронители-всё принимается судом.

    Всё, что не делает подсудимый с защитой-всё отклоняется.

    Вот это я понимаю равноправный и состязательный процесс, организованный независимым и беспристрастным судом. 

    Жду третьей части!

    +17
  • 03 Марта, 14:20 #

    Уважаемый Олег Александрович, да уж… Интересна дальнейшая судьба участников дела со стороны обвинения (судьи в том числе). Надеюсь, расскажете. Это же открытое судебное заседание в условиях гласности. Нам дороги их имена в том числе.

    +13
    • 03 Марта, 15:36 #

      Уважаемый Олег Витальевич, сегодня «наша» судья вынесла приговор по громкому делу. 12 лет + 400 000 000 штрафа.
      https://vladnews.ru/2019-10-18/160793/primorskiy_okeanarium

      https://vestiprim.ru/...u-o-milliardnom-hischenii.html

      Между тем, судья Орлова рассмотрение дела Поплавского начинает в 9 утра и заканчивает почти в 21 час, с перерывом на обед с 13 до 14 часов. И так ежедневно, исключая субботу и воскресенье. Но это еще не рекорд. Как рассказали нашему корреспонденту коллеги госпожи Орловой, однажды она закончила заседание в 22 часа.У нас она не так сильно лютовала. Максимум пару раз в 20.30 заканчивала.

      +10
    • 03 Марта, 15:45 #

      Уважаемый Олег Витальевич, хоть и «искры летели» в процессе, в итоге уважаемая мною судья Орлова Наталья Анатольевна приняла абсолютно законное и единственно правильное решение.
      Причем два раза, не смутившись отменой первого постановления.
      Так что всё в жизни сбалансировано.

      +13
      • 03 Марта, 16:03 #

        Уважаемый Олег Александрович,
        Орлова Наталья Анатольевна приняла абсолютно законное и единственно правильное решение.Абсолютная правда, судья Орлова не побоялась ни апелляции, ни прокуратуры и оказалась права. Сначала с ней было нелегко защите, а потом обвинению. Так что по результатам судебного разбирательства карма судьи осталась, как минимум, нейтральной.

        +12
  • 03 Марта, 16:31 #

    Уважаемый Олег Александрович, (Y)(Y)(Y)

    +9
  • 03 Марта, 17:59 #

    Уважаемый Олег Александрович, читаешь и не можешь избавиться от чувства, что суд идет не в отношении подсудимого, а в отношении следователя, обвинителя и самого суда…

    +10
  • 03 Марта, 18:22 #

    Уважаемый Олег Александрович, встречал в своей практике фальсификации, но чтобы в таком объеме. Это однако. Жду финала истории.

    +10
  • 03 Марта, 19:19 #

    Уважаемый Олег Александрович, просто какой-то треш. Такой тотальной фальсификации в практике не встречал. С нетерпением ждем развязки…

    +9
  • 03 Марта, 19:48 #

    Уважаемый Олег Александрович, так бывает, да? Что-то даже в сердце закололо.

    +8
  • 03 Марта, 21:15 #

    Уважаемый Олег Александрович и Сергей Александрович, Вам, ребята, я аплодирую стоя. Это Оскар, однозначно Оскар во всех номинациях! (handshake)

    +10
    • 04 Марта, 03:08 #

      Уважаемый Александр Валерьевич, спасибо!
      Это Оскар, однозначно Оскар Большинство номинаций полагается блондинке-следователю ФСКН:
      Лучший монтаж (фальсификация протоколов путем монтажа);
      Лучшие визуальные эффекты (подражание подписям понятых, свидетелей, экспертов, адвокатов и следователя-коллеги);
      Лучший звук (выдумка несуществующих разговоров ОРМ «ПТП»);
      Лучший звуковой монтаж (подмена фраз в протоколе прослушивания ОРМ «ПТП»);
      Лучший оригинальный сценарий (сотворение ОПГ, контрабанды и сбыта);
      Лучшая режиссура (подделка сроков следствия, подделка розыска);
      Лучшая женская роль (как она играла в суде… как она играла).

      +12
  • 04 Марта, 03:41 #

    Уважаемые коллеги, НЕ расслабляйтесь!
    Это всё ещё «семечки». 8-|:x

    +6
  • 04 Марта, 05:02 #

    Уважаемые Олег Александрович и Сергей Александрович, поймал себя на мысли, что, читая публикацию, всё время подсознательно жду, когда же появится Брюс Уиллис и убьёт всех плохих персонажей!

    +13
  • 04 Марта, 08:36 #

    Уважаемый Олег Александрович, теперь жду следующую часть с нетерпением.8-|

    Страшно представить, что ещё могло случиться, на что судья просто не смогла закрыть глаза. Вроде по заголовку понятно, что у данного дела счастливый конец, но как Вам удалось «порвать шаблон» у суда — остаётся загадкой.

    +6
  • 04 Марта, 09:11 #

    Уважаемый Олег Александрович, фальсификации бывают не только в уголовном деле, но и в гражданских делах.
    Как Вам такое: Судья при вынесении решения по делу о взыскании алиментов в процентах и твердой денежной сумме сослалась в своем решении на справку о доходах ответчика, приобщенную самим ответчиком (не участвовавшим в деле и не приславшим своим представителя), который на самом деле такую справку не присылал и в материалах дела отсутствует данная справка, на которую ссылается судья? Решению суда уже ориентировочно два года.
    В результате алименты превышают реальный доход алиментообязанного лица?
    И, самое главное, алиментообязанный не верит, что можно этот размер алиментов отменить или изменить. Поэтому и не стал направлять иск.
    Но чем окончилось Ваше дело, безусловно, интересней.

    +5
  • 04 Марта, 11:09 #

    Уважаемый Олег Александрович, обе части прочитал «взахлеб», на одном дыхании. Самому неоднократно приходилось сталкиваться с фальсификацией следствием доказательств, но чтобы в одном уголовном деле и в таком количестве...
    Особенно «радует» позиция независимого и беспристрастного суда. 
    Жду третью часть!

    +5
  • 04 Марта, 13:04 #

    Уважаемый Олег Александрович, нет слов — адвокат с такой мертвой хваткой, вкупе, с несгибаемым доверителем — уже две трети успеха.

    +13
  • 04 Марта, 13:39 #

    Уважаемый Олег Александрович, когда читаешь сюжет, невольно себя переносишь на место действия.
    И уже сам себе задаешь вопрос, ты защитник, чтобы сделал сам?
    Как раз тут интрига — возможны варианты и сценарии.
    Единственно правильный сценарий, который был доведен до конца самим автором.

    +9
  • 04 Марта, 14:28 #

    Уважаемый Олег Александрович, какое тяжелое дело, какой титанический труд  защиты!
    Сколько раз защита упирается в стену, и все равно снова поднимается и идет. Сколько нужно сил, терпения и знаний, чтобы проломить эту стену.  Выражаю мое большое уважение бойцам защиты по этому делу!(Y)

    +10
  • 04 Марта, 17:36 #

    М-да… Вот вы нервишек-то себе потрепали…

    +4
  • 04 Марта, 18:52 #

    Уважаемый Олег Александрович, выше всяких похвал!

    +7
  • 04 Марта, 21:52 #

    Уважаемый Олег Александрович, знаю, что в десяток страниц публикации все переживания не вместишь. Но Ваше «вот это вот всё» суть хороший сюжет для романа. Для сериала. И для учебника по защите. Стиль — зачитаешься!

    +5
  • 05 Марта, 10:36 #

    несуществующий разговор на дисках с ОРМ «ПТП» отсутствует, зато есть в фальсифицированном протоколе допроса свидетеля Калашникова А.В.Уважаемый Олег Александрович, а в ходе 217-й ходатайство об ознакомлении с дисками «ПТП» (на основании которых был составлен протокол  якобы их осмотра) подзащитным и предыдущим защитником, который участвовал в 217-й, заявлялось? 
    И были ли в протоколе 217-й замечания о непредоставлении для ознакомления этих несуществующих дисков «ПТП»? 
    Ведь в противном случае налицо невыполнение следователем требований, предусмотренных ст.217 УПК…

    +4
    • 05 Марта, 11:53 #

      Уважаемый Михаил Борисович, спасибо за внимание к публикации!
      а в ходе 217-й ходатайство об ознакомлении с дисками «ПТП» подзащитным и предыдущим защитником, который участвовал в 217-й, заявлялось? Ходатайство заявлялось в ходе предварительного следствия по двум основаниям:
      1. Текстовое содержание не соответствует аудиозаписи;
      2. Два самых главных разговора отсутствуют.
      Оставлено следователем без удовлетворения с мотивировкой: подмен фраз не допускалось, как слышала так и писала; отсутствующие разговоры будут представлены только в виде текстового изложения (протокол осмотра + справка оперов).
      125-я отказала в удовлетворении жалобы со ссылкой на ст. 38 УПК РФ. Апелляция и 124-я отказали, поскольку дело поступило в суд, где и было предложено разбираться по существу.
      Суд отказался признать недопустимым протокол осмотра (в части прослушивания несуществующих разговоров). Однако отказал обвинению в оглашении справки ОРМ «ПТП», поскольку справка была без даты и было невозможно установить соблюдение требований Инструкции «О порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд».
      были ли в протоколе 217-й замечания о непредоставлении для ознакомления этих несуществующих дисков «ПТП»?Отдельного замечания не было. Следователем в дело было приобщено постановление суда по 125-й.

      +2
      • 05 Марта, 12:26 #

        Отдельного замечания не было. Следователем в дело было приобщено постановление суда по 125-й.Уважаемый Сергей Александрович, а сами диски «ПТП» к материалам уголовного дела постановлением следователя были приобщены?

        +1
        • 05 Марта, 12:29 #

          Уважаемый Михаил Борисович, да, конечно.

          +1
          • 05 Марта, 13:24 #


            да, конечно.Уважаемый Сергей Александрович, если диски приобщены к делу, то они являются материалами дела с которыми Вы имели право ознакомиться. Отказ следователя в предоставлении этих дисков для ознакомления является не только существенным нарушением требований ст.217 УПК, но и права на защиту, а также безусловным основанием для возвращения прокурором дела следователю в порядке ч.1 ст.221 УПК.
            Я к тому, что при утверждении обвинительного заключения прокурору было бы гораздо сложнее проигнорировать это нарушение, будь оно отражено в протоколе 217-й в виде соответствующего заявления обвиняемого и защитника. Всё таки это итоговый процессуальный документ и не ознакомиться с ним при утверждении обвинительного заключения прокурор просто не вправе.
            Ну, а постановление суда по 125-й, из которого следовало тоже самое, и которое для него «затерялось» где-то в материалах дела, прокурор просто взял и в наглую проигнорировал.

            +1
            • 05 Марта, 14:34 #

              Уважаемый Михаил Борисович,
              ↓ Читать полностью ↓
              Дело в том, что в ознакомлении с вещественными доказательствами следователь не отказывала. Все представленные оперативниками диски, соответственно осмотренные следователем, были также осмотрены защитой при выполнении требований ст. 217 УПК РФ. Просто на дисках, во-первых, были обнаружены не все разговорные файлы, а во-вторых, не все текстовое изложение было представлено на дисках.

              То есть, следователь в протоколе осмотра пишет:
              Диск 279-12, папка 2011-11-21
              файл 123456 — содержание разговора;
              файл 123457 — содержание разговора;
              файл 123458 — содержание разговора.
              Теперь представьте, что, прослушивая диск с ПТП, защита не находит файл 123457. Но ведь диск при этом существует.

              Далее. В постановлении о привлечении в качестве обвиняемого следователь, со ссылкой на справку ОРМ от оперов, пишет:
              01.11.2012 Василенко С.А. с номера телефона +7ХХХХХХХХХХ позвонил Калашникову А.В.  на номер телефона +7ХХХХХХХХХХ и между ними состоялся разговор следующего содержания...
              Ни ссылки на диск, ни номера разговорного файла следователь не приводит. Суть, есть обстоятельство, подлежащее доказыванию, и вроде как даже это обстоятельство подтверждается конкретным разговором (ПТП), однако сам разговор к материалам дела не приобщался.
              Защита просит следователя представить носитель информации (диск). Следователь отказывает, с мотивировкой: диск следователю не предоставлялся, вещественным доказательством не признавался, разговор представлен оперативной службой только в виде текстового изложения.

              Таким образом, в предоставлении какого-либо диска следователь не отказывала. Просто, как оказалось, не все разговоры существуют.
              Отказ следователя в предоставлении этих дисков для ознакомления является не только существенным нарушением требований ст.217 УПК, но права на защиту, а также безусловным основанием для возвращения прокурором дела следователю в порядке ч.1 ст.221 УПК.Я с Вами совершенно согласен. Позволю себе добавить, что дело тут не только в нарушении УПК РФ, но и нежелании прокурора «разгребать» недоработки следователя в судебном заседании и обременять этим суд. Ведь кто знает, чем может закончится потенциальный осмотр вещественного доказательства в суде?
              Я к тому, что при утверждении обвинительного заключения прокурору было бы гораздо сложнее проигнорировать это нарушение, будь оно отражено в протоколе 217-й в виде соответствующего заявления обвиняемого и защитника Уважаемый Михаил Борисович, получается, что в нашем деле данный инструмент защиты был неприменим. Ведь со всеми приобщенными дисками защита была ознакомлена.
              Просто следователь фальсифицировала протокол осмотра (прослушивания) ПТП. А также, одно из обстоятельств, подлежащих доказыванию, не подкрепила вещественным доказательством и надеялась, что защита и суд этого не заметят.

              +2
              • 05 Марта, 14:47 #


                получается, что в нашем деле данный инструмент защиты был неприменим. Ведь со всеми приобщенными дисками защита была ознакомлена.
                Просто следователь фальсифицировала протокол осмотра (прослушивания) ПТП. А также, одно из обстоятельств, подлежащих доказыванию, не подкрепила вещественным доказательством и надеялась, что защита и суд этого не заметят.
                Уважаемый Сергей Александрович, слава богу, что её надежды не оправдались.

                +2
  • 05 Марта, 15:22 #

    Уважаемый Олег Александрович, равноправие. и состязательность сторон, на бумаге у нас прописаны, а вот на деле… Взять хотя-бы такой факт: во всех судах имеются комнаты для гособвинителей, они чувствую там себя своими на ровне с работниками судов. В суд заходят не показывая удостоверение, вместе отмечают праздники, и т.д.  Адвокаты — через рамку, сумки проверяют, заседание ожидают в коридорах, в общем «равноправие» чувствуется во всем… Такое же отношение и в заседаниях…

    +6
    • 06 Марта, 01:41 #

      Уважаемый Дмитрий Евгеньевич, В Приморье адвокат вполне свободно заходит в суд, иногда и в лицо знают, без вопросов.
      Встречал и суды с комнатой для адвокатов, но обычно помещения тесные.её нет.

      +2
  • 07 Марта, 12:19 #

    Сначала, мне в голову молодого адвоката  пробрался какой то «страх», о несокрушимости системы, непобедимости (если они объявят войну все вместе и все сразу), безнаказанности их и малозначимости нашей адвокатской профессии!
    Но потом, осознав, что Вы один (плюс как помощники обвиняемый и его благородная Мать), без «крыши» от государства, в этой агрессивной среде, в условиях «законодательной инвалидности», даете им полномерный отпор на равных, аж гордость взяла! Очень поучительно и мотивационно, все то, что случилось и все, что Вы описали! Спасибо

    +6
    • 13 Марта, 14:47 #

      в моей практике недавно тоже был случай с фальсификацией следователем СК РФ. Он, судя по всему, подделал и сфальсифицировал половину материалов уголовного дела по ст. 290 УК РФ, покрывая свою волокиту.В частности, подделал подписи руководителя следственного органа при продлении сроков проверок сообщений о преступлениях в 8 случаях. Причем что подписи подделаны, было видно невооруженным глазом. По ходатайству защиты суд приобщил заключения специалиста о том, что подписи от лица руководителя выполнены четырьмя разными лицами. Суд по своей инициативе назначил судебную почерковедческую экспертизу. Эксперт однозначно подтвердил выводы специалиста. Затем, несмотря на то, что и прокурор при попустительстве судьи унижал и издевался на экспертом в судебном заседании (было просто противно за этим наблюдать), в ходе допроса подтвердил свои выводы.Сторона обвинения долго думала, что предпринять. Вначале хотели заявить ходатайство о назначении новой экспертизы. Но передумали и вызвали на допрос руководителя, который «естественно» подтвердил достоверность своих подписей. И суд, в результате, выводы специалиста и эксперта при вынесении приговора просто проигнорировал.

      +1
    • 13 Марта, 15:49 #

      Уважаемый Олег Александрович, сказать, что я в шоке — ничего не сказать! Документалистика, здесь Агата Кристи отдыхает… Всё же хочу дождаться окончания. 
      Про Ваш профессионализм(handshake), а прежде всего Вашу и подзащитного (проявленную с гибельным восторгом) выдержку просто:x, любое слово здесь — бледная тень моих чувств(bow). Казалось бы  немало видел… НО ЭТО(bandit)8-|(smoke)
      Не зря я почти всецело перешел в цивилистику,  ибо смотреть на безнаказанное и почти повсеместное взрастание опера-следовательско-прокуроско-судебного монстра у старой больной обезьяны сил почти не осталось(shake)

      +2

    Да 79 79

    Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

    Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

    Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

    Рейтинг публикации: «Антология защиты. Сколько стоит судьба человека. Реабилитация вместо пожизненного заключения. Часть ВТОРАЯ.» 5 звезд из 5 на основе 79 оценок.

    Похожие публикации