Прилетевшего в Москву для участия в очередной регулярной выставке предприятий химического и кожевенного производства в составе делегации турецкой химической компании прилетел очередной турецкоподданный, назовем его для простоты — Эрол.

У прилетевшего турецкоподданного при себе имелась достаточно крупная сумма наличных денежных средств, для определенности ситуации обозначим – в общей сложности около 40 000 евро. Данная сумма была необходима для оплаты совместного банкета участников по итогам грядущей выставки.

Необходимо учитывать, что Эрол очень долгое время работал в качестве представителя турецкой компании, на сегодня являющейся одним из ключевых поставщиков химических препаратов для большинства крупных российских предприятий кожевенного производства. Вместе с тем, до рассматриваемого случая подобные суммы в наличной форме не были необходимым элементом взаимоотношений, поскольку все легко решалось путем безналичных перечислений турецкой компании, принципиально выстраивавшей свои отношения с российскими партнерами на чистых, прозрачных, если угодно – белых расчетах.

Однако после начала СВО и последовательного включения санкционных пакетов, часть денежных переводов столкнулась с чисто техническими проблемами и начала очевидно пробуксовывать. Турецким партнерам пришлось отчасти переходить к наличным платежам. В составе турецкой делегации, среди прочих, прилетел и собственник компании, который и возложил на Эрола задачи финансовых расчетов, именно поэтому его и нагрузили вышеупомянутой суммой.

Никогда не имевший необходимости до этого случая декларировать перевозимые денежные средства, поскольку прежде перевозимые объемы не подлежали обязательному декларированию, Эрол имел достаточно поверхностные представления о порядке подобного декларирования. В зале прилета, пока ожидал выдачи багажа он взял на стенде бланк декларации, заполнил ее как мог, указав всю сумму имевшихся у него денежных средств, положил в карман вместе с деньгами, получил багаж и вместе с шефом направился на выход в общем потоке пассажиров аэропорта. 

Пока двигались на выход в общем потоке, шеф озадачил Эрола сообщением о введении нового пакета санкций, который ставил под угрозу закрытия весь товарный поток их компании на российский рынок. Проблема вырисовывалась весьма серьезная и конкретных ответов на вопрос «А что делать в такой ситуации?» не было пока что ни у кого.

Неожиданно Эрол был остановлен инспектором таможни вопросом о наличии у него при себе денежных средств. Как позже выяснилось, инспектор по камерам видеонаблюдения увидела, что Эрол в зоне ожидания багажа заполнял декларацию, а после этого проследовал по «зеленому» коридору. Ответив утвердительно Эрол начал доставать из внутреннего кармана деньги вместе с декларацией. Нет, нет, не здесь — подхватила его инспектор и отвела в спец. помещение, где был проведен таможенный досмотр, изъяты и пересчитаны все наличные средства, потом осмотрен багаж, проведен личный досмотр, которые ничего дополнительного таможенникам не дали.

Отделом дознания Внуковской таможни было возбуждено уголовное дело по признакам ч.1 ст. 200.1 УК РФ (контрабанда наличных денежных средств), денежные средства свыше суммы в 10 000 долларов были арестованы и приобщены к материалам уголовного дела в качестве вещественных доказательств. Проведены допросы подозреваемого, который изложил свою версию произошедшего, из которой наличие умысла на контрабанду не усматривалось от слова «совсем». Дознаватель сокрушенно увещевал, что тот напрасно не признает вину в совершенном преступлении.

Исходя из желания подзащитного побыстрее закончить процесс, поскольку каждое следственное мероприятие было связано с необходимостью организации прилета в Москву из Стамбула, что само по себе не очень приятное мероприятие, мной был предложен уже неоднократно опробованный вариант заявления ходатайства о прекращении уголовного преследования с назначением судебного штрафа. Заглаживание вины было предложено реализовать путем перечисления благотворительного взноса в один из детских фондов. Последствия прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниями были разъяснены и понятны.

Предложенный мной вариант был быстро принят и реализован доверителем. После чего дознавателю было вручено ходатайство о выходе в суд с инициативой о прекращении уголовного преследования с назначением судебного штрафа, квитанция об уплате благотворительного взноса приобщена к материалам дела. Дознаватель ожидаемо отказал, сославшись на отказ иных инстанций, по-видимому прокуратура отказалась согласовывать такой вариант завершения дела.

На ознакомление с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ, дознаватель пригласил переводчика с турецкого и обвинительный акт вручили Эролу в переводе на турецкий язык. Как оказалось в дальнейшем, перевод был машинным в режиме Гугл-переводчика, т.е. весьма корявый.

За судебную перспективу я был достаточно спокоен, поскольку все предусмотренные законом условия для прекращения в порядке ст. 25.1 УПК РФ были налицо.

Однако судья рассудила несколько иначе. В Солнцевском суде в первом же судебном заседании мной было заявлено ходатайство о прекращении уголовного преследования с назначением судебного штрафа. Судья меня прервала на полуслове, не дала озвучить полный текст нормативного обоснования ходатайства и объявила, что без исследования доказательств по делу она не может рассмотреть данное требование, поскольку обвиняемый (так было произнесено судьей в рамках судебного заседания) не признает вину в инкриминируемом деянии.

Напрасны были мои попытки в мягкой форме разъяснить её чести отсутствие необходимости в данном случае исследовать доказательства по делу, поскольку все условия, прямо предусмотренные ст. 76.2 УК РФ явно в наличии. А признание вины необходимым условием в данном случае не является. Я предполагал, что она, наверное, попутала разные режимы прекращения уголовного преследования, но до конца этот вопрос выяснить так и не удалось.

В результате судья в нарушение обязательных требований уголовного-процессуального законодательства, заявленное ходатайство не рассмотрела, решения по нему не приняла и для лиц, участвующих в процессе не огласила.

Так, первоначальный расчет на рассмотрение ходатайства и принятие решения о прекращении уголовного преследования в рамках одного, максимум двух судебных заседаний, был благополучно похоронен.

Пришлось в рамках предложенного судьёй порядка, прокурору представлять доказательства обвинения, исследовать материалы дела, а мне готовить ходатайства об исключении недопустимых доказательств и возвращении дела прокурору.

В данном случае, поскольку мероприятия таможенного контроля и следственные действия в процессе дознания проводились в отношении турецкого гражданина, по общим правилам перед их проведением в обязательном порядке должны были быть разъяснены права на родном языке, затем должен был быть решен вопрос о необходимости участия в указанных действиях переводчика, все процессуальные документы, подлежащие вручению подозреваемому/обвиняемому должны были быть переведены на родной язык и вручены подозреваемому/обвиняемому в переведённом виде.

Однако, в действительности, права на родном языке не разъяснялись, ни перед началом проведения мероприятий таможенного контроля, ни после. Документы на турецкий язык никто не переводил и не вручал. Суд тоже не озаботился разъяснением прав на родном языке. В каждом судебном заседании присутствовали разные переводчики, часть из которых языком владела весьма условно.

В одном из заседаний, когда пытаясь заявить ходатайство о необходимости разъяснения ему процессуальных прав на родном языке Эрол, говорящий довольно свободно на разные бытовые темы, изрядно запутался, мне пришлось самому не только формулировать перед судом его ходатайство, но и объяснять принципиальные доводы, о том что достаточное владение разговорным языком для бытового общения не обязательно достаточно для понимания специфики уголовного судопроизводства на уровне, обеспечивающем его адекватное восприятие.

Судья Эрола не дослушала, мне договорить не дала, переводчик сидела тихо в своем уголке и казалось, не вполне понимала в чем, собственно, суть обсуждаемого вопроса.

В конечном итоге я решил воздержаться от повторных заявлений о праве подсудимого получить разъяснения на родном языке, предполагая дать соответствующую оценку творящемуся беззаконию в итоговом выступлении.

Однако, судья опять неожиданно развернула ситуацию в одно ей понятное русло. После допроса свидетелей обвинения и «исследования» письменных материалов дела, когда я уже поднялся чтобы озвучить свои ходатайства об исключении недопустимых доказательств из числа «исследованных», а также о возвращении дела прокурору, судья неожиданно поставила на обсуждение мое ходатайство – недоозвученное мной на первом судебном заседании – о прекращении уголовного преследования с назначением судебного штрафа.

Я, вполне определенно заявил о наличии достаточных оснований для удовлетворения данного ходатайства, прокурор также согласился, что все условия для прекращения, прямо предусмотренные законом, в данном случае имеются.

Судья после длительного отсутствия в совещательной огласила резолютивную часть постановления о прекращении с назначением судебного штрафа. При этом, тем же постановлением она решила конфисковать изъятые у Эрола денежные средства.

У меня по результатам этого судебного процесса осталось два существенных для меня вопроса. Почему нельзя было без всего этого «хоровода» решить вопрос в первом же судебном заседании и не таскать гражданина-турецкоподданного из Стамбула на судебные заседания в Солнцевском районном суде? И насколько законна конфискация денежных средств при отсутствии обвинительного приговора?

Если первый из возникших вопросов я отнес к разряду риторических, то на второй у меня присутствует глубокое убеждение – нет обвинительного приговора – нет оснований для конфискации.

Имею твёрдое намерение обжаловать постановление в части конфискации, жду решение на этот счет от доверителя. А он, в свою очередь, обсуждает вопрос со своим руководством.

Документы

Вы можете получить доступ к документам оформив подписку на PRO-аккаунт или приобрести индивидуальный доступ к нужному документу. Документы, к которым можно приобрести индивидуальный доступ помечены знаком ""

1.Х о прекращении по 2​5.1_31.01.2024_обезл​ич132.7 KB
2.Х исключении недопус​тимых_обезлич195.4 KB
3.Х-возвращении-237_об​езлич152.9 KB
4.Постановление_13.03.​2024_2л2.4 MB

Автор публикации

Адвокат Ашанин Сергей Валерьевич
Москва, Россия
Адвокат. Арбитражный процесс, административные, налоговые, имущественные, корпоративные споры. Гражданский процесс, земельные, наследственные, страховые споры, защита прав.
sashanin@mail.ru

Да 16 16

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Савин Сергей, Ашанин Сергей, Гобанов Сергей, Сергеев Иван, Саидалиев Курбан, Хлынина Ирина
  • 23 Марта, 11:11 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич, на мой взгляд, постановление необходимо обжаловать, т.к. в ст. 104.1 УК РФ, прямо сказано: 
    Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора следующего имущества... То есть, нет приговора — нет конфискации. 

    На мой взгляд, обсуждая вопросы заглаживания, ещё можно было бы говорить об уплате таможенной пошлины за ввоз наличности, но никак не о конфискации всей суммы.

    +8
    • 23 Марта, 12:27 #

      Уважаемый Иван Николаевич, на счет отсутствия оснований для конфискации, я с Вашим обоснованием полностью согласен и именно на этой базе я и планирую строить апелляцию в части конфискации, если доверитель даст добро (что не факт).
      ↓ Читать полностью ↓

      Однако в ходе обсуждения с коллегами было высказано иное мнение, которое основано на позиции Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.06.2018 N 17 (ред. от 12.12.2023), весьма неоднозначной, на мой взгляд.
      ВС в очередной раз, на мой непросвещённый взгляд, откровенно проигнорировал именно ту норму, которую Вы приводите в своем комментарии.

      В частности, коллеги обратили мое внимание на следующую часть постановления (п. 13): "при прекращении уголовного дела (уголовного преследования) по основаниям, не влекущим права на реабилитацию, конфискация имущества применяется в порядке разрешения вопросов о вещественных доказательствах (пункты 1, 4.1 части 3 ст. 81 УПК РФ). С учетом этого в постановлении, определении о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) суд принимает решение о конфискации только тех предметов, которые признаны вещественными доказательствами и приобщены к делу (часть 2 ст. 81 УПК РФ)".

      И далее, там же: «Судам следует иметь в виду, что прекращение уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям допускается лишь при условии разъяснения обвиняемому (подсудимому) правовых последствий принятого решения, включая возможную конфискацию имущества, и при отсутствии его возражений против такого прекращения.»
      Судья еще при обсуждении ходатайства задала вопрос моему подзащитному, разъяснены ли ему адвокатом последствия прекращения, в части конфискации.

      Я тогда был не мало удивлен этому её вопросу, поскольку ровно так же как и Вы был убежден в отсутствии оснований для конфискации, в связи с чем не видел никакой необходимости разъяснения доверителю подобных последствий.

      +6
      • 23 Марта, 12:33 #

        Уважаемый Сергей Валерьевич, на мой взгляд, в этом ППВС дано необоснованно расширительное толкование закона, но где закон, а где судья? Тут бы конечно не помешало обращение в КС РФ... (smoke)

        +6
        • 23 Марта, 13:01 #

          Уважаемый Иван Николаевич, так и я об этом, очередной пример именно необоснованного и именно расширительного толкования.
          Самое печальное во всем этом, они таким образом дают недалеким судьям на местах «свободу манёвра», а те, как показывает практика, маневрируют отнюдь, не в сторону законности.

          Обращение в КС, в принципе возможно, я такое еще не практиковал. Этот вопрос будем решать по мере необходимости, если не получим адекватной реакции в апелляции.
          А у меня ещё нет окончательного одобрения от доверителя на апелляционное обжалование.

          +5
        • 03 Апреля, 12:47 #

          Уважаемый Иван Николаевич, и потому при наличии согласия Доверителя, необходимо со ссылками на положения ст. 104.1 УК РФ включить в апелляционную жалобу… В конце-концов, как сказал один судья коллеге, Пленум ВС для судей))))… Вот пусть суд и мотивирует :?… И как вариант впоследствии КС РФ…

          +1
  • 24 Марта, 17:36 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич, спасибо за интересную публикацию! 
    Что касается разъяснения обвиняемому последствий прекращения, то мне кажется, что суду надлежало полностью самому разъяснить их (в т.ч. и про конфискацию), а не выяснять, разъяснялось ли адвокатом. 
    Думаю, это тоже довод, но тогда придётся весь яд выпрыскивать)))

    +3
    • 24 Марта, 20:06 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, с точки зрения поведения судьи это процесс был весьма показательным.
      Началось с того, что она вместо того, чтобы в первом судебном заседании рассмотреть мое ходатайство и его удовлетворить, поскольку имелись все необходимые условия, а она его собственно и удовлетворила в конечном итоге, она оставила его без рассмотрения, что само по себе является нарушением.
      Затеяла исследование доказательств, что в данном случае было совершено излишним.
      Отказала в разъяснении прав на родном языке — прямое нарушение права на защиту. 
      Отказала мне в ознакомлении со всеми материалами дела — также нарушение права на защиту.
      Несколько раз выясняла по поводу разъяснял ли я ему различные области процессуального законодательства, что мой доверитель расценил как её настойчивые рекомендации сменить адвоката.
      И как «вишенка на торте», накатала на меня жалобу в Палату.
      В общем, было «весело».

      +3
      • 31 Марта, 22:16 #

        Уважаемый Сергей Валерьевич, «вишенка на торте» это БОЛЬШОЙ комплимент  в твою сторону и он подтверждается ее же действиями по последующему удовлетворению ходатайства.
        А то, что последнее время закон не для судей, так на это жалуются даже сами судьи — те кто учил матчасть.

        Да что там говорить, если все страна живет по поручению… по поручению Его величества и все докладывают о выполнении поручений…

        +2
        • 03 Апреля, 13:05 #

          Уважаемый Сергей Леонидович, рад приветствовать!
          Подобные реакции судейских я тоже рассматриваю не иначе как комплименты. Если что-то до такой степени их задело в моих процессуальных проявлениях, значит не зря пытался обратить их внимание на конкретные очевидные нарушения.
          Там такой набор очевидных нарушений, что с моей стороны не было возможности не отреагировать.

          Здесь важно, чтобы Палата отреагировала адекватно.
          В данном случае они запросили объяснения и на их базе отправили сообщение судье о самом факте проведения проверки. 
          А в прошлый раз пришлось пройти через «чистку» в рамках дисциплинарного производства и получил вполне официальное взыскание.

          То что есть отдельные случаи понимания среди судей, это тоже «медицинский факт». В кулуарных обсуждениях встречался с такими высказываниями даже на уровне отдельных судей Мосгорсуда.
          Однако, к большому сожалению, все это остается в рамках кулуарных обсуждений и не более того.

          +1
    • 03 Апреля, 12:51 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, а почему бы и нет  8-|?!... 
      Почему нельзя было без всего этого «хоровода» решить вопрос в первом же судебном заседании и не таскать гражданина-турецкоподданного из Стамбула на судебные заседания в Солнцевском районном суде?Реально почему?!… В настоящее время аналогичная ситуация, только инициатива от гособвинителя, которая на мой вопрос почему же преждевременно заявлено ходатайство о прекращении по нереабилитирующим, ответила, что необходимо (headbang) исследовать доказательства… Ну что же, теперь я готовлюсь к доскональному исследованию доказательств 8-|…

      +3
      • 03 Апреля, 13:16 #

        Уважаемая Ирина Викторовна, Вам удачи!
        У меня после исследования материалов дела возник вопрос, а не правильнее ли было прекратить производство за отсутствием состава (ну, уж если доказательства исследовали)?
        Я то в рамках навязанной судом процедуры рассмотрения в общем порядке уже подготовил ходатайства и об исключении недопустимых и о возвращении прокурору. Там такой набор нарушений, что оснований для констатации отсутствия состава, на мой взгляд более чем достаточно.
        Я не стал педалировать этот вариант по двум причинам. Первая, это то, что судья сама по своей инициативе, достаточно неожиданно для меня поставила на обсуждение вопрос о прекращении по заявленным ранее основаниям.
        А второе — это очень уж активные «стенания» моего подзащитного непосредственно пред началом судебного заседания о том как ему тяжко мотаться из славного города Стамбула на этот процесс, что сил его больше нет и он не чает, когда же этот процесс уже завершится.
        Кроме того, насколько я понял, для его работодателя весьма накладно было сопровождать процесс с финансовой точки зрения, включая накладные (транспортные) расходы.

        А с точки зрения «чистоты процесса», наверное самым правильным было бы как раз настаивать на прекращении за отсутствием состава.

        +2
        • 03 Апреля, 17:07 #

          Уважаемый Сергей Валерьевич,
          с точки зрения «чистоты процесса», наверное самым правильным было бы как раз настаивать на прекращении за отсутствием состава.Возможно. Но полагаю, что в этом случае суд мог бы совсем уж оскотиниться. Например, взять и отложить для чего-то-там заседание. А потом отложить по ходатайству гособвинителя для представления суду огрызка какого-нибудь документа. 
          В условиях доверительского зуда мало чем можно эффективно противостоять самодурству.

          +1
          • 03 Апреля, 17:36 #

            Уважаемый Курбан Саидалиевич, да, Вы правы, подобное отношение вполне возможно и подобные предположения тоже, наверное, подспудно влияли на принятие решения, как оно было реализовано по факту.

            +1
        • 04 Апреля, 20:13 #

          Уважаемый Сергей Валерьевич, вот и я том же размышляю 8-|
          У меня после исследования материалов дела возник вопрос, а не правильнее ли было прекратить производство за отсутствием состава (ну, уж если доказательства исследовали)?посмотрим как будет проходить процесс исследования доказательств, и с учётом позиции подзащитного, а может быть и заявим…

          +1
          • 05 Апреля, 12:50 #

            Уважаемая Ирина Викторовна, я думаю это было бы правильно.

            Уж если судья сама выбрала этот путь, нужно попробовать посодействовать ей быть последовательной в реализации своего выбора.

            Я был весьма ограничен позицией своего подзащитного и то, не столько реально процессуальной, сколько транспортно-организационной.
            Если у вас этих ограничений нет, может быть у вас всё и получится.

            Желаю Удачи!

            И если не сложно, поделитесь, пожалуйста, результатом.

            +1
            • 09 Апреля, 20:40 #

              Уважаемый Сергей Валерьевич, поделюсь 8-|… Судя по прошедшему вчера первому заседанию в стадии судебного следствия, ограничений нет, т.к. подзащитный будучи очень возмущен отказом в удовлетворении ходатайства решил (во всяком случае вчера) рассказать всё что он думает о допущенных нарушениях уголовно-процессуального закона и т.п. (wasntme)...

              +1
  • 24 Марта, 20:26 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич,
    И как «вишенка на торте», накатала на меня жалобу в ПалатуДа, действительно, весело (devil)
    И это чудо правосудия думает, что она вдоволь накостыляла адвокату (giggle)

    +3
    • 24 Марта, 20:55 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, Палата переслала мне её обращение, попросила объясниться.
      Пришлось потратить время, описать весь этот цирк.
      Заодно приобщил мои письменные возражения против действий председательствующего и моё обращение на имя председателя районного суда, с просьбой организовать мероприятия по повышению образовательного уровня судьи и её аппарата.
      Председатель районного суда оказалась столь же низкого профессионального уровня, пришлось обращаться уже в ВККС.
      Вот такие вот «непроизводственные» трудозатраты, сопутствующие ведению процесса, как такового.

      +4
      • 25 Марта, 08:20 #

        Уважаемый Сергей Валерьевич, поколение ЕГЭ?

        +4
        • 25 Марта, 10:37 #

          Уважаемый Сергей Николаевич, как обобщающее понятие, наверное.
          Я полагаю проблема шире и более системная.
          Тут на мой взгляд нужно принимать во внимание и сложившуюся систему отбора и назначения, которая фактически реализует принцип отрицательной селекции, и, безусловно, серьезно снизившийся уровень профессиональной подготовки (а зачем?).
          И еще один немаловажный фактор, который я отмечаю в последнее время — полное отсутствие какого-либо профессионального опыта кроме отсиживания в рамках зала судебного заседания, сначала секретарем/помощником, потом уже судьей.
          Так и катится ком непрофессионализма, чем дальше, тем ниже квалификация каждого последующего поколения.

          +3
      • 03 Апреля, 12:52 #

        Уважаемый Сергей Валерьевич, успехов вам 8)

        +1
    • 25 Марта, 08:20 #

      Уважаемый Курбан Саидалиевич, из поколения ЕГЭ похоже… :(((

      +2
  • 25 Марта, 08:18 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич,
    она оставила его без рассмотрения, что само по себе является нарушением.постоянно сталкиваюсь с таким произволом у МС по КоАП. Оставляют без рассмотрения или откладывают рассмотрение, что то же недопустимо. Посему ВСЕ ход-ва перед процессом сдаю в канцелярию под штампик и роспись помощника. Потом в суде еще раз дублирую.

    +3
    • 25 Марта, 10:38 #

      Уважаемый Сергей Николаевич, я таким образом тоже отрабатываю, однако это не изменяет позицию, что суд не рассмотрел ходатайство.

      +3
      • 25 Марта, 10:59 #

        Уважаемый Сергей Валерьевич, это для следующих инстанций. Было дело когда и следователь и первая инстанция тупо отклонили 5-ть обоснованных ход-в. Заявил их в апелляции. Судья долго думала, ход-ва отклонила но снизила реальный срок на 2 (два!!!) года. Учитывая, что до суда клиент был в СИЗО а приговорили к поселку (264 ук) то освободился через полгода

        +3
  • 25 Марта, 08:35 #

    Уважаемый Сергей Валерьевич, интересное дело!
    На фоне позиций отдельных судов сложилось впечатление, что судебный штраф по делам, где нет потерпевшего-физического лица, не назначается. Ваше дело показывает обратное. Спасибо за публикацию.

    +3
  • 03 Апреля, 12:54 #

    прекрасная публикация, успехов вам 8)

    +2

Да 16 16

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Уголовное дело по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 200.1 УК РФ (контрабанда наличных денежных средств) прекращено с назначением судебного штрафа» 3 звезд из 5 на основе 16 оценок.
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/
Адвокат Архипенко Анна Анатольевна
Южно-Сахалинск, Россия
+7 (924) 186-0606
Персональная консультация
Защита прав и свобод граждан в уголовном судопроизводстве и оперативно-розыскной деятельности.
https://arkhipenko6.pravorub.ru/
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Краснодар, Россия
+7 (926) 004-7837
Персональная консультация
Банкротство, арбитражный управляющий: списание, взыскание долгов, оспаривание сделок, субсидиарная ответственность. Абонентское сопровождение бизнеса. Арбитраж, СОЮ, защита по налоговым преступлениям
https://fishchuk.pravorub.ru/

Похожие публикации

Продвигаемые публикации