Судебная речь по уголовному делу о незаконном предпринимательстве. Подзащитный оправдан судом полностью. 


В защиту Золотых В.И.


ЗОЛОТЫХ ВИКТОР ИЛЬИЧ обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 171 ч.2 п. «б», 174-1 ч.3 п. «б» УК РФ.

Считаю необходимым констатировать, что указанные преступления инкриминированы ему безосновательно, при отсутствии достаточных доказательств его виновности.
В судебном заседании стороной обвинения также не были представлены суду бесспорные и достаточные доказательства, позволяющие постановить обвинительный приговор в отношении моего подзащитного.

Более того, защитой были приведены убедительные доводы, свидетельствующие о невиновности Золотых В.И., которые не были опровергнуты государственным обвинителем.

 Предварительное расследование по делу было произведено крайне поверхностно, без выяснения ряда существенных и значимых обстоятельств, влияющих на правильность юридической оценки действий моего подзащитного.

 Золотых В.И., в частности, обвиняется в том, что в период с 01 ноября 2003 года по март 2005 года совершил незаконное предпринимательство, т.е. осуществление предпринимательской деятельности без лицензий на осуществление деятельности по хранению нефти (с 01.11.03г. по 28.01.04г.), на эксплуатацию взрывоопасного и пожароопасного производственного объекта (с 28.01.04г. по март 2005г.), когда такие лицензии обязательны, с извлечением дохода в особо крупном размере.

Отношения, возникающие между органами исполнительной власти и юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями в связи с осуществлением лицензирования отдельных видов деятельности, регулируются ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 08.08.2001г. № 128-ФЗ.

 В соответствии с ФЗ от 02.07.2005г. № 80-ФЗ в названный закон внесены изменения, в частности, принята новая редакция ст.17 ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 08.08.2001г. № 128-ФЗ, согласно которой из нее исключен такой вид деятельности, на осуществление которой требуется лицензия, как хранение нефти, газа и продуктов их переработки.

В соответствии со ст.54 Конституции РФ закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет; никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением; если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Таким образом, уголовное преследование в отношении ЗОЛОТЫХ В.И. в части незаконного предпринимательства, выразившегося в осуществлении предпринимательской деятельности без лицензии на осуществление деятельности по хранению нефти, газа и продуктов их переработки, должно было быть прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления еще на стадии предварительного следствия.

В остальной части Золотых подлежит оправданию в связи с недоказанностью виновности моего подзащитного в совершении инкриминированных ему деяний.
Обвинение Золотых В.И. было основано лишь на показаниях свидетелей и приобщенных к делу документах, касающихся сделок по поставкам ООО «Консалтгрупп» нефтепродуктов потребителям г.Старого Оскола.

Между тем, стороной обвинения не были представлены суду достоверные данные о получении Обществом дохода от результатов деятельности обособленного подразделения в г.Старом Осколе, размере этого дохода, конкретном использовании полученных денежных средств.

По делу не была проведена документальная ревизия хозяйственно-финансовой деятельности ООО «Консалтгрупп», документально не установлены результаты этой деятельности, не назначалась судебно-бухгалтерская экспертиза.

По делу даже не были получены и исследованы бухгалтерские балансы ООО «Консалтгрупп», отчеты о прибылях и убытках за 2003-2005 годы, на основании которых можно было делать какие-либо достоверные выводы относительно финансовых результатов деятельности предприятия.

Следствием и стороной обвинения не были истребованы из налоговых органов копии соответствующих документов ООО «Консалтгрупп», не выяснено, отражены ли в бухгалтерском учете результаты деятельности обособленного подразделения в г.Старом Осколе, производилась ли уплата соответствующих налоговых платежей.
Обвинение, в частности, сумма полученного обществом дохода, было основано на так называемом Акте исследования документов ООО «Консалтгрупп», предоставленных оперативной службой ОБЭП УВД (т.1 л.д.49-54), который в силу ст.75 УПК РФ должен быть признан недопустимым доказательством, поскольку получен с нарушением требований действующего уголовно-процессуального закона.

 Рассматриваемый «Акт исследования документов» не относится ни к одной из категорий доказательств, предусмотренных ст.74 УПК РФ.

«Акт» не может расцениваться как заключение эксперта или специалиста, поскольку соответствующее постановление о назначении исследования и привлечения к нему в качестве эксперта или специалиста сотрудника ОДПР ОРЧ НП УВД Белгородской области Переверзева А.М. не выносилось, об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения он предупрежден не был, конкретные вопросы перед ним не ставились. Непонятно, какие именно материалы (документы) направлялись ему на «исследование».

Отсутствуют данные о компетенции, квалификации Переверзева А.М.

Основанием для исследования послужило письмо начальника Старооскольского УВД Жигайло В.Н. начальнику 2-го МОРО ОРЧ УНП УВД Белгородской области Шаткову А.И. с просьбой «оказать помощь в исследовании документов, отражающих финансовые отношения между ООО «Консалтгрупп» и организациями, указанными в описи материала проверки». В чем именно должна была выражаться помощь, неясно. В письме имеется ссылка на приложение на 986 листах, однако, какие именно документы направлялись для так называемого исследования и каков источник их получения, не указано.

В самом «Акте» отсутствует указание на то, какие именно документы подвергались исследованию, не приведены расчеты, на основании которых сделан вывод о доходе, полученном ООО «Консалтгрупп». Ссылки на некие обезличенные «платежные поручения и банковские выписки» не могут быть приняты во внимание, тем более, что за рамками исследования остались договора поставки, счет-фактуры, товарно-транспортные накладные, финансовые поручения, карточки счета 60, акты сверок и иные документы, имеющиеся в материалах уголовного дела, анализ которых в совокупности с платежными поручениями мог только дать какой-либо достоверный результат.

Стороной обвинения не были предъявлены процессуальные документы, свидетельствующие о том, что в ходе производства по уголовному делу были получены «банковские выписки», на которые имеется ссылка в «Акте». 

Наряду с этим, «Акт» нельзя признать доказательством, так как он содержит недостоверные сведения, обусловленные элементарными арифметическими ошибками.

Так, на листе 3 «Акта» (т.1 л.д.51) указано, что ООО «Консалтгрупп» реализовало ОАО «Осколцемент» ГСМ на сумму 4.053.990,52 руб., тогда как подсчет приведенных ниже сумм оплаты по месяцам составляет 14.432.814 рублей 67 коп., т.е. в 3,5 раза больше.
В сумме, оплаченной ООО «Н-КОМП», не указаны копейки – 41 коп.

На листе 4 «Акта» (т.1 л.д.52) указано, что ООО «Прагма» было реализовано ГСМ на сумму свыше 45 млн. рублей, тогда как в материалах дела (том 6), оглашенных государственным обвинителем, имеются документы, свидетельствующие о том, что ООО «Прагма» реализовывало ГСМ ООО «Оскольские земли», т.е. само являлось поставщиком.

Также в «Акте» имеются противоречия о времени, когда ООО «Консалтгрупп» начало свою деятельность по хранению и реализации ГСМ на нефтебазе (площадке УПТК ОАО «КМАПЖС»). Так, согласно «Акту» установлено, что ООО «Консалтгрупп» в исследуемом периоде с 01.11.2003г. по 01.03.2005г. осуществляло на нефтебазе в г.Старый Оскол деятельность по хранению т реализации ГСМ, при этом указано, что Общество взяло в аренду нефтебазу у ОАО «КМАПЖС» на основании договора от 05.12.2003г. (т.1 л.д.50).

Помимо этого, в «Акте» не указано, на основании каких правовых норм производилось так называемое исследование документов.

Считаю, что достоверно доход, полученный от осуществления предпринимательской деятельности ООО «Консалтгрупп», определен органом следствия не был.  
Более того, в «акте» нет разграничения, является ли итоговая сумма доходом (чистой прибылью) или выручкой от реализации ГСМ.

Не определено конкретно, как была использована выручка, какие затраты понесены на закупку нефтепродуктов, оплату аренды, труда персонала, какие суммы были направлены на уплату налоговых платежей и т.п. 

Следует также отметить, что размер дохода, указанный в обвинении Золотых В.И., составляет 94.793.341 руб. 37 коп., а в «Акте» — 95.538.060 руб. 27 коп., в связи с чем вообще не понятно, на основании каких расчетов инкриминирована Золотых В.И. сумма дохода, полученного от осуществления предпринимательской деятельности.
Согласно ст.88 УПК РФ каждое доказательство подлежит оценке с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства в совокупности – достаточности для разрешения дела.

«Акт» в силу своей недостоверности, неясности, противоречивости не может быть признан доказательством, подтверждающим обвинение. 

При таких обстоятельствах «Акт исследования документов…» при постановлении приговора должен быть признан недопустимым доказательством и не может использоваться для обоснования виновности Золотых В.И.

Наряду с этим, важным обстоятельством, свидетельствующим о невиновности Золотых В.И., является тот факт, что стороной обвинения не представлены доказательства наличия у него умысла на осуществление незаконного предпринимательства.

По делу не установлены объективные данные о том, что генеральному директору ООО «Консалтгрупп» было заведомо известно о необходимости оформления лицензий на эксплуатацию взрывоопасного и пожароопасного объекта.

Лицензия же на хранение нефти, газа и продуктов их переработки, необходимость в получении которой была в тот период предусмотрена ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» от 08.08.2001г. № 128-ФЗ, получена Обществом в лицензирующем органе — Минэнергетики РФ 28.01.04г. В этой связи при наличии указанной лицензии деятельность по хранению нефтепродуктов нельзя признать незаконной. Именно указанная лицензия позволяла ООО «Консалтгрупп» осуществлять деятельность, связанную с извлечением прибыли, т.е. получать доход.

 Лицензии же на эксплуатацию взрывоопасного и пожароопасного объекта носят лишь технический характер, не предусматривают конкретный вид предпринимательской деятельности и извлечение прибыли (получение дохода).

Деятельность ООО «Консалтгрупп» при наличии основной лицензии на хранение нефтепродуктов (на вид деятельности) нельзя признать незаконной и квалифицировать как незаконное предпринимательство.

Согласно ст.34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности.

Золотых были приняты необходимые меры к получению основной лицензии на вид деятельности, которая в тот период была предусмотрена действующим законодательством. Было допущено некоторое опоздание в ее получении, а вернее сказать, деятельность была начата несколько раньше, чем получена была лицензия – почти на два месяца, но подсудимый объяснил суду, чем это было вызвано.

Как следует из его показаний, были заключены контракты на поставки нефтепродуктов в адрес ООО «Консалтгрупп», этот товар стал поступать в их адрес в г.Старый Оскол, в связи с чем они были вынуждены раньше производить отпуск ГСМ своим клиентам, чтобы не нарушать условий договоров, не причинить какой-либо ущерб своим контрагентам. По сути, в данном случае во главу угла было поставлено выполнение обязательств по заключенным сделкам, т.е. имел место определенный хозяйственный риск.

При этом следует учитывать, что получение лицензии не является действием одного дня. Очевидно, что необходимые для ее получения документы были собраны гораздо раньше, заявка с соответствующим приложением документации была предоставлена в лицензирующий орган своевременно, рассмотрение этих документов также требовало определенного времени.

Поэтому в данном случае нет оснований считать, что Золотых намеренно нарушал закон, о чем и свидетельствует получение им лицензии 28.01.04г., т.е. через незначительный промежуток времени с момента начала работы нефтебазы.
Однако, учитывая декриминализацию данного правонарушения – предпринимательство без лицензии на осуществление хранения нефти, газа и продуктов их переработки, считаю, что говорить о совершении Золотых преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ, нет никаких оснований.

В значительной степени на данном обстоятельстве я остановился именно для того, чтобы проиллюстрировать законопослушность моего подзащитного, который, заведомо зная о необходимости получения такой лицензии на осуществляемый его фирмой вид деятельности, принял надлежащие меры к ее оформлению и получению.

Если бы Золотых намеревался осуществлять незаконное предпринимательство, то, очевидно, не стал бы оформлять даже этой лицензии.

Об отсутствии умысла на незаконное предпринимательство свидетельствует и тот факт, что сама деятельность по поставкам нефтепродуктов носила исключительно легальный характер, осуществлялась на основании заключенных гражданско-правовых договоров и контрактов, с уплатой соответствующих налоговых и прочих платежей, связана с получением ссуд и кредитов предприятием на осуществление этой деятельности, заключением договоров с той же противопожарной службой на оказание услуг по обеспечению противопожарной безопасности и т.п.

Нефтебаза до передачи ее в аренду ООО «Консалтгрупп» использовалась по прямому назначению ее прежним собственником – ОАО «КМАПЖС». В этой связи, кажется странным, почему следствие не выяснило, а имелись ли соответствующие лицензии (в частности, на эксплуатацию пожароопасных и взрывоопасных производственных объектов) у ОАО «КМАПЖС», равно как и у других хозяйствующих субъектов, занимающихся аналогичным видом деятельности. 

Почему защита ставит вопрос подобным образом? 

Только потому, что имеется еще одно, самое важное, на наш взгляд, обстоятельство, исключающее виновность Золотых в совершении инкриминированных ему преступлений. 

Считаю, что в судебном заседании достоверно установлено, что в 2003-2004 годах отсутствовал реальный механизм оформления и выдачи лицензий на эксплуатацию пожароопасных и взрывоопасных производственных объектов, что было отнесено к компетенции МЧС РФ и Госгортехнадзора РФ.

В этой связи нельзя поставить в вину Золотых осуществление предпринимательской деятельности при отсутствии лицензий, получить которые он не имел реальной возможности, так как их никто не выдавал.

Да, был нарушен закон о лицензировании отдельных видов деятельности, предусматривающий необходимость оформления таких лицензий, но есть ли в этом вина предпринимателей?

Реальный механизм, направленный на выполнение этих нормативных требований, был создан лишь к концу 2004 года, а сами лицензии стали оформлять лишь с весны 2005 года.

До 2005 года фактически все предприятия, занимающиеся оборотом нефтепродуктов в Белгородской области, не имели рассматриваемых лицензий, поскольку вопросы организации выдачи лицензий на эксплуатацию пожароопасных и взрывоопасных производственных объектов не были урегулированы надлежащим образом, отсутствовали необходимые специалисты в этой области.

Достаточно проследить хронологию возникновения соответствующих ведомственных циркуляров на этот счет, которые были представлены свидетелем Рябинцевым В.А. и приобщены к материалам уголовного дела.

Так, 25 марта 2003 года начальникам ОГПС, ПЧ за исх. № 30/04-891 направлено указание (распоряжение) первого заместителя министра по делам ГО и ЧС, начальника УНПС Сайко А.В. о предоставлении в отдел лицензирования и сертификации сведений об объектах, на которые распространяется п.1а Положения о лицензировании деятельности по эксплуатации пожароопасных производственных объектов.

Соответствующее распоряжение аналогичного содержания направлено Главным управлением МЧС РФ по Белгородской области в адрес подчиненных органов лишь 03 ноября 2004 года за исх. № 4-38/4464.

И только 29 ноября 2004 года за исх. № 4-38/4894 начальник ГУ МЧС по Белгородской области направляет на места указание, в котором:

• предлагается активизировать работу с руководителями предприятий и объектов, подлежащих лицензированию по эксплуатации пожароопасных производственных объектов и докладывать о ходе выполнения работ ежемесячно к 1 числу в ГУ МЧС;

• разъясняется, где конкретно выдается названная лицензия (с указанием адреса в г.Москва) и в какой орган соискатель лицензии должен направить документы (в ГУ МЧС по Белгородской области);

• прилагается перечень документов, предъявляемых на лицензирование пожароопасных объектов.

Таким образом, учитывая, что только после 29 ноября 2004 года появилась определенность в вопросах оформления и получения рассматриваемой лицензии, был разработан перечень документов, необходимых для представления на соискание лицензии, порядок представления этих документов, Золотых В.И., равно как и любой другой предприниматель, осуществляющий такой же вид деятельности, физически не мог иметь лицензии на эксплуатацию пожароопасного производственного объекта. 

 Как следует из приобщенного к материалам уголовного дела ответа начальника ОГПН г.Старый Оскол и Старооскольского района Кононенко М.А. на запрос стороны защиты, «хозяйствующие субъекты, деятельность которых связана с эксплуатацией пожароопасных производственных объектов на территории г.Старый Оскол оформили вышеуказанные лицензии в июле 2005 года».

 Допрошенный в суде свидетель Рябинцев В.А., главный специалист ОГПН г.Старый Оскол, подтвердил изложенную информацию, пояснив, что только в конце 2004 года им поступило указание из Главного управления МЧС информировать предприятия, чья деятельность связана с эксплуатацией пожароопасных производственных объектов о необходимости получения лицензии. В конце 2004 года он лично ездил в том числе на нефтебазу ООО «Консалтгрупп», чтобы сообщить об этом, но нефтебаза в указанный период не функционировала, там был один сторож. 

 Следовательно, даже если бы Золотых В.И. было заведомо известно о необходимости получения анализируемой лицензии, он при всем желании не смог бы стать ее обладателем по независящим от него причинам и обстоятельствам, которые не могут быть поставлены ему в вину.

Деятельность нефтебазы ООО «Консалтгрупп» в г.Старом Осколе компетентными контролирующими органами в инкриминируемый ему период не приостанавливалась по причине отсутствия лицензии, предписаний на этот счет не выносилось. В этой связи считаю, что в действиях Золотых В.И. отсутствует состав преступления.

Кроме того, в обвинительном заключении указано, что в период с 28 января 2004 года по март 2005 года ООО «Консалтгрупп» в лице генерального директора Золотых В.И. продолжило заниматься предпринимательской деятельностью, не имея лицензии на эксплуатацию пожарного производственного объекта, тогда как таковая лицензия не предусмотрена ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Вполне возможно, что это является опиской, но данное упущение следствия не может быть исправлено судом, поскольку в соответствии со ст.252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению, изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

В этой связи, поскольку в обвинении Золотых В.И. инкриминировано отсутствие лицензии, не предусмотренной законом, он не может быть признан виновным в осуществлении деятельности без лицензии на эксплуатацию пожароопасного производственного объекта, поскольку это ему не вменялось в вину. В противном случае будет ухудшено его положение.

При таких обстоятельствах защита считает, что в отношении ЗОЛОТЫХ В.И. в данной части обвинения должен быть постановлен оправдательный приговор.  

Что касается обвинения Золотых В.И. в осуществлении предпринимательской деятельности без лицензии на эксплуатацию взрывоопасного производственного объекта, необходимо констатировать, что следствие не выяснило, в каких нормативных или иных актах содержатся критерии отнесения того или иного объекта к взрывоопасным, равно как не прояснил этот вопрос и государственный обвинитель.

В то же время, как следует из показаний допрошенного в судебном заседании свидетеля Павлова В.Н., ведущего специалиста Управления Ростехнадзора по Белгородской области, эксплуатация взрывоопасных производственных объектов не является видом экономической деятельности и такой вид деятельности не содержится в общероссийском классификаторе, в связи с чем не может быть предусмотрен в Уставе соответствующего хозяйствующего субъекта.

Деятельность по информированию юридических лиц и частных предпринимателей о необходимости получения лицензий на эксплуатацию взрывоопасных производственных объектов началась лишь с 1 февраля 2005 года. В марте 2005 года собирали на семинар представителей таких хозяйствующих субъектов, на котором им разъяснялось, какие документы следует подготовить и что необходимо предпринять для получения рассматриваемой лицензии. Сами бланки лицензий впервые были получены только в марте 2005 года, из Москвы привезли всего 50 таких бланков. Соответствующие приказы, определяющие виды деятельности по лицензирования были изданы Федеральной службой лишь 30.07.04г. и 26.08.04г.

Ранее это лицензирование формально было возложено на Росгортехнадзор, но у них не было специалистов в области нефтепродуктов, поэтому деятельность по выдаче таких лицензий фактически не велась, там лишь выдавали лицензии на химически опасные объекты. Нефтебаза как взрывоопасный объект была идентифицирована лишь 16 ноября 2004 года как группа резервуаров и сливных устройств при условии наличия в них одновременно 200 тонн нефтепродуктов.

Эта информация об идентификации подобного объекта вносится в соответствующий реестр таких объектов, который ведется Ростехнадзором. Сам руководитель предприятия не может определить, является ли его объект взрывоопасным производственным объектом. Это делает специальный орган.

Для определения объекта как взрывоопасного существует специальная ведомственная методичка, которой не могут располагать руководители предприятий. Только после идентификации объекта как взрывоопасного и включения его в реестр руководитель должен обратиться за получением соответствующей лицензии. До создания Белгородского Управления Ростехнадзора не существовало реестра поднадзорных предприятий, работающих в сфере оборота нефтепродуктов. 


Как видно из ответа заместителя руководителя Управления по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора по Белгородской области В.А.Смирнова от 04.10.06г. на запрос Золотых В.И., приобщенного к материалам уголовного дела, полномочия Службы по осуществлению лицензирования конкретных видов деятельности, в т.ч. деятельности по эксплуатации взрывоопасных производственных объектов, определены Положением о Федеральной Службе по экологическому, технологическому и атомному надзору, утвержденным постановлением Правительства РФ от 30.07.04г. № 401, и Приказом Службы от 26.08.04г. № 13 «О лицензировании Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору видов деятельности в соответствии с ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности».

Управление Ростехнадзора по Белгородской области образовано на основании приказа Федеральной службы от 22.11.2004г. № 179. Идентификация нефтебазы ООО «Консалтгрупп» как опасного производственного объекта и регистрация в государственном реестре выполнена 16.11.2004 года, регистрационный номер А06-05785. После регистрации указанного объекта руководству ООО «Консалтгрупп» направлено свидетельство о регистрации и экземпляр карты учета объекта в государственном реестре, в разделе 4 п.4.1 карты учета обозначен вид деятельности, на осуществление которого требуется лицензия – эксплуатация взрывоопасного производственного объекта.

Таким образом, в данном случае имеет место аналогичная ситуация, когда лицензию на эксплуатацию взрывоопасного объекта вроде бы надо по закону иметь, а выдать ее было некому, оформление таких лицензий было начато лишь в марте 2005 года.
Возникает закономерный вопрос: в чем же тут виноват Золотых В.И.? Должен ли он отвечать за то, что волокита в создании реального механизма по выдаче лицензий была связана с реорганизацией и пертурбацией ряда ранее существовавших служб в Федеральную службу по экологическому, технологическому и атомному надзору, и никак не зависела от него.

Взять хотя бы упоминавшийся выше хронологический разброс между изданием Приказа Службы «О лицензировании…» от 26.08.04г. и фактическим созданием Белгородского Управления этой Службы – январь 2005 года (на бумаге оно было образовано Приказом Службы от 22.11.2004г.). То есть, деятельность по лицензированию уже была определена в августе 2004 года, а орган, который этой деятельностью должен был заниматься, фактически был создан через полгода.

Все эти парадоксы также не могут быть поставлены в вину моему подзащитного.
Кроме того, как и в предыдущем случае, стороной обвинения не представлено доказательств того что Золотых имел умысел на совершение инкриминированного ему преступления.

Исходя из чего следует вывод, что Золотых В.И. обязан был знать о необходимости получения лицензии на эксплуатацию взрывоопасного объекта, непонятно. Заведомый характер действий моего подзащитного, обусловленный его информированностью о необходимости получения упомянутой лицензии, в данном случае не имеет каких-либо достоверных доказательств.

Согласно имеющемуся в материалах уголовного дела сообщению Управления Ростехнадзора по Белгородской области от 08.08.05г. (т.1 л.д.190-191) идентификация нефтебазы ООО «Консалтгрупп» как опасного производственного объекта и регистрация в государственном реестре выполнена 16.11.2004г.; после регистрации указанного объекта руководству ООО «Консалтгрупп» направлено свидетельство о регистрации и экземпляр карты учета объекта в государственном реестре; в разделе 4 карты учета обозначен вид деятельности, на осуществление которого требуется лицензия – эксплуатация взрывоопасного производственного объекта; однако руководители общества с заявлением для получения лицензии нет обратились.

При проверке на месте объекта 01.08.2005г. установлено, что пакет документов для получения лицензии был подготовлен 22.10.04г. за исключением заключения экспертизы промышленной безопасности.

Документы, подтверждающие изложенную в письме информацию, в деле отсутствуют. Не указано, на чье конкретно имя или по какому именно адресу было направлено свидетельство о регистрации и карта учета объекта, не выяснено, где они находятся, кто конкретно не принял соответствующих мер для выполнения требований по получению лицензии, был ли ознакомлен с этими документами Золотых.

Как следует из показаний подсудимого Золотых, и это подтверждено показаниями свидетелей, в указанный период (сентябрь-декабрь 2004 года) нефтебаза вообще не функционировала.

Согласно принципу вины (ст.5 УК РФ) лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

По рассматриваемому уголовному делу вина Золотых В.И. в совершении инкриминируемых ему преступлений не установлена, напротив, стороной обвинения представлены доказательства, свидетельствующие о его невиновности. Доводы защиты о том, что Золотых В, И. не имел реальной возможности получить в 2003-2004 г.г. лицензии на эксплуатацию пожароопасного и взрывоопасного объекта стороной обвинения не опровергнуты.

Таким образом, Золотых В.И. подлежит полному оправданию по обвинению его в незаконном предпринимательстве в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. 

Кроме того заслуживают внимания показания Золотых В.И. о том, что фактическим руководителем обособленного предприятия ООО «Консалтгрупп» в г.Старом Осколе являлся коммерческий директор Мухаммадуллоев И.А., который был наделен соответствующими полномочиями. Надеясь на порядочность и исполнительность указанного руководителя, он не осуществлял жесткого контроля за его деятельностью, полагал, что тот обеспечив деятельность предприятия в соответствии с требованиями действующего законодательства.

Согласно приобщенной к делу нотариально удостоверенной доверенности Золотых В.И., выданной Мухаммадуллоеву И.А. (т.1 л.д.90), последний уполномочен представлять интересы ООО «Консалтгрупп» во всех учреждениях и организациях РФ, подписывать от имени Общества банковские и иные финансовые документы, заключать от имени Общества все разрешенные законом сделки, подписывать договоры и т.д.

Хотя, по большому счету, и от Мухаммадуллоева мало что зависело в плане получения лицензий.

Кроме того, Золотых В.И. инкриминировано совершение преступлений им как генеральным директором ООО «Консалтгрупп» в период с 01 ноября 2003 года, тогда как на указанную должность он был назначен лишь 11 ноября 2003 года (т.1 л.д.87, 88).
Договор аренды между ОАО «КМАПЖС» и ООО «Консалтгрупп» заключен лишь 05.12.03г. (т.1 л.д.91-94), передача нефтебазы была произведена также 05.12.03г. (т.1 л.д.95), что исключает возможность реализации ООО «Консалтгрупп» нефтепродуктов с указанной нефтебазы ранее 5 декабря 2003 года. Как пояснил Золотых, на нефтебазе оставались нефтепродукты, принадлежавшие ООО «Экспоцентр», отпуск которых мог производиться клиентам ООО «Консалтгрупп».

 Все эти вопросы остались не исследованными и не выясненными органом предварительного следствия, что и привело к возникновению подобных противоречий. 

Соответственно, отсутствие в действиях Золотых состава преступления, предусмотренного ст.171 УК РФ, автоматически влечет его оправдание и по ст.174-1 УК РФ по обвинению в легализации денежных средств.

Более того, в обвинительном заключении изложена квалификация данного преступления. Которая не соответствует диспозиции этой статьи, что является существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона. Вместо диспозиции статьи в квалификацию включено название ст.174-1 УК РФ. Не указано в квалификации, каким образом были использованы средства или имущество.
В соответствии со ст.252 УПК РФ суд не вправе изменить обвинение таким образом, что может быть ухудшено положение подсудимого.

 Считаю, что при разрешении уголовного дела и постановлении приговора, при анализе и оценке судом представленных стороной обвинения доказательств, кроме того, должны быть признаны недопустимыми доказательствами и в этой связи не могут использоваться для обоснования виновности Золотых следующие:

1. протокол допроса свидетеля Пожидаевой Е.А. – оглашен по ходатайству государственного обвинителя (т.1 л.д.157-158);

2. протокол обследования (осмотра) и опись (приложение) от 24.05.05г. (т.1 л.д.44-45);

3. протокол выемки документов в ООО «Инвест-нефть» (т.1 л.д.178-179);

4. протокол выемки в ООО «Алексия» (т.1 л.д.208);

5. протокол выемки в ООО «Капитал» (т.1 л.д.220-221);

6. протокол выемки в ООО «Консалтгрупп» (т.1 л.д.236-237);

7. протокол осмотра документов (т.1 л.д.242-307);

8. протокол выемки в ЗАО «Кристалл-Бел» (т.1 л.д.310-311);

9. протокол выемки в корпорации «Стойленская нива» (т.1 л.д.318-321);

10. протокол выемки в ООО «ОсколАвтоТранс» (т.1 л.д.329);

11. протокол выемки в МУП ОЖКХ (т.1 л.д.331-332);

12. протокол осмотра документов (т.1 л.д.344-360);

13. вещественные доказательства – документы, полученные в результате оспариваемых выемок, приобщенные к делу на основании недопустимых проколов осмотра.

Мотивировка была изложена стороной защиты в соответствующем ходатайстве, которую я полностью поддерживаю, считаю ее убедительной, а само ходатайство обоснованным.

Таким образом, с учетом изложенных стороной защиты доводов прошу Суд постановить в отношении ЗОЛОТЫХ ВИКТОРА ИЛЬИЧА оправдательный приговор, признав его невиновным по всем пунктам обвинения.  
 

Защитник Е.Б.Назаров

31 октября 2006 года

Да 16 16

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Алексей Александрович, Местная Лика, Лукьянов Дмитрий
  • Госслужащий Алексей Александрович 17 Сентября 2009, 09:24 #

    Отличная речь! Справедливый приговор. Менты "попутали рамсы", но попали в непонятки. И поделом. И ведь знали, что косячат, но упорно старались осудить человека… КОЗ УДОДЫ!

    +2
  • Адвокат, модератор Морохин Иван Николаевич 17 Сентября 2009, 10:52 #

    Браво коллега, отличная работа! Надеюсь, что Ваш клиент не "постеснялся" взыскать убытки и компенсацию морального вреда? У меня есть похожий пример, но мой клиент отказался от взыскания с казны, хотя обычно мы проводим показательные процессы по реабилитации.

    +2
  • Студент Местная Лика 22 Сентября 2009, 01:47 #

    Обалдеть!  Можно не совершать никаких нарушений и все равно быть осужденным, получается… Вы просто молодец, что во всем этом так здорово разобрались!

    +2
  • Адвокат Лукьянов Дмитрий Николаевич 31 Мая 2016, 09:21 #

    Уважаемый Ерлан Булатович, отличная работа! Как интересно прокурор себя повел? Ну и судья молодец-на высоте оказалась! Поздравляю!

    +1

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Судебная речь по уголовному делу о незаконном предпринимательстве. Подзащитный оправдан судом полностью. » 3 звезд из 5 на основе 16 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации