В преддверии нового года и в завершение ушедшего мне пришло совершенно неожиданное известие об окончании дела, на мой взгляд, представляющего немалый интерес, как с точки зрения его обстоятельств, так и с точки зрения судебного подхода к разрешению важных вопросов, связанных с квалификацией деяния,  оценкой причиненного вреда и определением размера его компенсации.

Я ранее уже затрагивала вопрос соразмерности компенсации морального вреда, назначаемой нашими судами, тому объему внутренних переживаний, которые претерпевает потерпевший в результате действий виновника его страданий.

И вот,  жизнь так распорядилась, что мне вновь захотелось коснуться этой темы, хотя в данном случае, эмоциональная окраска моего повествования будет несколько иной.

Кроме того в этой статье я коснусь и иных вопросов, поскольку возмещение причинённого преступлением вреда имеет производный характер от собственно самого совершённого деяния, его обстоятельств, последствий, и, как показывает реальность, многого другого.

Но, обо всем по порядку.

Дело это началом своим относится к сентябрю 2015 года, когда в семье моего хорошего знакомого произошла страшная беда – был убит муж его сестры.

Смерть, сама по себе, событие чудовищное. Смерть же близкого человека причиняет крайнюю степень горя, ощущения безысходности, потрясения от неожиданности и нелепости случившегося.

Все перечисленные оттенки переживаний были в полной мере испытаны семьей моего знакомого.

Произошедшие события действительно поражают своей нелепостью, и от того становятся еще страшнее.

Убитый ( назовем его С.) был нормальным молодым человеком, женатым, воспитывающим десятилетнего сына, работающим, и неплохо зарабатывающим, обладающим спокойным, незлобивым характером, не любителем шумных компаний и выпивок.

Так случилось, что к его жене из другого города приехала подруга погостить. Дома собралась компания, пришли общие друзья. Немного посидев вместе с жёнами, мужчины решили оставить женщин пообщаться, и отправились в бар.

Посиделки в баре окончились убийством, совершенным администратором бара. Вся картина зафиксирована камерами видеонаблюдения.

Вот С. проходит в зоне видимости камеры, мимо него проходит будущий убийца, что-то говорит в его сторону.

Вот будущий убийца разворачивается, подходит к С., и, подпрыгнув, с силой бьёт С. своей головой в область лба, одновременно придерживая за передние части рубашки, потом, отталкивает от себя и одновременно, снова подпрыгнув, опять бьет его в область лба своей головой.

С., уже бесчувственный, как мешок, падает на пол, ударяется затылком, лежит неподвижно.

Потом подбежали друзья, подняли находящегося в непонятном для них состоянии С., усадили на стул, он падал то влево, то вправо, его придерживали, прикладывали к носу холод ( текла кровь), под руки вывели на улицу, привезли на машине домой, подняли до квартиры ( ну не понимали они, что с ним, думали, что выпил настолько много, что на ногах не стоит).

Дома у С. начали синеть кожные покровы, дыхание стало прерывистым, сознание к нему не возвращалось, — жена вызвала «скорую»…

В коме С. провел около месяца и скончался 15 октября 2015 года, не приходя в сознание.

В ходе следствия деяние было квалифицировано, как причинение смерти по неосторожности, по статье 109 УК РФ.

Знакомый обратился ко мне, когда дело уже было передано прокурору, через полгода после описываемых событий. Работу по делу я вела дистанционно ( дело было в другом регионе).

Пребывая в шоке от произошедшего, близкие, естественно, не контролировали ход следствия, не сомневаясь в том, что российская Фемида встанет на сторону потерпевших без их непосредственного участия в следственном и судебном процессе.

Но Фемида, видимо, мечтала об отпуске, сняла повязку с глаз, рассмотрела возможности друзей обвиняемого, и размахивать мечом ей совершенно расхотелось.

Когда через полгода выяснилось, что убийство – вовсе и не убийство, а всего лишь неосторожное причинение смерти, что обвиняемый отпущен под залог в 500000 рублей, оплаченный его друзьями из азербайджанской диаспоры, что те же друзья предлагают возместить причиненный их соотечественником ущерб в размере 400000 рублей и прекратить дело за примирением сторон, — «пить «боржоми», как говорится, было уже поздно.

Просматривая фотокопии материалов уголовного дела, я пришла к выводу, что никакой переквалификации на ч.4 ст. 111 УК РФ, как настаивал мой знакомый, здесь ожидать не следует, хотя объективно все признаки наличия в действиях обвиняемого умысла на причинение тяжкого вреда здоровью С. имели место. Но у меня сложилось мнение, что дело постараются максимально быстро рассмотреть, не обременяя себя лишними действиями в целях поиска истины. Впоследствии стало понятно, что я была права.

В процессе ознакомления с делом меня удивило, если не сказать больше, одно странное обстоятельство — потерпевшими по делу были признаны – жена С. ( его вдова) и мой знакомый – брат жены. А вот несовершеннолетний сын С. в числе потерпевших не значился. Это обстоятельство мой знакомый объяснял тем, что следователь имел дело именно с ним, а не с супругой убитого, поскольку она была в абсолютной прострации и не понимала происходящего.

Но мне было совершенно понятно, что никаких оснований для признания моего знакомого, всего лишь брата жены убитого, потерпевшим по этому делу у следователя не было. Так же, как было понятно и то, что у следователя были все основания  и даже — обязанность, для признания потерпевшим несовершеннолетнего сына С.

Но на тот момент я наивно полагала, что эта ситуация легко разрешится в ходе первого же судебного заседания. Как же я ошибалась! У наших судов на всё имеется собственное мнение.

Поскольку все тяготы непосредственного участия в судебном разбирательстве взял на себя мой знакомый, я, находясь у себя в кабинете, подготовила ряд ходатайств для суда.

Во-первых, мы, всё-таки, не оставили мысли о переквалификации деяния на более тяжкое. С этой целью было подготовлено ходатайство о проведении дополнительной экспертизы для установления причин наступления смерти ( не от соударения головы С. с кафельным полом, как было указано в экспертном заключении, а в результате неоднократного нанесения ударов в область лба, последующего падения С. с высоты собственного роста с приданным ему толчком обвиняемого ускорением).

Во-вторых, опасаясь, что суд снимет с моего знакомого статус потерпевшего ( так как, даже при очень сильно закрытых на всё глазах следствия и суда, он, ну никак, не мог быть признан потерпевшим по этому делу), а, учитывая его активное участие в судебном разбирательстве, он суду в процессе ни в каком виде был не нужен, — я подготовила ходатайство о допуске его в качестве представителя потерпевшей.

В-третьих, было подготовлено ходатайство о признании потерпевшим несовершеннолетнего сына С.

В-четвертых, было письменно изложено мнение потерпевшего по делу, с подробным анализом данных записей камер видеонаблюдения с места происшествия, из которых было явно видно, что обвиняемый обладает отточенной техникой нанесения ударов, направленных на причинение тяжких телесных повреждений или смерти.

Первое заседание суда вызвало шок даже у меня. По словам моего знакомого, суд намерен был рассмотреть дело за два дня.

Все ходатайства были отклонены: в проведении дополнительной экспертизы было отказано, так как экспертное заключение, имеющееся в материалах дела, по мнению суда, полное и не вызывает сомнений в правильности выводов; представителем потерпевшей мой знакомый не стал, так как он сам является потерпевшим и будет в процессе участвовать в этом статусе ( это не смотря на то, что защита обвиняемого настаивала на необоснованности признания его потерпевшим); несовершеннолетний сын С. не был признан потерпевшим, так как его мать и так признана потерпевшей, а она является его законным представителем, так зачем еще и ребенка признавать, он же сам в процессе участвовать не будет ( это слова судьи).

Опасаясь, что дело может быть окончено вот уже завтра, мы подготовили еще несколько ходатайств с одной только целью – вынудить суд отложить рассмотрение дела. Нам необходимо было время, так как нужно было найти свидетеля, способного пояснить, что в технике нанесения ударов обвиняемым были явные признаки владения боевым искусством, что обвиняемый, естественно, отрицал. Кроме того, нам необходимо было время для подготовки гражданского иска.

Суд, нехотя, отложил рассмотрение дела. Поскольку это был конец апреля, то следующей датой судебного заседания стал день после выходных и праздников. У нас появилось около десяти дней.

За это время мы нашли необходимого свидетеля, он пришел в суд, дал показания, с его участием исследовалась видеозапись, он покадрово ее отсматривал и пояснял, что именно и — как,  делает обвиняемый.
По его словам, без всяких сомнений, удары наносились обвиняемым со знанием дела, в те точки и области и с такой силой и техникой, которые запрещены к применению профессионалами, и имеют своей целью окончательное «выведение» противника из строя с помощью причинения ему таких телесных повреждений, получив которые он уже не сможет встать самостоятельно.

Мы немногого добились этим допросом — квалификация осталась прежней, дело было рассмотрено за четыре дня, все ходатайства потерпевшей стороны отклонены. В приговоре суд указал на аморальность поведения С., которая спровоцировала конфликт ( к слову сказать, указанная «аморальность» подтверждалась только показаниями свидетелей – работников бара и их друзей, на видеозаписи никакого конфликта зафиксировано не было). Совершение деяния при исполнении обвиняемым своих профессиональных обязанностей не было отражено в приговоре вообще.

Наказание – один год и девять месяцев исправительных работ. В пользу потерпевшей было взыскано 500000 рублей в возмещение морального вреда из трех миллионов, которые были заявлены. Гражданский иск о взыскании материального ущерба был оставлен без рассмотрения.

После такого приговора даже мой знакомый – боец по натуре, упал духом. Что уж говорить о его сестре, которая совсем опустила руки и категорически отказалась от дальнейших действий.

Но эмоции эмоциями, а десятидневный срок на апелляционное обжалование никто не отменял. Тем более, что явная незаконность приговора и действий суда в судебном процессе возмущали и придавали сил.

В результате апелляционного обжалования нам удалось отменить приговор в части – дело в части гражданского иска, включая компенсацию морального вреда, направлено на рассмотрение суда в порядке гражданского судопроизводства. Отказ в признании несовершеннолетнего сына С. потерпевшим был признан несоответствующим закону.

Следующим этапом наших действий стало взыскание с осуждённого компенсаций причинённого вреда.

Здесь надо сделать небольшое отступление и отметить, что обвиняемый – гражданин Азербайджана, трудоустроен у своих соотечественников, официальный заработок его составляет 20000 рублей в месяц и по приговору он еще должен 20% от заработка перечислять в доход государства.

Понимая всю бесперспективность взыскания с обвиняемого компенсаций в пользу потерпевших, мной было принято решение о предъявлении иска к работодателю – тому самому юридическому лицу, где работал обвиняемый в момент рассматриваемых событий, в баре которого всё и произошло.

Обосновывая требования, я ссылалась на нормы ГК РФ об ответственности работодателя за вред, причиненный работником при исполнении трудовых обязанностей. Расчёт сумм производился исходя из данных о заработке С. за прошедший до смерти год.

Требования складывались из сумм компенсации вреда, причиненного смертью кормильца, в пользу несовершеннолетнего сына в размере половины заработка С. за каждый месяц до совершеннолетия ( или до 23 лет в случае обучения по очной форме), начиная с момента смерти ( истица в суде, вопреки моему расчету, настаивала на взыскании с момента причинения тяжких телесных повреждений, т.е. около месяца ранее наступления смерти С.), сумм в возмещение расходов на погребение, компенсации морального вреда в размере 3000000 рублей.

Настаивая на расчёте компенсации вреда, причинённого смертью кормильца, в размере половины среднего заработка умершего, я исходила из того, что сын имеет право на ту часть средств умершего, на которую имел бы право при жизни отца, определяя её не в размере причитавшихся на долю сына алиментов ( в случае взыскания их), что составляло бы всего 25%, а исходя из состава семьи — три человека, и количества иждивенцев — один сын. При таком подходе, когда в семье двое работающих родителя и один несовершеннолетний ребёнок, можно говорить о праве ребёнка на половину заработка умершего родителя, поскольку другой родитель имеет самостоятельный заработок.

Определяя размер компенсации морального вреда, причиненного смертью близкого родственника, мы исходили из тех сумм, которые выплачиваются государством родственникам, потерявшим членов семьи в результате каких-либо чрезвычайных обстоятельства, катастроф. В обоснование приводили именно указанные случаи и размеры компенсаций родственникам погибших. Что касается доказывания степени нравственных переживаний, то нами были в материалы дела представлены справки из школы, где обучается сын С., о резком падении его успеваемости в результате пережитого стресса, заключение психолога о состоянии ребенка, многочисленные справки об обращениях самой вдовы С. к врачам после пережитого горя.

И вот оно – решение суда, такое долгожданное и настолько неожиданное!

Требования удовлетворены в полном объёме. Все требуемые суммы взысканы с ответчика – работодателя.

Особенно порадовал подход суда к определению размера компенсации морального вреда — три миллиона рублей взысканы в пользу потерпевших. Принял суд и предложенный мной подход к определению размера компенсации вреда, причинённого смертью кормильца, исходя из количества иждивенцев и приходящейся на долю одного иждивенца — сына, части заработка умершего, что составило 1/2 от среднего заработка.

Правда, и здесь не обошлось без недочётов – суд, видимо, второпях, забыл указать в резолютивной части решения на взыскание сумм на погребение и государственной пошлины. Но такой недочёт недолго исправить.

P.S. Хотела здесь написать о своих сомнениях по поводу обоснованности предъявления требований к работодателю именно в этой ситуации, но остановила уже занесенную над клавиатурой руку. Поскольку возможности для обжалования решения еще не исчерпаны ответчиком, то не хочется «лить воду на его мельницу», ведь его представители тоже могут читать эту статью.

И ещё. Я восприняла это решение, как редкую удачу,  поэтому и иллюстрация к настоящей публикации карикатурная. Конечно, удача появилась не на пустом месте, и для получения такого решения суда было сделано немало, но… как редко бывают в нашей стране такие решения, несмотря ни на какие усилия с потерпевшей стороны.

Документы

1.Решение суда1.1 MB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Виноградова Татьяна Михайловна
Архангельск, Россия
Квалифицированная юридическая помощь по семейным, жилищным, трудовым, административным, уголовным и другим делам.
Ведение дел в арбитражных судах и судах общей юрисдикции.

Да 80 80

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Стрижак Андрей, Николаев Андрей, Климушкин Владислав, Коробов Евгений, Чернов Сергей, Стрыгин Иван, Бандуков Дмитрий, Шилова Ольга, Виноградова Татьяна, Мурашкин Вадим, Бесунова Алёна, Спиридонов Михаил, Шабаева Ольга, Гречанюк Василий, Лапо Александра, Лисов Алексей, Погорелова Татьяна, Моцный Сергей, Фищук Александр, Краснова Светлана
  • 06 Января 2017, 18:36 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, примите мой поздравления! Победа результат Вашей работы!

    +11
  • 06 Января 2017, 19:04 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна,  присоединяюсь! Надеюсь, решение не будет обжаловано и вступит в силу в неизменном виде!

    +11
    • 06 Января 2017, 19:11 #

      Уважаемый Сергей Геннадьевич, спасибо! И мы на это надеемся! Не очень хорошо, конечно, что в заочной форме принято — ответчик может долго уклоняться от получения решения и этим продлевать срок на обжалование. Но, будем решать проблемы по мере их возникновения)))

      +8
  • 06 Января 2017, 20:03 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, поздравляю с достигнутым результатом!
    Остается только пожелать, чтобы это решение вступило в силу в том виде, в котором вынесено, и было как можно скорее исполнено.

    +5
  • 06 Января 2017, 20:49 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, отличное дело! Поздравляю Вас с результатом.

    +4
  • 06 Января 2017, 23:04 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, поздравляю!!! надеюсь, решение устроит.

    +3
  • 07 Января 2017, 01:16 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, решение хорошее, но вот приговор, стыдно должно быть тем кто опустил руки…

    +4
    • 07 Января 2017, 11:38 #

      Уважаемый Алексей Николаевич, это Вы о вдове? Не думаю, что кто-то вправе её осуждать. Человек перенёс тяжелейшее горе, выдержала бессмысленное судебное разбирательство, где всё сводилось к тому, что её муж сам конфликт спровоцировал и получил за это.
      Каково это слышать любящеё жене, у которой жизнь рухнула в одночасье. Она сама в простраци находилась, а надо было ещё ребенка вытаскивать из депрессии. 
      Да и, если посмореть практику о аналогичным делам по стране, — при таких обстоятельствах квалификация именно по ч.1 ст.109 УК.
      Если уж кому здесь и должно быть стыдно, так это судьям. Да только, где он, стыд у них?

      +8
  • 07 Января 2017, 06:42 #

    Дело интересное! Но не совсем понял, почемуНаказание – один год и девять месяцев исправительных работ.

    +7
    • 07 Января 2017, 11:40 #

      Уважаемый Андрей Валерьевич, санкция по ч.1 ст.109 до двух лет исправ работ ( или иных). Суд зачел нахождение под стражей около 25 дней, по моему. Вот такой срок и насчитал

      +2
  • 07 Января 2017, 09:44 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, читал не отрываясь. Браво!
    Потом не отпускайте, пока не исполнят все до копейки. Судя по организации им деваться некуда, хотя безумный от жадности мозг и способен начать переоформлять лицензии и перекидывать активы — но это будет уж как-то совсем слишком, учитывая антураж ситуации.
    В  общем — удачи вам на финальных стадиях! Дело-то правое,  значит все получится.

    +8
    • 07 Января 2017, 11:47 #

      Уважаемый Александр Алексеевич, спасибо! Да, Вы правы, мы тоже опасаемся таких действий со стороны ответчика. К сожлению, своевременно истцы не заявили об обеспечителных мерах. Хотя я рекомендовала настоятельно. Но, сами понимаете, когда в суде непосредственного участия не принимаешь, сложно отследить ход процесса. Теперь пытаемся наверстать упущенное. Мой знакомый разыскивает их счета, имущество — готовим документы для суда.

      +4
  • 07 Января 2017, 09:59 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, безусловно, очень интересное дело!
    Ваша работа выше всяких похвал! Глубокий анализ ситуации, четкость и обоснованность действий по взысканию вреда, творческий подход!
    Закономерный результат!(Y)

    +6
  • 07 Января 2017, 10:36 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, примите мои поздравления. Но мимоходом просил бы пояснить о «в пользу несовершеннолетнего сына в размере половины заработка С. за каждый месяц до совершеннолетия ( или до 23 лет в случае обучения по очной форме)». На чем основаны Ваши требования в части 23 лет и очной формы обучения? Какая статья СК имеется ввиду? Спасибо.

    +4
    • 07 Января 2017, 21:19 #

      Уважаемый Сергей Анатольевич,  благодарю за внимание к публикации!
      Что касается Вашего вопроса — здесь нет обоснования нормами СК. Возмещение вреда, причинёного смертью кормильца, регулируется нормами статьи 1088 и ст. 1089 ГК РФ.
      Согласно этим нормам вред возмещается несовершеннолетним — до достижения восемнадцати лет; обучающимся старше восемнадцати лет — до получения образования по очной форме обучения, но не более чем до двадцати трех лет ( п. 2 ст. 1088 ГК РФ).
      Относительно размера возмещения в виде половины заработка, то суд в решении дословно привёл мою формулировку из иска.
      Я исходила из того, что, поскольку нормой ст. 1089 ГК РФ установлено, что вред возмещается в размере той доли заработка (дохода) умершего, определенного по правилам статьи 1086 настоящего Кодекса, которую они получали или имели право получать на свое содержание при его жизни, то необходимо определить эту самую часть ( долю). 
      В нашем случае оба родителя были работающими, т.е. жена на заработок мужа претендовать не могла. Следовательно, весь заработок мужа мог быть распределен между ним самим и его несовершеннолетним ребенком в равных долях. 
      Такой подход я, уже после написания и подачи иска, нашла и в некоторых судебных решениях по таким делам. Но некоторые суды при расчете этих долей исходят из размера причитавшихся бы на долю ребенка алиментов ( при их взыскании).

      +4
      • 07 Января 2017, 21:39 #

        Уважаемая Татьяна Михайловна, спасибо за ответ. Вы знаете, мой вопрос, если честно из другой оперы. Как говориться, читал об одном, думал о другом, спросил о третьем. Еще раз поздравляю с победой!

        0
  • 07 Января 2017, 10:49 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, Ваша работа достойна всяческих похвал! 

    Без адвоката потерпевшие вообще ничего бы не добились и, как я понимаю, даже добиваться бы не стали. После такого приговора даже мой знакомый – боец по натуре, упал духом. Что уж говорить о его сестре, которая совсем опустила руки и категорически отказалась от дальнейших действий.

    Но эмоции эмоциями, а десятидневный срок на апелляционное обжалование никто не отменял. Тем более, что явная незаконность приговора и действий суда в судебном процессе возмущали и придавали сил. 

    Вы большая умница!(handshake)(muscle)

    +5
    • 07 Января 2017, 11:56 #

      Уважаемая Алёна Александровна, спасибо! На самом деле у моего знакомого это была первая реакция, абсолютно объяснмая, на мой взгляд. У них погиб близкий человек, а суд ( Вы же знаете наши суды) на всё глаза закрывает, ведёт себя так, как-будто не он для них, а они для него тут существуют. В общем приятного мало и веру в правосудие всё это не укрепляет.
      Но он скоро собрался и мы уже вместе по апелляции работали — во все суды он сам ходил и мне  потом отчёт письменный отправлял, как и что там было.
      В общем, он тоже большой молодец.

      +4
  • 07 Января 2017, 10:52 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, примите поздравления!(Y) Квалифицированная помощь адвоката на лицо. Решение просто обязано устоять при любых раскладах!!!

    +3
  • 07 Января 2017, 14:32 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, вы проделали огромную работу, взвалив на свои плечи защиту по такому непростому делу. Дистанционно убедить суд, даже посредством номинального (наученного) представителя, это дорогого стоит! Мои поздравления, и пожелание победы в апелляции!

    +5
  • 07 Января 2017, 15:40 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, очень полезная публикация! Поздравляю Вас с отличным результатом. Единственное разочарование — это наказание в виде испр.работ.

    +4
  • 07 Января 2017, 15:53 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, с точки зрения размера возмещения вреда — все безупречно. Но как бы Вам помог специалист в области судебной медицины, «разложивший» механизм причинения вреда в своем заключении и давший пояснения по этому заключению в суде…

    +8
    • 07 Января 2017, 23:52 #

      Уважаемый Андрей Юрьевич, да, согласна с Вами полностью. Такой специалист был нам необходим. И, думаю, не в последнюю очередь, суд, именно боясь появления такого специалиста, так спешил рассмотреть дело. Очень сжатые были у нас сроки, мало что можно было сделать, да еще и на расстоянии.

      +5
  • 08 Января 2017, 22:30 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, примите и моё восхищение Вашим профессионализмом и Вашим трудом!
    Подозреваю, что дело на этом не закончится, подобные дела относятся к разряду «долгоиграющих» (как леденцы в самолёте). 
    Потребуются советы по вопросам банкротства, или как «реанимировать» незаконно ликвидированного должника, ну и т.п. — пишите.

    +6
    • 08 Января 2017, 23:06 #

      Уважаемый Владислав Александрович, благодарю за внимание к публикации и очень лестную оценку!
      Откровенно говоря, предположения Ваши относительно возможного банкротства или «сливания» активов меня в форме опасений уже посещают. 
      Обязательно воспользуюсь Вашим предложением и попрошу совета в случае возникновения таких ситуаций. Спасибо!

      +2
  • 08 Января 2017, 22:59 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, великолепное дело и, как Вы правильно заметили, не без удачи со стороны суда. Добавлю себе в избранное — есть в этом деле многого полезного и особенного. (bow)
    Для того, чтобы ответчик недолго уклонялся от получения решения суда, как мне видится, можно воспользоваться тем, что проконтролировать со стороны суда отправку решения по адресу ответчика и в соответствии со ст. 165.1 ГК РФ, спустя месяц, если ответчик не получит решение по почте, получить исполнительный лист.  Удачи!

    +4
    • 08 Января 2017, 23:12 #

      Уважаемый Евгений Алексеевич, мне очень приятно Ваше внимание к моим статьям! 
      Контролировать суд придётся в любом случае — он такой, этот Нарьян-Марский суд, там что угодно могут забыть.  Вот недавно не проконтролировала своевременно, так они административный иск два месяца не назначали, а когда я к ним доверителя отправила, спросить, в чём же дело?, они сказали, что не было такого иска ( по почте направляли). Из ситуации мы конечно, выкрутились, но неприятных минут было пережито немало.

      +4
  • 09 Января 2017, 07:39 #

    Уважаемая Татьяна Михайловна, Присоединяюсь к поздравлениям!  Восхищаюсь Вашей работой. И разделяю опасения, что владельцы могут попытаться избавиться от юрлица.
    В связи с этим предлагаю  информационную поддержку — есть доступ к информационному сервису, подключенному к ЕГРЮЛ ФНС России, там есть «опция контроля состояния» юрлица (об изменениях, судах, банкротствах и.т.п)  — сообщите мне инн или огрн, посмотрю и сообщу Вам о текущем состоянии и в случае появления сведений об изменениях — также сообщу.
    Пока посмотрел по названию — нашел «с полным совпадением наименования» только одно, но оно исключено из ЕГРЮЛ 29.08.2016 г…

    +2
    • 09 Января 2017, 07:58 #

      Уважаемый Василий Герольдович, вот это новость с утра… Спасибо. Сегодня же свяжусь с моим знакомым.

      +1
      • 09 Января 2017, 08:26 #

        Уважаемая Татьяна Михайловна, прошу прощения, пожалуйста, подвело меня зрение — неправильно прочитал наименование — вместо «н» буква «т» в середине показалась. 
        Вашего должника нашел по базе и проверил (там же зарегистрирован — ул Им и.П.Выучейского), вроде участник и руководитель «не массовый», пока сведений о каких-то проводимых изменениях, реорганизации, банкротстве не имеется. Еще раз прошу простить за причиненное беспокойство.  На контроль эту компанию поставил — как увижу движения, сообщу.

        +1
        • 09 Января 2017, 09:01 #

          Уважаемый Василий Герольдович, еще раз спасибо — и за беспокойство, и за опровержение первоначальных сведений.
          Прямо камень с души упал! Уже начала себя казнить, что не настояла на мерах обеспечения и не проконтролировала вовремя действия истца в этом направлении.
          Но, это знак, что расслабляться не стоит, и надо предпринимать меры для обеспечения исполнения решения срочно))):)

          +1
          • 09 Января 2017, 09:18 #

            Уважаемая Татьяна Михайловна, благодарю! Вы правы — надо ускоряться, лицензия на розницу алкоголя у них до 25.11.2016 — поэтому  чем больше проходит времени, тем меньше для них ценность этой компании. 
            Однако, законодательство у нас прибавило гарантий для кредиторов (лишь бы участник (руководитель) компании оказался платежеспособным (или представлял для хозяев ценность).

            +1
    • 17 Января 2018, 08:36 #

      Уважаемая Татьяна Михайловна, добрый день! А на каком основании суд взыскал с виновного компенсацию  вреда, причинённого смертью кормильца, исходя из количества иждивенцев и приходящейся на долю одного иждивенца — сына, части заработка умершего, что составило 1/2 от среднего заработка? Я немного не понимаю, если погибший был официально трудоустроен, то содержание (пенсию) по утрате кормильца выплачивает ФСС РФ. Или я не правильно понимаю??? Помогите разобраться. Столкнулась сейчас с такой ситуацией, а вот с тем кто и сколько должен платить детям в случае смерти кормильца, имею в виду ежемесячно, не могу разобраться. 
      В настоящий момент им платит пенсионный фонд и ФСС в размере прожиточного минимума ежемесячно.
       Есть ли возможность в порядке ст.1088-1089 ГК РФ взыскать с работодателя, кормилец погиб в результате несчастного случая на производстве.
      Или читаем п.2 ст. 1089 ГК РФ РФ  При определении размера возмещения вреда пенсии, назначенные лицам в связи со смертью кормильца, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после смерти кормильца, а также заработок (доход) и стипендия, получаемые этими лицами, в счет возмещения им вреда не засчитываются.
      Если есть мнение, прошу им поделиться-) Заранее благодарна.

      +1
      • 17 Января 2018, 12:24 #

        Уважаемая Татьяна Валерьевна, что касается сумм, взыскиваемых с причинителя вреда- в приложенном мной  решении дана очень подробная мотивировка. Относительно того, что пенсию по утрате кормильца уплачивает ФСС — думаю, что надо апеллировать к тому, что  природа этих выплат разная, во-первых, ну и во-вторых, то, о чем вы верно написали — пенсии не учитываются.

        +1

    Да 80 80

    Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

    Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

    Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

    Рейтинг публикации: «И у Российской Фемиды случаются "прозрения". Вновь о компенсации морального вреда. » 5 звезд из 5 на основе 80 оценок.

    Похожие публикации