Продолжая тему субсидиарной ответственности, хочу более подробно остановиться на таком ее основании, как неподача директором заявления в арбитражный суд о признании организации банкротом. Я уже писал об этом, но здесь я рассмотрю более подробно, такие важные для защиты от СО моменты, как объективное банкротство и наличие экономически обоснованного плана.

Как ни странно, но многие директора даже не знают, что на них возложена обязанность при наступлении определенных обстоятельств обратиться в арбитражный суд с заявлением о банкротстве возглавляемой организации. Они очень удивляются, когда к ним предъявляют соответствующие требования.

Недавно готовил для одного директора отзыв на заявление о привлечении его к СО по данному основанию, но он никак не мог понять, за что его привлекают. Имущества не выводил. Сделок в ущерб кредиторам не совершал. Документацию в полном объеме передал КУ. Казалось бы, все сделал, но … даже не знал о том, что надо подавать заявление в суд.

И подобные примеры не так редки. Но что же делать такому незадачливому директору. Есть ли у него шанс, если к нему предъявили заявление о привлечении к СО по указанному основанию?

А для того, чтобы понять, есть ли возможность отбиться, необходимо как раз знать две архиважные вещи: что такое объективное банкротство и что такое экономически обоснованный план. Без четкого представления того, для чего вообще существуют эти понятия, какое значение имеют, никакой эффективной помощи по защите от субсидиарки просто не может быть.

Итак, начнем с понятия объективного банкротства.

Что такое объективное банкротство, и какое значение оно имеет для привлечения к субсидиарной ответственности?

Ранее я уже писал о субсидиарной ответственности за несвоевременную подачу директором заявления о признании возглавляемой им организации банкротом.

Понять наличие такой обязанности просто. Директор, если он видит, что ООО или АО заведомо не сможет выполнять свои обязательства должен либо уведомлять своих контрагентов, что, вступая в отношения с организаций, они, скорее всего, не получат встречного предоставления, либо перестать принимать новые обязательства. И если он, не предупреждая контрагентов, продолжает деятельность организации, то по всем новым обязательствам, он несет субсидиарную ответственность.

Иначе говоря, директор должен либо предупреждать контрагентов, либо подать заявление о признании организации банкротом, либо просто прекратить деятельность.

В таком случае возникает вопрос, а с какого момента возникает у директора соответствующая обязанность (обратиться в суд с заявлением о банкротстве, прекратить принимать новые обязательства или предупреждать контрагентов о неплатежеспособности)?

Для правильного ответа, зададимся вопросом, возникает ли такая обязанность, когда просто наступают признаки банкротства, видные для внешних кредиторов, или, все же, для директора, знающего реальное имущественное состояние организации стартовой точкой должно быть что-то другое.

Для простоты дам пример, наглядно изображенный на рисунке.

Допустим в собственности ООО имеется склад стоимостью 15 000 000 рублей, транспортные средства стоимостью 10 000 000 рублей, а также дебиторская задолженность перед организацией составляет 10 000 000 рублей.

Предположим, что должники ООО имеют временные затруднения и задерживают оплату.

 Теперь представим, что ООО было вынуждено в связи с неоплатой контрагентами задержать выплату заработной платы в размере 1 500 000 рублей, а также просрочить платеж по кредиту и банк потребовал выплатить весь остаток по кредиту в размере 3 000 000 рублей.

 Внешний кредитор, коим является банк, может обратиться после определенной просрочки с заявлением о банкротстве ООО в арбитражный суд. 

Но должен ли в данном случае директор все бросать и подавать в арбитражный суд заявление о признании ООО банкротом.

Как видим, ООО имеет активы, достаточные с лихвой для погашения, как долгов по заработной плате, так и для удовлетворения требований банка. Если заставлять директора после первых же затруднений по выплатам кредиторам бежать с заявлением в суд, то работающие предприятия придется банкротить после каждого чиха кредитора, но это глупость и абсурд.

Директор в данном случае знает состояние ООО и понимает, что даже, если распродать часть имущества ООО, то этого хватит для удовлетворения всех кредиторов. Целью же банкротства является справедливое и равное распределение средств, вырученных от продажи имущества должника при его недостаточности для удовлетворения всех требований.

Поэтому, несмотря на то, что внешний кредитор уже может признавать ООО банкротом, для директора, знающего имущественное положение ООО еще нет никакой необходимости подавать соответствующее заявление.

Именно поэтому, хотя об этом не говорится в законодательстве, судебная практика выработала критерии, при наличии которых директор должен срочно подавать заявление о банкротстве. Суды просто вынуждены были ввести понятие объективного банкротства, которое как раз и означает наступление того, самого критического момента, когда уже кроме банкротства иного пути уже не может быть.

 Как же определяют понятие объективного банкротства.

В п.4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 N 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве» говорится следующее:

По смыслу взаимосвязанных положений абзаца второго статьи 2, пункта 2 статьи 3, пунктов 1 и 3 статьи 61.10 Закона о банкротстве для целей применения специальных положений законодательства о субсидиарной ответственности, по общему правилу, учитывается контроль, имевший место в период, предшествующий фактическому возникновению признаков банкротства, независимо от того, скрывалось действительное финансовое состояние должника или нет, то есть принимается во внимание трехлетний период, предшествующий моменту, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из-за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов (далее — объективное банкротство).

Итак, объективное банкротство — это превышение совокупного размера обязательств над стоимостью активов. В вышеприведенном примере с ООО никакого объективного банкротства не было.

По общему правило, конечно же, в случае наступления объективного банкротства руководитель должника должен обратиться в арбитражный суд с заявлением.

Для того, чтобы понять в первом приближении, имеется ли объективное банкротство или нет, надо, прежде всего изучить баланс должника.

Конечно, балансовая стоимость может не отражать реальную стоимость активов и если их стоимость выше балансовой, то директор может ходатайствовать о проведении судебной экспертизы, чтобы доказать, что объективное банкротство к вменяемому ему моменту еще не наступило. Тем не менее, если суды не изучили балансы и не определили, когда наступило объективное банкротство, то это основание для отмены судебных актов и направления дела на новое рассмотрение. (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 13.08.2020 N Ф03-2774/2020 по делу N А04-7026/2018; Постановлении Арбитражного суда Московского округа от 19.11.2020 N Ф05-18438/2020 по делу N А40-40282/2018; Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 29.01.2020 N Ф02-6591/2019 по делу N А19-8471/2013)

Могу сказать, что понимание понятия объективного банкротства помогло мне в итоге отменить судебные акты, которые вообще не определяли момент объективного банкротства должника.

Следующим важным моментом является наличие экономически обоснованного плана.

Что такое экономически обоснованный план и какова его роль в защите от субсидиарной ответственности?

Здесь мы снова обратимся к ППВС №53 в п.9 которого находим следующее:

Обязанность руководителя по обращению в суд с заявлением о банкротстве возникает в момент, когда добросовестный и разумный руководитель, находящийся в сходных обстоятельствах, в рамках стандартной управленческой практики, учитывая масштаб деятельности должника, должен был объективно определить наличие одного из обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 9 Закона о банкротстве.

Если руководитель должника докажет, что само по себе возникновение признаков неплатежеспособности, обстоятельств, названных в абзацах пятом, седьмом пункта 1 статьи 9 Закона о банкротстве, не свидетельствовало об объективном банкротстве, и он, несмотря на временные финансовые затруднения, добросовестно рассчитывал на их преодоление в разумный срок, приложил необходимые усилия для достижения такого результата, выполняя экономически обоснованный план, такой руководитель может быть освобожден от субсидиарной ответственности на тот период, пока выполнение его плана являлось разумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах.

Как мы видим, в данном разъяснении имеется такое понятие, как экономически обоснованный план. 

Здесь уместно вспомнить и о нескольких позициях КС РФ касательно рассматриваемой темы.

Так, в постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 18.07.2003 N 14-П говорится, что даже формальное превышение размера кредиторской задолженности над размером активов, отраженное в бухгалтерском балансе должника, не является свидетельством невозможности исполнить свои обязательства. Такое превышение не может рассматриваться как единственный критерий, характеризующий финансовое состояние должника, а приобретение отрицательных значений не является основанием для немедленного обращения в арбитражный суд с заявлением должника о банкротстве.

Кроме того, в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 05.03.2019 N 14-П «По делу о проверке конституционности статьи 15, пункта 1 статьи 200 и статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, подпункта 14 пункта 1 статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации, абзаца второго пункта 1 статьи 9, пункта 1 статьи 10 и пункта 3 статьи 59 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“ в связи с жалобой гражданина В.А. Нужина» указано, что сам по себе факт замещения должности руководителя организации-должника не может расцениваться как безусловно подтверждающий противоправность и виновность поведения соответствующего лица.

В частности, неподача руководителем должника заявления о банкротстве возглавляемой им организации может быть обусловлена конкретными обстоятельствами ее деятельности. То, что вся ответственность за неподачу заявления должника не может в любом случае возлагаться исключительно на его руководителя, фактически признал и законодатель, дополнив Федеральным законом от 29.07.2017 N 266-ФЗ статью 9 Закона о банкротстве пунктом 3.1 об обязанности иных контролирующих должника лиц подать заявление о признании его банкротом в случае, если такое заявление не было подано руководителем должника.

Вспомним, что субсидиарная ответственность имеет деликтный характер и поведение директора можно назвать порочным лишь тогда, когда оно не соответствует критериям, определенным корпоративным правом. Директора можно привлечь к субсидиарке только за недобросовестное и виновное поведение. Если объективно, даже при наличии долгов организации, у директора имелись разумные основания полагать, что реализуя экономически обоснованный план, долги могут быть погашены.

Это вовсе не значит, что такой план действительно выведет должника из кризиса. Достаточно, если этот план имел определенную вероятность его осуществления и выхода из кризиса.

Для защиты директора и доказательства того, что он действовал согласно стандартам поведения разумного и добросовестного директора стоит прибегать к помощи разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

Важное значение здесь имеет характер деятельности должника. Так, например, для управляющих компаний и ТСЖ, как правило, задержки в оплате ресурсоснабжающим организациям являются обычным явлением. И, даже если возникают такие долги, то данные организации взыскивают задолженность с жителей и нет никакой необходимости при наличии таких долгов торопиться бежать в суд с заявлением, так как руководители этих организаций имеют вполне разумные ожидания получения средств для погашения долгов.

Равным образом, например, если деятельность организации зависит от сезонов, то наличие долгов, которые могут быть погашены с наступлением сезона реализации продукции также не является основанием возникновения обязанности директора по обращению в суд (Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.11.2020 N Ф01-14372/2020 по делу N А17-7195/2014).

Обязанность предоставления суду доказательств того, что директор имел все основания рассчитывать на преодоление финансового кризиса, лежит на директоре и если таковые имеются, то есть шанс защититься от СО по основанию неподачи заявления.

Автор публикации

Адвокат Изосимов Станислав Всеволодович
Санкт-Петербург, Россия
Арбитраж: договорное право, корпоративное право, защита права собственности. Банкротство: споры по включению требований в реестр, защита от субсидиарной ответственности, оспаривание сделок и другое.

Да 25 25

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Морохин Иван, Изосимов Станислав, Болонкин Андрей, Рисевец Алёна, Ильичев Владимир

Да 25 25

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Значение объективного банкротства и экономически обоснованного плана для субсидиарной ответственности. Когда директор должен обратиться с заявлением о банкротстве?» 4 звезд из 5 на основе 25 оценок.
Адвокат Костюшев Владимир Юрьевич
Москва, Россия
+7 (903) 273-9292
Персональная консультация
Уникальная защита по уголовным делам различных категорий на основе большого опыта работы. Представление интересов по гражданским и административным делам, дорожно-транспортных происшествиях.
https://user58814.pravorub.ru/
Адвокат Морохин Иван Николаевич
Кемерово, Россия
+7 (923) 538-8302
Персональная консультация
Сложные гражданские, уголовные и административные дела экономической направленности.
Дорого, но качественно. Все встречи и консультации, в т.ч. дистанционные только по предварительной записи.
https://morokhin.pravorub.ru/
Эксперт Лизоркин Егор Владимирович
Пятигорск, Россия
+7 (960) 228-1228
Персональная консультация
Независимый эксперт по наркотикам. Рецензирование экспертизы наркотиков. Помощь адвокатам в оспаривании экспертиз наркотических средств. Выезд в суд любого региона страны.
https://lizorkin.pravorub.ru/
Адвокат Фищук Александр Алексеевич
Москва, Россия
+7 (932) 000-0911
Персональная консультация
Квалифицированная юридическая помощь и защита. Сильный коллектив единомышленников. Адвокаты, специализированные юристы, арбитражный управляющий. Очно, дистанционно. Все регионы России и за рубежом
https://fishchuk.pravorub.ru/

Похожие публикации