На написание данной статьи меня подвигла статья нашего многоуважаемого коллеги и моего соратника в защите Николаева А.Ю., которая опубликована здесь.

Что бы поглубже разобраться с поднятыми в той статье вопросами, я по своему обычаю, стал вспоминать прежний опыт (со стороны обвинения) и настоящий (со стороны защиты интересов, как работодателей,  так и работников в различных сферах права).

Все эти размышления в конечном счете привели к обычной аналитике судебной практики.

Её общие результаты я счел весьма интересными и нужными для нашей работы, чем и решил поделиться в приложении к настоящей статье.

При этом отмечу, что случаи, связанные с ущербом, который работник нанес недостачей или в результате ДТП, здесь не описаны,  поскольку они весьма своеобразны и интересны,  а значит будут описаны в другой публикации.

Итак, вернемся к фабуле вышеназванного дела.

Следствием обвиняемому вменялось хищение (ч.4 ст. 159 УК РФ).

Уже в ходе судебного разбирательства гособвинитель переквалифицировал обвинение с ч.4 ст. 159 УК РФ на п.п. «б» ч.2 ст. 165 УК РФ, результат чего мне пришлось увидеть, так сказать, воотчию.

Суд установил, что подсудимый Н, являясь работником потерпевшего (завода), причинил последнему ущерб вследствие ненадлежащего исполнения своих обязанностей — в нарушение Правил коммерческой политики завода, при продаже продукции завода.

При этом суд первой инстанции в приговоре как бы вскользь указал, что ущерб по данной статье причиняется, «как правило» (такого я ранее не видел) в виде упущенной выгоды.

Однако, по определению конкретного вида причиненного ущерба в приговоре более ничего сказано не было.

Вместе с тем, суд указал, что причиненный работодателю его работником Н ущерб в виде разницы между реально полученными заводом денежными средствами от продажи Н его продукции с оптовой скидкой в 45% и суммой денежных средств, которые получил Н, а мог бы получить завод в случае продажи продукции завода с меньшей розничной скидкой в 15%.

Данные обстоятельства, по моему мнению, указывают в пользу квалификации ущерба в виде упущенной выгоды.

Между тем, суд не указав в приговоре ни одной статьи Гражданского, Трудового и т.п. права, взыскал с работника указанный ущерб в полном объеме. В гражданском и арбитражном процессах в аналогичных случаях обычно говорят, примерно так:  вывод суда о полном удовлетворении иска по взысканию ущерба либо решение суда не основан(о) на законе».

Из разъяснений, данных в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.11.2006 г. N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» следует, что работник может быть привлечен к материальной ответственности в полном размере на основании п. 5 ч.1 ст. 243 ТК РФ, если ущерб причинен в результате преступных действий, установленных вступившим в законную силу приговором суда.

Из анализа действующего законодательства, регулирующего правоотношения потерпевшего и Н, следует, что материальная ответственность может быть применена к работнику при наличии одновременно четырех условий: противоправности поведения работника; вины работника в причинении ущерба; причинной связи между противоправным поведением работника (действиями или бездействием) и наступившим ущербом, а также при наличии прямого действительного ущерба, который в нашем случае отсутствует.

Так, условия наступления материальной ответственности стороны трудового договора установлены статьей 233 Трудового кодекса Российской Федерации (ТК РФ). В соответствии с этой нормой материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено данным Кодексом или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба.

Главой 39 ТК РФ «Материальная ответственность работника» определены условия и порядок возложения на работника, причинившего работодателю имущественный ущерб, материальной ответственности, в том числе и пределы такой ответственности.

Согласно части 1 ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Прямого действительного ущерба в нашем случае не установлено и фактически не могло быть причинено, поскольку реальное уменьшение наличного имущества завода или ухудшение его состояния в ходе рассмотрения дела не установлено, необходимость завода производить затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление его имущества отсутствует в связи с не выявлением факта хищения, при этомущерб, причиненный работником третьим лицам  отсутствует,  т.к. Н ущерба таковым не причинял (часть 2 ст. 238 ТК РФ).

В соответствии со ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в том числе в следующем случае: причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда (п.5).

Однако, каковы пределы ответственности работника в этом случае — при наличии ущерба работодателя в виде упущенной выгоды?

К описанным правоотношениям между потерпевшим работодателем и его работником Н нормы Гражданского кодекса Российской Федерации ГК РФ) в части определения размера убытков (статьи 15 и 1064) применению не подлежат, поскольку в силу ст. 5 ТК РФ регулирование трудовых отношений и иных непосредственно связанных с ними отношений в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами осуществляется трудовым законодательством (включая законодательство об охране труда), состоящим из ТК РФ, иных федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации, содержащих нормы трудового права, а также иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права.

Нормы ГК РФ не регулируют трудовые правоотношения. Гражданское же законодательство определяет правовое положение участников гражданского оборота, основания возникновения и порядок осуществления права собственности и других вещных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальных прав), регулирует отношения, связанные с участием в корпоративных организациях или с управлением ими (корпоративные отношения), договорные и иные обязательства, а также другие имущественные и личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников (п. 1 ст. 2 ГК РФ).

Таким образом, я пришел к выводу, что возможные ссылки потерпевшего и/или обвинения о применении судом при разрешении спора статей 15, 1064, 1082 ГК РФ о возмещении ущерба в полном объеме подлежат отклонению, как основанные на ошибочном понимании сути возникших спорных правоотношений и неправильном толковании действующего законодательства.

Производя глубокое бурение судебной практики, я нашел аналогичное свежее апелляционное определение ВС РТ от 01.04.2019 года по делу № 33-5852/2019 (из которого, кстати, взята некоторая, красиво описанная часть мотивировки моей позиции в статье).

В любом случае при изложенных обстоятельствах гражданский иск о взыскании упущенной выгоды с работника (даже несмотря на то, что он заявлен в уголовном деле) удовлетворению не подлежит.

Резюмируя сказанное, мне кажется, что описанным нашла подтверждение моя первоначально кажущаяся нереальной мысль: нет удовлетворения гражданского иска – нет ущерба,  а в сухом остатке возможен оправдательный приговор.

Подискутируем, дамы и господа?

Документы

1.обзор для статьи17.6 KB

Все документы в данном разделе доступны только профессиональным участникам портала, имеющим PRO-аккаунт.

Для доступа к документам необходимо авторизоваться

Автор публикации

Адвокат Шелестюков Роман Николаевич
Москва, Россия
Адвокат для семьи и\или бизнеса. Юридические консультации (в т.ч. онлайн) для Вас и Вашей семьи, реальная защита интересов ее членов, их бизнеса. Абонемент семье. +7(926)0181444. www.shelestyukov.com

Да 22 22

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Участники дискуссии: Шелестюков Роман, Николаев Андрей, Изосимов Станислав, Гурьев Вадим, Ширшов Игорь
  • 12 Июня, 21:11 #

    Уважаемый Роман Николаевич, когда, например, работник причиняет ущерб совершением хищения, то это не причинение ущерба при исполнении трудовых обязанностей, так как хи щение таковым не является. Например, работник выносит с завода продукцию. Это не ущерб, связанный с выполнением трудовых обязанностей. Поэтому само по себе совершение каких-либо действий работником не всегда означает, что они являются исполнением трудовых обязанностей. И я однажды сказал судье, который в случае кражи с предприятия руды, применил годичный сок исковой давности по ТК РФ, что кража не является исполнением трудовых обязанностей. Данное решение апелляция отменила именно по этим доводам, так как когда работник ворует у работодателя и это установлено, то здесь обычный деликт и применяется срок исковой давности по ГК РФ. Совершенно иное дело, когда работник, например, управляя транспортным средством в интересах работодателя, т.е. в рамках трудовых обязанностей, причиняет вред имуществу работодателя по неосторожности. Здесь он исполнял трудовые обязанности, причинив ущерб работодателю и применяются нормы ТК РФ. А в умышленных преступлениях, например, против собственности работодателя, никаких трудовых отношений во время их совершения нет. Здесь нет разницы совершило ли преступление стороннее лицо или работник.

    +3
    • 12 Июня, 21:39 #

      Уважаемый Станислав Всеволодович, спасибо за внимание к публикации:).
      Заслуженно отношусь к Вам, как к состоявшемуся профессионалу(handshake)
      Однако, внимательно читайте начало статьи, где было сказано следующее:
      При этом отмечу, что случаи, связанные с ущербом, который работник нанес недостачей или в результате ДТП, здесь не описаны, поскольку они весьма своеобразны и интересны, а значит будут описаны в другой публикации.Далее, в статье сказано, что гособвинитель переквалифицировал действия работника с хищения (ст. 159 УК РФ) на причинение ущерба (ст. 165 УК РФ).
      Для Вас и подобных коллег, к сожалению, часто «читающих по диагонали» подчеркну, СУД УСТАНОВИЛ, ЧТО ХИЩЕНИЯ НЕ БЫЛО!
      Уточню, что бы стало понятнее: работник продавал продукцию и именно  это входило в его трудовые обязанности,  просто он продавал её не тем лицам,  которым положена была оптовая скидка,  т.е. с нарушением коммерческой политики завода.
      В переводе на общеупотребительный русский язык, Н осуществлял свои трудовые обязанности, но ненадлежащим образом, вследствии чего и был причинен ущерб его работодателю.
      P.S. Для начала полноценной дискуссии рекомендую внимательно ознакомиться с названным в конце статьи определением Верховного суда Республики Татарстан.

      +4
      • 13 Июня, 00:07 #

        Уважаемый Роман Николаевич, сложно комментировать парадоксальность выводов суда, поскольку его же мотивировка говорит об отсутствии преступления как такового.
        И очень даже правильно, что Андрей Юрьевич продолжает оспаривать бессовестный по своей сути приговор, перспективы-то есть.
        Тогда я еще говорил о нарушении норм материального права.

        +5
        • 13 Июня, 15:26 #

          Уважаемый Вадим Иванович, спасибо за внимание к этой действительно интереснейшей теме.(handshake)
          ↓ Читать полностью ↓
          Замечу, что в Казанском деле было хищение и гражданский иск о реальном ущербе (определенном исходя из первоначальной-закупочной цены) был удовлетворен в рамках уголовного дела.
          Уже после этого потерпевшая в рамках нового гражданского иска заявила о взыскании упущенной выгоды, которую она не получила из-за того, что не продала похищенный Товар с учетом своей торговой надбавки.
          По моему мнению, в Казанском определении высказана очень здравая мысль, которая к тому же и была воспринята при судебном разбирательстве первоначального уголовного дела, что привело к переквалификации обвинения.
          Касается она определения существа, так сказать, природы торговой надбавки (аналоги скидки, бонусы и т.д. и т.п.: своим-чужим, оптовые-розничные наценки и прочее).
          В Казанском деле оно прозвучало буквально так:
          Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что не подлежит взысканию материальный вред в размере установленной в магазинах истца розничной стоимости похищенных ювелирных изделий, то есть с учетом торговой надбавки (упущенной выгоды).
          В «нашем деле» меня заинтриговал другой аспект, а заключается интрига в следующем.
          Если упущенную выгоду (% наценки) нельзя похитить, то будет причинение ущерба в виде упущенной выгоды.
          Если с работника  не подлежит взысканию причиненный им (из-за его ненадлежащего выполнения трудовых обязанностей) ущерб в виде упущенной выгоды, то в удовлетворении иска должно быть отказано.
          Получается парадокс: Ущерб есть, следовательно, и состав 165 УК — есть  обвинительный приговор. Однако, гражданский иск удовлетворению не подлежит.
          Разве такое возможно? 
          Об этом я и написал в анонсе к статье;)
          Ранее я думал, что невозможно,  а здесь получается, что возможно!
          В любом случае, это (Y) компромиссный вариант для защиты;) и обвинения:),  а также выход для суда8), не терпящего оправдательных приговоров — судимость с условным наказанием и отказ в гражданском иске!(hi) 
          Одна мысль гложет меня,  как нормального интелигента: не ошибаюсь ли я в чём?

          +3
      • 14 Июня, 15:41 #

        Уважаемый Роман Николаевич, но я не согласен с апелляционным определением ВС РТ. В случае совершения преступления (п.п. 5 ст. 143 ТК РФ) или умышленного причинения ущерба (п.п. 3 ст. 143 ТК РФ) он возмещается в полном объеме. Если работник совершает умышленные действия, направленные на ущерб работодателю, то нормы ТК РФ, направленные на защиту работника от взыскания в том числе упущенной выгоды не применяются. Это я говорю про растрату (ст. 160 УК РФ), о чем шла речь в приведенном Вами определении.
        Относительно ст. 165 УК РФ. Сейчас не буду вдаваться в законность и обоснованность приговора, так как не знаком с материалами дела, но если он вступает в законную силу, то здесь п.п. 5 ст. 143 ТК РФ.

        0
        • 14 Июня, 16:47 #

          Уважаемый Станислав Всеволодович, так никто и не спорит с п.п.5 ст. 143 ТК РФ.
          Суть рассматриваемого спора в том, что возмещение ущерба в полном объеме по ГК и ТК различны. А коль скоро ущерб был причинен Н при осуществлении им трудовых обязанностей, то применяются специальные нормы — ТК,  а не ГК.
          А полный объем ущерба по ним различен.
          Следовательно, упущенная выгода с работника  взысканию не подлежит.

          Проводя аналогию с хищением  Вы наверное хотели сказать, что умысел на причинение ущерба не может входить в трудовые обязанности?
          Но хищение и причинение ущерба разные даже по природе умысла.
          Так, при ненадлежащем исполнении обязанностей Н умысел на ущерб не охватывался прямым умыслом,  а являлся лишь неизбежным побочным продуктом ненадлежащей работы. 
          Ваше же несогласие с судьями ВС РТ можно было бы понять, если бы вы привели судебный акт хотя бы подобного уровня, в котором с работника по уголовному делу была взыскана упущенная выгода, а так… несерьезно;)

          0
          • 14 Июня, 17:18 #

            Уважаемый Роман Николаевич, со ст. 165 УК РФ соглашусь, что здесь работник выполнял свои трудовые обязанности и применим ТК РФ, но относительно растраты или присвоения — нет, так как присвоение или растрата не являются исполнением трудовых обязанностей. Относительно ДТП скажу, что когда речь идет о  причинении вреда по неосторожности, тогда совсем другое дело.Я и не приведу актов, где с работника, исполняющего обязанности взыскивается упущенная выгода, так как ТК РФ такого не предусматривает. Вопрос в том, что считать исполнением трудовых обязанностей? /Я полагаю, что присвоение или растрата — не являются исполнением трудовых обязанностей. В случае же со ст. 165 УК РФ в Вашем примере работник исполнял трудовые обязанности, но ненадлежащим образом, а поэтому к нему применяются нормы ТК РФ и недопустимость взыскания упущенной выгоды.

            +1
            • 14 Июня, 19:57 #

              Уважаемый Станислав Всеволодович, да, хищение (растрата) и причинение ущерба это по существу разные составы, поэтому в хищении есть квалифицирующий признак: с использованием служебного положения. А в ущербе такой признак отсутствует, здесь возможно выполнение обязанностей с причинением ущерба,  косвенный умысел и т.д. Соответственно,  возможны трудовые отношения со всеми вытекающими. 
              В моей разнообразной практике особенно остро чувствуются границы отраслей (здесь эту границу между гражданским и трудовым правом к контексте с уголовным я и определил), а хождение по лезвию приобретает свой особый,  я бы сказал, сокральный смысл.
              Общение же с коллегами позволяет ощутить все его грани. За что я и люблю Праворуб(handshake)

              +1
          • 14 Июня, 23:16 #

            Уважаемый Роман Николаевич,
            Ваше же несогласие с судьями ВС РТ можно было бы понять, если бы вы привели судебный акт хотя бы подобного уровня, в котором с работника по уголовному делу была взыскана упущенная выгода, а так… несерьезно;)Есть например такая судебная практика:
            Совершение преступления путем злоупотребления доверия нашло свое подтверждение, так как Кобзарь И.Л., являясь работником фитнес клуба, пользуясь доверием ИП Р.., не имея полномочий, принимал от клиентов фитнесс-центра денежные средства, а имея доступ к компьютерной программе, вносил в программу изменения, позволяющие клиентам пользоваться услугами без внесения оплаты в кассу предприятия.
            ...
            Общая сумма причиненного действиями Кобзаря И.Л. ущерба в виде упущенной выгоды определяется из суммы неполученных доходов от продажи абонементов перечисленным клиентам, 
            ...
            На основании изложенного и руководствуясь ст. 389.15; п. 9 ч. 1 ст. 389.3.20, ст. 389.26, 389.28 УПК РФ, суд

            приговорил:
            ...
            Гражданский иск потерпевшего удовлетворить частично,взыскать с Кобзаря И.Л. в пользу Р. в счет возмещения ущерба от преступления 329290 (триста двадцать девять тысяч двести девяносто) рублей.

            +1
            • 15 Июня, 13:49 #

              Уважаемый Игорь Михайлович, приговор конечно интересный, но:)
              во-первых, районного судьи Ш., который  к тому же, во-вторых,  и это главное, не приводил мотивировки по указанному в статье обстоятельству (в нашем случае — причинения ущерба в ввиду ненадлежащего выполнения трудовых обязанностей  в виде продажи продукции лицам не имеющим право на оптовую скидку), т.к. этот довод (применение к отношениям сторон норм не ГК, а ТК РФ) в защиту обвиняемого не приводился;) Так, что сей акт не конкурент!

              +1
              • 15 Июня, 14:10 #

                Уважаемый Роман Николаевич,
                если бы вы привели судебный акт хотя бы подобного уровня, в которомс работника по уголовному делу была взыскана упущенная выгода,Во-первых, оба судебных акта — это апелляционные определение и приговор, то есть по моему мнению  подобного уровня.
                Во-вторых, с работника по уголовному делу таки была взыскана упущенная выгода.
                Так, что сей акт не конкурент!Я  не имел намерения мериться судебными актами конкурировать с Вами. Просто привел ссылку на  интересную судебную практику.(handshake)

                +2
                • 15 Июня, 17:50 #

                  Уважаемый Игорь Михайлович, я это оценил, спасибо(handshake) 
                  Сравнивать апелляцию после мировушки в лице одного районного судьи с колллегией ВС по сути не корректно:).
                  Спорить же (на дискуссию), а не конкурировать или меряться актами, я специально в конце статьи всех приглашал, поэтому за Ваш отзыв выражаю отдельную признательность(bow).
                  P.S. Вам то прилагаемый обзор понравился?

                  +1
                  • 15 Июня, 23:58 #

                    Уважаемый Роман Николаевич,
                    ↓ Читать полностью ↓
                    Сравнивать апелляцию после мировушки в лице одного районного судьи с колллегией ВС по сути не корректноНу почему же некорректно. А то мы не знаем, как рассматриваются дела судебными коллегиями в ВС субъектов и даже в ВС РФ(giggle) Есть ещё в районных судах судьи, которые рассматривают дела и отписывают судебные акты лучше, чем многие судебные коллегии. Это мое личное мнение.

                    По поводу обзора. Ситуации разные бывают. В некоторых ситуациях (и таких большинство) с работника взыскивать упущенную выгоду необоснованно.
                    Но есть у этой медали и другая сторона.
                    Производя глубокое бурение судебной практики, я нашел аналогичное свежее апелляционное определение ВС РТ от 01.04.2019 года по делу № 33-5852/2019 (из которого, кстати, взята некоторая, красиво описанная часть мотивировки моей позиции в статье).В приведенном Вами примере ВС РТ отказал работодателю во взыскании с работника рыночной стоимости похищенных им золотых украшений. А разница между их учетной стоимостью и рыночной стоимостью составляла разы. В этом случае я все-таки не соглашусь с позицией ВС РТ. Мне ближе позиция Мосгорсуда, изложенная в апелляционное определение  от 16.12.2013 по делу N 11-37803 :
                    Приговором Пресненского районного суда г. Москвы от 26 марта 2013 года И. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 160 УК РФ, ей назначено условное наказание в виде лишения свободы сроком на три года с испытательным сроком три года. Приговором установлено, что И., имея умысел на хищение ювелирных изделий, находившихся на остатке и нереализованных в ходе продаж, а также свободный доступ ко всем товарно-материальным ценностям, в период с 01 июня по 19 августа 2011 года похитила путем присвоения с использованием своего служебного положения из магазина ООО «АДАМАС-Ювелирторг» по месту работы ювелирные изделия.
                    Разрешая спор и частично удовлетворяя требования истца, суд исходил из обязанности работника возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб в размере учетной стоимости похищенного имущества, определенном приговором суда.
                    Отказывая в остальной части иска, суд указал, что не имеется оснований для взыскания с ответчика стоимости ювелирных изделий исходя из розничных цен, поскольку для истца данная сумма является упущенной выгодой, а не прямым действительным ущербом.
                    С такими выводами суда первой инстанции согласиться нельзя.
                    Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.
                    Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.
                    В соответствии со ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда.
                    ст. 246 ТК РФ предусмотрено, что размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.
                    По смыслу указанных положений хищение работником ювелирных изделий является прямым действительным ущербом истца, поскольку в силу ст. 238 ТК РФ влечет за собой необходимость для работодателя произвести затраты на приобретение такого имущества.
                    Размер же такого ущерба в силу прямого указания ст. 246 ТК РФ должен определяться исходя из рыночной стоимости имущества.
                    В обоснование исковых требований истец указывал на причинение ответчиком ущерба работодателю в размере *** руб., который определялся им исходя из розничной стоимости имущества, в подтверждение чего представил доказательства, тогда как ответчик, не соглашаясь с заявленным истцом размером причиненного ущерба, в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представил доказательств иной стоимости похищенных ювелирных изделий, а, следовательно, и размера причиненного ущерба.
                    Стоимость имущества в размере *** руб., указанная в приговоре суда, определена в целях квалификации действий И. и не является рыночной ценой имущества, тогда как размер ущерба, причиненного работодателю, должен определяться в целях его возмещения именно исходя из рыночных цен.
                    В этой связи у суда не имелось оснований для отказа в удовлетворении требования о возмещении ущерба исходя из розничной стоимости имущества.
                    Таким образом, суд неправильно применил положения ст. ст. 238, 246 ТК РФ и неверно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, поэтому решение суда подлежит отмене, с принятием нового решения, которым исковые требования удовлетворить в полном объеме, взыскать с И. в пользу ООО «АДАМАС-Ювелирторг» сумму причиненного ущерба в размере *** рублей.

                    0
                    • 16 Июня, 13:05 #

                      Уважаемый Игорь Михайлович, 
                      Есть ещё в районных судах судьи, которые рассматривают дела и отписывают судебные акты лучше, чем многие судебные коллегии. Это мое личное мнение.
                      С этим соглашусь,  бывает,
                      Но априори коллегия из 3 судей суда субъекта,  являющихся для того же судьи районного суда вышестоящей инстанцией,  все же с самим районным судьей (являющимся для мирового аппелляцией) несравнимы. Это мое мнение.
                      Очень признателен вам за продолжение дискуссии(Y) 
                      Между тем, вы привели пример с ХИЩЕНИЕМ (где правильно определяется прямой действительный ущерб исходя из рыночной стоимости похищенного),  а у нас причинение ущерба без признаков хищения. Ущерб в виде упущенной выгоды  определен, как разница между оптовой и розничной скидками. 
                      Разница в том, что нет прямого действительного ущерба. Обоснование путем исключения еще раз посмотрите в тексте статьи.
                      Кстати, обзор практики при недостаче (хищении, присвоении и т.д.) я еще не публиковал.

                      +1
                      • 16 Июня, 13:45 #

                        Уважаемый Роман Николаевич,
                        Между тем, вы привели пример с ХИЩЕНИЕМ (где правильно определяется прямой действительный ущерб исходя из рыночной стоимости похищенного), а у нас причинение ущерба без признаков хищения.Справедливости ради хочу отметить, что упомянутое Вами в тексте статьи апелляционное определение ВС РТ от 01.04.2019 года по делу № 33-5852/2019 "(из которого, кстати, взята некоторая, красиво описанная часть мотивировки Вашей позиции в статье)" — это тоже пример с хищением.
                        По ущербу в виде упущенной выгоды определенному, как разница между необоснованно предоставленной оптовой и розничной скидками думаю, что если виновное лицо (работник) действовало умышленно  с целью присвоить себе разницу (или ее часть) между оптовой и розничной скидкой, то это  близко к хищению денежных средств работодателя и в этом случае, по моему мнению, также возможно взыскание упущенной выгоды, как реального ущерба. 

                        0
                        • 16 Июня, 14:09 #

                          Уважаемый Игорь Михайлович, скажем так, с последним не согласны не только я, но и прокурор, переквалифицировавший обвинение, и суд, согласившийся с таким подходом, да и наш коллега Николаев А.Ю. Так, что близко — не точно:)
                          Справедливости ради и я обращаю ваше внимание на то, что Казанским приговором взыскан прямой действительный ущерб по хищению,  а уже после этого потерпевшая пыталась взыскать ещё и упущеную выгоду (УП), с чем судебная коллегия не согласилась, правомерно применив положения ТК РФ, запрещающие взыскания УП.
                          Спасибо за внимание к публикации(handshake)

                          +1
                      • 16 Июня, 14:14 #

                        Уважаемый Роман Николаевич, вот наглядный пример со скидкой, которая в итоге оказалась недостачей.

                        +1
  • 13 Июня, 18:38 #

    Уважаемый Роман Николаевич, ну, во-первых, не… гособвинитель переквалифицировал обвинение с ч.4 ст. 159 УК РФ на п.п. «б» ч.2 ст. 165 УК РФ, а суд, хотя, формально, и по ходатайству гособвинителя, а почему оно было заявлено, ты прекрасно знаешь:) Не обращайте внимания — с уважаемым Романом Николаевичем мы уже давно на «ты»:)
    Во-вторых, приговор, постановленный на основании «внутреннего убеждения» судьи, без каких-либо ссылок на закон, вообще не может являться предметом дискуссии; ну, в самом деле — если удовлетворяется гражданский иск в уголовном процессе, при том, что отсутствует ссылка на закон, на основании которого он удовлетворяется — о чем тут спорить?:) Об этом вполне понятно сказано в п.38 ППВС РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре».

    +3

Да 22 22

Ваши голоса очень важны и позволяют выявлять действительно полезные материалы, интересные широкому кругу профессионалов. При этом бесполезные или откровенно рекламные тексты будут скрываться от посетителей и поисковых систем (Яндекс, Google и т.п.).

Для комментирования необходимо Авторизоваться или Зарегистрироваться

Ваши персональные заметки к публикации (видны только вам)

Рейтинг публикации: «Пределы ответственности работника (стык уголовного, гражданского и трудового права)» 4 звезд из 5 на основе 22 оценок.

Похожие публикации

Продвигаемые публикации